Главная
страница 1 ... страница 6страница 7страница 8страница 9страница 10 ... страница 12страница 13

Обстоятельства, влияющие на размер ответственности за нарушение СРП

Поскольку для полного возмещения убытков необходимо, чтобы объём гражданско-правовой ответственности совпадал с объёмом причинённых убытков, то следует уделить внимание способам определения объёма гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП1.

В основном публично-правовой (лицензионный) характер недропользования в России предполагает наступление административной либо уголовной ответственности за нарушение лицензии (лицензионного соглашения). Но способы определения объёма гражданско-правовой ответственности за нарушение гражданско-правового договора – СРП существенно отличаются от способов определения меры наказания в уголовном и административном праве. В уголовном праве объём ответственности определяется в соответствие со всеми обстоятельствами дела. Важнейшим из обстоятельств, учитываемых судом при определении меры уголовного наказания, является степень виновности преступника. Но в гражданском праве дело обстоит иначе. Вопрос об объёме ответственности решается не в соответствии со степенью виновности и характером вины, а сообразно с наступившим результатом, то есть объёмом причинённых убытков. Одного лишь факта совершения виновного противоправного действия (бездействия), если только санкция за него не была установлена заранее в виде штрафной неустойки, ещё недостаточно для определения объёма гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП. Таким образом, вина стороны в СРП, нарушившей соглашение, является только условием ответственности, тогда как её мерой является наступивший результат. Поэтому точное исчисление размера причинённых убытков имеет решающее значение для определения объёма гражданско-правовой ответственности за нарушения подобных соглашений.

Как отмечалось выше, согласно ГК РФ, вина стороны в СРП, нарушившей соглашение, учёту не подлежит, если договором не предусмотрено иное.

Вина за неисполнение или ненадлежащее исполнение соглашения может лежать как на инвесторе - должнике, так и на государстве – кредиторе в обязательстве подрядного характера, вытекающего их условий СРП.

Суд, согласно ст. 404 ГК РФ, соответственно вине кредитора уменьшает размер ответственности должника, если: неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон; кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причинённых неисполнением или ненадлежащим исполнением; кредитор не принял разумных мер к уменьшению убытков. Указанное правило, согласно п. 2 ст. 404 ГК РФ, применяется и в случаях, когда должник в силу закона или договора несёт ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины.

Дифференциация объёма ответственности в соответствие со степенью вины за нарушение СРП является исключением из общего правил полного возмещения убытков.

Нарушение СРП при обоюдной вине сторон характеризуется следующими моментами: убытки наступают в результате виновного поведения не только должника, но и кредитора; убытки сосредотачиваются в имущественной сфере только одной из сторон – кредитора; убытки представляют собой единое целое, когда невозможно определить, в какой части они вызваны виновными действиями должника, а в какой – виновными действиями кредитора.

При смешанной вине виновным является не только сторона СРП, нарушившая соглашение, но и её контрагент по соглашению. Снижение ответственности причинителя производиться, таким образом, за счёт виновного потерпевшего в тех пределах, в каких его виновность позволяет часть убытков возложить на него самого. Если бы в случаях причинения убытков совместными действиями обеих сторон СРП можно было бы чётко отграничить ту часть убытков, которая наступила вследствие действий каждой из них, то она, эта часть, и служила бы мерой их индивидуальной ответственности. Но поскольку провести такое разграничение при нарушении СРП, как правило, не предоставляется возможным, то в качестве меры ответственности здесь и выступает степень виновности причинителя и потерпевшего1. Например, инвесторы не смогли закончить в срок этап освоения участка недр и, соответственно, вовремя начать этап добычи минерального сырья, поскольку государство предоставило инвесторам в пакетах геологической информации неполные либо недостоверные сведения об участке недр, что соответственно крайне негативно отразилось на выполнении условий СРП инвесторами, в частности нарушении графиков, этапов, сроков выполнения работ по соглашению.

