Главная
страница 1 ... страница 7страница 8страница 9страница 10

КОММЕНТАРИИ




Р оман «Степной волк» — одно из самых знаменитых произведений Гессе — до известной степени автобиографичен. Он отражает сильнейший духовный кризис в жизни писателя, имевший место в середине 20 х гг. 11 января 1924 г. Гессе вступил во второй брак с молодой певицей Рут Венгер. Брак оказался неудачным, писатель уже через несколько недель покинул Базель и уехал в Монтаньолу. Отношения между супругами оставались натянутыми и после возвращения Гессе в Базель в ноябре 1924 г. Его тогдашняя базельская квартира, а также ее владелица Марта Рингье описаны автором в романе. Почти всю зиму 1925 г. Гессе работал в университетской библиотеке в Базеле над составлением антологии «Классический век немецкого духа. 1750 1850». После кратковременной совместной поездки супругов в Германию в декабре 1924 г. Гессе виделся с Рут Венгер крайне редко. Ощущение заброшенности, невозможности наладить контакт с окружающим миром, настроение безысходности и отчаяния все больше и больше овладевали им. Неоднократно мелькает и мысль о самоубийстве.

Над романом Гессе начинает работать еще в Базеле и продолжает затем в Монтаньоле и Цюрихе. Однако отдельные его аспекты и мотивы были предвосхищены еще в прозаическом фрагменте «Из дневника одного отщепенца» (1922) и — более ярко и непосредственно — в лирической параллели романа, стихотворном сборнике «Кризис. Отрывок из дневника Германа Гессе», написанном зимой 1926 г. Полностью сборник был опубликован лишь в 1928 г. в издательстве Фишера.

«Степной волк» являет собой исповедь буржуазного интеллигента, пытающегося преодолеть собственную болезнь, но главное — болезнь времени, следствием которой является его духовный недуг, посредством беспощадного самоанализа, «попыткой сделать самую эту болезнь объектом изображения». При всей обнаженности кризисной проблематики, при всей бескомпромиссности критики, в романе речь идет не столько о самой болезни, сколько о путях избавления от нее. На это обстоятельство постоянно обращал внимание писатель. В послесловии к швейцарскому изданию романа он писал: «Разумеется, я не могу, да и не хочу предписывать читателю, как ему следует понимать мой рассказ. Пусть каждый возьмет из него то, что сочтет для себя подходящим и нужным! Тем не менее мне было бы приятно, если бы многие из читателей заметили, что история Степного волка хоть и изображает болезнь и кризис, но не болезнь, которая ведет к смерти, не гибель, а ее противоположность: исцеление». В данной связи следует отметить два автобиографических факта, нашедших прямое отражение в романе. Во первых, это психоаналитические беседы писателя с учеником знаменитого цюрихского психиатра К. Г. Юнга доктором И.Б.Лангом, имевшие место в начале 1926 г. Они несомненно повлияли на описание в романе поисков путей и средств преодоления духовного кризиса, в котором находились как сам писатель, так и его герой. Далее — это мир «элементарных» чувств, который Гессе впервые открыл для себя в те годы в джазовой музыке, в модных американских танцах и ночной жизни швейцарского города 20 х гг. Зимой 1926 г. Гессе специально брал уроки танца у Юлии Лауби Онеггер (прототип Гермины в романе «Степной волк») и часто появлялся на масленичных карнавалах и маскарадах Цюриха. Атмосфера эротики и экстаза, пережитая Гессе на одном из таких ночных балов в гостинице «Бор о Лак», воспроизведена в романе в сценах маскарада в залах «Глобуса».

Работу над рукописью «Степного волка» Гессе заканчивает в январе 1927 г. Пять месяцев спустя, к пятидесятилетию писателя, роман выходит в издательстве Фишера.


С ам образ Степного волка — сложный, имеющий свою историю в творчестве писателя символ. Мотив «волка» впервые появился у Гессе в маленьком реалистическом рассказе «Волк» (1907) — истории молодого зверя, затравленного и убитого в холодную зимнюю ночь крестьянами швейцарской деревни. Позже, в начале 20 х гг., Гессе часто сравнивает сам себя с попавшим в западню «степным зверем», пытающимся вырваться на свободу, «заблудшим в дебрях цивилизации», тоскующим по приволью «родных степей». Однако в том виде, в каком символ «волка» представлен в романе, он появляется лишь в 1925 г. в лирическом дневнике «Кризис».

