Главная
страница 1
Е. Б. Рохацевич.
История одного документа: Наказ бойцам, командирам и политработникам Особого Уральского добровольческого танкового корпуса имени Сталина от трудящихся Южного Урала
В 2013 году исполняется 70 лет знаменитому воинскому соединению –Особому Уральскому добровольческому танковому корпусу. История Урала богата образцами беззаветных подвигов людей, их готовности на любые жертвы, когда дело идет о судьбе Отечества. Но никогда еще патриотизм не поднимался до такой вершины, как в период формирования Уральского добровольческого танкового корпуса. «Опорный край державы» лучших своих сынов и дочерей направил в это соединение. В мировой истории, пожалуй, нет такого события, которое объединило бы в едином патриотическом порыве миллионы людей. Это был поистине массовый трудовой и воинский героизм уральцев трех областей: Челябинской, Свердловской и Молотовской (Пермской).

В Государственном архиве Челябинской области отложилось немало материалов о формировании Особого Уральского добровольческого танкового корпуса. Причем коллекция документов начала формироваться еще в феврале 1943 года вместе с созданием корпуса. Надо сказать, вообще вопрос об организации сбора документов по истории Великой Отечественной войны был поставлен в самом ее начале на уровне центральных органов партии. Для его решения при Президиуме Академии наук СССР была создана Комиссия по истории Великой Отечественной войны.1 В областях и республиках были организованы областные и республиканские комиссии. 18 февраля 1942 г. бюро Челябинского обкома ВКП(б) образовало областную комиссию для сбора документов и материалов по истории Великой Отечественной войны. Комиссия разослала письма во все организации с заданием «собирать материалы и документы, показывающие роль и работу трудящихся нашей области в период войны советского народа против фашистских захватчиков».2

Собранный комиссией материал планировалось издать в виде сборников, очерков, статей, а также использовать в агитационно-пропагандистской работе. В 1947 году все материалы были переданы в партийный архив Челябинского обкома ВКП(б). Принято решение: материалы, собранные комиссией, считать коллекцией документов по истории Челябинской областной партийной организации в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Один из блоков документов рассказывает о формировании Уральского добровольческого танкового корпуса. Это протоколы заседаний, планы работы оперативной комиссии; докладные записки, справки, информации о ходе сбора средств. Рапорт бойцов и офицеров корпуса, протоколы собраний по обсуждению наказа бойцам, сам текст наказа с подписями сотен тысяч южноуральцев, клятва бойцов, заявления о зачислении добровольцами, книги учета поступления средств и материальных ценностей от предприятий области, письма бойцов и командиров корпуса с фронта домой и в обком партии. Документы о социальной поддержке семей танкистов-добровольцев. Также имеются воспоминания бойцов и командиров о военных операциях, в которых участвовал корпус. Благодаря этим документам мы имеем возможность изучать историю формирования уникального воинского соединения Великой Отечественной войны.3

В начале 1943 года сложились благоприятные условия для создания Уральского добровольческого танкового корпуса. Как известно, с началом Великой Отечественной войны Урал стал основным центром отечественного танкостроения. В 1941-1942 годах сюда были эвакуированы мощности по производству бронетанковой техники из Ленинграда, Харькова, Сталинграда и других городов. На производство бронетехники перешли такие гиганты индустрии, как Челябинский тракторный, Уралвагонзавод и другие предприятия. После победоносной Сталинградской битвы в преддверии дальнейшего наступления Красной Армии вооруженные силы остро нуждались в сильном и крупном танковом соединении. К тому же при создании корпуса сказался и человеческий фактор: практически в каждой семье были получены «похоронки» или известия о «без вести пропавших», поэтому у населения было огромное желание отомстить за отцов и братьев, за родных и близких, был особый патриотический подъем, а победа в Сталинградской битве вселила в людей небывалый настрой оптимизма. Таким образом, создание Уральского добровольческого танкового корпуса – это веление времени.

