Главная
страница 1
М.Р.Саттарова

КФУ, Казан



Названия религиозной одежды как элемент материальной культуры

(статья поддержана грантом РГНФ, проект № 11-14-16029а/В)

Язык, будучи социальным явлением, служит основным средством передачи культуры народа из поколения в поколение. Лексика любого народа развивается и существует в тесной взаимосвязи с историей носителей данного языка. При изучении лексической базы следует учесть как языковые контакты, так и экстралингвистические факторы, такие как экономика, политика, религия, природные условия и пр. Данная статья посвящается изучению роли одного из подобных факторов влияния на развитие лексического фонда татарского языка, а именно религии, как элемента формирования материальной и духовной культуры народа.

Являясь нематериальным видом культуры, религия имеет разнообразную вербализацию в языковом материале. Это лексические единицы, обозначающие обычаи, традиции, духовные ценности и материальные артефакты. В настоящей работе предметом изучения являются названия религиозной одежды, употребляемые в современном татарском языке.

Культура многогранна и характеризуется в связи с видами человеческой деятельности. Принято выделять материальную и духовную культуры. Соответственно, употребляемые в языке слова делятся на обозначающие материальную, духовную культуры. Как отмечает Р.С.Нурмухаметова, «К материальной культуре относятся объекты, созданные человеком и материально существующие в пространстве в определенные временные периоды. В их числе: <…> домашняя утварь и одежда, украшения <…>» [Нурмухаметова 2011: 2].

Изучение лексически материальной культуры, а именно названий одежды татарского народа в религиозном аспекте обусловлено тем, что в татарской культуре идет процесс возрождения религиозной лексики. Для сбора фактического материала по названиям религиозной одежды современных татар основным источником использован нами Толковый словарь татарского языка, изданный в начале XXI века. В целях перевода и толкования лексического материала на русский язык обратились к Татарско-русским словарям 1950, 1966, 1988, 2007 гг., Словарю русского языка С.И.Ожегова. Названия религиозной одежды, упоребляемые в говорах крещенных татар выбраны из Большого диалектологческого словаря татарского языка.

При изучении словарного материала становится очевидным то, что лексические единицы, активно употребляемые в повседневной жизни, так или иначе, отражают этнокультурные особенности татарского народа. Национальные и религиозные представления татарского народа об окружающем его мире достаточно интересны и разнообразны, что объясняется сохранением в современном языке лексем, обозначающих элементов древнетюркских верований, христианских и мусульманских канонов, обычаев.

Несмотря на то, что понимание, восприятие окружающего мира через призму религии, в первую очередь, удовлетворяет духовные требования человека, в повседневной жизни сталкиваемся множеством предметов, напрямую связанными с ритуалами, одеждой и пр.