Кроме метафорического, символ «степного волка» имеет по меньшей мере троякий смысл: мифологический, философский и психологический. «Волк» — один из зооморфных символов, наиболее часто встречающийся в мифологиях разных народов. В большинстве случаев он есть олицетворение демона зла, результат неподчинения Евы. В христианской символике средневековья «волк» нередко отождествляется с чертом, выступая в этом своем значении и в литературе XX в. В философском значении символ «степного волка» восходит к ницшеанскому противопоставлению стадного человека и «дифференцированного одиночки», которого Ницше в отдельных случаях называет «зверем», а также и «гением». «Волк» выходит на свет вследствие борьбы и столкновений самоанализа. Он есть вместе с тем и попытка высвобождения чувственного дионисического мира из многовекового ига христианской цивилизации, выражение стремления личности к душевной свободе. В психологическом плане «степной волк» как бы символизирует те сферы человеческой психики, которые считаются вытесненными в подсознание. Поскольку в романе речь идет о снятии противоречий внутренней жизни и продвижении к психической целостности, символ «волка» указывает на ту темную сторону психики героя, которую надлежит вывести из глубин и примирить с сознательной жизнью. Поэтому важно понять, что развитие «волчьей» стороны индивида у Гессе выражает в романе не падение человека, а способствует процессу создания гармонически развитой, цельной личности.




ПРИМЕЧАНИЯ


[1]…несмотря на что то диковинное во взгляде… — впечатление диковинности, отчужденности, чужеродности сближает образ Галлера с традиционным изображением романтического героя. Гессе нарочито это подчеркивает, он не раз замечал, что основополагающим настроением романтизма является, по его мнению, ощущение заброшенности, бездомности и бесприютности. В статье, посвященной Клеменсу Брентано, мироощущение которого весьма близко Гарри Галлеру, Гессе писал: «Гениальный комедиант и разочарованный, упрямый кающийся Клеменс, оба смотрят в мир с глубоко таинственным отчуждением, оба не видят в нем дома. Один высмеивает его, другой бежит из него, и оба страдают, оба живут в иной реальности, чем наша…».

[2]…которого звали Гарри Галлер. — Можно предположить, что фамилию героя Гессе позаимствовал у швейцарского скульптора Германа Галлера (1880 1950), с которым его связывали приятельские отношения. Весной 1926 г. Гессе вместе с Галлером участвовал в маскараде, устроенном цюрихской богемой в отеле «Бор о Лак». В то же самое время обращает на себя внимание совпадение инициалов героя с инициалами автора. Подобная игра в имена, не раз использованная Гессе и ранее, указывает на явную автобиографичность образа.

[3]…в духе некоторых тезисов Ницше… — Гессе имеет в виду отдельные изречения философа, рассматривающие страдание как обязательное условие формирования «сверхчеловека».

[4]…висели здесь вперемешку с яркими, светящимися акварелями… — автобиографическая деталь. В 20 х гг. Гессе интенсивно занимался живописью. Его акварели выставлялись в Цюрихе, а также были несколько раз изданы отдельно.

[5] «Ночь» Микеланджело — речь идет о скульптурном изображении Ночи на овальной крышке саркофага Джулиано Медичи во Флоренции, принадлежащем величайшему итальянскому скульптору и живописцу эпохи Возрождения Микеланджело Буонарроти (1475 1564).

[6] Махатма Ганди — Мохандас Кармчанд Ганди (1869 1948), по прозванию Махатма (то есть «Великая душа»), выдающийся мыслитель и деятель индийского национально освободительного движения.

[7] «Путешествие Софии из Мемеля в Саксонию» — эпистолярный роман лютеранского пастора Иоганна Тимотеуса Гермеса (1738 1821).

[8] Рихтер, Жан Поль (1763 1825) — немецкий писатель, которого Гессе называл своим «незаменимым и любимым сокровищем, наряду с Гете». «Жан Поль, — писал Гессе, — является образцом гениального человека… идеалом которого была вольная игра всех душевных сил, который жаждал всему сказать свое „да“, все испробовать, все полюбить и все пережить». Эстетические воззрения Жана Поля оказали значительное воздействие на формирование концепции Гессе о юморе.

