Главная
страница 1
УРОК ЛИТЕРАТУРЫ В 11 КЛАССЕ

«ГРУППОВОЙ ПОРТРЕТ СИМВОЛИСТОВ В ИНТЕРЬЕРЕ
КАФЕ «БРОДЯЧАЯ СОБАКА»


Эпиграф: Вернём поэзию к своим истокам: с листа

Бумаги – к звучащему голосу!


Цели урока: 1) подведение итогов изучения творчества поэтов Серебряного века;

2) создание атмосферы Серебряного века;

3) формирование интересов учащихся к познанию русской культуры;

4) развитие эстетического чувства, творческого воображения.


Слово учителя:

На этом уроке мы подводим итоги изучения творчества поэтов Серебряного века, который был отмечен созвездием феноменальных поэтических дарований: Зинаида Гиппиус, Владимир Соловьёв, Дмитрий Мережковский, Константин Бальмонт, Андрей Белый, Александр Блок, Валерий Брюсов, Владислав Ходасевич и многие другие.

Это удивительная эпоха, это люди высочайшей культуры, тот светоч мысли, который необходим всем нам сегодня. Для этого времени характерна активная литературная жизнь: огромный интерес к поэзии, в первую очередь к модернистским течениям, самыми влиятельными из которых были символизм, акмеизм и футуризм; это было время книг и журналов; поэтических вечеров и состязаний; литературных салонов и кафе.

Сегодня мы попробуем перенестись в то далёкое время, на 100 лет назад, в начало - почувствовать атмосферу Серебряного века, увидеть окружённых всеобщим обожанием неповторимых поэтов.

Ровно 100 лет назад в Петербурге на углу Итальянской улицы и Михайловской площади открылось литературно-артистическое кафе «Бродячая собака».

Писатель Алексей Толстой вспоминает: «Это странное название родилось совершенно случайно, когда вся наша компания скиталась по Петербургу в поисках подвала для будущего кафе. И я спросил тогда, не напоминаем ли мы сейчас бродячих собак, которые ищут приюта. Именно в этот момент и родилось название подвала, а к его открытию я написал куплеты:

Это наш бродячий пёс,

У него холодный нос…

Лапой машет, подвывает,

Всех бродячих зазывает».


Анна Ахматова:

Да, я любила их – те сборища ночные,

На низком столике стаканы ледяные,

Над чёрным кофием голубоватый пар,

Камина красного тяжёлый зимний жар,

Весёлость едкую литературной шутки…



Слово учителя:

С первого же дня друзьями «Бродячей собаки» стали Леонид Андреев, Николай Гумилёв, Саша Чёрный, Анна Ахматова и Константин Бальмонт. Говорили об искусстве, о поэтах, читали стихи, спорили, слушали модного тогда Александра Вертинского.



Александр Вертинский «В бананово-лимонном Сингапуре»
Поэт Ходасевич:

У людей война, но к нам в подполье

Не дойдёт её кровавый шум,

В нашем круге – вечно богомолье,

В нашем мире – тихое раздолье

Благодатных и смиренных дум.


Поэтесса Паллада Богданова-Бельская:

Да-да… Вы спросили, как делаются шарфы? В ванне распускается краска, шарф покрывается воском в горячем виде. Воск кладётся по рисунку Кандинского. Шарф прокрашивается везде, где нет воска. Потом воск снимается утюгом. Снова покрывают воском прокрашенные места и снова погружают шарф в ванну.


Анна Ахматова:

Я думаю, к шарфу нужно пришить чёрно-белую лисицу… Знаете, я слышала, на следующей неделе здесь будет выступать какая-то танцовщица. Вы, наверное, её помните. Она танцевала на зеркале одетая амуром.


Андрей Белый:

Друзья! Все течения в современной русской поэзии суть только отсветы одной высоко стоящей звезды, имя которой… СИМВОЛИЗМ! Да-да, СИМ-ВО-ЛИЗМ! И глупо спорить с истиной. И если вы не чувствуете этого, вы не поэты, а сборище глупых сатиров… Истина дороже всего! (Читает отрывок из стихотворения «Гимн солнцу»)

Пусть говорят слепцы, что замолчали наши лиры,

Пусть говорят слепцы, что смерть нам всем грозит,

Что её повержены гражданские кумиры,

Что прежний идеал поруган и разбит,

Что средь пустынного мучительного ада

Желанный луч не заблестит для нас,

Что мы в бездействии погибнем без возврата,

Что путь наш тьмой покрыт, что свет давно погас.


Опять настанет день, и он не за горами,

Когда коснёмся мы до радужных высот,

Когда с рыданьями и сладкими слезами

В ночи перед собой, увидя свет, народ

Восторженно помчится за мечтами

К востоку светлому вперёд.