Ответственность причинителя перед потерпевшим наступает здесь не в полном объёме, а лишь в части причинённых убытков. Большая роль в применении гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП отводиться суду. Суд может наиболее полно оценить действия как должника, так и кредитора по обеспечению исполнения обязательства. Оценка судом поведения сторон, и в частности, поведения кредитора, может послужить решающим фактором в определении размера ответственности должника за допущенное им нарушение обязательства2.

Поскольку в СРП, по общему правилу, имеется множественность, как на стороне заказчика – государства3, так и на стороне подрядчика – инвесторов4, то следующий вопрос, на который следует обратить внимание, это причинение убытков при нарушении СРП совместными действиями нескольких лиц.

Закон о СРП устанавливает специальные нормы, касающиеся вопросов ответственности при множественности как на стороне государства, так и инвесторов.

Согласно ст. 3 Закона о СРП, если инвестором в СРП выступает не имеющее статуса юридического лица объединение юридических лиц, то участники такого объединения имеют солидарные права и несут солидарные обязанности по соглашению. Таким образом, инвесторы несут солидарную ответственность за нарушение СРП. Данная норма отражает общую тенденцию законодательства стран, где государство заключает инвестиционные соглашения с несколькими частными инвесторами. Так, согласно законодательству Казахстана, инвесторы в подобных соглашениях также отвечают солидарно1. Кроме того, указанная норма корреспондирует со ст. 707 ГК РФ «Участие в исполнении работы нескольких лиц», согласно которой при множественности лиц на стороне подрядчика они также признаются к заказчику солидарными должниками. Таким образом, и согласно общим положениям ст. 707 ГК РФ и специальным нормам ст. 3 Закона о СРП, при множественности на стороне инвесторов в СРП они должны нести солидарную ответственность за нарушение СРП. Нормы Закона о СРП легко объяснимы, поскольку именно солидарная ответственность инвесторов в максимальной степени обеспечивает защиту прав государства.

Ответственности государства посвящён п. 2 ст. 20 Закона о СРП. В соответствие с положениями, закреплёнными в указанной статье, условия и порядок распределения между РФ и соответствующим субъектом РФ расходов для удовлетворения требований инвестора о возмещении убытков в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения государством своих обязательств по соглашению, устанавливаются договорами, указанными в п. 1 ст. 10 Закона о СРП. Отмеченные договоры должны заключаться не позднее 30 дней со дня вступления соглашения в силу. Кроме разграничения ответственности между РФ и субъектом РФ за нарушение условий СРП, подобные договоры регулируют вопросы распределения произведённой продукции, полученной государством в результате раздела продукции в соответствии с условиями СРП, или её стоимостного эквивалента. Этим договором определяется доля ответственности РФ и субъекта РФ. Хочется возразить точке зрения С.А. Сосны, согласно которой ответственность государства в лице РФ и субъекта РФ не должна иметь характер долевой, солидарной или субсидиарной. Учёный отмечает, что гражданско-правовую ответственность несёт единая государственная сторона, и договорное разделение расходов по возмещению убытков инвестора ограничивает ответственность каждого такими пропорциями1. Наши возражения заключаются в следующем. Во-первых, все-таки наблюдается множественность на стороне заказчика (государства), согласно прямому указанию на то в п. 1 ст. 3 Закона о СРП. Во-вторых, если ответственность, которую несёт государство, является всё же гражданско-правовой, то она по общему правилу является долевой, за исключением случаев, когда прямо предусмотрена законом или договором солидарная или субсидиарная ответственность2. Каких либо иных видов гражданско-правовой ответственности в зависимости от характера распределения ответственности нескольких лиц цивилистика не знает. Поэтому определение пропорций, согласно которым Правительство РФ и орган исполнительной власти субъекта РФ ограничивают свою ответственность в договорном порядке, есть основание предположить, что этот вид ответственности и есть долевая гражданско-правовая ответственность государства.