[9] Новалис — псевдоним одного из самых значительных представителей раннего романтизма в Германии Фридриха фон Гарденберга (1772 1801), фрагментарный роман которого «Генрих фон Офтердинген» во многих отношениях повлиял на автора «Степного волка».

[10] Лессинг, Готхольд Эфраим (1729 1781), Якоби Фридрих Генрих (1743 1819), Лихтенберг Георг Христоф (1742 1799) — немецкие писатели XVIII в. Перечень книг Галлера отражает романтическую тоску героя по представляющейся ему замкнутой в себе и завершенной культуре XVIII в.

[11] В нескольких томах Достоевского… — в годы, предшествующие написанию романа, Гессе тщательно изучал творчество Достоевского, многие идеи которого в значительной мере определили духовную атмосферу «Степного волка». Основной из них можно считать ощущение конца, заката западной культуры и мучительные поиски преодоления внутреннего кризиса европейского человека.

[12] «Надо бы гордиться болью…» — эта и последующая цитаты заимствованы из «Фрагментов» Новалиса.

[13] Ведь они созданы для суши, а не для воды. — Вода — один из наиболее распространенных символов бессознательного в «глубинной психологии» Юнга. В интерпретации Галлера изречение Новалиса приобретает следующий смысл: люди не рождены для «плавания» в океане бессознательного.

[14] Вариации Регера — Регер Макс (1873 1916) — неоромантический композитор, органист и дирижер, среди прочего автор вариаций на темы Баха, Моцарта, Бетховена.

[15]…под знаком Водолея… — знак Водолея, или водяного, находится в непосредственной связи с образом «воды», а также «зеркала», столь важного символа в романе Гессе. В немецком фольклоре Водолей (водяной) является демоном воды, пытающимся завлечь к себе девушку, что, однако, заканчивается трагически, — образ, использованный Гессе в стихотворении «После вечера в Олене» (1926). Роль традиционной символики в произведении Гессе вообще очень велика: так, символическое значение имеет мотив «золота» — стремление к искомому «философскому камню» (полноте, совершенству), символичны каждый из упоминаемых в романе цветов: камелия, орхидея, гвоздика и другие.

[16]…сошествие в хаос помраченной души… — понятие «хаос» Гессе последовательно развивает в нескольких эссе о Достоевском, частично объединенных в сборник «Заглядывая в хаос» (1920). Этим термином Гессе обозначает бессознательные, глубинные, свободные от противоречий сферы психики. Любой порядок, считал Гессе, любая мораль, общество и культура основываются на разуме, подразумевают расчленение мира на добро и зло, на допущенное и запретное, на дух и природу, допускают установку сознания лишь на один определенный полюс. С того момента, когда противоположности оказываются взаимозаменимыми, начинается «хаос». Через познание этого хаоса проходит, по мнению Гессе, путь «индивидуации», то есть начинается та искомая человечность, к которой Гессе ведет своего героя.

[17] Только для сумасшедших. — «Сумасшедшим» Гессе иронически называет тот противостоящий «нормальному», «обыденному» тип человека, которого Достоевский называл «идиотом», а Ницше — «глупцом». Сумасшедшие, по терминологии писателя, — это те редкие одиночки, которые осознали относительность всех распространенных установок и «открыты» по отношению к сложному миру. Они, утверждает Гессе, способны жить в некоей «высшей реальности», в которой сняты противоречия и которая делает возможным так называемое «магическое» восприятие действительности.

[18]…не пора ли последовать примеру Адальберта Штифтера… — намек на самоубийство австрийского писателя Адальберта Штифтера (1805 1868), страдавшего неизлечимой болезнью и покончившего с собой во время сильного приступа боли.

[19] «Стальной шлем» — под этим названием Гессе описывает ресторанчик «Цум хельм» («Под шлемом») на Фишермаркт в Базеле, который он часто посещал.

[20]…между маленькой церковью и старой больницей… — символично, что «каменная стена», приобретающая в дальнейшем важное функциональное значение, расположена между церковью и больницей, то есть «лечебницами» для души и тела, порождениями той культуры, от которой отрекается Галлер.

