Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4
[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ХАЙДАРОВ (KHAYDAROV)

ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 21055/09)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 20 мая 2010 года)
--------------------------------

<*> Перевод на русский язык Николаева Г.А.
По делу "Хайдаров против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 29 апреля 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура
1. Дело было инициировано жалобой N 21055/09, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Таджикистана Мамурджоном Рахимджоновичем Хайдаровым (далее - заявитель) 22 апреля 2009 г.

2. Интересы заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, представляли Р. Магомедова и Е. Рябинина, адвокаты, практикующие в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 23 апреля 2009 г. Председатель Первой Секции решил применить правила 39 и 41 Регламента Суда, указав властям Российской Федерации на то, что заявитель не должен быть выдан Таджикистану <*> до дополнительного уведомления, и приняв решение о рассмотрении жалобы в приоритетном порядке.

--------------------------------



<*> Для уголовного преследования (прим. переводчика).
4. 3 июля 2009 г. Председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.
Факты
I. Обстоятельства дела
5. Заявитель родился в 1958 году и проживает в г. Душанбе, Таджикистан. В настоящее время он содержится в следственном изоляторе в г. Москве.
A. Предварительная информация
1. Гражданская война в Таджикистане
6. Гражданская война началась в Таджикистане в мае 1992 г., когда национальные группы, недостаточно представленные в правящей элите Таджикистана, восстали против национального правительства президента Набиева. С политической точки зрения недовольные были представлены либерально-демократическими реформистами и исламистами, которые сражались вместе, а затем объединились в качестве Объединенной таджикской оппозиции (ОТО). К июню 1997 г. было убито от 50 до 100 тысяч человек. 27 июня 1997 г. между президентом Рахмоновым и лидером ОТО было подписано мирное соглашение. Однако в августе 1997 г. в нескольких областях Таджикистана вновь начались бои, спровоцированные представителями оппозиции. Правительственные силы приняли ответные меры и вынудили вооруженную группировку оппозиции искать убежища в Узбекистане.
2. Описание заявителем событий августа 1997 г.
7. Заявитель, узбек по национальности, проживал в одном из сел Шахринавского района Таджикистана. Большинство населения составляли узбеки. В конце 1990-х годов в Таджикистане началось широкомасштабное преследование узбеков. Было совершено несколько вооруженных нападений на село заявителя; некоторые из его знакомых были убиты.

8. Местная администрация села, в котором проживал заявитель, приняла решение о создании нескольких контрольно-пропускных пунктов на пути к селу для защиты жителей и выдала лицам, охранявшим указанные контрольно-пропускные пункты, огнестрельное оружие. Непосредственно заявителю не было выдано какое-либо огнестрельное оружие.

9. В августе 1997 г. на село было совершено еще одно нападение; после этого несколько представителей местного ополчения и заявитель выехали в Узбекистан.
3. Последующие события
10. В феврале 1998 г. заявитель переехал в Россию.

11. Несколько раз заявитель ездил из России в Таджикистан. Он получил таджикские документы, удостоверяющие личность, и заграничный паспорт в 2002 и 2004 годах соответственно. Его последний визит в Таджикистан состоялся в сентябре 2005 г.

12. 6 февраля 2001 г. Генеральная прокуратура Таджикистана возбудила уголовное дело против М., односельчанина заявителя, который участвовал в местном ополчении и выехал в Узбекистан в августе 1997 г., обвиняя его в бандитизме и организации незаконной вооруженной группы. Заявитель был внесен в список как один из членов группы.
B. Уголовное дело в отношении заявителя
13. 16 января 2006 г. Генеральная прокуратура Таджикистана решила выдвинуть обвинение против заявителя, указывая, что в августе 1997 г. он являлся членом незаконной вооруженной группы М. и что подобные действия квалифицируются как бандитизм, наказуемый на основании статьи 74 Уголовного кодекса Таджикистана. Также было решено внести заявителя в список лиц, объявленных в розыск.