В вышеупомянутых словарях зафиксированы следующие наименовая религиозной одежды: ахирәт күлмәге (ТСТЯ 2005, 56 с.) – досл. райское платье (перев. – М.С.) – первый слой савана, которым покрывается тело от шеи до подъема ног; бохар кәләпүше – бухарская тюбетейка (ТРС 1966, 80; ТРС 2007-I, 255), бухарский каляпуш (ТРС 1988, 61); бөркәнчек (ТСТЯ 2005, 106) – покрывало без рукавов, используемое раньше женщинами для скрывания лица, одевалось поверх одежды (перев. – М.С.). На русский язык переводится как покрывало, фата (ТРС 1950, 91; ТРС 1966, 93; ТРС 1988, 68; ТРС 2007-I, 258); ихрам (ТСТЯ 2005, 201) – ихрам – одежда, надеваемая паломниками при встулении на священную землю (ТРС 2007, 469); кәләпүш (ТТАС 2005, 316) – тюбетейка, чеплашка (ТРС 1950, 169; ТРС 1966, 320), ермолка, каляпуш (ТРС 1988, 187), тюбетейка (ТРС 2007, 553), – головной убор, сшитый из бархата, похожий на тюбетейку. В толковом словаре татарского языка подчеркнуто, что тюбетейка и каляпуш разные головные уборы, однако в переводе на русский язык данное разграничение не соблюдается. Пәрәнҗә (ТТАС 2005, 437) – паранджа (ТРС 1966, 444) – длиный халат, с волосяной сеткой для лица, которую носили в основном женщины у народов Средней Азии, Ирана, Афганистана в целях скрытия лица, силуэта от взор чужих мужчин (ТРС 2007, 137); риза - риза (ТРС 1966, 452; 2007, 194) – облачение, одежда священника для богослужения (Ожегов 2005: 667); ряса – ряса (ТРС 1966, 456; 2007, 201) – верхняя динная одежда в талию и с широкими рукавами у православного духовенства (Ожегов 2005: 680); түбәтәй - тюбетейка, чаплашка, ермолка (ТРС 1950, 259), тюбетейка (ТРС 1966, 580; ТРС 1988, 334) – маленькая шапочка, облегающее темя, обычно с вишивками (перев. – М.С.) (перев. – М.С.); чадра – чадра (ТРС 1950, 278; ТРС 1966, 628; ТРС 1988, 361; ТРС 2007, 555) – легкое с щелью для глаз покрывало для лица у женщин-мусульманок (перев. – М.С.); чалма – чалма, тюрбан (ТРС 1950, 279; ТРС 1966, 629; ТРС 1988, 362; ТРС 2007, 557) - длинная и узкая материя, навертываемая на шапку, обычно носят представители духовенства (перев. – М.С.); чапан – чапан, халат (ТРС 1050: 280) – верхяя одежда в виде халата; ябынча – накидка, епанча (ТРС 2007, 697; ТРС 1988, 400), употребляется также в смысле бөркәнчек и пәрәнҗә; кәбен алҗапкычы – передник, надеваемый при исполнении обряда бракосочетания по мусульманскому обряду (БДСТЯ 2009: 282); кәбен күлмәге – подвенечное платье (БДСТЯ 2009: 283); җөббә (ТСТЯ 2005: 790) – мужской халат из шелковой ткани (перев. – М.С.), хиҗап – хиджап [ТСТЯ 2005: 633] паранджа для покрытия лица, одевается поверх одежды. В странах где Ислам не является государсвенной религией хаджап воспринимается как платок, шарф, которым полностью покрываются волосы, шея (примеч. – М.С.) и др.

Слова изучаемой тематики различны по этимологии. Употребляемые в говорах крещенных татар риза и ряса заимствованы с русского языка. М.Фасмер считает, что риза не имеет надежную этимолоию. Риза означало «верхнее облачение священника при богослужении», ризка «пеленка младенца, в которую его завертывают после крестин», в древнерусском языке риза «одежда, облачение», в старославянском –«рубаха» [Фасмер 2004: 482]. Ряса – «облачение священника, монаха», вероятно, из среднегреческого «монашеское облачение» Первоисточником является среднелатинский язык [Фасмер 2004: 538]. А лексические единицы кәбен алҗапкычы (передник, надеваемый при исполнении обряда бракосочетания по мусульманскому обряду), кәбен күлмәге (подвенечное платье) являются составными, где алъяпкыч (передник) и күлмәк (платье) – тюркского происхождения, о чем свидетельствуют Древнетюркский словарь и Краткий историко-этимологический словарь Р.Ахметьянова [ДТС 1969: 315; Ахметьянов 2001: 128]. Слово кәбен – заимствовано с персидского языка, от слова «калым» [Ахметьянов 2001: 96].

Следующие лексические единицы, употребляемые у татар-мусульман, ахирәт күлмәге (райской платье), бохар кәләпүше (бухарская тюбетейка), бөркәнчек (покрывало без рукавов), ихрам (ихрам), кәләпүш, пәрәнҗә, түбәтәй, чадра, чалма, чапан, ябынча, җөббә и хиҗап также разнообразны в плане происхождения.

В сочетании ахирәт күлмәге ’ахирәт‘ – арабское заимствование, означающее «конец», «жизнь в потустороннем мире». Ихрам (ихрам) – арабское заимствование, однокореное со словом «харам» – запретный, т.е. тот, кто одевает ихрам на запретной территории воздерживается от определенных действий. Пәрәнҗә – «фаранжи, фараджийа» – с арабского языка «одежда широково покроя». Җөббә – арабское заимствование джубба – верхняя одежда с широикими рукавами. Хиҗап – арабское слово со значением «покрывало» [Саттарова 2011: 295].

Общая единица кәләпүш в лексических единицах бохар кәләпүше и кәләпүш является заимствованием из персидского языка, «калла» (голова) и «пуш» (глагол пушидан – покрывать) [Ахметьянов 2001: 98]. Чадра – персидское заимствование со значением «палатка». Чапан – «чаппон, халат» в татарском языке является персидским заимствованием. По утверждению Р.Г.Ахметьянова, в персидском языке слово заимствовано из диалектов арабского, а в арабские диалекты принят из итальянского [Ахметьянов 2001: 229].

