Главная
страница 1
КОНСКАЯ УПРЯЖЬ В СОСТАВЕ СИБИРСКОЙ КОЛЛЕКЦИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО МУЗЕЯ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Макарова Е.М.
Сибирская коллекция Археологического музея КФУ одна из интереснейших в фондах музея, а история ее появления заслуживает отдельного изыскания. Из истории коллекции известно, что предметы были переданы в музей Общества археологии, истории и этнографии при Казанском Императорском университете профессором университета Б.Ф. Адлером и С.А. Теплоуховым в 1915 г. Из документов, характеризующих коллекцию, в архиве Археологического музея есть только опись, составленная по факту в 1952 г. (Шифр АКУ–81/№№ 1 – 1113).

В коллекции насчитывается свыше 800 артефактов, среди которых предметы вооружения, конское снаряжение, орудия труда, предметы туалета и украшения, охватывающие период от эпохи бронзы до средневековья. Две самые многочисленные категории предметов бронзовые ножи (167 экз.) и железные наконечники стрел (267 экз.) уже атрибутированы: ножи – А.В. Лоскутовым, а наконечники стрел – А.М. Губайдуллиным и И.Л. Измайловым.

В качестве предмета данной работы была выбрана одна из самых представительных категорий в коллекции, а именно – конское снаряжение. В статье будут рассмотрены три наименования: удила, псалии и стремена. Для классификации удил и псалий была использована типология И.Л. Кызласова [1, с. 11, табл. 1, 2], для стремян классификация А.К. Амброза [2]. Цифровая запись типов стремян даётся в классификации по методике Е.М. Алексеевой для бус, в последовательности I—II—III—IV. Например, 15-5-0-7 означает: стремя с низким округлённым сверху пластинчатым ушком на короткой суженной шейке (I 15), корпус яйцевидных очертаний со скруглённым основанием (II 5), пластинчатая подножка имеет три жгута (IV 7). Отсутствие признака III ряда обозначено нулём (табл. 3) [2].

Удила. Все удила в рассматриваемой коллекции двусоставные. Всего их насчитывается 30, из которых 18 парных и 12 половинок. Кроме того, есть два фрагмента удил плохой сохранности, атрибутировать которые сложно, поэтому в общих подсчетах они учитываться не будут.

По форме соединения звеньев удила разделяются на разряды: соединеннокольчатые и соединеннокрюковые (в последнем выделен подразряд – незамкнутые). Форма стержней звеньев указывает на разделы: гладкие, витые и ложновитые. Последующая градация последовательно уточняет характеристику формы концов звеньев. Выделены отделы: двукольчатые, упоровые (с подотделом горизонтальноупоровые), петельные, крюковые (с подотделами больше- и равнокрючные), восьмерковидные. Типы удил определяются характером расположения колец (перпендикулярнокольчатые), формой упоров (защипковые), петель (каплевидные), крюков (расклепаннокрюковые и нерасклепаннокрюковые) [1, с. 11, табл. 1] (табл. 1). Согласно вышеуказанной схеме в нашей коллекции представлено десять типов удил.

Самыми ранними являются удила первого типа по нашей классификации – соединеннокольчатые петельные (рис. 1, 4). Кольчатые удила своими корнями уходят к тагарским бронзовым кольчатым удилам. Железные кольчатые удила начинают встречаться на сырском этапе таштыкской культуры (II–I вв. до н.э.), а миниатюрные железные кольчатые удила известны еще в памятниках изыхского этапа таштыкской культуры (I в. до н.э. – I в. н.э.) [3, с. 88]. Аналогии подобным миниатюрным удилам известны из гуннских погребений I в.н.э. Общепризнано, что миниатюрные удила, которые клали в погребение носители таштыкской культуры, сделаны точно по образцу настоящих удил [3, с. 130, табл. IV, 121]. Следовательно, можно говорить, что железные кольчатые удила появляются на территории Хакасско-Минусинской котловины еще в I в. до н.э.

«Потомками» соединеннокольчатых петельных удил являются соединеннокрюковые петельные удила – второй тип (рис. 1, 7–8, 12–13, 16; рис. 2, 8). Находки данного типа удил встречаются среди предметов конского снаряжения культуры чаатас и тюхтятской культуры [4, с. 48, рис. 28; 5, с. 56, рис. 33,8–9,31,37,51].