14. 17 февраля 2006 г. Генеральной прокуратурой Таджикистана в отсутствие заявителя было принято решение о заключении его под стражу.

15. 15 апреля 2006 г. заявитель был объявлен в международный розыск.

16. 19 июля 2006 г. расследование в отношении заявителя было приостановлено в связи с тем, что заявитель находился на свободе.

17. 13 марта 2008 г. Генеральная прокуратура Таджикистана разделила уголовные дела заявителя и М. Решение в соответствующей части предусматривало:

"В начале августа 1997 г. (М.), воспользовавшись нестабильной ситуацией в Таджикистане, создал незаконную вооруженную группу с целью совершения нападений на юридических и физических лиц; группа действовала до конца августа 1997 г...

В начале августа 1997 г. Хайдаров был добровольным членом незаконной вооруженной группы и принимал участие в вооруженных беспорядках.

9 и 10 августа 1997 г., после того как сотрудники правоохранительных органов заняли территорию Шахринавского района, вооруженная группа М. оставила территорию района и покинула Таджикистан".


C. Разбирательство по поводу выдачи
18. 18 апреля 2008 г. Генеральная прокуратура Таджикистана направила в Генеральную прокуратуру России требование о выдаче заявителя, утверждая, что в августе 1997 г. заявитель являлся членом незаконной вооруженной группы М.

19. 24 апреля 2008 г. Генеральная прокуратура России получила требование Генеральной прокуратуры Таджикистана о выдаче заявителя.

20. 13 июня 2008 г. Генеральная прокуратура Таджикистана направила в Генеральную прокуратуру России дополнительные документы, подтверждающие, что заявитель участвовал в группе М., сражавшейся с правительственными войсками, а также носил оружие и охранял контрольно-пропускной пункт в таджикском селе.

21. 20 ноября 2008 г. Генеральная прокуратура России приняла решение о выдаче заявителя в Таджикистан. Решение предусматривало, в частности, следующее:

"Действия Хайдарова наказуемы в соответствии с российским уголовным законодательством и соответствуют части 2 статьи 209 Уголовного кодекса России (участие в банде), которая предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком более одного года.

...Каких-либо (правовых) препятствий для выдачи Хайдарова в соответствии с международными договорами и российским законодательством не было установлено".

22. 3 декабря 2008 г. решение о выдаче от 20 ноября 2008 г. было доведено до сведения заявителя.

23. 4 и 5 декабря 2008 г. соответственно заявитель и его адвокат подали жалобы на решение от 20 ноября 2008 г. В своей жалобе заявитель утверждал, что в Таджикистане его преследовали по политическим причинам, связанным с гражданской войной.

24. 23 декабря 2008 г. Московский городской суд по ходатайству адвоката заявителя приобщил к делу доклады международных неправительственных организаций, касающиеся политического климата в Таджикистане, и отложил рассмотрение жалоб, так как жалоба заявителя на отказ в предоставлении убежища еще не была рассмотрена.

25. 21 января 2009 г. Московский городской суд вновь отложил разбирательство до рассмотрения жалобы на отказ в предоставлении заявителю убежища и запросил в Генеральной прокуратуре России дополнительные документы относительно обвинений, предъявленных заявителю в Таджикистане.

26. 4 февраля 2009 г. Московский городской суд направил информационные запросы в российское и таджикское Министерства иностранных дел относительно утверждений заявителя об угрозе жестокого обращения, а также в Генеральную прокуратуру России относительно возможности амнистии заявителя в Таджикистане, и отложил разбирательство жалобы на решение о выдаче до завершения разбирательства по поводу убежища.

27. 17 февраля 2009 г. Генеральная прокуратура России уведомила городской суд, что заявитель не сможет воспользоваться амнистией в Таджикистане.

28. 26 февраля и 12 марта 2009 г. Московский городской суд вновь направил информационные запросы в российское и таджикское Министерства иностранных дел относительно утверждений заявителя об угрозе жестокого обращения.