[21] Магический театр — наиважнейший мотив романа, обозначающий некое волшебное зеркало души. Еще в повести Гессе «Клейн и Вагнер» (1919) сбежавшему чиновнику Клейну предстает в сновидении его внутренний мир в образе театра «Вагнер». В «Степном волке» театр — уже не сновидение, а некое воображаемое игровое пространство, в котором, как в театре, разыгрываются сцены внутренней жизни героя. По мысли Гессе, оказаться зрителем этого театра можно посредством «магии», которая подразумевает снятие противоречий между «внешним» и «внутренним», то есть превращение внутренних процессов душевной жизни героя в зрительно воспринимаемые события.

[22] Сонмы ангелов Джотто — имеются в виду хоры ангелов, изображенные на купольной части росписи капеллы дель Арена в Падуе, принадлежащей крупнейшему художнику Возрождения Джотто (1266 1337).

[23] Воздухоплаватель Джаноццо — персонаж произведения Жана Поля «Морская книга воздухоплавателя Джаноццо» (1801).

[24] Аттила Шмельцпе — персонаж сочинения Жана Поля «Странствие полевого проповедника Шмеяьцле во Флетц» (1809).

[25] Боробудур — монументальный памятник буддистской архитектуры неподалеку от Джокьякарты, построенный в 800 г.

[26] Губбио — местность в итальянской провинции Перудже в одной из долин умбрийских Апеннин.

[27]…напомнив мне о вечном, о Моцарте… — Моцарт Вольфганг Амадей (1756 1791), великий немецкий композитор, сыграл весьма большую роль в жизни и творчестве Гессе. Образ композитора представлялся ему воплощением самого духа музыки, свершением идеала «совершенного», «бессмертного» человека, примирившего в себе все противоречия, согласовавшего свою жизнь с «космической гармонией» мира. В романе он являлся для Гессе выразителем того умиротворенного состояния души, которое непередаваемо словами, но ясно ощутимо в «Божественном веселии» его бессмертной музыки. В «Дневнике 1920 года» Гессе писал: «Над этим днем мне хочется написать одно слово, вроде „мира“ или „солнца“, слово, полное магии и силы излучения, полное звука, полное изобилия… слово со значением свершения, совершенного знания. Тут мне приходит на ум это слово, магический знак для этого дня, и я пишу его большими буквами на листе: МОЦАРТ. Это означает: мир имеет смысл, и смысл этот ощутим для нас в зеркале музыки».

[28] Это была музыка гибели… — совершенную классическую музыку Гессе рассматривал как магическое средство самоусовершенствования человека и приближения его к центру, таинству бытия. В джазовой музыке, по мнению писателя, на передний план выдвинута чувственная, сентиментальная сторона и тем самым нарушена соразмерность, присущая классической, то есть «настоящей» музыке, которую Гессе ограничивает тремя столетиям" (1500 1800). Поэтому такая музыка рассматривается им как признак упадка эпохи и именуется «музыкой гибели».

[29]…был человеком, но по сути он был степным волком. — Здесь Гессе прибегает к психологическому феномену расщепления личности, развивая тем самым «мотив двойника», один из излюбленных мотивов немецкого романтизма, получивший дальнейшее развитие в творчестве Достоевского. Образ романтического художника, находящегося в непримиримой оппозиции к действительности и в своем неприятии упорядоченного, уютного и благопристойного бюргерского мира спасающегося в крайности распутной или монашеской жизни, со всей очевидностью предвосхищает образ Гарри Галлера с его душевным смятением и его расщеплением на волка и человека.

[30]…у них… есть примирительный выход в юмор. — Гессевская теория юмора обнаруживает несомненное сходство с понятием «романтической иронии» немецких романтиков и особенно с отдельными положениями эстетики Жана Поля. Гессе рассматривает юмор как «воздушный мост, перекинутый через пропасть между идеалом и действительностью», как одно из средств примирения противоположностей.

[31]…получив ли одно из наших маленьких зеркал… — «зеркало» — один из важнейших символов романа — связано с образами «стекла» и «воды», также обладающими способностью отражения. Поэтому зеркало в «Степном волке» — это волшебное, магическое зеркало, средство самопознания, отражающее сокрытую от сознания область души. Оно есть также средство постижения множества, скрывающегося за видимым единством внешнего проявления личности.

[32]…он чувствует и знает бессмертных… — «бессмертные» представлены в дальнейшем в образах Гете и Моцарта и являются некоей проекцией искомой целостности души Гарри Галлера.

[33]…герои индийского эпоса — не лица, а скопища лиц, ряды олицетворений. — Гессе имеет в виду многочисленные «аватары» — перевоплощения богов, мудрецов и демонов в эпической литературе Древней Индии.

