Главная
страница 1
[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ГАЛЕЕВ (GALEYEV)

ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 19316/09)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 3 июня 2010 года)
--------------------------------

<*> Перевод на русский язык Николаева Г.А.
По делу "Галеев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 11 мая 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура
1. Дело было инициировано жалобой N 19316/09, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Белоруссии Дмитрием Равильевичем Галеевым (далее - заявитель) 10 декабря 2008 г.

2. Интересы заявителя представляла адвокатская фирма "Буг & Партнер", действующая в г. Висбадене, Германия. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявитель утверждал, что его высылка в Белоруссию подвергла бы его угрозе бесчеловечного обращения и что его содержание под стражей в России до высылки являлось незаконным. Он ссылался на статьи 3 и 5 Конвенции.

4. Председатель Палаты решил применить правило 39 Регламента Суда, указав властям Российской Федерации на то, что в интересах сторон и надлежащего ведения разбирательства было бы желательно воздержаться от высылки заявителя до решения Европейского Суда. Одновременно Европейский Суд решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть жалобу в приоритетном порядке.

5. 8 июля 2009 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

6. Заявитель представил свои объяснения по истечении установленного срока. 5 февраля 2010 г. он был уведомлен о том, что в соответствии с пунктом 1 правила 38 Регламента Суда председатель Палаты решил не приобщать его объяснения к материалам дела для рассмотрения Европейским Судом.

7. 11 мая 2010 г. Европейский Суд решил отменить предварительную меру, введенную 23 апреля 2009 г.
Факты
I. Обстоятельства дела
8. Заявитель родился в 1974 году и проживает в г. Новокуйбышевске Самарской области.
A. Разбирательство о приобретении

российского гражданства


9. Заявитель родился в Минской области (Белоруссия). В 1992 году он переехал со своим отцом в Татарстан (Россия). Он имел советский паспорт, выданный в СССР в 1990 году.

10. С 1993 по 1996 год заявитель отбывал срок лишения свободы в Белоруссии. После освобождения в июне 1996 года он прибыл в Курскую область (Россия).

11. С 1998 по 2004 год заявитель отбывал новый срок лишения свободы в Белоруссии. После освобождения он прибыл в Орел (Россия).

12. 9 марта 2004 г. в Орле заявителю был выдан российский паспорт.

13. Позднее в том же году он прибыл в г. Новокуйбышевск (Россия).

14. Решением от 21 сентября 2005 г. сотрудник Управления внутренних дел Самарской области признал заявителя российским гражданином. Федеральная миграционная служба России (далее - ФМС) согласилась с этим решением.

15. 14 марта 2007 г. департамент гражданства и миграции министерства внутренних дел Белоруссии уведомил ФМС о том, что в соответствии с законом Белоруссии о гражданстве от 18 октября 1991 г. заявитель являлся гражданином Белоруссии.

16. 23 августа 2007 г. Самарский районный суд установил, что заявитель незаконно приобрел российское гражданство, поскольку он скрыл факт наличия гражданства другого государства, и обязал ФМС отменить свое решение об этом. Заявитель подал жалобу.

17. 1 октября 2007 г. Самарский областной суд оставил решение без изменения.

18. 28 ноября 2007 г. ФМС отменил свое решение о признании заявителя российским гражданином.

19. 17 и 20 декабря 2007 г. соответственно министерство внутренних дел Белоруссии и посольство Белоруссии в Москве уведомили адвоката заявителя о том, что заявитель не являлся гражданином Белоруссии.

20. Надзорные жалобы заявителя на решения от 23 августа и 1 октября 2007 г. были отклонены Самарским областным судом 23 января и 1 декабря 2008 г. и Верховным Судом 10 июля 2008 г. Заявитель также подал ходатайство о возобновлении производства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам. Ходатайство было отклонено Самарским районным судом 23 октября 2008 г.


B. Уголовное дело против заявителя

и решения об экстрадиции


21. 15 августа 2005 г. белорусские органы преследования возбудили уголовное дело против заявителя и З. Они подозревались в вымогательстве 18 000 долларов США у частного лица в Белоруссии в 2003 году. Белорусские органы преследования объявили заявителя в розыск и приняли решение о его задержании.

22. 16 декабря 2006 г. заявитель был задержан в Москве.

23. 18 декабря 2006 г. Генеральная прокуратура России отказала в его выдаче Белоруссии, поскольку согласно решению ФМС от 21 сентября 2005 г. он являлся российским гражданином.

24. 30 марта 2007 г. российские органы преследования начали расследование.

25. 8 июля 2008 г. заявитель был задержан в г. Новокуйбышевске и заключен под стражу.