29. 27 февраля 2009 г. Московский городской суд вновь отложил разбирательство.

30. 24 марта 2009 г. Министерство иностранных дел России уведомило Московский городской суд о том, что не располагает информацией относительно политических мотивов преследования заявителя, и отметило, что Таджикистан ратифицировал практически все основные международные конвенции, касающиеся прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах и Конвенцию Организации Объединенных Наций против пыток.

31. 1 апреля 2009 г. Московский городской суд допросил члена Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в России Рябинину, которая заявила, что пытки и жестокое обращение часто применялись в Таджикистане.

32. В тот же день Московский городской суд в первой инстанции отклонил жалобы заявителя и его адвоката на решение о выдаче от 20 ноября 2008 г. Суд пояснил, в частности, что заявитель добровольно покинул территорию Таджикистана в 1997 году и мог свободно въезжать в страну после этого, что Генеральная прокуратура Таджикистана гарантировала, что заявитель не преследуется по политическим или религиозным причинам, и что Таджикистан ратифицировал практически все основные международные конвенции, касающиеся прав человека. Утверждение заявителя о том, что он преследовался по причинам, связанным с гражданской войной, осталось без рассмотрения.

33. 6 апреля 2009 г. адвокат заявителя обжаловала решение Московского городского суда.

34. 10 апреля 2009 г. Генеральная прокуратура Таджикистана сообщила Генеральной прокуратуре России следующее:

"Уголовное дело против Хайдарова не обусловлено какими-либо политическими мотивами, и Генеральная прокуратура Таджикистана гарантирует, что Хайдаров будет преследоваться только в отношении действий, в которых он обвинен; он сможет беспрепятственно покинуть территорию Таджикистана после окончания судебного разбирательства и исполнения наказания; он не будет подвергнут экстрадиции в третью страну без согласия российских властей и не будет преследоваться по политическим и религиозным основаниям".

35. 14 мая 2009 г. Верховный Суд Российской Федерации (далее - Верховный Суд) отменил решение от 1 апреля 2009 г., так как Московский городской суд недостаточно тщательно исследовал утверждение адвоката заявителя о том, что преступление, в котором обвинялся заявитель, носило политический характер. Кроме того, Верховный Суд установил, что Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (ВКБ ООН) в Российской Федерации подтвердило, что опасения заявителя относительно политического преследования были обоснованными. Дело было возвращено в Московский городской суд на новое рассмотрение.

36. 26 мая 2009 г. Генеральная прокуратура Таджикистана уведомила Генеральную прокуратуру России о том, что Таджикистан ратифицировал Конвенцию ООН против пыток.

37. 3 июня 2009 г. Московский городской суд повторно рассмотрел жалобу на решение о выдаче и оставил его без изменения. Он мотивировал свое решение тем, что заявитель был гражданином Таджикистана, не обладал статусом беженца и согласно утверждениям Генеральной прокуратуры Таджикистана не преследовался по политическим или религиозным мотивам. Суд также подчеркнул, что заявитель обратился за предоставлением временного убежища только 6 апреля 2009 г., и заключил, что его обращение не может воспрепятствовать рассмотрению жалоб на решение о выдаче. Также суд сослался на гарантии от 10 апреля и 26 мая 2009 г., предоставленные Генеральной прокуратурой Таджикистана, согласно которым заявитель не будет преследоваться по политическим и религиозным мотивам, и отклонил показания Рябининой как необоснованные, мотивировав это тем, что указанные гарантии являются достаточными для исключения угрозы применения жестокого обращения в деле заявителя. Утверждения заявителя о том, что уголовное дело, возбужденное против него, было связано с событиями, сопровождавшими гражданскую войну, остались без рассмотрения.

38. 30 июля 2009 г. Верховный Суд оставил без изменения решение Московского городского суда от 3 июня 2009 г. Он мотивировал свое решение тем, что Таджикистан ратифицировал Конвенцию ООН против пыток, и сослался на гарантии, представленные Генеральной прокуратурой Таджикистана. В ту же дату решение о выдаче вступило в силу.