Таким образом, можно сделать вывод, что согласно Закону о СРП, устанавливающего ряд специальных норм об ответственности, гражданско-правовая ответственность за нарушение СРП государством и инвесторами не совпадает по виду. За нарушение СРП инвесторами предусмотрена солидарная ответственность, а за нарушение СРП государством – долевая. В этом проявляется определённая специфика гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП.

На наш взгляд, всё вышеуказанное в данном параграфе нашего исследования является общими положениями, которыми необходимо руководствоваться при определении того объема и размера, который необходим для восстановления первоначального положения стороны СРП, которой причинены убытки. И поскольку многие вопросы не урегулированы специальными нормами, то необходимо руководствоваться самим СРП, где указанный пробел должен быть восполнен непосредственно сторонами и подобные вопросы должны быть закреплены в соглашении, в соответствие с гражданским законодательством РФ.

Необходимым вопросом, который всегда завершает рассмотрение проблем гражданско-правовой ответственности, является вопрос о пределах ответственности стороны, нарушающей СРП.

По общему правилу, обстоятельством, освобождающим нарушителя СРП от ответственности, является непреодолимая сила. Следует отметить, что данное правило носит диспозитивный характер и применяется, согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом и договором. Поскольку Закон о СРП вообще не содержит специальных норм о гражданско-правовой ответственности нарушителя СРП, то иное стороны СРП могут предусмотреть самим соглашением.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. Как отмечается в литературе, непреодолимую силу не только невозможно предотвратить любыми доступными для лица средствами даже тогда, когда лицо могло предвидеть действие непреодолимой силы1. Согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ, к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Указанные обстоятельства, по нашему мнению, нельзя назвать примерным перечнем обстоятельств непреодолимой силы, поэтому при отнесении того или иного события к обстоятельствам непреодолимой силы в случае спора между сторонам окончательное решение будет принимать суд.

Признак непредотвратимости непреодолимой силы вызывает научные дискуссии. Так, согласно первой точке зрения, явление относится к непреодолимой силе, если оно непредотвратимо для конкретного причинителя убытков с учётом имеющихся у него возможностей1. В соответствие с противоположной позицией, учёные отмечают непредотвратимость обстоятельств не только для данного лица, но и для любого, исходя не из возможности конкретного правонарушителя, а с учётом уровня науки и техники всего общества2. Последняя точка зрения, по нашему мнению, в большей степени соответствует, закреплённому в ст. 401 ГК РФ, определению непреодолимой силы, влияющей на освобождение нарушителя от ответственности за нарушение СРП.

Для того чтобы при нарушении СРП обстоятельство могло быть признано непреодолимой силой, необходимо одновременное наличие следующих условий:


  • обстоятельство (событие) должно быть объективно непредотвратимо при данных условиях;

  • обстоятельство (событие) должно быть чрезвычайным (неожиданным)3.

Таким образом, сторона, нарушившая СРП, освобождается от ответственности, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по СРП вызвано влиянием непреодолимой силы. Указанное влияние должно быть таким, что надлежащее исполнение обязательства по СРП стало абсолютно невозможным.

Также следует отметить, что если стороны в СРП не предусмотрели иное, то неисполнение обязанности со стороны должника (например, государством - заказчиком) не признаётся основанием для освобождения контрагента (инвестора - подрядчика) от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по СРП. Также не действуют положения ст. 404 ГК РФ, поскольку действия (бездействие) государства, как кредитора, безразличны для решения вопроса об ответственности должника. Таким образом, согласно ГК РФ, вина государства учёту не подлежит.

Учёт вины государства, как кредитора, возможен в СРП, если стороны признали действие принципа вины, то, следовательно, подлежит учёту как вина должника - инвестора, так и вина кредитора – государства.

Завершая рассмотрение вопросов объёма ответственности за нарушение СРП, обратим внимание на ещё ряд вопросов, отражающих специфику ответственности контрагентов по СРП. Следует, на наш взгляд, затронуть проблемы ответственности государства, как специфического субъекта в СРП, и оператора по соглашению.