Надо сказать, что уральцы с начала войны начали формировать отдельные добровольческие соединения и собирать средства на танки, самолеты и другую технику войны. Так, широко известны Уральские лыжные батальоны, танковые колонны «Челябинский комсомолец», «Челябинский колхозник», эскадрильи «Комсомол Пермской области» и другие. Но танковый корпус – это совершенно уникальный проект. Сделать подарок фронту – создать свое уральское танковое соединение, укомплектовать его не только бронетехникой, но и снаряжением, обмундированием, а главное людьми, личным составом – эта идея родилась в рабочих коллективах уральских заводов. Причем и техника, и снаряжение – все должно быть сделано сверх плана, во внерабочее время, безвозмездно, и личный состав уральцы собирались сформировать сверх планового набора военкоматов.

16 января 1943 года в газете «Уральский рабочий» была опубликована статья «Танковый корпус – сверх плана». Патриотический почин свердловчан подхватили Челябинская и Молотовская (Пермская) области. В феврале 1943 года на имя Председателя Государственного Комитета Обороны было направлено письмо от партийных организаций трех областей: «Выражая благородные патриотические желания уральцев, мы просим Вас, товарищ Сталин, разрешить нам сформировать Особый добровольческий Уральский танковый корпус в честь ознаменования 25-й годовщины Красной Армии…».4 24 февраля 1943 года из Москвы пришла ответная телеграмма: «Ваше предложение о формировании Особого добровольческого Уральского танкового корпуса одобряем и приветствуем. Дано распоряжение ГАПТу оказать вам помощь в подборе комсостава. И. Сталин».5

26 февраля 1943 года командующий войсками Уральского военного округа издал директиву о формировании Особого Уральского добровольческого танкового корпуса численностью 9661 человек. Реализация идеи создания сверхпланового танкового корпуса была взята под контроль обкомами партии уральских областей. 27 февраля 1943 года бюро Челябинского обкома ВКП(б) приняло специальное решение по формированию частей корпуса на территории Челябинской области. Руководство по формированию частей было возложено на оперативную комиссию, которую возглавил секретарь обкома Л. С. Баранов.

В период с 27 февраля по 3 марта 1943 года во всех городах и районах области прошли партийные активы и партийно-комсомольские собрания по вопросам формирования частей танкового корпуса на Южном Урале. В фонде ОГАЧО есть стенограмма собрания Челябинского городского партийного актива от 27 февраля 1943 года, где с докладом «О задачах Челябинской городской партийной организации в формировании Уральского добровольческого танкового корпуса» выступил Л. С. Баранов, а также один из инициаторов создания корпуса, первый секретарь Челябинского обкома ВКП(б) Н. С. Патоличев. Он поделился опытом Ярославской партийной организации, которую возглавлял до 1942 года: там была сформирована Ярославская коммунистическая стрелковая дивизия. Однако, танковое формирование – это намного сложнее, потребует большие материальные ресурсы, но южноуральцы должны справиться с ответственным заданием Родины по созданию детища Урала – добровольческого танкового корпуса, который не зря называют «особым», - подчеркнул Н. С. Патоличев.6

Не только ударным сверхплановым трудом создавался танковый корпус. Коллективы предприятий, организаций, колхозов и совхозов, а также отдельные граждане отдавали свои личные сбережения на оснащение танкового корпуса, что тоже было подвигом. Так за один только день по городу Челябинску было собрано 3 млн. 500 тыс. рублей, по городу Копейску – 450 тыс. рублей, по Полтавскому району – 200 тыс. рублей и т.д. Имеется немало фактов, когда руководители предприятий, учреждений, рабочие и колхозники покупали на свои сбережения оружие для частей корпуса. К примеру, парторг ЦК завода № 38 (Юрюзанский механический завод) Воробьев и директор Азаров на собственные средства купили 150 тысяч патронов, коллектив завода № 13 (Усть-Катавский вагонный завод) купил на свои средства 10 артпушек по 145 тысяч рублей.7 Священник Симеоновской церкви сдал в фонд корпуса личную панагию стоимостью в 500 тысяч рублей. Миасцами на формирование корпуса было собрано около 10 килограмм золота и более 5 миллионов рублей денег. Только коллектив треста "Миассзолото" отчислил из своего заработка 400 тысяч рублей деньгами и 300 рублей золотом.8 Пионеры Челябинской области собрали более 300 тысяч рублей на танковый корпус.9 А всего за март-апрель 1943 года в Челябинскую областную контору Госбанка на счет областной оперативной комиссии при обкоме партии поступило 56 млн. 397 тыс. 786 рублей на формирование корпуса.