26. 9 сентября 2008 г. после отмены решения о признании заявителя российским гражданином Генеральная прокуратура Белоруссии потребовала его выдачи.

27. 16 декабря 2008 г. Генеральная прокуратура России приняла решение о его выдаче.

28. 4 марта 2009 г. Самарский областной суд поддержал решение об экстрадиции. Адвокат заявителя подал жалобу в Верховный Суд, в частности, указав: "В настоящее время не представляется возможным оценить причины, по которым (заявитель) полагает, что он может подвергнуться жестокому обращению на территории Белоруссии, невозможно также признать их обоснованными или отклонить их". По-видимому, это было первым упоминанием в настоящем деле возможности жестокого обращения в российских судах.

29. 28 апреля 2009 г. Верховный Суд отменил решение и возвратил дело на новое рассмотрение. Верховный Суд указал, что областной суд не получил и не рассматривал ряд процессуальных документов относительно экстрадиции заявителя.

30. 22 мая 2009 г. Самарский областной суд вновь признал решение Генеральной прокуратуры о выдаче заявителя законным.

31. 28 июля 2009 г. по жалобе заявителя Верховный Суд пересмотрел решение от 22 мая 2009 г. и отменил его. Он указал областному суду на необходимость рассмотрения жалобы заявителя с точки зрения статьи 3 Европейской конвенции и оценки довода заявителя о том, что он просил о предоставлении убежища в России.

32. 30 июля 2009 г. заявитель подал ходатайство в управление ФМС по Самарской области о предоставлении статуса беженца.

33. 13 августа 2009 г. генеральный прокурор Белоруссии направил письмо своему коллеге в России, в котором гарантировал, что в случае экстрадиции заявителя он не будет подвергнут обращению, нарушающему статью 3 Конвенции, ему будут обеспечены справедливое судебное разбирательство и необходимая медицинская помощь.

34. 3 августа 2009 г. управление ФМС по Самарской области отклонило ходатайство заявителя о предоставлении статуса беженца. Управление установило, что действительная причина прибытия заявителя в Россию и ходатайства о предоставлении убежища заключалась в опасении уголовного преследования в связи с обвинениями, которые предъявляются ему в Белоруссии.

35. 26 августа 2009 г. Самарский областной суд признал решение Генеральной прокуратуры от 16 декабря 2008 г. законным. Он нашел доводы заявителя со ссылкой на статью 3 Конвенции необоснованными и не подтвержденными какими-либо доказательствами. Он сослался на гарантии, полученные от Генерального прокурора Белоруссии в отношении заявителя. Суд также отметил, что заявителю не было предоставлено убежище в России.
C. Содержание заявителя под стражей

до экстрадиции


36. 8 июля 2008 г. заявитель был задержан в г. Новокуйбышевске в качестве подозреваемого по уголовному делу, возбужденному против него в Белоруссии, которое в это время приняли для расследования российские органы преследования.

37. 9 июля 2008 г. заявителю были предъявлены обвинения в вымогательстве. Следственные органы обратились в Новокуйбышевский городской суд с ходатайством о заключении заявителя под стражу на том основании, что ранее он был судим, обвиняется в тяжком преступлении, не имеет законных источников дохода, проживает не по постоянному месту жительства в Новокуйбышевске, а в Москве в отсутствие надлежащей регистрации и в случае освобождения может скрыться от следственных органов и суда и продолжить заниматься преступной деятельностью. В тот же день Новокуйбышевский городской суд удовлетворил ходатайство и решил заключить заявителя под стражу до 9 сентября 2008 г. Заявитель обжаловал решение.

38. 28 июля 2008 г. Самарский областной суд отклонил жалобу и оставил решение без изменения.

39. 5 августа 2008 г. Новокуйбышевский городской суд продлил срок его содержания под стражей до 23 октября 2008 г. на том основании, что он обвиняется в тяжком преступлении и применение иной меры пресечения невозможно с учетом личности заявителя и угрозы того, что в случае освобождения он может скрыться и заниматься преступной деятельностью.

40. 8 сентября 2008 г. следователь Новокуйбышевского отдела внутренних дел решил прекратить содержание заявителя под стражей на основании решений от 9 июля и 5 августа 2008 г. на том основании, что уголовное дело решено передать белорусским органам преследования. Однако в ту же дату заявитель был задержан на основании статьи 61 Минской конвенции.

41. 10 сентября 2008 г. Новокуйбышевский городской суд принял решение о содержании заявителя под стражей на период разбирательства об экстрадиции, в соответствии со статьей 466 Уголовно-процессуального кодекса, не указав срок содержания под стражей. Заявитель обжаловал решение.