Некоторые особенности ответственности государства за нарушение СРП

Специфика государства как стороны в СРП заключается в том, что государство в силу своей суверенной природы обладает иммунитетом от юрисдикции иностранного государства. Подобный иммунитет препятствует развитию коммерческих связей с участием государства и является правовым препятствием защиты имущественных прав инвесторов. На это неоднократно обращалось внимание в литературе, и высказывались мнения о нормативном закреплении отказа государства от иммунитета1.

Так, согласно ст. 23 Закона о СРП, в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен в соответствии с законодательством РФ отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и(или) арбитражного решения.

Причём заметим, что согласно статье, отказ от иммунитета есть только право, а не обязанность государства. То есть государство, заключая СРП, может и не отказываться от своего иммунитета. В этом случае складывается парадоксальная ситуация. Государство вступает в частно-правовые отношения, заключает гражданско-правовые сделки (в частности СРП), приобретает по ним соответствующие права и обязанности, должно выполнять определённые обязательства по соглашению, а, в соответствие с отечественным законодательством, может не отвечать за их неисполнение или ненадлежащее исполнение. Это создаёт веские предпосылки для злоупотребления государством своим неравным положением и ограничивает возможность отечественных и иностранных инвесторов защитить свои права и законные интересы.

Интересно, что отказ государства от иммунитета предусмотрен ст. 23 Закона о СРП только в случаях заключения СРП с иностранными инвесторами. Что делать, если в СРП участвуют и российские инвесторы2? Довольно интересно в этом случае выглядела бы ситуация, когда, например, в СРП по проекту «Сахалин - 1» в отношении иностранных инвесторов государство отказывалось бы от иммунитета, а в отношении российских – нет! Как в этом случае будут разрешаться споры между государством и инвесторами? Особенности ответственности государства в гражданском обороте, согласно ст. 127 ГК РФ, должны определяться в соответствии с законом об иммунитете государства и его собственности. Но этот закон до сих пор не принят. И если, согласно Закону о СРП, иностранные инвесторы могут защитить свои права и законные интересы в случае нарушения условий СРП государством, то отечественные инвесторы находятся в менее выгодной ситуации.

Мы считаем, что государство, вступая в частно-правовые отношения на равных началах с другими участниками гражданского оборота, не только может, но и должно нести гражданско-правовую ответственность за совершённые им правонарушения. Большинство стран с рыночной экономикой (США, Великобритания, Канада, Италия, Германия, Швейцария и др.) придерживаются принципа ограниченного (функционального) иммунитета, который не распространяется на гражданско-правовые сделки, совершаемые государством1. Теория ограниченного иммунитета в настоящее время выглядит предпочтительнее. Концепция абсолютного иммунитета уже не отражает практику участия государства в коммерческих отношениях с зарубежными странами2.



Поэтому, по нашему мнению, следует закрепить в ст. 23 Закона о СРП не право, а обязанность государства отказаться от иммунитета в СРП, независимо от принадлежности инвесторов.

Отметим, что Закон о СРП не устанавливает, каким образом и чем отвечает государство по своим обязательствам перед инвестором.

В данном случае вызывает интерес проект федерального закона «Об особых условиях предпринимательской деятельности на территории Сахалинской области»1. Согласно п. 7 ст. 7 проекта, Сахалинская область отвечает перед инвестором по своим обязательствам по инвестиционному соглашению имуществом, принадлежащим ей на праве собственности, с учетом особенностей, предусмотренных ГК РФ. Диспозиция указанной нормы проекта, на наш взгляд, отражает ту позицию, которая должна быть отражена на федеральном уровне в Законе о СРП. К тому же, как отмечает С.А. Сосна, в проекте Закона о СРП содержалась подобная формулировка, но по инициативе Совета Федерации РФ, она была исключена из текста законопроекта2. Поэтому для устранения возможных противоречий предлагается дополнить п. 2 ст. 20 Закона о СРП положениями следующего содержания: «…РФ отвечает перед инвестором по своим обязательствам по СРП имуществом, принадлежащим ей на праве собственности, с учетом особенностей, предусмотренных ГК РФ»