В газете «Челябинский рабочий» освещался ход формирования в Челябинской области частей корпуса. Были заведены специальные рубрики, публиковались материалы о социалистическом соревновании предприятий и бригад, работающих в фонд добровольных пожертвований: «Оденем кировские танки в магнитогорскую броню», «Наш вклад», «Кировцы дадут танки», «Дадим боеприпасы», «Клятва патриота» и др. Южноуральские большевики через газету заверяли семьи добровольцев, что не оставят их своим вниманием и т.д.

Комплектование корпуса личным составом тоже осуществлялось по-особому. Тысячи людей хотели стать добровольцами, чтобы с оружием в руках сражаться за свободу своей страны. На территории Челябинской области формировалось 13 отдельных частей и подразделений корпуса. От южноуральцев только за первую декаду марта поступило 49517 заявлений, а мест было 2984, т.е. 16,5 человек на одно место. Челябинцы подали 23818 заявлений на 1023 места, магнитогорцы – 7060, златоустовцы – 2907, копейчане – 2616, миассцы – 786, троичане – 611. Только за три дня от работников Кировского завода (ЧТЗ) поступило 3404 заявления, а задание было – 250 добровольцев, т.е. – 20 человек на место. На Челябинском трубопрокатном заводе было подано 183 заявления. А мест для добровольцев-трубопрокатчиков предоставлено только 12. Всего по Уралу было подано более 110 тысяч заявлений на 9660 мест, т.е. 11 человек на место.

Добровольцы представляли лучшую часть трудовых коллективов. Кандидатуры утверждались на рабочих, партийных, комсомольских собраниях. Часто сам доброволец подбирал себе замену и сообщал об этом на собрании: оставляю за себя сына, сестру, мать, ученика-подростка.

В качестве примера хочу привести несколько заявлений о зачислении в корпус: «Прошу зачислить добровольцем в танковый корпус танкоиспытателем и дать возможность непосредственным участием на фронте громить ненавистного врага. Как инженер и член Всесоюзной коммунистической партии большевиков даю клятву, что честь советского воина не запятнаю и своими военными действиями на фронте внесу долю своего труда для общей нашей благородной цели – разгромить и уничтожить фашистских мерзавцев. Прошу просьбу мою удовлетворить. Старший мастер и секретарь партийной организации трубопрокатного завода Константинов.10 Или «У меня имеется большой счет к кровавым гитлеровцам за смерть моих сестер и братьев. Я буду честно драться на фронте, буду гореть желанием, как можно больше истребить фашистов, чтобы скорее освободить свою Родину. Субботин, термический цех Кировского завода». «Направьте меня в танковый корпус, чтобы я могла мстить за свою Белорусскую землю. Нина Лобова, цех № 4 Кировского завода».11 Такие заявления являются яркими свидетельствами о глубоких патриотических чувствах уральцев.

В результате тщательного отбора в списки бойцов корпуса были внесены наиболее сознательные бойцы и командиры запаса, среди них партийная и комсомольская прослойка составляла 40-45%, а в частях Челябинской танковой бригады доходила до 70%. По социальному положению: рабочие предприятий –73,3 %, служащие – 18,7 %, колхозники – 8 %. Из почти трех тысяч бойцов корпуса – южноуральцев – 42 женщины. В числе добровольцев более 40% с высшим и средним образованием.12 Крупное танковое соединение было сформировано в очень короткие сроки – примерно за полтора месяца. Приказом Народного комиссара обороны от 11 марта 1943 года ему было присвоено наименование – 30-й Уральский добровольческий танковый корпус.