D. Разбирательство по поводу предоставления убежища
39. 17 июня 2008 г. заявитель обратился в Управление Федеральной миграционной службы по г. Москве (далее - УФМС по г. Москве) за предоставлением убежища, утверждая, что таджикские власти преследовали его в связи с его национальной принадлежностью.

40. 6 октября 2008 г. ходатайство о предоставлении убежища было отклонено; 1 ноября 2008 г. заявитель был уведомлен об этом.

41. 28 января 2009 г. Замоскворецкий районный суд г. Москвы отклонил жалобу заявителя на решение УФМС по г. Москве.

42. 26 марта 2009 г. Московский городской суд оставил без изменения решение от 28 января 2009 г. при обжаловании.

43. 6 мая 2009 г. Верховный комиссар ООН по делам беженцев объявил заявителя лицом, нуждающимся в международной защите.

44. 22 сентября 2009 г. УФМС по г. Москве отклонило ходатайство заявителя о предоставлении временного убежища, уведомив его об этом 5 октября 2009 г.

45. Заявитель подал жалобу на отказ от 22 сентября 2009 г. в Федеральную миграционную службу России (далее - ФМС России).

46. 13 ноября 2009 г. Управление ВКБ ООН в Российской Федерации направило в ФМС России обращение в поддержку ходатайства заявителя о предоставлении временного убежища, основываясь на том, что он подвергался реальной угрозе жестокого обращения в Таджикистане. Обращение содержало, в частности, следующие положения:

"Утверждения Хайдарова (об угрозе жестокого обращения) основываются на многочисленных документах, описывающих события 1997 - 1998 годов в Таджикистане... Узбеки были подвергнуты притеснению и преследованию; в частности, сообщалось о многочисленных убийствах гражданского населения в преддверии, а также в течение вооруженного конфликта в августе 1997 года, который привел к массовой миграции узбеков с северных территорий Таджикистана, в частности, в Узбекистан.

Рассмотрев обращение Хайдарова и оценив его опасения относительно возвращения в Таджикистан, ВКБ ООН установил, что обращение Хайдарова и его страх перед преследованиями в связи с политическими убеждениями, приписываемыми ему, в форме задержания, пытки с целью получения признательных показаний, незаконного и несправедливого судебного разбирательства и длительного содержания под стражей за действия, которых он не совершал, являются обоснованными.

...Существуют серьезные основания полагать, что уголовное дело против заявителя, возбужденное властями Таджикистана, представляет собой преследование в связи с политическими убеждениями, приписываемыми заявителю, которого (власти Таджикистана) считают причастным к антиправительственной деятельности, поскольку он входил в группы ополченцев, подозреваемые в участии в вооруженном конфликте 1997 года...

ВКБ ООН полагает, что имеются серьезные опасения того, что Хайдаров будет подвергнут пытке и иным нарушениям основных прав человека, которые означают, что существует еще больший риск его преследования по причинам политических убеждений, приписываемых ему... Дело Хайдарова соответствует определению "беженца" в значении Конвенции ООН 1951 года о статусе беженцев, а также российского закона о беженцах.

...Хайдаров обвинен в... бандитизме. Однако примечательно, что уголовное дело, в рамках которого Хайдарову предъявлены обвинения, было возбуждено в 2001 году, и предварительное расследование в отношении Хайдарова было приостановлено в 2006 году. Это свидетельствует о том, что в течение столь длительного срока расследования не было добыто каких-либо доказательств его вины, и о том, что запрашивающее государство не располагает такими доказательствами.

Власти Таджикистана не представили ни одного фактического доказательства преступной деятельности Хайдарова на его родине, и документы, представленные таджикской стороной в качестве основания для выдачи, противоречивы... ВКБ ООН пришел к выводу, что не существует никаких реальных доказательств того, что Хайдаров совершал преступления такие, как бандитизм, во время пребывания на территории Таджикистана".