Следует учитывать особенности имущества, принадлежащего на праве собственности государству, которое является специфическим субъектом гражданского оборота с функциональной правоспособностью. В собственности государства может находиться имущество ограниченное и изъятое из оборота. Поэтому в отличие от других субъектов гражданского права невозможно обратить взыскание в натуре на такое имущество при наступлении договорной ответственности государства. Разумеется, оно не освобождается от ответственности, но средством удовлетворения кредиторов служит не объект договора как таковой, а иное имущество (как правило, средства государственного бюджета)3. В этом есть определённое отличие ответственности государства за нарушение условий СРП, от договорной ответственности инвесторов4.

Поэтому ещё раз заметим, что наиболее удобной формой возмещения убытков инвесторам, на наш взгляд, является возмещение частью добытой продукции, принадлежащей государству. Поскольку большие суммы возмещения инвестору могут вызвать дефицит бюджета РФ и нарушить экономическую безопасность государства, сторонам в СРП целесообразно закрепить эти положения при заключения соглашения.

Особенности ответственности оператора соглашения за нарушение СРП.

Далее при исследовании вопросов ответственности за нарушение СРП следует рассмотреть в этом контексте положения, посвящённые оператору соглашения.

Организация выполнения работ по СРП может осуществляться непосредственно самим инвестором, либо одним из инвесторов, если имеет место множественность на стороне подрядчика. Кроме того, согласно ст.4 Закона о СРП, организация выполнения работ по соглашению может быть поручена оператору соглашения. В соответствие с указанным положением, инвесторы для привлечения в качестве оператора могут создать для этих целей на территории РФ филиалы или юридические лица либо привлечь для этих целей уже созданные юридические лица, а также иностранные юридические лица, осуществляющие деятельность на территории РФ. Отметим, что при этом предмет деятельности оператора должен быть ограничен организацией указанных работ.

Как справедливо отмечает Н.Л. Платонова, отношения между инвесторами и оператором СРП должны регулироваться договором1. Причём, согласно гражданскому законодательству, представляется возможным использование в этих целях одного из двух видов договоров: договора коммерческого представительства (ст. 184 ГК РФ) или договора поручения (ст. 971 ГК РФ). Специальные нормы Закона о СРП не предусматривают, какой из договоров следует заключать оператору соглашения и инвесторам, поэтому следует предположить, что вид договора стороны выбирают по своему усмотрению. Но независимо от того, какой договор стороны предпочтут, и какие положения об ответственности за его нарушение предусмотрят, согласно ст. 4 Закона о СРП, инвестор должен нести имущественную (гражданско-правовую) ответственность перед государством за действия оператора соглашения как за свои собственные действия.

Означает ли это, что оператор освобождается от ответственности, и вместо него ответственность перед государством будут нести инвесторы, причём солидарно, согласно п. 2 ст. 3 Закона о СРП, в случае множественности на стороне подрядчика? На наш взгляд, нельзя дать однозначный ответ на поставленный вопрос.

С одной стороны, из указанной формулировки Закона прямо не вытекает, что оператор должен освобождаться от ответственности. К примеру, если между оператором и инвесторами заключён договор поручения, то, соответственно, все права и обязанности по СРП, совершаемые оператором (поверенным), возникают у инвесторов (доверителей). Однако, если действия оператора (поверенного) совершены с превышением полномочий, согласно п. 1 ст. 183 ГК РФ, то они считаются совершёнными от собственного имени поверенного и в его интересах. Если в дальнейшем, совершая указанные действия, права и обязанности по которым возникали не у инвесторов, а у поверенного, оператор нарушил СРП, то исходя из смысла гражданского законодательства ответственность должен нести оператор.

Но с другой стороны, прямо и не указывается, что оператор соглашения отвечает вместе с инвестором перед государством по обязательствам солидарно. Таким образом, возникает неопределённость в решении вопроса ответственности оператора соглашения.