Командиром корпуса приказом ГКО был назначен фронтовик, генерал-лейтенант танковых войск Георгий Родин. Вот что он пишет в своих воспоминаниях: «Я хорошо понимал, что значит Урал и какую гигантскую нагрузку принял он на свои могучие плечи. Это был гигантский труд рабочих, инженеров, партийных и советских органов, ничего не жалеющих для фронта, для победы над фашизмом. Неизгладимое впечатление оставили у меня встречи и беседы с первыми секретарями Челябинского и Пермского обкомов партии Н. С. Патоличевым и Н. И. Гусаровым. Меня очень растрогала забота, с которой относились они к формированию частей корпуса, к удовлетворению наших нужд и запросов».13

Во время собраний, посвященных формированию корпуса, было высказано предложение о подготовке Наказа добровольцам от трудящихся Южного Урала. Наказ – это историческая традиция русского народа, традиционная форма напутствия, наставления. Исстари родители давали свой отцовский-материнский наказ детям. Провожая казаков на службу, давали наказ атаману. Вот и в этот ответственный момент решили обратиться к своим исконным корням. Инициатива подготовки Наказа исходила от рабочих Златоустовского машиностроительного завода № 259. В обращении они говорили: «В этом Наказе мы передадим нашим славным танкистам свои мысли, чувства патриотов Отчизны, свои горячие пожелания боевых успехов на поле брани. Мы скажем нашим сынам и братьям, ставшим в ряды доблестной Красной Армии: честно пронесите сквозь все грозы войны славное имя уральца, храброго воина, беззаветно преданного своей Родине. Но этот Наказ должен быть также и нашим боевым обязательством перед героической Красной Армией, выражением нашей единой воли отдать все свои силы делу скорейшей победы над врагом. Мы призываем всех трудящихся Урала принять активное участие в составлении Наказа».

23 марта 1943 года газета «Челябинский рабочий» опубликовала постановление бюро обкома партии с одобрением предложения златоустовцев по созданию Наказа. Этот уникальный документ предполагалось составлять всем миром, а подписание Наказа трудящимися области должно было сопровождаться принятием обязательств по усилению помощи фронту.14 Это тоже древняя традиция: мы даем вам Наказ, но и сами обязуемся сделать то-то и то-то. Одновременно обком ВКП(б) рекомендовал горкомам и райкомам партии во время обсуждения и подписи Наказа предоставить право лучшим предприятиям и колхозам выделять на собраниях из числа стахановцев и передовиков представителей для участия в областном митинге, посвященном вручению Наказа добровольцам танкового корпуса.

Партийные организации области возглавили работу по составлению и обсуждению Наказа. Это была блестящая форма партийно-политической работы, предельно целеустремленной и конкретной, жизненно необходимой и максимально действенной.

Автором текса Наказа стал корреспондент газеты «Вперед» г. Троицка Анатолий Матвеевич Климов. Почему именно ему, журналисту провинциальной газеты, поручили столь важное задание? В Челябинском архиве документов на сей счет не обнаружено. Однако биографические данные Климова могут пролить свет на этот вопрос. Анатолий Климов родился в Верхнеуральском районе Челябинской области 29 октября 1910 года. Детство и юность его прошли в Троицке. Работая в библиотеке, он писал свои первые статьи и очерки в местную газету «Вперед», много ездил по району. По призыву комсомола в 1931 году уехал осваивать Север. Был корреспондентом газеты «Правда» по Ямальскому округу. В 30-е годы вышли книги Анатолия Климова «Мы из Игарки» - сборник рассказов детей заполярного круга, который «благословил» сам Максим Горький, и «Сердце тундры». Книга «Мы из Игарки» признана одной из лучших книг нашей страны и послана в 1939 году на международную выставку в Нью-Йорк. Из-за болезни в 1938 году Климов уехал в Троицк к родителям. В 1941 году Анатолию Климову поручили новую, еще более трудную работу – составить сборник сочинений детей всего Урала – «Урал – земля золотая». Во время войны Климов подготовил третью написанную детьми книгу «В огне народной войны». Тяжело больной он ездил в освобожденные от врага разрушенные города и села, собирая все, что рассказывали дети о пережитом в оккупации. Это были страшные воспоминания. Они жгли душу Анатолия Матвеевича. Но издать книгу из-за болезни он не успел. В Челябинске вышла только малая ее часть – «Твои сверстники» (1953). Работал Климов до последнего часа. Дождался победы и умер 27 июня 1945 года.