Бөркәнчек (покрывало без рукавов) – тюркское слово от глагола бөркәнергә «покрываться, укрываться с головы». Ябынча – тюркское слово, корень яп- означает покрывать. Чалма – от глагола чал- связывать захлестом [ТРС 2007: 558]. Түбәтәй – Р.Г.Ахметьянов указывет на то, что данное слово заимствовано с монгольского языка в значении «тюбетейка», имеет общетюркский корень түбә – вершина, крыша [Ахметьянов 2001: 215].

Описанные лексические единицы составляют определенную часть от общего числа названий одежды татар, связанных с религиозными обрядами, традициями. В результате изучения происхождения слов складывается вполне отчетливая картина о языковых, культурных контактах татарского народа. Из тринадцати лексических единиц, употребляемые у татар мусульман, шесть имеют тюркское происхождение, а остальные – арабо-персидские заимствования. Два слова из четырех, употребляемые в говорах крещенных татар также имеют тюркские корни, а остальные два – заиствованы из русского языка. Следует отметить, что тюркский пласт лексики более архаичен, тем самым он дает возможность изучить особенности в развитии обрядовой стороны жизни татарского народа. Наличие в татарском языке русских, арабо-персидских заимствований естественно. С принятием Христанства и Ислама в обиход вошли различные предметы, в том числе одежда.

Изучая названия религиозной одежды в татарском языке с целью определения их лингвокультурного потенциала, следует отметить, что одежда, в первую очередь, выполняя утилитарную функцию, является и показателем этнической специфики. По этим названиям можно судить об экономическом благополучии народа, регионе проживания, климатических условия, языковых и культурных контактах, уровне развития общества и т.п. Все перечиленные факторы имеют важное значение. В то же время христианская и мусульманская культуры восприняты извне. В современных условиях глобализации названия отдельных предметов одежды стали либо не актуальны, либо вовсе вышли из употребления. Есть и такие предметы одежды, ношение которых характерно только представителям духовенства. Например, ряса, риза, чалма, чапан. Паранджу, чадру носят единцы. Хиджаб в понимании татар это платок, шарф, для прикрытия волос, шеи, что следует делать женщине по канонам Ислама, а не специальная одежда, как это принято в исламских странах. Джубба в современном татарском языке также не употребляется. Однако данная лексическая единица встречается в произведениях конца 19-начала 20 вв. Например, Болар да, мәсәлән, мөселман голәмасына охшар өчен ак җөббә, фаразан, кигән булганнар бит! (Ф.Амирхан, Фатхулла хазрат) – досл.: Эти, например, чтобы стать похожими на мусульман-ученых надели белую джуббу (перев. – М.С.).

В татарских пословицах слова япанча, бөркәнчек (покрывало) обозначают одежду для защиты от ветра, холода. Название япанча упомянуто в «Слове о полку Игореве» (12 в.) в значении «плащ, бурка». В современном лексеконе данную единицу считаем устаревшей. В 16-17 веках бытовали епанчи суконные и валяные, отделанные золотым кружевом, галуном, шелковыми строчками, драгоценными пуговицами. Носили их люди зажиточные. Как короткая суконная накидка, епанча была введена Петром I в армейское обмундирование. С конца 18 в. ее стали называть «плащом». В качестве женской одежды типа широкого плаща упоминается еще в Библии (Ис. III, 15-23). В России в 18-19 вв. бытовала «епанечка» женский плащ до пояса, без рукавов, надевался поверх сарафана [Андреева 1997: 169].

Ихрам – название одежды для поломничества в хадж становиться актуальным в связи с возрождением Ислама, следовательно данное слово восстанавливается в активном употреблении. Кәбен алҗапкычы (передник, надеваемый при исполнении обряда бракосочетания по мусульманскому обряду), кәбен күлмәге (подвенечное платье) будучи диалектальными вариантами имеют ограниченное употребление в татарском языковом ареале.

Кәләпүш (каляпуш), түбәтәй (тюбетейка), ахирәт күлмәге (райское платье) широкоупотребляемые слова, тем самым являются характерными для татар понятиями. К тому же в диалектологическом словаре зафиксированы ахирәт яулыгы (райский платок), ахирәт ыштаны (райские штаны), что доказывает об укорененности исламских традиций у татар-мусульман. Каляпуш и тюбетейка в современном понимание создают симбиоз национального и религиозного составяющего, тем самым возникает национальный символ, характерный татарского народу.