Помимо соединеннокрюковых петельных удил в VIII–IX вв. появляется и получает широкое распространение новая форма удил – соединеннокрюковые восьмерковидные изначально с гладкими грызлами – тип 3 в нашей классификации (рис. 1,2,5), а с IX в. с витыми – тип 4 (рис. 1,11) [4, с. 49–50]. Также в рассматриваемой коллекции есть 8-видные удила относящиеся к разделу ложновитых – тип 5 (рис. 1,3,6). Вероятно, данный тип удил был переходной формой от гладких к витым. Такие удила бытуют на территории Хакасско-Минусинской котловины вплоть до тюхтятской культуры (IX–X вв.), когда им на смену приходят перпендикулярнокольчатые удила.

В коллекции присутствуют две пары перпендикулярнокольчатых удил. По классификации И.Л. Кызласова это тип 3 [1, с. 20, 25]. В нашей классификации они относятся к типу 6 (рис. 1,9,18). Перпендикулярно расположенные двой­ные кольца на концах удил встречаются как в Сибири, так и в Европе. Хотя их появление иной раз относят к VII в., массовое употребление таких удил начинается лишь в VIII, VIII—IX вв. Подобные удила в это время бытуют в Европе от Урала до Карпат, а в Азии — до Амура. Верхней датой их употребления, видимо, являются X—XI вв. [1, с. 25]. Как пишет И.Л. Кызласов, данный тип удил относится к раннеаскизскому периоду [1, с. 25]. Это наиболее поздняя форма перпендикулярнокольчатых удил. Ее появление является логическим завершением процесса развития перпендикулярнокольчатых удил. Грацильные, изящных очертаний, они позволяют не только утверждать местное происхож­дение перпендикулярнокольчатых удил аскизской культуры, но и с учетом известных евразийских аналогий датировать завершение этого процесса концом X — началом XI вв. [1, с. 25–26].

Седьмой тип удил – это горизонтальноупоровые защипковые удила (рис. 1, 14). Как пишет И.Л. Кызласов, упоровым удилам аналогий найти не удалось. Их следует признать характерной особенностью аскизской культуры [1, с. 26–27]. О происхождении упоровых удил можно судить по пережиточным явлениям, отра­жающим типичные черты южносибирских удил предшествующего времени. Горизонтальноупоровым удилам предшествовал тип вертикальноупоровых (в рассматриваемой коллекции данного типа удил нет), которые вероятно были результатом эволюции перпендикулярнокольчатых удил [1, с. 26]. Горизонтальноупоровые удила появляются в середине XI–начале XII вв. (оглахтинский период аскизской культуры) и продолжают бытовать до каменского этапа аскизской культуры (XIII–XIV вв.).

Следующий отдел удил – крюковые. Удила представлены тремя типами – равнокрючными расклепаннокрюковыми (рис. 2, 1,5–6), равнокрючными нерасклепаннокрюковыми (рис. 1, 15) и большекрючными нерасклепаннокрюковыми (типы 8, 9 и 10) (рис. 1, 1). Ареал крюковых удил широк, их можно встретить и в Восточной Европе, и Южном Зауралье, и в Западной Сибири, и в Северном Казахстане [1, с. 56]. Наши удила относятся к южносибирским. От аналогий с других территорий их отличает уплощенность крюков для равнокрючных и употребление с типично аскизскими псалиями для большекрючных. Изначально на территории Южной Сибири появляются большекрючные удила. Происходит это в черновский период аскизской культуры (середина XII – начало XIII вв.). В Южной Сибири крюковые удила появляются уже сложившейся формой, но в последующем, испытав на себе местное влияние, они приобретают новый вид: размеры внешних и внутренних крючьев грызел постепенно выравниваются, а внешние крючья уплощаются. Эта форма удил становится господствующей на территории Южной Сибири в XIII–XIV вв., т.е. в каменский этап аскизской культуры и характерной исключительно для указываемой культуры.