Вот такому неравнодушному человеку, известному журналисту и замечательному писателю поручили составить торжественный Наказ от трудящихся Южного Урала танкистам-добровольцам. Климов сделал первоначальный вариант Наказа. Этот текст был разослан во все города области. Однако при обсуждении Наказа можно было вносить свои предложения. Так что в составлении Наказа принимали участие практически все южноуральцы. К примеру, на Кировском заводе предложили включить в Наказ такой текст: «Мы помножим традиции кировцев на традиции уральцев и вместе со славными добровольцами, уходящими на фронт, будем ковать оружие для окончательной победы над врагом».15

Обсуждение Наказа способствовало подъему трудового энтузиазма. Работники предприятий во время митингов брали повышенные обязательства. К примеру, артель «Спартак» провела 3 митинга по цехам. Кроме принятых социалистических обязательств, коллектив артели вынес постановление: из сэкономленных материалов сшить обмундирование для бойцов корпуса и имеющуюся за 1942 год прибыль в сумме 22 тысячи рублей перечислить в фонд танкового корпуса. Коллектив ОСМУ-1 принял обязательство приобрести на свои сбережения танк и укомплектовать его экипаж. Коллектив завода № 255 обязался дать сверх плана электрооборудование на оснащение двух танковых полков.16 Металлурги ММК решили перевыполнять в апреле и в последующие месяцы план по руде на 5000 тонн, по выпуску кокса – на 2500 тонн, по чугуну – на 2000 тонн, по стали – на 3000 тонн. Кроме того, дать броневой стали сверх плана на 65 танков. В Копейске коллектив завода им. Кирова обязался дать сверх плана продукции на три танковых дивизии. Рабочие, инженерно-технические работники Челябинского завода им. Орджоникидзе поклялись дать сверх плана в фонд Главного командования Красной Армии 80 вагонов боеприпасов, в том числе 20 вагонов непосредственно на вооружение Уральского добровольческого танкового корпуса. Миасский автозавод обязался выпустить сверх плана 100 автомобильных моторов, из них для Челябинской танковой бригады – 50 моторов и 50 коробок скоростей.17

Под Наказом подписались более двух миллионов южноуральцев. Большинство из них оставляли записи о своих впечатлениях о Наказе. В документе «Хроникальные записи о создании Особого Уральского добровольческого танкового корпуса» есть такой отклик: «Наши подписи останутся памятником великого патриотического долга. Будущий историк найдет в них невиданную неразрывную связь народа с армией. Начальник смены магнитогорского завода «Коммунар» Буцыв».18 Наказ поистине был великим документом. Автор Наказа Анатолий Климов выразил мысли и чаяния матерей и отцов, братьев и сестер, товарищей по труду, всех жителей Челябинской области, которые в трудный для страны час собрали святое воинство на правый бой. Климов сумел составить Наказ в интересной, яркой и довольно специфической по своей интонации и стилю фольклорной форме древнерусской поэмы или сказа. Первые же его строчки сразу привлекают внимание и глубоко трогают сердце: «Родные наши сыны и братья, отцы и мужья!». И далее автор верен сказительной форме: «Исстари повелось у нас на Урале: провожая на ратные дела своих сынов, уральцы давали им свой народный наказ…».

Глубокое идейное содержание Наказа гармонически воплотилось в изумительную образную форму. В нем и богатство образно-символических элементов, и поэтическое олицетворение, сравнение, параллелизмы: «Пронзите врага свинцовым ливнем пуль… Даем вам слово крепкое, как гранит наших гор… Битва с лютым врагом… Фашисты – волки…Урал – земля золотая». Сказы как форма литературного произведения характерна для Урала. В этой манере писали П. П. Бажов, С. К. Власова - уральские писатели. Наказ не только трогает душу, но в нем содержится могучий посыл бойцам корпуса: ни шагу назад, победа будет за вами, а мы, оставшиеся в тылу будем вашей опорой, будем крепко вас любить и помогать всеми силами. Вот так воспринимался и воспринимается сейчас Наказ. Возможно, Климов разгадал тайный путь к сердцам и душам южноуральцев, владел «тайной силой» в писательском деле, которая помогла ему создать такое напутствие идущим на святую битву.

Стоит отметить, что в каждой области создавали свой Наказ добровольцам. Они идентичны по содержанию, но разительно отличаются по стилю. Челябинский Наказ более лиричен и направлен не столько к разуму, но скорее – к сердцу человека.