Подводя итоги по изложенному материалу следует отметить, понятие «религиозная одежда» и входящие в данное лексико-семантическое поле слова при всей своей разнообразности, выражая историю развития как материальной, так и духовной культур народа, глубоко проникли в сознание носителей языка, создали неповторимый колорит национально-религиозной картины мира.

Изучение религиозной лексики, употребляемой в современном татарском языке позволяет оценить современное состояние развития не только лексического богатства языка, но и духовного состояния, степень изменения среды общения, влияния глобализации на культуру отдельно взятого народа. Для достоверности результатов необходимо изучить не зафиксированные или не польностью раскрытые в семантическом плане в Толковом словаре татарского языка и не употребляемых в современном литературном языке лексические единицы. Немалое количество подобной лексики представит богатый материал для исследования особенностей татарского языка и народа как бикультурного пространства с точки зрения лингвокультурологии.

Литература

Андреева Р.П. Энциклопедия моды. – СПб.:. Литера, 1997. – 416 с.

Әхмәтьянов Р. Татар теленең кыскача тарихи-этимологик сүзлеге. – Казан, Татар.кит.нәшр., 2001. – 272 б.

ДТС – Древнетюркский словарь. – Ленинград, Наука, 1969. – 676 с.

Нурмухаметова Р.С. Лексика материальной и духовной культуры татарского языка // Вестник ТГГПУ. – Казань, 2011. - № 1 (23).

Ожегов С.И. Словарь русского языка / под.общ.ред. Л.И.Скворцова. – М.:, 2005. – 896 с.

Саттарова М.Р. Кием-салым атамаларының дини үзенчәлекләре //

ТСТЯ – Татар теленең аңлатмалы сүзлеге / Баш.ред.: Ф.А.Ганиев. – Казан: Матбугат йорты, 2005. – 848 б.

БДСТЯ – Татар теленең зур диалектологик сүзлеге. – Казань, 2009. – 830 б.

ТРС – Татарча-русча сүзлек/ Р.Газизов, Н.Исанбет, Г.Ишмухаметов. – Казан, 1950, - 340 б.

ТРС – Татарско-русский словарь. – Казань, 1966, - 864 б.

ТРС – Татарско-русский словарь / И.А.Абдуллин, Ф.А.Ганиев и др. – Казань, 1988, - 462 с.

ТРС – Татарсо-русский словарь: в 2-х т. Т.1. – Казан, 2007. – 726 с.

ТРС – Татарсо-русский словарь: в 2-х т. Т.2. – Казан, 2007. – 726 с.



Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4-х т. Т.3: Муза-Сят / М.Фасмер; Пер.с нем. и доп. О.Н.Трубачева.– 4-е изд., стер. – М.: ООО “Изд-во Астель”: ООО “Изд-во АСТ”, 2004. – 830 с.


Смотрите также:
Статья поддержана грантом ргнф, проект №11-14-16029а/В
99.35kb.
1 стр.
Vivos voco – опыт длиной в пять лет
34.63kb.
1 стр.
Конкурс экспертов 2013 года с 01 июля по 01 сентября 2012 г.
53.41kb.
1 стр.
Международные конкурсы ргнф 2014 года
273.84kb.
1 стр.
Международные конкурсы ргнф 2013 года российский гуманитарный научный фонд (далее ргнф, Фонд) в соответствии с
108.81kb.
1 стр.
Сборник материалов Владивосток Издательство вгуэс 2010 ббк 88
170.86kb.
1 стр.
Международные конкурсы ргнф 2013 года
39.03kb.
1 стр.
Лобач О. М, Котельников С. И общественная критика: как зрителю использовать киношоубизнес. Проект «Киноантропология»
208.52kb.
1 стр.
«Полис». 2011.№1. С. 122-133. Событийное политическое знание и его значение для современной сравнительной политологии
218.91kb.
1 стр.
Конкурс научных проектов ргнф эстонский фонд науки 2009 года
16.74kb.
1 стр.
Березинский биосферный заповедник
172.86kb.
1 стр.
Конкурс научных проектов Российский гуманитарный научный фонд (ргнф)
13.44kb.
1 стр.