Псалии. Всего в коллекции насчитывается 28 псалий, из них 14 парные и 14 непарные. По классификации И.Л. Кызласова [1, с. 11, табл. 2] для псалий сначала выделяют разряды, которые отражают основной принцип соединения их с удилами и связанную с этим общую форму псалий (вертикальные и кольчатые). Так как основные направления изменчивости вертикальных и кольчатых псалий различны, дальнейшая их классификация дана по разным принципам. Первые отличаются по подразрядам – более частные детали крепления псалий (сборные или вставные и цельные или напускные). У сборных псалий, кроме того, определяют еще и форму сборки (вариант подразряда): скобчатые. Далее по основной форме, определяющейся поперечным сечением, выделяют разделы: стержневые и уплощенные. По контуру псалия определяют отдел - эсовидные, элевидные, серповидные, прямые. Типы и подтипы выделяют по форме нижнего и верхнего завершения соответственно. У кольчатых псалий раздел определяется по диаметру колец – малые и большие. Отдел — по общему виду колец (по размерам поперечного сечения): стержневые и уплощенные (для стержневых введен подотдел — по внешнему виду прута, в дан­ном случае лишь гладкие). Типы – по форме поперечного сечения: прямоугольные и круглые. При принятой системе деления псалии из рассматриваемой коллекции представляют 11 типов (табл. 2).

Наиболее ранние формы псалий представлены вариантом подразряда скобчатые. Сборные скобчатые псалии были широко распространены в Южной Сибири в культуре чаатас (VI–IX вв.) и в тюхтятской культуре (IX–X вв.). Их появление – прямой результат развития характерных для раннего железного века вертикальных двудырчатых псалий [1, с. 27]. Отличие скобчатых псалий от двудырчатых состоит лишь в том, что раздвоенная часть ремня узды как бы отвердела и превратилась в простую железную скобу. Как пишет И.Л. Кызласов, этому процессу способствовало и уменьшение расстояния между двумя отверстиями псалий, начавшееся с позднескифского времени [1, с. 27]. Эта форма существует на территории Хакасско-Минусинской котловины до VIII–IX вв., когда ей на смену приходит гребенчатый вид псалий.

Скобчатые псалии из рассматриваемой коллекции представлены двумя отделами – эсовидные и элевидные в рамках раздела стрежневые. В VIII—X вв. они были известны в Средней Азии, Восточном Туркестане, Западной Сибири, Центральной Монголии, Приамурье [6, табл. 5, 21;7, 7; 6, рис. 7, 3; 8, с. 138, табл. 55, 1; 58, 1]. Наши псалии наиболее близки южносибирским находкам. Изначально для южносибирских скобчатых псалий была характерна эсовидная форма. Ее типы остроконечные – тип 1 (рис. 1,7,12,13,16), секировидные – тип 2 (рис. 1, 17), сапожковые – тип 3 (рис. 1,11), листовидные – тип 4 (рис. 1,5,9) (свойственные псалиям из рассматриваемой коллекции) появляются в памятниках VIII–IX вв. культуры чаатас [4, с. 49–50]. Форма элевидных псалий появляется в тюхтятскую эпоху. Типы псалий данного раздела разнообразны, но в нашей коллекции представлен лишь один – грузиковидный тип (5 тип по нашей классификации) (рис. 1,8). Все типы скобчатых псалий будут характерны для территории Хакасско-Минусинской котловины до XI в., когда им на смену придут гребенчатые псалии.

Следующий вид псалий это цельные или напускные. Данный вид конской упряжи характерен для аскизской культуры Хакасско-Минусинской котловины, появление его связывают с малиновским этапом.

Цельные псалии в нашей коллекции представлены двумя отделами: эсовидные листовидного типа (рис. 1,10) и серповидные сапожкового типа (рис. 1,14,15) (типы 6 и 7 соответственно в нашей классификации). Обе эти формы находят аналогии у сборных псалий. Таким образом, несмотря на принципиально новый способ крепления аскизских напускных псалий к удилам, прослеживается их генетическая связь с псалиями культуры чаатас и тюхтятской культуры. Все это, несомненно, указывает на местное происхождение этой формы псалий аскизской культуры.

