Главная
страница 1
Материалы XIV Международной конференции молодых ученых «Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии». Пермь, 2011
УДК 15

поиск ощущений личности и привлекательность сцен насилия в кинофильмах


Зубакин Максим Владимирович

Пермский государственный национальный исследовательский университет,

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15;

E-mail: maxzubakinpsy@rambler.ru


Исследование посвящено изучению взаимосвязи поиска ощущений личности и привлекательности сцен насилия в кинофильмах с разным уровнем содержания сцен насилия для зрителей. Была обнаружена взаимосвязь показателей поиска ощущений личности и привлекательностью сцен насилия после кинофильмов со средним и высоким содержанием сцен насилия. В терминах дисперсионного анализа было обнаружено различие между привлекательностью сцен насилия после кинофильмов с множеством сцен насилия и привлекательностью сцен насилия после кинофильмов со средним и низким уровнем содержания насилия. Также было обнаружено, что в терминах дисперсионного анализа поиск ощущений личности взаимодействует с уровнем сцен насилия кинофильма и оказывают совместное влияние на привлекательность сцен насилия после кинофильмов с высоким и низким содержанием сцен насилия.

Теоретические и эмпирические предпосылки исследования

Идея о поиске ощущений возникла в контексте исследований сенсорной депривации, связанной с пониженным уровнем бодрствования, локализованным ниже и вне оптимального уровня бодрствования (ОУБ). При сенсорной депривации поиск ощущений направлен на восстановление ОУБ (Zuckerman, 1969)[6]. В дальнейшем исследовательский интерес сместился на соотношение оптимального уровня стимулирования (ОУС) и ОУБ как основу поиска ощущений (Zuckerman et al., 1972; Zuckerman & Link, 1968)[6]. Была обнаружена связь между поиском ощущений и широким кругом предпочтений от новых и сложных фигур до переживаний, связанных с сексом, курением, употреблением наркотиков, готовностью к необычным экспериментам, склонностью к риску (Zuckerman, Eysenck, & Eysenck, 1978; Trocki, Drabble, & Midanik, 2009)[4,5].

Теоретические представления о поиске ощущений, с лежащими в основе ОУС и ОУБ несколько раз подвергались модификациям (Zuckerman 1979, 1984). В итоге концепция о природе поиска ощущений привела к построению биосоциально–биохимической модели (Zuckerman, 1995, 2007)[6]. В этой концепции высокий уровень поиска ощущений является результатом взаимодействий трех систем: (а) выраженного наступления (сближения), (б) слабого торможения, (в) возбуждения (бодрствования). Основой этих систем служат нейротрансмиттеры: допамин, позитивно связанный со сближением, серотонин – с торможением, норадреналин – с системой бодрствования. Zuckerman (2007) указывал, что поиск ощущений определяется не базальными уровнями допамина, серотонина, норадреналина у индивида, а их реактивности в ответ на действие стимулов из окружающей среды [6].

Психологический конструкт поиска ощущений определяется как черта личности, которая выражается в поиске вариативных, новых, сложных и интенсивных ощущений и переживаний, готовностью к физическим, социальным, правовым и финансовым рискам ради таких ощущений и переживаний (Zuckerman, 1994)[6].

Первоначально поиск ощущений рассматривался как генеральный фактор, производный от разнообразных признаков, выражающих позитивную реакцию или желание стимулирующих, возбуждающих, новых, связанных с риском ощущений и переживаний. Цукерманом была разработана соответствующая шкала поиска ощущений (Zuckerman & Haber, 1965; Zuckerman et al., 1964)[6]. Позднее, Farley (1967), Zuckerman and Link (1968), Zuckerman (1971) предположили, что поиск ощущений может состоять из нескольких измерений, а при факторном анализе может выделяться не один, а несколько факторов [5]. Была разработана новая шкала, и Zuckerman (1971) показал, что она распадается на 4 фактора. Исследования Zuckerman, Eysenck, & Eysenck (1978) в кросс-культурном, возрастном, половом аспектах поддержали правомерность выделения 4-х факторов. Были выделены следующие измерения поиска ощущений [5].



Поиск впечатлений и приключений как готовность вовлекаться в физические виды активности, обеспечивающие необычные ощущения и переживания, связанные с опасностью, такие как езда на высокой скорости, автоспорт, альпинизм, затяжные прыжки с парашютом, дайвинг.

Поиск переживаний и нового опыта как готовность к поиску новых ощущений и переживаний через ощущения, возникающие при занятиях музыкой, искусством, путешествиями, в предпочтении неформального образа жизни и нахождении в среде молодежных или иных субкультур.