Фёдор Сологуб:

Символ – это окно в вечность. Искусство символическое заинтересовано только в том, чтобы сказать свою правду о мире. Поэт-символист является выразителем наиболее глубоких дум о мироздании, тогда как реализм примитивно копирует действительность. Искусство должно идти впереди жизни, потому что оно указывает её прекрасные идеалы.


Константин Бальмонт:

Я плодовитый поэт. Про меня говорили, будто я писал стихи без передышки и сразу начисто, на пишущей машинке. А когда шёл пить кофе, машинка продолжала щёлкать за меня новые стихи:

Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце

И синий кругозор.

Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце

И выси гор.


Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Море

И пышный цвет долин.

Я заключил миры в едином взоре,

Я властелин.


Я победил холодное забвенье,

Создав мечту мою.

Я каждый миг исполнен откровенья,

Всегда пою.


Мою мечту страданья пробудили,

Но я любим за то.

Кто равен мне в моей певучей силе?

Никто, никто.


Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце,

А если день погас,

Я буду петь… Я буду петь о Солнце

В предсмертный час!


Солнце – в центре мира – вечный и животворный источник всего сущего. Будем и мы как солнце, чтобы к нам тянулись люди.

Зинаида Гиппиус:

Страшное, грубое, липкое, грязное,

Жестко тупое, всегда безобразное,

Медленно рвущее, мелко-нечестное,

Скользкое, стыдное, низкое, тесное,

Явно-довольное, тайно-блудливое,

Плоско-смешное и тошно-трусливое,

Вязко, болотно и тинно застойное,

Жизни и смерти равно недостойное,

Рабское, хамское, гнойное, черное,

Изредка серое, в сером упорное,

Вечно лежачее, дьявольски косное,

Глупое, сохлое, сонное, злостное,

Трупно-холодное, жалко-ничтожное,

Непереносное, ложное, ложное!

Но жалоб не надо. Что радости в плаче?

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.
Когда-то мне было дано прозвище «Белая дьяволица». Знаете, оно мне очень понравилось. Да, я непременно хотела быть злой, мне всегда хотелось поставить человека в неловкое положение и посмотреть, что из этого получится. Я слишком часто видела людей лживых, завистливых, продажных. Они вызывали во мне отвращение.
Анна Ахматова:

Зинаида Николаевна, оставьте своё раздражение, иначе оно передастся ещё кому-нибудь.




Поэт Ходасевич:

О лунный плен!

О цепи белых пятен!

Я здесь, внизу, один,

Как вор, пригнулся у порога.

Я человек, я властелин цветов,

Дневных лучей…

Я сокрушитель стольких стен

Здесь скорченный, как вор,

Как раб перед лицом владыки,

Лежу в пыли, как стебель повелики.

О лунный плен!

О цепи белых пятен!
Николай Гумилёв:

Вы пытаетесь опутать нас туманным символизмом, но это напрасная затея. Мы, акмеисты, вернули поэзии простоту, а словам – первоначальный смысл. С этого пути мы не свернём… Не смешаются чистые воды ручья с затхлой водицей болота:


Я, верно, болен – на сердце туман.

Мне скучно всё: и люди, и рассказы.

Мне снятся королевские алмазы

И весь в крови широкий ятаган.

Мой предок был татарин косоглазый

Или свирепый гунн. Я веяньем заразы,

Через века дошедшей, обуян.

Я жду, томлюсь, и отступают стены…

Вот океан весь в клочьях белой пены,

Закатным солнцем залитый гранит

И город с голубыми куполами,

С цветущими жасминными садами…

Мы дрались там… Ах да, я был убит.
Анна Ахматова:

Мы возвращаемся к традициям мировой культуры, когда поэты говорят на языке всех времён, всех культур. Мы не противопоставляем себя миру, не пытаемся его переделать, мы только стараемся соединить «высокое» и «земное». Источником нашего творчества является жизнь, центром поэтических грёз – человек и его состояние.


Мне ни к чему одические рати

И щедрость элегических затей.

По мне в стихах всё быть должно некстати,

Не так, как у людей.


Когда б вы знали, из какого сора

Росли стихи, не ведая стыда,

Как жёлтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда.


Таинственная плесень на стене…

И стих уже звучит, задорен, нежен,

На радость вам и мне.
Гостья кафе «Бродячая собака»:

Браво, Анна, я восхищаюсь Вами и Вашими стихами! И мне очень важно знать, что Вы думаете вот об этих стихах:



Читает стихотворение Александра Блока «Незнакомка»

Анна Ахматова:

Это Блок. Я считаю его не только величайшим поэтом, но и человеком-эпохой. Он занял особое место в жизни нашего поколения. Он свободен в своём творчестве. Никакие тенденции над ним не властны.