Наказ – стал не просто документ, а символом, залогом будущей победы бойцов корпуса. Поэтому потребовал совершенно особого оформления. Оформление Наказа поручили лучшим южноуральским художникам: Л. А. Малышеву, брату наркома танковой промышленности Вячеслава Малышева, И. И. Ногтеву, А. С. Пруцких, А. П. Сабурову, Н. П. Смоляку, В. Л. Талалаю и Д. Ф. Фехнеру. Переплетчиком был И. В. Шаманаев. В оформлении Наказа, кроме традиционных элементов книжной графики, были использованы златоустовская гравюра на стали, инкрустация драгоценными камнями (работа Ногтева), что соответствовало масштабам идейного содержания всенародного напутствия легендарным воинам корпуса. На обложке футляра Наказа помещен портрет Сталина (работа Сабурова). На форзацах, заставках, постраничных иллюстрациях – изображение батальных сцен, в частности, на последней странице – поединок между танком КВ и немецким «тигром» (рисунок Малышева).

Среди художников-оформителей наиболее ответственная и ценная работа легла на плечи Ивана Ильича Ногтева, старейшего златоустовского художника-гравера и ювелира. Он родился в 1886 году, учился в рисовальной школе при Златоустовской оружейной фабрике, затем – в Московском Строгановском художественном училище. Принимал участие в украшении холодного оружия для особ императорских домов разных стран. В советское время участвовал в изготовлении наградного оружия для высшего командования Красной Армии. При оформлении Наказа Ногтев работал над художественным украшением футляра и даже пожертвовал для украшения собственные драгоценные камни.

Наказ облекли в красивый кожаный переплет. Весил этот документ немало. Для сравнения, в Челябинском архиве хранится «Рапорт товарищу Сталину от большевиков Челябинской области», оформленный в том же стиле и теми же художниками. Вместе с футляром он весит 25 кг. Наказ несколько меньше по размеру.

Все, кто занимался подготовкой и оформлением Наказа, работали бесплатно. И только в ноябре 1945 года по постановлению Оперативной комиссии по формированию частей корпуса при Челябинском обкоме партии мастеру-граверу И. И. Ногтеву оплатили изготовление обложки, выделив 4700 рублей, оставшихся от формирования танкового корпуса. А также выплатили 2300 рублей за переплетные работы типографии газеты «Призыв».19

Вручению Наказа обком партии придавал особое значение. Поэтому это событие должно было пройти по совершенно оригинальному плану. Был разработан специальный сценарий митинга, предполагалась его радиотрансляция. Челябинский обком партии пригласил кинохронику для съемок митинга. Отснятый материал хранится в Архиве кинофотодокументов в Красногорске, копия фильма – в Челябинском архиве.

9 мая 1943 года в Челябинске и других городах области состоялись митинги-проводы добровольцев. В областном центре на площади перед главпочтамтом собралось около 45 тысяч человек. Современник событий вспоминает: «Добровольцы выстроились против трибуны вдоль улицы. Начался митинг. Трудно передать этот момент. Скажу только одно: народ плакал, со слезами на глазах говорили выступающие, требовали отомстить за поруганную Родину, за погибших братьев и сестер. Добровольцы стояли как вкопанные, сурово смотрели вдаль. У меня спирало в горле, сжимались челюсти и кулаки. В конце митинга секретарь обкома партии Патоличев вручил Наказ южноуральцев. Напряженную тишину нарушило троекратное «ура». Приняв Наказ, добровольцы на коленях перед народом дали клятву на верность ему, на верность Родине».20

Каждая часть корпуса получила свой экземпляр Наказа. Руководство подразделений не отнеслось к Наказу формально. Он постоянно был в работе. Агитаторы, печать показывали отличников боевой и политической подготовки, дающих образцы выполнения Наказа трудящихся. Примером такой действенной агитации может служить беседа красноармейца-агитатора минометной роты тов. Петрова (опубликована в газ. «Доброволец» № 138 от 30 июня 1943 г.). В беседе с бойцами своей роты Петров рассказывал, как коллектив завода № 760 изготовил сверх плана и на свои средства прекрасные минометы для их роты. Он прочел товарищам стихи, которые были получены в роту от неизвестного заводского поэта вместе с минометами:

Мы миномет тебе даем

Сверх плана и в подарок.