Последний вид псалий, который представлен в Сибирской коллекции Археологического музея КФУ это кольчатые двух разделов – большие и малые (рис. 2,1–2,5). Кольчатые псалии известны еще с III в. н.э. в сарматских погребениях от Восточной Европы до Казахстана [1, с. 56–57]. К XII в. кольчатые псалии вытесняют стержневые, а в XIII—XIV вв. они уже господствуют повсеместно. Наша форма псалий – кольчатые уплощенные преобладает в аскизских памятниках каменского этапа (XIII–XIV вв.) и очень редка в других землях. Как пишет И.Л. Кызласов, типичные для аскизской культуры большие кольчатые псалии в восточноевропейских древностях встречаются всегда в меньшинстве. Следовательно, эти две черты являются аскизской особенностью [1, с. 58].



Стремена. Данная категория представлена тремя экземплярами железных стремян (рис. 2, 9–11). Все стремена не парные. По способу оформления верха стремени с отверстием для ремня путлища стремена относятся к следующим типам: с петлей, образованной перехватом дужки вверху (8-видные) (рис. 2, 9), с петлей, отделенной шейкой от корпуса стремени (рис. 2, 10) и без петли, со щелевидным отверстием, пробитым вверху дужки (рис. 2, 11).

Первое стремя с петлей, образованной перехватом дужки вверху или 8-видное. Тип 29-0-3-7 (табл. 3), стремя с приплюснутой петлей, с корпусом овального очертания, спрямленным внизу, с прямой узкой подножкой (рис. 2, 9). 8-образные стремена различных конфигураций были распространены и в Северо-Восточном Причерноморье, и в Восточной Европе, и на Кавказе, и в Приуралье. На территории Южной Сибири первые находки 8-образных стремян, правда, миниатюрных, связаны с памятниками уйбатского этапа таштыкской культуры (III в. н.э.) [3, с. 140, рис. 51, 9]. Данная форма стремян получает широкое распространение после VI в. н.э. Наиболее полные аналогии стремени из рассматриваемой коллекции найдены среди южносибирских древностей IX–X века с территории Тувы [9; 10], Алтая [11, с. 94–95] и в памятниках Хакасско-Минусинской котловины [5, рис. 33–15]. Таким образом, можно сделать вывод, что 8-образное стремя из рассматриваемой коллекции происходит с территории Южной Сибири и датируется IX–X веками.

Второе стремя относится к типу 11-6-0-8 (табл. 3) по классификации А.К. Амброза. Это изделие с коротким пластинчатым ушком на короткой шейке, с корпусом в виде широкой приплюснутой арки, расширенной у основания, с пластинчатой широкой подножкой (рис. 2, 10). Данная форма стремян находит себе аналогии в одновременных памятниках Восточной и Северо-Западной Европы, на Северном Кавказе, в Южном Приуралье. На территории Хакасско-Минусинской котловины такая форма стремян была характерна для тюхтятской культуры, с небольшими изменениями она доживает до аскизского времени [1, с. 48]. В литературе данный вид стремян широко известен. Как пишет И.Л. Кызласов, изначально считалось, что стремена с петлей на шейке существовали на данной территории лишь до X века, но находки данной формы стремян в раннеаскизских курганах конца X–начала XI века позволяет отнести эти находки к эйлигхемскому периоду малиновского этапа аскизской культуры [1, с. 48]. Отнести стремя к малиновскому этапу аскизской культуры позволяет способ оформления петель. Во-первых, в отличие от стремян тюхтятской культуры, аскизские все короткопетельные. Во-вторых, только на аскизских стременах верхняя перекладина ушка оформлена волнообразным орнаментом, как и на рассматриваемом стремени [1, с. 103, табл. XV,1]. Следовательно, стремя с петелькой на ножке из рассматриваемой коллекции относится к эйлигхемскому периоду малиновского этапа аскизской культуры с территории Хакасско-Минусинской котловины, датируемому первой половиной X – началом XI вв.