Владимир Маяковский:

Жалко, что Блок не записался в футуристы. Вдохновение поэта – это семена будущего. Поэт должен тратить себя без остатка, с блеском и щедростью. Мы намерены воспеть любовь к опасности, привычку к энергии и бесстрашию. Мужество, отвага и бунт будут основными чертами нашей поэзии. Зачем смотреть в прошлое, когда нас ждёт героическое будущее.


Андрей Белый:

Мне стыдно слушать такое. Вся поэзия футуристов состоит из каких-то нелепых «Дыр, бул, щил» и «крылышкующих кузнечиков»!


Владимир Маяковский:

Эй, вы! Бросьте петушиться! Нате вам стихов!


Через час отсюда в переулок

Вытечет по человечку ваш обрюзгший жир,

А я вам открыл столько стихов шкатулок,

Я – бесценных слов мот и транжир.

Все вы на бабочку поэтиного сердца

Взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.

Толпа озвереет, будет тереться,

Ощетинит ножки стоглавая вошь.


А если мне, грубому гунну,

Кривляться перед вами не захочется – и вот

Я захохочу и радостно плюну,

Плюну в лицо вам я – бесценных слов транжир и мот.


Андрей Белый:

И всё-таки символизм – питательная почва русской поэзии…


Мирра Лохвицкая:

В моём незнаньи – так много веры

В расцвет весенних грядущих дней,

Мои надежды, мои химры,

Тем ярче светят, чем мрак темней.

В моём молчаньи – так много муки,

Страданий гордых, незримых слёз,

Ночей бессонных, веков разлуки,

Неразделённых, сожжённых грёз.
В моём безумьи – так много счастья,

Восторгов жадных, могучих сил,

Что сердцу страшен покой бесстрастья,

Как мёртвый холод немых могил.


Но щит мой крепкий – в моём незнаньи

От страха смерти и бытия.

В моём молчаньи – моё призванье,

Моё безумье – любовь моя.


Владимир Маяковский:

Я сразу смазал карту будняя,

плеснувши краску из стакана;

я показал на блюде студня

косые скулы океана.

На чешуе жестяной рыбы

Прочёл я зовы новых губ.
Константин Бальмонт:

Почему в языке современных людей

Стук ссыпаемых в яму костей?

Подражательность слов, точно эхо молвы,

Точно ропот болотной травы?
Николай Гумилёв:

Да, я знаю, я вам не пара, И мне нравится не гитара,

Я пришёл из иной страны, А дикарский напев зурны.
Зинаида Гиппиус:

На всех явлениях лежит печать.

Одно с другим как будто слито.

Приняв одно – стараюсь угадать

За ним другое, – то, что скрыто.
Анна Ахматова:

Все мы бражники здесь, блудницы,

Как невесело вместе нам!

На стенах цветы и птицы

Томятся по облакам.

Слово учителю:

Поэты спорили, читали свои стихи. В «Бродячей собаке» рождались новые имена, новые судьбы.

Здесь цепи многие развязаны, – «Бродячая собака»,

Всё сохранит подземный зал. И тем ты хороша,

И те слова, что ночью сказаны, Что всякая со всякой

Другой бы утром не сказал… Здесь встретится душа.





Смотрите также:
Урок литературы в 11 классе «групповой портрет символистов в интерьере кафе «бродячая собака»
82.31kb.
1 стр.
Урок литературы в 7 классе. «Л. Н. Толстой.
86.39kb.
1 стр.
Урок по рассказу Л. Разгона «Борис и Глеб»
148.05kb.
1 стр.
Интегрированный урок-концерт в 9-м классе Карымова Валентина Алексеевна, учитель русского языка и литературы Статья отнесена к разделу
108.19kb.
1 стр.
Интегрированный урок кабардинской и русской литературы в 11-х классе. Тема: А. А. Шогенцуков основоположник и классик кабардинской литературы. Учителя: Тхакахова Л. М
49.4kb.
1 стр.
Урок литературы в 7 классе. Разработан учителем русского языка и литературы сош №16 Стрижовой Е. Г. Рязань 2011
115.29kb.
1 стр.
Интегрированный урок географии и литературы в 11 классе Орловская Светлана Петровна, учитель географии
127.37kb.
1 стр.
Урок литературы в 7-м классе по повести А. М. Горького "Детство"
105.73kb.
1 стр.
Из опыта работы учителей русского языка и литературы
95.76kb.
1 стр.
Урок литературы в IV классе учителя начальных классов моу «Гимназия №6» г. Новочебоксарска
125.16kb.
1 стр.
Урок литературы в 8-м классе по теме «Жизнь и творчество Н. В. Гоголя. Знакомство с комедией Н. В. Гоголя \"Ревизор\" и историей ее написания»
212.77kb.
1 стр.
Урок литературы и истории в 8 классе по теме «Золотой век русской культуры»
98.63kb.
1 стр.