И от тебя, боец, мы ждем,

Чтоб был для немцев воздух жарок.

Гони врага, иди вперед,

Дерись в бою неутомимо,

Чтоб Сталин знал, чтоб знал народ,

Что не даешь ударов мимо.21

Перед отправкой на фронт в частях южноуральцев-добровольцев прошло партийное собрание, на котором перед бойцами выступил генерал-майор Гуляев: «В первых же боях выполните Наказ земляков – обеспечьте своему славному корпусу звание гвардейского корпуса. Деритесь так, чтобы завоевать корпусу почетное право носить имя великого маршала Советского Союза товарища Сталина».22 Наказ добровольцы выполнили, после первых же боев на Курской дуге корпус получил звание гвардейского.

Партийные организации Челябинской области в свою очередь тоже выполняли обязательства, данные добровольцам в Наказе: окружить семей добровольцев заботой, во всем помогать им. По постановлению бюро обкома партии от 22 июля 1943 года, каждая семья добровольцев была взята на особый учет, ей должна быть оказана материальная помощь, семьи были закреплены за закрытым магазином, столовой и буфетом по месту прежней работы бойца. Продовольственные карточки семей должны систематически и полностью отовариваться. Установлено преимущество в приобретении товаров. За каждой семьей добровольца до конца войны закреплялась квартира, запрещалось всякое уплотнение и переселение. Жилища должны быть отремонтированы. Для детей бесплатно предоставлялись места в детских садах, даже организовывались специальные детсады. Учащиеся получали стипендию, учебники и многое другое. Также семьи обеспечивались топливом, оказывалась помощь в уборке урожая, в заготовке кормов для скота и многое другое. Ответственность за это возлагалась на партийные органы на местах, контроль за работой с семьями добровольцев осуществлялся постоянно.

Наказ сыграл огромную роль в истории и славном боевом пути Особого Уральского добровольческого корпуса. Он имел мобилизационный характер, стал коллективным пропагандистом, агитатором и организатором. Бойцы и командиры корпуса постоянно отчитывались перед южноуральцами о ходе выполнения Наказа через средства массовой пропаганды, письма и рапорты в обком партии, во время поездок делегаций Челябинской области на фронт и делегаций корпуса в Челябинск. 23

Сегодня подлинный экземпляр «Наказа бойцам, командирам и политработникам Особого Уральского добровольческого танкового корпуса от трудящихся Южного Урала» находится в фондах Государственного центрального музея современной истории в Москве (бывший музей Революции). В ОГАЧО хранятся десятки экземпляров Наказа с подписями южноуральцев.


Челябинские партийные органы оказались очень дальновидны, собирая материалы о формировании танкового соединения. В них – величайший патриотический посыл, так необходимый современному обществу.



1 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп.1. Д.1. Л. 1

2. ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 6. Д. 27. Л. 7 об.



2



3 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 2

4 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 54

5 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 137. Л. 1-2

6 ОГАЧО. Ф. П- 288-к. Оп. 1. Д. 124. Л. 20

7 ОГАЧО. Ф. П- 288-к. Оп. 1. Д. 124. Л. 13

8 ОГАЧО. Ф. П- 288-к. Оп. 1. Д. 124. Л. 28

9 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 3. Д. 24. Л. 20

10 ОГАЧО. Фонд 288-К. Оп. 1. Д. 124. Л. 17 об.

11 ОГАЧО. Фонд 288-К. Оп. 3. Д. 24. Л. 13-14

12 ОГАЧО. Ф. П- 288-К. Оп. 1. Д. 124. Л. 25

13 Подвиг пермских танкистов. Сборник. Пермь, Кн.изд., 1970 г.

14 ОГАЧО. Ф. П- 288-к. Оп. 1. Д. 116. Л. 1

15 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 116. Л. 3-4

16 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 64. Л. 120, 128

17 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 3. Д. 24. Л. 40-42

18 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 127. Л. 16 об.

19 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 2. Л. 16

20 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 3. Д. 24. Л. 43

21 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 134. Л. 7-8

22 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 134. Л. 10

23 ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 131


Смотрите также:
Е. Б. Рохацевич
185.03kb.
1 стр.