[34]…к одиночеству Гефсиманского сада. — Имеется в виду евангельский эпизод уединения Христа в Гефсиманском саду в ночь перед распятием, выражающий крайнее одиночество человека.

[35] «Блаженство лишь детям дано!» — Почти дословный припев одной из песенок из оперы Альберта Густава Лортцинга (1801 1851) «Царь и плотник».

[36]…все сотворенное… уже виновно… — согласно христианскому вероучению, человек уже в момент рождения несет на себе печать первородного греха.

[37] «Мир лежит в глубоком снегу…» — стихотворения, приведенные в романе, заимствованы писателем из упоминавшегося лирического дневника 1926 г. — стихотворного сборника «Кризис». Данное стихотворение носит название «Степной волк».

[38]…моя заболевшая душевной болезнью жена… — характерный для Гессе автобиографический намек. Речь идет о первой жене писателя, Марии Бернулли, помещенной в 1919 г. в психиатрическую лечебницу.

[39]…похожие на дым в осенней песне Ницше. — Стихотворение Ницше «Уединенный».

[40] Предместье св. Мартина — северо западный район Базеля, города, в котором происходит действие романа.

[41] «Черный орел» — название реально существующего ресторана в Цюрихе. Так же реальны упоминающиеся в дальнейшем ресторан «Одеон», отель «Баланс» и другие.

[42] Вечер и впрямь принял удивительный оборот. — Этот эпизод, действительно имевший место, Гессе отразил в шестом стихотворении своего лирического дневника 1926 г.

[43] Это была гравюра, и изображала она писателя Гете… — прообразом описываемого портрета Гете послужила гравюра Карла Бауера, выпущенная в 20 х гг. в виде почтовой открытки. «Сентиментально причесанный Гете в „Степном волке“ принадлежит моему современнику Карлу Бауеру, придумавшему кучу подобных портретов для благопристойных домов», — писал Гессе в 1949 г. М. Хаусману.

[44]…увидел, что увядший цветок — это камелия. — Образ увядшей недолговечной камелии подчеркивает обреченность Гермины.

[45] Кроме того, меня беспокоил скорпион… — наряду с ложью и неверностью, средневековая символика приписывала скорпиону значение «побежденного дьявола».

[46] Маттиссон, Фридрих (1761 1831) — немецкий лирик сентиментально классицистического направления; Бюргер Готфрид Август (1747 1794) — немецкий поэт, основоположник жанра баллады. Состоял во втором браке с сестрой своей первой жены Августой Леонгарт, по прозвищу Молли, которой посвятил много стихов. Чем объясняется ассоциативная связь между Маттиссоном и Бюргером, трудно установить, возможно, тем, что Маттиссон был автором стихотворения «Аделаида» (положенного на музыку Бетховеном), характер и популярность которого могли сравниться с некоторыми стихами Бюргера «К Молли».

[47] Может быть, имя этому зверю было Вульпиус? — Вульпиус — девичья фамилия Христианы фон Гете (1765 1816), жены поэта. В данном контексте упоминание ее девичьей фамилии, возможно, содержит намек на лисицу, мифологический аналог волка, который зашифрован в латинском корне этой фамилии.

[48] Передо мной стоял старик Гете… — образ Гете, как и образ Моцарта, занимал Гессе на протяжении всей его жизни. Писатель посвятил ему несколько статей, рецензии и отдельные отрывки в художественных произведениях. В одной из статей Гессе писал: «Из всех немецких поэтов Гете был тем, которому я больше всех обязан, который больше всех занимал, преследовал, подбадривал меня и вынуждал следовать или же противиться ему». Гете был для Гессе свершением идеала «совершенного человека», достижением и осуществлением конечной цели долгого пути становления личности. Наряду с Гете и Моцартом, осуществлением идеала «совершенного» и «бессмертного» человека Гессе представлялись Будда, Леонардо да Винчи и др.

[49]…он отрывисто качнул головой, как старый ворон… — сравнение Гете с вороном не случайно, ибо в мифологии и фольклоре ворон, являясь персонификацией дьявола и порождением злых демонических сил, занимает в птичьем царстве то же место, что и волк в мире животном. Таким образом, сравнение лишний раз указывает на то, что «бессмертные» интегрируют в себе, наряду со светлой, аполлинической, стороной, и дионисически темную волчью природу.