42. 24 сентября 2008 г. Самарский областной суд отклонил жалобу и оставил решение без изменения.

43. 28 апреля 2009 г. Верховный Суд, рассмотрев жалобу заявителя о незаконности его экстрадиции, продлил срок его содержания под стражей на один месяц до 28 мая 2009 г. с целью обеспечения его экстрадиции в Белоруссию.

44. 25 мая 2009 г. Новокуйбышевский районный суд принял решение о продлении срока содержания заявителя под стражей до 12 месяцев, то есть до 8 сентября 2009 г.

45. 28 июля 2009 г. Верховный Суд вновь рассмотрел довод заявителя о незаконности его экстрадиции. Он принял решение об освобождении заявителя из-под стражи под залог в 3 000 000 рублей. Заявитель не внес залога и остался под стражей.

46. 4 сентября 2009 г. Самарский областной суд отклонил ходатайство прокурора о продлении срока содержания заявителя под стражей до 8 марта 2010 г., то есть до 18 месяцев.

47. 8 сентября 2009 г. заявитель был освобожден из-под стражи.


II. Применимое национальное законодательство и практика
48. Краткий обзор применимого российского законодательства и практики по вопросам содержания под стражей, выдачи и высылки иностранцев содержится в Постановлении Европейского Суда от 11 декабря 2008 г. по делу "Муминов против Российской Федерации" (Muminov v. Russia), жалоба N 42502/06, § 45 - 62.

49. Обзор ситуации, существовавшей в Белоруссии в период, относящийся к обстоятельствам дела, содержится в Постановлении Европейского Суда от 18 февраля 2010 г. по делу "Пузан против Украины" (Puzan v. Ukraine), жалоба N 51243/08, § 20 - 24.


Право
I. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции
50. Заявитель жаловался на то, что его выдача в Белоруссию противоречила бы статье 3 Конвенции, которая предусматривает следующее:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".


A. Соответствие критерию ratione personae <*>

--------------------------------



<*> Ratione personae (лат.) - "ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь", критерий, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).
51. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не вправе ссылаться на статус жертвы нарушения Конвенции, поскольку решение Генеральной прокуратуры от 16 декабря 2009 г. осталось неисполненным и не будет исполнено до рассмотрения дела Европейским Судом.

52. Европейский Суд отмечает исключительный характер применения понятия "жертвы" в делах о нарушении статьи 3 Конвенции в связи с экстрадицией, а именно "с учетом предсказуемых последствий" (см. Постановление Европейского Суда от 7 июля 1989 г. по делу "Серинг против Соединенного Королевства" (Soering v. United Kingdom), § 90 Series A, N 161). Европейский Суд также отмечает, что решение Генеральной прокуратуры от 16 декабря 2008 г. об экстрадиции заявителя было признано законным Верховным Судом и остается в силе. Европейский Суд, соответственно, отклоняет это возражение.


B. Иные вопросы приемлемости жалобы
53. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не обосновал свою жалобу в части статьи 3 Конвенции. Они отмечали, что заявитель выразил озабоченность по поводу жестокого обращения после того, как решение о выдаче было принято. Эти доводы были рассмотрены судами двух инстанций и отклонены. Власти Российской Федерации также сослались на решение ФМС, в соответствии с которым ходатайство заявителя о предоставлении статуса беженца было признано необоснованным. Наконец, власти Российской Федерации ссылались на гарантии, предоставленные белорусскими властями в связи с обеспокоенностью заявителя.

54. При определении того, установлено ли, что заявителю угрожает реальный риск подвергнуться в случае экстрадиции обращению, запрещенному статьей 3 Конвенции, Европейский Суд оценивает вопрос с учетом всех представленных ему материалов или, при необходимости, материалов, полученных по собственной инициативе. В делах, подобных настоящему, Европейский Суд должен рассмотреть предсказуемые последствия направления заявителя в запрашивающую страну с учетом общей ситуации в ней и его личных обстоятельств (см. Постановление Европейского Суда от 30 октября 1991 г. по делу "Вилвараджа и другие против Соединенного Королевства" (Vilvarajah and Others v. the United Kingdom), § 108, последняя часть, Series A, N 215). В то же время он указывает, что сама по себе возможность жестокого обращения в связи с неопределенной ситуацией в запрашивающей стране не вызывает вопроса о нарушении статьи 3 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Вилвараджа и другие против Соединенного Королевства", § 111; и Решение Европейского Суда от 31 мая 2001 г. по делу "Фатган Катании и другие против Германии" (Fatgan Katani and Others v. Germany), жалоба N 67679/01), и что при наличии доступных источников, характеризующих общую ситуацию, утверждения заявителя по конкретному делу требуют подтверждения иными доказательствами (см. Постановление Большой Палаты по делу "Маматкулов и Аскаров против Турции" (Mamatkulov and Askarov v. Turkey), жалобы 46827/99 и 46951/99, § 73, ECHR 2005-I).

55. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что в то время как международные доклады разделяют озабоченность относительно ситуации с правами человека в Белоруссии, эта озабоченность связана прежде всего с политической оппозицией и осуществлением политических свобод. В деле заявителя отсутствуют утверждения о том, что его опасения по поводу жестокого обращения основаны на его политических воззрениях. По сути, его доводы в этом отношении весьма неопределенны и не подкреплены какими-либо доказательствами. Насколько Европейский Суд может заключить из имеющихся материалов, заявитель не ссылался на обстоятельства, которые подкрепляли бы его опасения по поводу жестокого обращения со стороны национальных органов. Не представлены такие доказательства и Европейскому Суду. Европейский Суд также отмечает, что заявитель, который дважды был судим и осужден в Белоруссии, не утверждал, что его прежний опыт уголовного преследования в Белоруссии включал обстоятельства, которые могли обосновать серьезную угрозу жестокого обращения или несправедливого судебного разбирательства в будущем.

56. Таким образом, по мнению Европейского Суда, заявитель не обосновал свои утверждения о том, что его экстрадиция в Белоруссию нарушала бы статью 3 Конвенции. Отсюда следует, что в этой части жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению, в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 5 Конвенции
57. Заявитель жаловался со ссылкой на подпункт "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции, что его содержание под стражей с целью выдачи являлось незаконным. В соответствующих частях пункт 1 статьи 5 Конвенции предусматривает следующее:

"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:...

f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче".

58. Власти Российской Федерации признали, что содержание заявителя под стражей в целях выдачи в период с 11 ноября 2008 г. по 27 апреля 2009 г. являлось незаконным в отсутствие судебного решения, регулирующего содержание под стражей. Они указали, что содержание заявителя под стражей в остальное время являлось законным и было основано на действующем национальном законодательстве, применявшемся компетентными судами. Власти Российской Федерации, в частности, ссылались на определение Конституционного Суда N 333-О-П от 1 марта 2007 г. В этом определении Конституционный Суд указал, что статья 466 УПК не предполагает возможность содержания лица под стражей на основании запроса о выдаче без соблюдения порядка и сроков, установленных уголовно-процессуальным законодательством.


A. Приемлемость жалобы
59. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.
B. Существо жалобы
60. С учетом признания властями Российской Федерации незаконности содержания под стражей в период с 11 ноября 2008 г. по 27 апреля 2009 г. Европейский Суд находит, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.

61. Ввиду вышеизложенного вывода и в отсутствие объяснений заявителя Европейский Суд не находит необходимым рассмотрение иных доводов заявителя в этой части.


III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции
62. Заявитель также жаловался на то, что разбирательство об определении его гражданства было несправедливым. Он ссылался на статью 6 Конвенции. Заявитель также жаловался на условия его содержания под стражей в России в целях экстрадиции со ссылкой на статью 3 Конвенции. Однако с учетом представленных ему материалов и насколько эти жалобы относятся к его компетенции, Европейский Суд находит, что доказательства не свидетельствуют о наличии признаков нарушений прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или протоколами к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
IV. Применение статьи 41 Конвенции
63. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

64. Заявитель не представил требований о справедливой компенсации в срок, установленный Европейским Судом. Соответственно, Европейский Суд полагает, что отсутствуют основания для присуждения ему какой-либо суммы в этой связи.
НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1) признал жалобу приемлемой в части пункта 1 статьи 5 Конвенции, а в остальной части - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 3 июня 2010 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Председатель Палаты Суда

Х.РОЗАКИС


Секретарь Секции Суда

С.НИЛЬСЕН


Смотрите также:
Постановление Страсбург, 10 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
446.34kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 3 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
136.95kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 12 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
186.33kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 14 января 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
578.53kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 18 февраля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
402.66kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
367.71kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 18 марта 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
443.08kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
752.22kb.
6 стр.
Постановление Страсбург, 9 апреля 2009 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
489.56kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 9 октября 2008 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
1161.71kb.
8 стр.
Постановление Страсбург, 20 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
577.77kb.
4 стр.
Постановление Страсбург, 22 декабря 2008 года Перевод с английского Д. В. Юзвикова
1060.25kb.
7 стр.