Последнее, третье стремя по классификации А.К. Амброза соответствует типу 25-6-0-8 (табл. 3). Это стремя без петли, со щелевидным отверстием, пробитым вверху дужки. Форма корпуса в виде широкой приплюснутой арки, расширенной у основания, с пластинчатой широкой подножкой. У стремени отсутствует дужка под отверстием для путлища, но исходя из строения отверстия для путлища, можно, с большой долей вероятности, утверждать, что оно было горизонтальное (рис. 2, 11). Подобные стремена были распространены и в Северо-Восточном Причерноморье, и в Нижнем Поволжье, и на Южном Урале. На территории Южной Сибири все стремена со щелевидным отверстием для путлища имеют арочный контур. Господствуют две формы яйцевидных очертаний – с округлым и заостренным верхом. Подножки вогнутые, прямых – нет. Ребро жесткости на подножках редкость. Под прорезью может присутствовать выступ [1, с. 60]. Именно к такому типу относится стремя из нашей коллекции. Как пишет И.Л. Кызласов, данная форма стремян впервые начинает встречаться в курганах черновского периода малиновского этапа аскизской культуры (середина XII–начало XIII вв.) [1, с. 36–37]. К каменскому этапу аскизской культуры данная форма стремян становится господствующей на всей территории Южной Сибири. Таким образом, стремя со щелевидным отверстием можно отнести к аскизской культуре Хакасско-Минусинской котловины и датировать серединой XI–XIV вв.

Примечательно, что даже на примере трех стремян из рассматриваемой коллекции можно проследить этапы «эволюции» данного вида предметов на одной территории – территории Южной Сибири. Так для IX–X вв. были характерны стремена 8-образной формы, выполненные из округлого дрота. К концу X–XI веку стремена переживают изменения: снова появляется петелька на ножке для крепления ремня путлища. К середине IX века происходит упрощение формы петельки, и последовательно появляются сначала стремена с петлей-выступом (стремян данного типа нет в нашей коллекции), а затем с петелькой в уплощенной дужке.

Все артефакты, рассмотренные в работе, имеют южносибирское происхождение. В то или иное время большая их часть была в употреблении у жителей Хакасско-Минусинской котловины. Все изделия в рамках каждой категории удалось выстроить в хронологическом порядке и проследить, как на протяжении времени изменялась их форма, становясь более простой и в то же время функциональной.


Литература

1. Кызласов И.Л. Аскизская культура Южной Сибири X–XIV вв. н.э. – М.: Наука, 1983. – 128 с. – (САИ; вып. Е3–18.)

2. Амброз А.К. Стремена и сёдла раннего средневековья как хронологический показатель (IV–VIII вв.) // СА. – 1973. – № 4. – С. 81–98.

3. Кызласов Л.Р. Таштыкская эпоха в истории Хакасско-Минусинской котловины. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1960. – 198 с.

4. Кызласов Л.Р. Древнехакасская культура чаатас VI–IX вв. // Археология СССР: Степи Евразии в эпоху средневековья. – М.: Наука, 1981. – С. 46–52.

5. Кызласов Л.Р. Тюхтятская культура древних хакасов (IX–X вв.) // Археология СССР: Степи Евразии в эпоху средневековья. – М.: Наука, 1981. – С. 54-59.

6. Грязнов М.П. История древних племен Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая Речка // МИА. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – Вып. 48. – 163 с.

7. Евтюхова Л.А. О племенах Центральной Монголии в IX в. // СА. – 1957. – № 2. – С. 67-81.

8. Деревянко Е.А. Троицкий могильник. – Новосибирск: Наука, 1977. – 224 с.

9. Нестеров С.П. Стремена Южной Сибири // Методические проблемы археологии Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988. – С. 173–183.

10. Вайнштейн С.И. Некоторые вопросы истории древнетюркской культуры // СЭ. – 1966. – № 2. – С. 62-67.

11. Могильников В.А. Кочевники северо-западных предгорий Алтая в IX-XI веках. – М.: Наука, 2002. – 362 с.


Макарова Екатерина Михайловна – аспирант Института этнологии и антропологии РАН

E-mail: uminoyama@yandex.ru



Таблица 1. Классификация удил из Сибирской коллекции Археологического музея

(по типологии И.Л. Кызласова [1, с.  11, табл. 1]). Группа: железо. Учтено 30 единиц.




Разряд

Подразряд

Раздел

Отдел

Подотдел

Тип

рисунка

Соединено-

кольчатые (1)1






Гладкие (1)

Петельные (1)




Каплевидные.

Тип 1. (1)



24, 2

Соединено-

крюковые (29)



Незамк

нутые (29)



Витые (7)







Восьмерковидные.

Тип 4. (7)



28, 2

Гладкие (20)







Восьмерковидные.