[50]…так же, как в Бетховене и Клейсте. — Отношение Гете к своим выдающимся современникам Г. Клейсту (1777 1811) и Л.Бетховену (1770 1827), при всем пиетете к огромным масштабам их дарования, на протяжении всей жизни оставалось критическим. Здоровая гармоническая натура Гете не могла принять необузданной односторонности и бескомпромиссности, трагического надлома и болезненности, присущих как характеру, так и творческой манере этих художников.

[51]…полон гетевскчх песен… — Гессе имеет в виду многочисленные переложения стихотворении Гете на музыку — Бетховена, Шуберта, Шумана и др.

[52] Да, есть святые, которых я особенно люблю… — духовным авторитетам и учителям Галлера — Гете и Моцарту — Гермина противопоставляет святых, воплощающих для нее сферу души. Св. Франциск Ассизский (1182 1226) — религиозный деятель и философ позднего средневековья, учивший любви к людям и природе, — один из любимых образов Гессе, которому он посвятил два сочинения («Франциск Ассизский», 1904; «Из детства Франциска Ассизского», 1919).

[53] Вальтер фон дер Фогельвайде (ок. 1175— ок. 1230) — немецкий поэт, самый значительный представитель Миннезанга.

[54]…стояли две прекрасные орхидеи… — цветы орхидеи являются в религиях Востока символом божественного, в то же время орхидею традиционно принято считать цветком куртизанок. Из этих двух значений черпают свою символику цветы орхидеи и в романе, отражая природу отношений Галлера и Гермины.

[55] Тебя зовут Гермина? — Имя героини, представляя собой женскую форму немецкого имени Герман, указывает на ее родство с автором, а также с героем романа. Вместе с тем оно несомненно ассоциативно связано с богом Гермесом, проводником душ, подключая, к романическому сюжету и мотивы, присущие Гермесу — покровителю магии. Античный Гермес способствует встречам и находкам, его игра на свирели убаюкивает сознание, он управляет снами, он — проявление фаллического начала, он же воспевает Мнемозину, неиссякаемый источник воспоминаний, его время суток — ночь. Все эти функции античного бога в дальнейшем, кроме главного героя, распределяются на три персонажа: Гермину, Пабло и Марию.

[56] «Волшебная флейта» — опера Моцарта, любимое произведение Гессе. «Страсти по Матфею» — оратория И. С. Баха.

[57] «Томление», «Валенсия» — танцевальные мелодии, популярные в Европе в 20 х гг.

[58] Букстехуде, Дитрих (1637 1757) — немецкий композитор и органист, основатель нового направления в органной музыке. Пахельбель Иоганн (1653 1756) — немецкий композитор и органист.

[59] Долго думал я, бродя в ту ночь, и о моем особенном отношении к музыке… — рассуждения Галлера об отношении немцев к музыке напоминают мысли Т. Манна в романе «Доктор Фаустус» (1947).

[60] Ничего, кроме смерти. — Утверждая это, Гермина имеет в виду не физическую смерть, а завоевание человеком цельности, переход к личностности, которая с точки зрения обывательских идеалов есть «ничто», смерть.

[61]…а я своих святых, Христофора, Филиппа Нери… — Христофор — популярный католический святой, перенесший, согласно легенде, младенца Христа через реку. Был близок Гессе связанным с ним мотивом «служения». Филиппа Нери, прозванный «Пиппо Добрым» (1515 1595), — католический святой, основатель ораторианского ордена; использовал для обращения грешников музыку и песнопения.

[62]…чтобы прийти домой. — Перефразировка известного изречения Новалиса: «Куда же мы идем? Всегда домой». Знаменательно, что эти слова вложены в уста Гермины, персонажа, которого критики часто сравнивают с Матильдой из незаконченного романа Новалиса «Генрих фон Офтердинген».

[63] Теперь только понял я его смех, смех бессмертных. — Мотив смеха непосредственно вытекает из гессевской концепции юмора.

[64]…вотановской походкой… — Вотан — бог грома, войны, колдовства и поэзии в древнегерманской мифологии.