Растормаживание как готовность к поиску ощущений через других людей, гедонистический стиль жизни в таких формах, как необузданные вечеринки, выпивка, употребление наркотических веществ, варьирование сексуальных партнеров ради социального и сексуального растормаживания.

Подверженность скуке как отвращение к любой монотонности, рутинным действиям, однообразным повторам, шаблонам, заведенному порядку и жестким регламентам. Также выражается в антипатии к людям, наводящим скуку, тем, кто не вызывает эмоционального отклика и не интересен, даже если надежен.

Харрис (2003) указывает на положительную корреляцию стремления к новизне и поиска острых ощущений с пристрастием зрителей смотреть сцены с насилием. Однако он же указывает о том, что эта связь не прочна, а люди с высокими стремлениями к новизне и поиском острых впечатлений в целом реже других смотрят телевизор [2]. В исследованиях Conway & Rubin (1991), Krcmar & Greene (1999), Greene & Krcmar (2005), Hoffner & Levine (2005), Slater (2003) было обнаружено, что поиск ощущений может выступать как предиктор медиа-предпочтений зрителей и привлекательностью проведения времени перед телевизором и другими СМИ [7,8]. Исследования Greene & Krcmar (2005) обнаружили взаимосвязь поиска ощущений и предпочтения зрителями сцен насилия [7]. Krcmar & Greene (1999) обнаружили взаимосвязь поиска ощущений и предпочтений телепрограмм с контактными видами спорта (типа бокса и боев без правил), Hoffner & Levine (2005) обнаружили взаимосвязь поиска ощущений с предпочтениями фильмов ужасов, а Slater (2003) обнаружил взаимосвязь поиска ощущений с выбором медиа-контента в интернет, содержащего насилие [7,8].

Banerjee, Greene, Krcmar, Bagdasarov & Ruginyte (2008) обнаружили, что поиск ощущений взаимосвязан в предпочтением фильмов, вызывающих возбуждение [7]. Исследование Banerjee, Greene, Krcmar, & Bagdasarov (2009) обнаружило, что поиск ощущений также взаимосвязан с предпочтением шоу с вербальной агрессией, «ситкомов» (короткометражных ситуативных комедийных сериалов), программ с политической сатирой [8].

В данном исследовании было поставлено три исследовательских вопроса. Во-первых, действительно ли показатели поиска ощущений личности связаны с привлекательностью сцен насилия в кинофильмах. Во-вторых, существуют ли различия в терминах дисперсионного анализа между привлекательностью сцен насилия для зрителей после кинофильмов содержащих разный уровень сцен насилия. В-третьих, взаимодействуют ли (в терминах дисперсионного анализа) выраженность поиска ощущений личности зрителей и уровень сцен насилия в кинофильме.



Метод

В исследовании приняли участие 113 студентов факультетов физики и истории Пермского государственного педагогического университета 60 юношей и 53 девушки в возрасте от 17 до 20 лет.

Для изучения поиска ощущений личности использовалась шкала поиска ощущений (Zuckerman, Eysenck, & Eysenck, 1978, перевод и адаптация Дорфман, Зубакин, 2005, не опубл.). Измерялись «поиск впечатлений и приключений», «поиск переживаний и нового опыта», «растормаживание» и «подверженность скуке», агрегированный показатель поиска ощущений личности.

Стимульным материалом для зрителей были кинофильмы, содержащие и не содержащие сцены насилия. Использовалась классификация кинофильмов, основанная на рейтингах MPАА1 и уровне содержания насилия (Тейлор, Пипло и Сирс, 2004; Bushman & Cantor, 2003)[1,3]. Фильмы категории «X» содержат множество сцен насилия (запрещены до 16 лет), использовались «Прирожденные убийцы» и «Техасская резня бензопилой». Фильмы категории «R» содержат сцены насилия (до 16 лет доступны в сопровождении взрослых), использовались «Бешенные псы», «Большой куш». Фильмы категории «G» обычно не содержат сцен насилия (без ограничений по возрасту), использовались «Трудности перевода» и «Отец невесты».

Фильмы 3 категорий – G, R и X – предлагались зрителям в смешанных по полу группах от 5 до 15 человек в случайном порядке. Для изучения привлекательности сцен насилия для зрителей использовалась шкала привлекательности кинофильмов (Зубакин, Дорфман, 2005 не опубл.). Измерялся агрегированный показатель привлекательности сцен насилия в кинофильме.

