Главная
страница 1
Ознобихинский перевал
(2 том)
…Ознобихинский перевал тянется вдоль Мары. Вернее Мара течет вдоль него. Левый берег лесистыми холмами подкатывает к Маре и полого спускается в воду. С лового берега можно брести до половины реки и не замочить пупка. У самых скал правого берега дно обрывается, и вода там такая студеная, что человека могут схватить су­дороги. Если кашлянуть — гул катится вдоль скал, отдава­ясь громким эхом. Горы как бы отталкивают' от себя все звуки, кроме одного, который они не в силах ни заглу­шить, ни оттолкнуть,— это шум Мары.

Восемь километров тянется стена из выщербленного ветрами, щелястого гранита. Когда-то, давным-давно, прошел по Ознобихинскому перевалу пожар. Сгорело все до кустика. Даже земля, ле­жавшая в расщелинах и на террасках, выгорела. Сейчас на перевале нет ни одного живого дерева. Черные сучкас­тые остатки обгоревших лесин и высокие пни маячат на таких же черных скалах. Лишь кое-где виднеются пле­шинки мышастых мхов. На карнизах скал висят, как ласточкины гнездо, растения, по-здешнему — горная сарана, или: дикая репа, па самом же деле карликовые кактусы.

В распадках так и сяк валяется обгорелый и оттого долго не гниющий листвяк и пихтач. Только березняк ис­трухлявился, развалился. У ручьев краснеют шапки цве­тов дикой примулы, а на трухе да на занесенной в расще­лины пыли растет лишь кое-где травка да кустится тон­кий малинник, потрескивает на ветру спутник всех пожарищ — кипрей.

Кипрей уже отцвел. Открылись его узенькие стручки, из которых порхнуло по щепотке светленького пуха. Ве­тер разносит этот пушок по голым скалам, скатывает в| валики. Веревками свисают эти валики с камней, цепляются за обгорелые деревья, падают в реку, кажется, что на Ознобихинском перевале псе еще не затух пожар, распадки ущелья все еще дымятся.

Из дымка выползают змеи и клубками лежат на нагретых камнях.

Возле поворота, к узкой гранитной дыре, бьется речка Ознобиха. Бьется устало и озлобленно, попав в Мару, она все еще беспокойно пошевеливает … хвостом. И долго голубо цатою змеей ползет Ознобиха по Маре, прежде чем в ней растворится.

Вечерней и утренней порой или в жаркий солнечный день, когда световодную рыбу — хариуса, ленка и тай­меня — одолевает водяной клоп, здесь слышен беспре­станный плеск, будто из пугачей стреляют. Хвосты тайме­ней раскаленными мечами рубят отливающую синевой струю Ознобихи. Хариусы, осатаневшие от клопиных уку­сов, сигают, бьются о воду. Только поздней ночью затихают хлопки и всплески. И тогда явственно слышно, как дробно рассыпаются брыз­гами ключи, выбегающие из скал на верхних навесах, яростно клокочет Ознобиха и ворчит забросанная камня­ми, непокорная Мара. Возле речки Ознобихи нет ни смородинника, ни чере­мушника. Она так же неприветлива, обнажена, как и ска­лы, родившие ее. Но, должно быть, в средине этих с виду мертвых скал, в томных тайниках, хранится что-то целеб­ное. При выходе многих ключей накипели сероватые и ржавые наросты, похожие па березовую губу.

По-здешнему это называется каменным маслом. Рис­куя жизнью, самые отчаянные знахари карабкаются на скалы, отколупывают каменное масло и пользуют им от всех немочей деревенский люд. Мара виляла меж камней, торчавших то там, то тут из воды, прикидывалась тихоней, а потом, словно вспомнив о своем крутом нраве, вдруг сердито бросалась на скалы, с шумом била, как таранами, бревнами о камни. Бревна устрашающе гудели, образовывали тороса, набивались в расщелины, оседали на камнях и многочисленных пере­катах. Только самые скользкие, самые юркие бревна про­скакивали эти восемь километров, да и они выплывали из этой дыры побитые, с облупленной корой, с отколотыми ….

Ознобиха Хорошо тем людям, которые могут проплыть мимо нее быстрехонько, не оглядываясь, а еще лучше тем, кто может обойти гиблое место стороной. Но сплавщикам этого делать нельзя. У сплавщиков возле Ознобихинского перевала самая трудная работа.

Каждый год к перевалу высылали людей на помощь молевой бригаде. А нынче их здесь почему-то не оказа­лось. Трифон Летяга все больше хмурился, но еще надеялся, что люди придут, и обнадеживал своих товари­щей. Они ругались и кляли начальство, Ознобиху и всех, кто подвернется под руку. Всем хотелось поскорей отсю­да выбраться.


… Шли дожди. Под скалами по утрам лежал застойный туман, и кружились лепехи шипучей пены. Только к полудню туман поднимался по расщелинам и распадкам к са­мым вершинам. Но и в вязком тумане слышалось…

…Катились с камней бревна, гулко сшибались, громы­хая и бухая. Бестолковыми табунами кружились подле утесов, в суводях и водоворотах и снова наползали одно на другое, образуя высокие тороса.


Смотрите также:
20 – 27 июля 2008 года рекомендуемый общий список
59.68kb.
1 стр.
Ознобихинский перевал
34.79kb.
1 стр.
Грозовой перевал «Грозовой Перевал»
47.65kb.
1 стр.
Бронте, Э. Грозовой перевал (Текст) / Эмили Бронте. – М.: Мст, 2008. – 320 с.
51.39kb.
1 стр.
Маршрут №173 – 1/2 Алтайский обзорный (комбинированный)
177.61kb.
1 стр.
Перевал Изумрудных Озёр (Заранее извиняюсь, что хронометраж дан приблизительно. Это просто очерк. В паспорте перевала всё будет описано поминутно)
55.15kb.
1 стр.
Хроники Гордонов Перевал ТриБрата Пролог
290.58kb.
1 стр.
«Перевал» к новой логике развития страны – макросоциологический взгляд
75.44kb.
1 стр.
Jungian Dream Interpretation a handbook of Theory and Practice james a. Hall, M. D. Практическое руководство
1957.88kb.
7 стр.
Секреты альпийских долгожителей
70.6kb.
1 стр.
Тур поход на 7 дней: Хевсурети Тушети Маршрут тура
20.41kb.
1 стр.
Паспорт перевала 300 лет санкт-петербургу 2А 3900
220.88kb.
1 стр.