[65] Во всех помещеньях большого здания бушевал праздник… — атмосфера маскарада несомненно вызывает ассоциацию с Вальпургиевой ночью в «Фаусте» Гете. Сходство это проявляется не только во внешних деталях, как то: черти, волшебники, время действия — полночь, обстановка — ад и т. д., но в общем осмыслении разворачивающегося на грани сна и фантазии эпизода, который у Гессе, как и у Гете, демонстрирует нисхождение к чувственным первоосновам и растворение индивидуальности во всеобщем эросе. В этом смысле знаменательно, что в дальнейшем кульминация всей сцены разворачивается в самом нижнем, подвальном, этаже, названном «ад», под аккомпанемент чертей музыкантов.

[66]…цветок лотоса парил над черной трясиной… — в Индии лотос — религиозный символ: поза лотоса предписывается йогами во время медитации, целью которой является созерцание божественного единства путем углубления в собственный внутренний мир. Кроме того, с лотосом связана эротическая символика.

* мистического союза (лат.).

[67]…мир без времени. — Имеется в виду внутренний мир, мир души.

[68] «Ах ты, зеркальце в руке!» — слегка видоизмененная первая строка присказки из немецкой сказки «Снегурочка».

[69]…все огромное зеркало заполнилось сплошными Гарри… — мысль о расщеплении личности на множество "я" была знакома еще немецкому романтизму. Э. Гофман писал в 1809 г. в своем дневнике: "Я представляю себе свое "я" через размножающее стекло — все фигуры, которые движутся вокруг меня, — это я, и я сержусь на их поведение". Аналогичная мысль повторяется у Новалиса: «Каждая личность способна, будучи разделенной на несколько личностей, тем не менее оставаться одной. Настоящий анализ личности, как таковой, создает множество личностей».

** Это ты (санскр.).

*** Я превращаюсь (лат.).

[70] Mutabor — волшебное слово в сказке Вильгельма Гауфа «История о Калифе аисте», способное превращать людей в зверей и птиц.

[71] Камасутра — древнеиндийский учебник искусства любви.

[72] «Закат Европы» — так называлось сочинение позднебуржуазного культур философа О. Шпенглера (1880 1936), которое Гессе рецензировал в 1924 г. Следует отметить, что Гессе вкладывал в понятие «заката» несколько иное содержание, чем Шпенглер, подразумевая прежде всего «закат» определенного психологического типа человека, что, по его мнению, должно явиться предпосылкой рождения нового человека.

[73]…о чем можно прочесть, например, в «Волшебном роге принца»… — название дано по аналогии с известным романтическим сборником песен «Волшебный рог мальчика» (по немецки «Des Knaben Wunderhorn») И. Арнима и К. Брентано. Так зашифрована фамилия гейдельбергского врача Принцхорна, автора сочинения «Живопись душевнобольных. К психологии и психопатологии формотворчества» (1923).

[74] «О друзья, довольно этих звуков!» — Речитатив, предшествующий заключительному хору Девятой симфонии Бетховена. Так Гессе озаглавил свою первую антивоенную статью, опубликованную 3 февраля 1914 г. в «Нойе цюрхер цайтунг».



[75] Что, мальчонка, свербит печенка… — здесь Гессе, с целью достижения комического эффекта, следует рекомендации Жана Поля, считавшего чувственность обязательным элементом юмора, и строит речь Моцарта по образцу приведенных Жаном Полем речевых построений Рабле и Фишарта.

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Герман Гессе Степной волк
2538.43kb.
10 стр.
Занятие № (2 часа) Г. Гессе. Роман «Степной волк»
13.65kb.
1 стр.
Герман Гессе Душа ребёнка «Степной волк. Демиан. Душа ребенка. Клейн и Вагнер. Последнее лето Клингзора»
402.26kb.
3 стр.
Три повести Гессе
114.62kb.
1 стр.
Герман Гессе Игра в бисер
6230.58kb.
21 стр.
Герман Гессе. «Сиддхартха»
7.63kb.
1 стр.
Основные черты перехода от традиционного романа к модернистскому в романе Германа Гессе “Степной волк”
329.58kb.
1 стр.
Тема джаза в романе Германа Гессе "Степной волк"
268.03kb.
1 стр.
Герман Гессе. Сиддхартха
1498.79kb.
9 стр.
Герман Гессе Игра в бисер
6074.02kb.
23 стр.
Герман Гессе Детство волшебника
220.71kb.
1 стр.
Герман Гессе Душа ребёнка
376.64kb.
3 стр.