В исследовании использовался корреляционный и ex post facto дизайн. Для обнаружения взаимосвязей показателей поиска ощущений личности и привлекательности сцен насилия использовался корреляционный анализ (по Пирсону). Для изучения различий между агрегированными показателями привлекательности сцен насилия после кинофильмов разных категорий использовался дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями (внутригрупповой дизайн, фиксированные эффекты, регрессионный подход, тип III SS). В качестве зависимых переменных выступали агрегированные показатели привлекательности сцен насилия после кинофильмов категорий G, R и X. Для изучения взаимодействия поиска ощущений личности и уровня сцен насилия в кинофильме использовался дисперсионный анализ ANOVA/MANOVA (смешанный дизайн, фиксированные эффекты, тип III SS). Уровень сцен насилия кинофильма включался в анализ как внутригрупповой фактор с двумя уровнями: G (отсутствие сцен насилия), X (множество сцен насилия). Поиск ощущений личности включался в дисперсионный анализ как межгрупповой независимый фактор с двумя градациями значений – высокий и низкий. В качестве зависимых переменных выступали агрегированные показатели привлекательности сцен насилия после кинофильмов категорий G и X.



Результаты

Агрегированный показатель привлекательности сцен насилия кинофильма R положительно коррелировал с показателями поиск впечатлений и приключений (r = .29, p < .01), растормаживание (r = .25, p < .01) и агрегированным показателем поиска ощущений личности (r = .26, p < .01). Агрегированный показатель привлекательность сцен насилия кинофильма X положительно коррелировал с показателями поиск переживаний и нового опыта (r = .23, p < .05), растормаживание (r = .27, p < .01) и агрегированным показателем поиска ощущений личности (r = .26, p < .001).

Т.е. первая гипотеза исследования получила частичную эмпирическую поддержку. Только три показателя поиска ощущений личности из четырех, а именно поиск впечатлений и приключений, поиск переживаний и нового опыта и растормаживание обнаруживали взаимосвязь с привлекательностью сцен насилия в кинофильмах категорий R и X. Агрегированный показатель поиска ощущений также был связан с привлекательность сцен насилия после кинофильмов R и X. Полученные результаты соотносятся с данными Greene & Krcmar (2005) и Hoffner & Levine (2005).

Был обнаружен эффект уровня сцен насилия в кинофильме на агрегированные показатели привлекательности сцен насилия после кинофильмов G, R и X, F (2,224) = 14,154, p < .001. Post hoc сравнения (LSD тест) свидетельствовали о том, что агрегированный показатель привлекательности сцен насилия после кинофильма G был выше, чем после кинофильма X (p < .001), и агрегированный показатель привлекательности сцен насилия после кинофильма R также был выше, чем после кинофильма X (p < .001).

Т.е. вторая гипотеза также получила частичную эмпирическую поддержку. А именно, показатели привлекательности сцен насилия различались после кинофильмов G и X, а также после кинофильмов R и X. А привлекательность сцен насилия после кинофильмов G и R значимо не различались. Таким образом, было обнаружено, что только множество сцен насилия в фильмах ужасов или особенно жестоких кинофильмах снижают привлекательность сцен насилия для зрителей, не являющихся поклонниками этого жанра.

В терминах дисперсионного анализа ANOVA/MANOVA уровень сцен насилия кинофильмов G и X и выраженность поиска ощущений личности по агрегированным показателям привлекательности сцен насилия взаимодействовали, F(1,71) = 4,51, p < .05. Post Hoc сравнения (LSD тест) свидетельствовали о том, что при высоком уровне поиска ощущений агрегированные показатели привлекательности сцен насилия после кинофильма G и кинофильма X не различались. При низком уровне поиска ощущений агрегированный показатель привлекательности сцен насилия после кинофильма G был выше, чем после кинофильма X (p < .01). При высоком уровне поиска ощущений агрегированный показатель привлекательности сцен насилия после кинофильма G был выше, чем при низком поиске ощущений личности после кинофильма X (p < .001). При высоком уровне поиска ощущений агрегированный показатель привлекательности сцен насилия после кинофильма X был выше, чем при низком уровне поиска ощущений после кинофильма X (p < .001). Полученные результаты отображает рис. 1.



Рис. 1. Взаимодействия уровня сцен насилия кинофильмов G и X и уровня поиска ощущений личности

Т.е. третья гипотеза получила частичную эмпирическую поддержку, а именно, поиск ощущений личности и уровень сцен насилия кинофильма взаимодействуют и оказывают значимые эффекты на привлекательность сцен насилия только в крайней выраженности: высокий и низкий уровень поиска ощущений, кинофильм без сцен насилия и кинофильм с множеством сцен насилия. Полученные результаты соотносятся с данными Conway & Rubin (1991), Krcmar & Greene (1999), Greene & Krcmar (2005), Hoffner & Levine (2005), Slater (2003). Высокая выраженность поиска ощущений личности может предопределять совместно с уровнем сцен насилия кинофильма привлекательность насилия в кино для зрителя.

Список литературы


  1. Тейлор Ш., Пипло Л., Сирс Д. Агрессия. //Социальная психология. 10-е международное издание. М.: Питер, 2004. С. 583 — 643.