Тип 3. (4)



25

Двуколь

чатые (2)






Перпендикуляр-

нокольчатые. Тип 6. (2)



29, 1; 32, 2

Крюковые (6)

Равнокрючные (4)

Расклепаннокрюковые.

Тип 8. (2)



33, 34, 1

Нерасклепаннокрюковые.

Тип 9. (2)



32, 1

Большекрючные (2)

Нерасклепаннокрюковые.

Тип 10. (2)



24, 1

Упоровые

(1)


Горизонтально-упоровые (1)

Защипковые.

Тип.7 (1)



31, 1

Петельные (7)




Каплевидные.

Тип 2. (7)



27, 1; 28, 1; 29, 2; 30, 36, 2

Ложно

витые (2)









Восьмерковидные.

Тип 5. (2)



26

Таблица 2. Классификация псалий из Сибирской коллекции Археологического музея

(По типологии И.Л. Кызласова [1, с.  11, табл. 2]). Группа: железные. Учтено 28 единиц.




Разряд

Подразряд

Вариант подразряда

Раздел

Отдел

Подотдел

Тип

рисунка

Подтип

Верти-

кальные (20)



Цельные или напускные (4)




Стержневые (4)

Эсовидные

(2)





Листовидные Тип 6. (2)

27, 2

Серповидные (2)

Серповидные (2)




Сапожковые Тип 7. (2)

31, 1; 32, 1

Пильчатолис-товидные (2)

Сборные или вставные (16)

Скоб

чатые (16)



Стержневые (16)

Эсовидные

(13)





Остроконечные Тип 1. (7)

27, 1; 29, 2; 30

Остроконечные (7)

Секировидные Тип 2. (3)

31, 2

Листовидные (2)

Прорезные (1)

Сапожковые Тип 3. (2)

28, 2

Листовидные (2)

Листовидные Тип 4. (1)

25, 2; 29, 1

Листовидные (1)

Элевидные

(2)





Грузиковидные Тип 5. (2)

28, 1

Стержневидные (2)

Прямые

или


элевидные (1)




Тип 8. –

36, 2

Кеглевидные (1)

Кольчатые (8)







Малые (1)

Уплощенные (1)




Прямоугольные Тип 9. (1)

34, 2




Большие (7)

Стержневые

(1)


Гладкие (1)

Круглые

Тип 10. (1)



35, 1




Уплощенные (6)




Прямоугольные Тип 11. (6)

33





Таблица 3. Основные изменения частей стремени. I — ушки для путлища, II — корпус с округлым низом, III — корпус со спрямлённым низом, IV — сечение подножки. Для таблицы использованы стремена Среднего Дуная, Восточной Европы, Сибири и Дальнего Востока IV-XIV вв. Масштаб различен2.





Рис. 1. Детали конской упряжи (железо).



Рис. 2. Конская узда: 1–8 – псалии; 9–11 – стремяна (железо).




1 В скобках указано количество удил в коллекции.

2 По А.К. Амброзу [2, с. 81–98].


Смотрите также:
Конская упряжь в составе сибирской коллекции археологического музея казанского университета
170.34kb.
1 стр.
«Разработка пакета прикладных программ на сервере Казанского университета для реконструкции размера и веса монеты по его фрагменту»
33.24kb.
1 стр.
Основные даты жизни и деятельности В. В. Марковникова
17.11kb.
1 стр.
Основные даты жизни и деятельности А. М. Зайцева 20 июня (2 июля) 1841 г
11.52kb.
1 стр.
Вестник Военного университета. 2011. №3 (27). С. 129 – 134
143.5kb.
1 стр.
Круг чтения русского путешественника конца XIX начала XX века
193.77kb.
1 стр.
Научная деятельность Казанского университета
12.75kb.
1 стр.
Высшая школа итис казанского федерального университета
36.26kb.
1 стр.
Коллекции объектов
79.63kb.
1 стр.
Проект "виртуальный музей саратовского государственного университета"
44.44kb.
1 стр.
Павлова Т. А., заведующая выставочным сектором
88.04kb.
1 стр.
Положение об Открытом ежегодном Первенстве Казанского радиоклуба по радиосвязи на укв
68.49kb.
1 стр.