Для решения этой проблемы следует обратиться к зарубежному опыту. В международной практике если в случае аварии или какого-либо происшествия инвесторам придется возместить ущерб государству, то оператор не будет нести ответственности за происшедшие убытки, за исключением случаев, когда имело место грубая небрежность или умышленное противоправное деяние. Если оператор проявил небрежность, но его небрежное поведение не «дотягивает» до грубой небрежности, то инвесторы, включая оператора, будут нести ответственность и обязаны возместить ущерб в части, соответствующей доли участия в СРП, как и в случаях возникновения других расходов.

Особого внимания заслуживают положения примерных форм международного операционного соглашения по нефти 1990 г. и 1995 г., в которых вопрос об ответственности изложен достаточно подробно. Положения примерной формы 1990 г., касающиеся ответственности оператора, в целом соответствуют современным стандартам, на основе которых данное лицо обязано компенсировать убытки, причиненные вследствие его собственной небрежности. В отличие от Примерной формы 1990 г. одноименный документ, принятый в 1995 г., следует более строгим стандартам в том, что касается ответственности оператора. Согласно этому документу, который следует последним решениям судов по делам, связанным с ответственностью оператора в сфере нефтяных работ, грубая небрежность означает более чем моментальное бездумье или ошибку в решении. Она означает явный недостаток внимания. Для доказательства этого необходимо установить, что действие или упущение было результатом действительно осознанной индифферентности к правилам, безопасности или благоразумию1.

То есть в международной практике объём ответственности оператора ставиться в зависимость от его вины. Причём в большей степени это относиться к деликтным правоотношениям. В договорных - презюмируется, что оператор действовал добросовестно, соблюдая все условия СРП.

В случае если оператор соглашения является коммерческим представителем инвесторов в СРП, то, по нашему мнению, он должен нести повышенную ответственность в случае нарушения СРП, согласно общим правилам п. 3 ст. 401 ГК РФ, поскольку оператор соглашения осуществляет свою деятельность в сфере предпринимательства. В отдельных исследованиях отмечалась подобная особенность гражданско-правовой ответственности коммерческого представителя1.

Закон о СРП, к сожалению, абсолютно игнорирует вышеуказанные отношения и норм, их регулирующих, не содержит. Используемая законодателем формулировка не отвечает на вопрос, как отвечает оператор соглашения, хотя именно оператор непосредственно осуществляет работы по СРП. Поэтому целесообразно, на наш взгляд, более детально урегулировать в законе рассматриваемые вопросы. Можно выделит два пути решения проблемы: либо пойти по пути зарубежной практики и дифференцировать ответственность оператора в зависимости от его вины, либо закрепить, что оператор и инвесторы отвечают по своим обязательствам перед государством солидарно. Это позволит инвесторам более серьёзно подходить к выбору оператора соглашения.

После исследования объёма ответственности за нарушение СРП можно сделать следующие выводы:

Недостаточное правовое регулирование вопросов, связанных с гражданско-правовой ответственностью за нарушение СРП в общем и определении её объёма в частности предполагает большую свободу действий сторон по определению в соглашении объёма и мер ответственности за нарушение СРП. К регулированию вопросов объёма ответственности за нарушение СРП применяются общие положения гражданского законодательства, учитывая особенности отношений, регулируемых СРП.

Объём ответственности за нарушение СРП должен определяться согласно принципу полного возмещения.

Следует закрепить в ст. 23 Закона о СРП не право, а обязанность государства отказаться от иммунитета в СРП, независимо от принадлежности инвесторов.

В решении вопроса ответственности оператора соглашения возникает неопределённость, поскольку используемая законодателем формулировка не отвечает на вопрос, как отвечает оператор соглашения. Можно выделит два пути решения проблемы: либо дифференцировать ответственность оператора в зависимости от его вины, либо закрепить, что оператор и инвесторы отвечают по своим обязательствам перед государством солидарно.