  2. Харрис Р. Насилие: так ли уж безобидны эти драки на экране. // Психология массовых коммуникаций. СПб: Прайм-Еврознак, 2003. С. 299-331.

  3. Bushman B.J., Cantor J. Media Ratings for Violence and Sex: Implications for Policymakers and Parents // American Psychologist, February, 2003, Vol. 58, № 2. – P. 130–141.

  4. Trocki, K. F., Drabble, L. A., & Midanik, L. T. Tobacco, marijuana, and sensation seeking: Comparisons across gay, lesbian, bisexual, and heterosexual groups. Psychology of Addictive Behaviors, 2009, 23(4), P. 620–631.

  5. Zuckerman, M., Eysenck, S., & Eysenck, H. J. Sensation seeking in England and America: Cross-cultural, age, and sex comparisons. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1978, 46, 1, P. 139–149.

  6. Zuckerman, M. (2007). Sensation seeking. Sensation seeking and risky behavior. (pp. 3–49). Washington, DC, US: American Psychological Association.

  7. Banerjee S., Greene K., Krcmar M., Bagdasarov Z.& Ruginyte D. (2008). The Role of Gender and Sensation Seeking in Film Choice: Exploring Mood and Arousal. Journal of Media Psychology: Theories, Methods, and Applications, Vol 20(3), 2008, 97-105.

  8. Banerjee S., Greene K., Krcmar M., Bagdasarov Z. Who watches verbally aggressive shows? An examination of personality and other individual difference factors in predicting viewership. Journal of Media Psychology: Theories, Methods, and Applications, Vol 21(4), 2009, 145-150.



Sensation Seeking and Violent scenes appeal in movies

M.V. Zubakin

Perm State National Research University, 15, Bukirev str., Perm, 614990, Russia


This research is dedicated to the study of the correlations between Sensation Seeking and attractiveness of the violence scenes in movies with different Violence Rating. It was investigated that high and average levels of Violence Rating provided significant correlations between Sensation Seeking and attractiveness of the violence in movies. In the terms of ANOVA the attractiveness of the violence scenes appeared lower after high (comparing with average and low) Violence Rating films presentations. Also, the factors of Sensation Seeking and Violence Rating interacted by the variable of violence scenes attractiveness.
Рецензия-рекомендация

на статью Зубакина М.В. «Поиск ощущений личности и привлекательность сцен насилия в кинофильмах»

Текст тезисов Зубакина М.В. посвящен изложению результатов диссертационного исследования «Восприятие сцен насилия в кинофильмах и метаиндивидуальный мир зрителей». Исследования взаимосвязи привлекательности сцен насилия в кинофильмах и индивидуально-личностных особенностей зрителей (потребителей), в частности поиска ощущений личности, характеризуются высокой новизной и актуальностью. В данной работе изучалась взаимосвязь между поиском ощущений личности и привлекательностью сцен насилия в кинофильмах для зрителей. Было обнаружено, что поиск ощущений взаимосвязаны с привлекательностью сцен насилия для зрителей. Полученные результаты соотносятся с результатами зарубежных исследований взаимосвязи привлекательности насилия в СМИ и поиска ощущений личности. В работе были получены новые данные о взаимодействии поиска ощущений личности и уровня сцен насилия кинофильма.

Текст тезисов рекомендуются к печати.


Д.психол.н., профессор / Дорфман Л.Я.

27.09.2011



1 Сокращение названия Американской Киноассоциации от Motion Picture Association of America.





Смотрите также:
Поиск ощущений личности и привлекательность сцен насилия в кинофильмах
101.81kb.
1 стр.
Особенности последствий восприятия сцен насилия в телепередачах у детей дошкольного возраста
76.25kb.
1 стр.
Особенности влияния восприятия экранного насилия на детей дошкольного возраста
70.22kb.
1 стр.
Чиркова О. А., 220-071-628 Приложение 5
48.45kb.
1 стр.
«Добро против насилия»
38.3kb.
1 стр.
Специальный представитель генерального секретаря ООН по предотвращению насилия в отношении детей
278.28kb.
1 стр.
Различают 4 основные формы насилия: физическое, сексуальное, психологическое и экономическое насилие
33.89kb.
1 стр.
Отчет о проведении акции «Женщины против насилия»
58.47kb.
1 стр.
«Музыка и кинематограф»
41.05kb.
1 стр.
Канадский Красный Крест RespectED: Профилактика насилия и преступных действий
803.89kb.
5 стр.
Проблема классификации форм социального насилия
64.08kb.
1 стр.
Гуманизм versus глобализации насилия в. И. Красиков
32.28kb.
1 стр.