E. Содержание заявителя под стражей
47. 17 апреля 2008 г. заявитель был задержан в Москве как лицо, разыскиваемое властями Таджикистана. Во время задержания заявитель впервые узнал о том, что против него возбуждено уголовное дело. В ту же дату Министерство внутренних дел Таджикистана ходатайствовало перед российской милицией о содержании заявителя под стражей в соответствии с положениями Минской конвенции.

48. Заявителя поместили в следственный изолятор ИЗ-77/4 в Москве.

49. 19 апреля 2008 г. Таганский районный суд г. Москвы в соответствии со статьями 97, 99 и 108, а также в соответствии с частью 1 статьи 466 Уголовно-процессуального кодекса России (далее - УПК) принял постановление о заключении заявителя под стражу для обеспечения возможной выдачи. Суд указал, что 19 июля 2006 г. имя заявителя было внесено в список разыскиваемых лиц и он не имел постоянного места жительства в России, и заключил, что в случае неприменения меры пресечения в виде заключения под стражу он может скрыться и воспрепятствовать его выдаче в Таджикистан. Срок содержания под стражей не был определен.

50. 18 июня 2008 г. Таганский районный суд г. Москвы вновь принял постановление о заключении заявителя под стражу в соответствии со статьями 108 и 466 УПК на неопределенный срок. Суд мотивировал это тем, что менее строгая мера пресечения не могла быть применена, так как заявитель был на свободе с 1996 года, являлся гражданином Таджикистана, не был зарегистрирован по месту жительства в России и обвинялся в преступлении, наказание за которое превышает два года лишения свободы.

51. 6 октября 2008 г. адвокат заявителя ходатайствовала перед начальником следственного изолятора ИЗ-77/4 об освобождении заявителя, указывая, что максимальный срок содержания под стражей, предусмотренный законодательством страны, истек. 16 октября 2008 г. начальник следственного изолятора ответил, что заявитель не обжаловал постановление от 18 июня 2008 г., которым было санкционировано его содержание под стражей, и что вопрос о его освобождении должен быть решен Генеральной прокуратурой России.

52. 1 декабря 2008 г. адвокат заявителя подала жалобу в Бабушкинский районный суд г. Москвы на незаконность содержания заявителя под стражей.

53. 10 декабря 2008 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы уведомил адвоката заявителя о том, что данная жалоба подана с нарушением правил подсудности.

54. 23 января 2009 г. адвокат заявителя в соответствии со статьей 125 УПК подала жалобу в Тверской районный суд г. Москвы, указывая, что Генеральная прокуратура России в нарушение статьи 109 УПК не обращалась за продлением срока содержания заявителя под стражей. 27 января 2009 г. председатель Тверского районного суда г. Москвы возвратил жалобу для исправления недостатков.

55. 4 мая 2009 г. адвокат заявителя подала другую жалобу в соответствии со статьей 125 УПК в Замоскворецкий районный суд г. Москвы, ссылаясь на бездействие со стороны Генеральной прокуратуры России.

56. 7 мая 2009 г. Замоскворецкий районный суд г. Москвы отказал в рассмотрении жалобы заявителя от 4 мая 2009 г., поскольку ее предмет не охватывался положениями статьи 125 УПК.

57. 14 мая 2009 г. Верховный Суд постановил, что мера пресечения, примененная в отношении заявителя, должна сохраняться до 4 июня 2009 г.

58. 3 июня 2009 г. Московский городской суд постановил, что мера пресечения, примененная в отношении заявителя, должна сохраняться.

59. 27 июля 2009 г. Московский городской суд отменил постановление Замоскворецкого районного суда от 7 мая 2009 г. и направил дело в суд первой инстанции для нового рассмотрения.