За нарушение СРП в соглашении могут быть предусмотрены все меры гражданско-правовой ответственности, предусмотренные ГК РФ: возмещение убытков, уплата неустойки и проценты, предусмотренне ст. 395 ГК РФ, с учётом специфики отношений, регулируемых СРП.

Особенностью гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП является следующее:

Контрагенты по СРП несут повышенную гражданско-правовую ответственность, то есть государство и инвесторы несут ответственность без учёта их вины. На объём ответственности за нарушение СРП оказывает влияние наличие смешанной вины государства и инвестора.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение СРП государством и инвесторами не совпадает по виду. За нарушение СРП инвесторами предусмотрена солидарная ответственность, а за нарушение СРП государством – долевая. В этом проявляется определённая специфика гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП.

Стороны могут предусмотреть в СРП, что убытки могут быть возмещены частью добытой продукции стороны, допустившей нарушение СРП. Подобная форма возмещения является наиболее удобной для государственной стороны.

Следует учитывать особенности имущества, принадлежащего одной из сторон СРП – государству, которое является специфическим субъектом гражданского оборота с функциональной правоспособностью. В отличие от инвесторов, на некоторое имущество, принадлежащее государству, невозможно обратить взыскание. Убытки, причинённые государством, возмещаются, как правило, за счёт средств государственного бюджета.

Наиболее удобной мерой гражданско-правовой ответственности за нарушение СРП является неустойка, поскольку СРП устанавливает обязательства длительного действия и их нарушение чаще всего сводится не к полному отказу от исполнения, а к ненадлежащему исполнению, выражающемуся в просрочке или качественных дефектах. В момент такого нарушения убытков либо ещё видно или они не получили осязаемого выражения, либо трудно подлежат исчислению. К правилам уплаты неустойки применяются общие положения гражданского законодательства. Соглашение об уплате неустойки в твёрдой денежной сумме в случае нарушения СРП даёт определённые преимущества контрагентам по соглашению.

По нашему мнению, за неуплату роялти, бонусов и иных платежей, таких как: ежегодная плату за землю (плата за аренду земельных участков), платежи в фонды развития регионов и компенсации государству ранее понесённых расходов по участку недр и др. возможна уплата процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. Авторы пришли к выводу, что ренталс имею скорее публично-правовую природу и поэтому за их неуплату, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, взысканы быть не могут.

Соглашением может быть предусмотрено, что сторона, нарушившая СРП, освобождается от ответственности, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по СРП вызвано влиянием непреодолимой силы.



<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Гражданско-правовая ответственность за нарушение соглашения о разделе продукции (срп)
2716.79kb.
13 стр.
Приказ Минфина РФ от 7 апреля 2006 г. N 55н Об утверждении формы налоговой декларации по налогу на прибыль организаций при выполнении соглашений о разделе продукции и порядка ее
232.37kb.
1 стр.
О кассовом поступлении и выбытии бюджетных средств
1178.95kb.
5 стр.
Международно-правовая ответственность государств за нарушение обязательств в сфере защиты прав человека в европейском праве
380.92kb.
1 стр.
Юридическая ответственность за нарушение законодательства о выборах
195.16kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс по дисциплине Иностранный язык Специальность: 030501. 65 «Юриспруденция», специализации «Гражданско-правовая»
424.36kb.
3 стр.
Система налогообложения при выполнении соглашений о разделе продукции
42.38kb.
1 стр.
Приложение №3
42.71kb.
1 стр.
«ответственность за нарушение прав представителей сми. Ответственность представителей сми за нарушение законодательства о выборах»
315.96kb.
1 стр.
Программа учебной дисциплины для специальности 030501. 65 Юриспруденция, специализации: гражданско-правовая, государственно-правовая
450.77kb.
3 стр.
Семинарских и практических занятий для слушателей общеюридического факультета Специализация: уголовно-правовая гражданско-правовая
181.47kb.
1 стр.
Программа учебной дисциплины для специальности 030501. 65 Юриспруденция, специализации: гражданско-правовая, государственно-правовая
448.59kb.
3 стр.