60. 4 сентября 2009 г. Замоскворецкий районный суд г. Москвы вновь отклонил жалобу заявителя, основываясь на том, что положения статьи 125 УПК были неприменимы, поскольку уголовное дело в отношении заявителя на территории России отсутствовало. Он привел следующее обоснование:

"Требование заявителя признать незаконным бездействие московской прокуратуры, поскольку она не исполняет свои обязанности по надзору за соблюдением закона в местах предварительного заключения, не может быть рассмотрено в соответствии со статьей 125 УПК, так как надзор прокуратуры за соблюдением закона в местах предварительного заключения не связан с уголовным делом, возбужденным против Хайдарова.

Действия и бездействие представителей прокуратуры могут быть оспорены в ином порядке, который не предусмотрен статьей 125 УПК.

Ходатайство о продлении срока содержания под стражей относится к исключительным правам компетентных органов, и суд не вправе обязывать (указанные органы) обращаться с такими ходатайствами".

61. 11 сентября 2009 г. адвокат заявителя обжаловала постановление от 4 сентября 2009 г.

62. 14 сентября 2009 г. адвокат заявителя подала жалобу в Таганский районный суд г. Москвы на незаконность содержания заявителя под стражей. Ссылаясь на пункт 4 статьи 5 Конвенции, она указывала, что в деле заявителя допущено нарушение статьи 109 УПК, поскольку срок его содержания под стражей не был продлен и отсутствовал судебный контроль законности содержания заявителя под стражей.

63. 16 сентября 2009 г. судья Таганского районного суда г. Москвы направил адвокату заявителя письмо, в котором разъяснялось, что заявитель мог обжаловать постановление об избрании меры пресечения, поскольку другие способы обжалования предполагаемой незаконности содержания под стражей отсутствовали.

64. 5 октября 2009 г. адвокат заявителя обжаловала отказ в рассмотрении жалобы. 13 октября 2009 г. судья Таганского районного суда г. Москвы направил в ее адрес письмо с разъяснением о том, что предыдущее письмо не подлежало обжалованию.

65. 26 октября 2009 г. Московский городской суд отклонил жалобу на постановление от 4 сентября 2009 г.

66. 8 декабря 2009 г. адвокат заявителя направила в Генеральную прокуратуру России ходатайство об освобождении заявителя из-под стражи.
II. Применимое национальное законодательство и практика
A. Уголовно-процессуальный кодекс (УПК)
67. Глава 13 УПК регулирует применение мер пресечения. Меры пресечения могут применяться к подозреваемому или обвиняемому при наличии оснований полагать, что данное лицо может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью или угрожать свидетелям или воспрепятствовать производству по уголовному делу (статья 97). При разрешении вопроса о мере пресечения должны учитываться тяжесть совершенного преступления, сведения о личности обвиняемого (статья 99). Содержание под стражей применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (часть 1 статьи 108). Ходатайство о заключении под стражу возбуждается прокурором (или следователем или дознавателем с предварительного одобрения прокурора) <*> (часть 3 статьи 108). Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня (часть 4 статьи 108). Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения (часть 11 статьи 108). Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать двух месяцев (часть 1 статьи 109), но этот срок может быть продлен до шести месяцев судьей районного суда или военным судом соответствующего уровня по ходатайству прокурора (или следователя или дознавателя с предварительного одобрения прокурора) (часть 2 статьи 109). В дальнейшем срок содержания под стражей может быть продлен прокурором Российской Федерации только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких <**> и особо тяжких преступлений (часть 3 статьи 109).


следующая страница >>
Смотрите также:
Постановление Страсбург, 12 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
186.33kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 10 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
446.34kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 18 марта 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
443.08kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 18 февраля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
402.66kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
367.71kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 3 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
136.95kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 14 января 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
578.53kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
752.22kb.
6 стр.
Постановление Страсбург, 20 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
577.77kb.
4 стр.
Постановление Страсбург, 9 октября 2008 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
1161.71kb.
8 стр.
Постановление Страсбург, 9 апреля 2009 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
489.56kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 22 декабря 2008 года Перевод с английского Д. В. Юзвикова
1060.25kb.
7 стр.