Главная
страница 1страница 2 ... страница 22страница 23
Таннер Вяйнё

Зимняя война.

Дипломатическое противостояние Советского Союза и Финляндии, 1939–1940

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru

Издание: Таннер В. Зимняя война. — М.: «Центрполиграф», 2003.

Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/other/tanner_v/index.html

Книга одним файлом: http://militera.lib.ru/memo/0/chm/other/tanner_v.zip

Иллюстрации: нет

OCR, правка: Морозов С.Ф.

Дополнительная обработка: Куликов П.Н. (pkulikov@mail.ru); Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

[1] Так помечены страницы, номер предшествует.

{1} Так помечены ссылки на примечания.

Таннер В.. Зимняя война.. — М.: «Центрполиграф», 2003. — 349 с. Тираж 4 000 экз.

Аннотация издательства: Книга Вяйнё Таннера освещает историю одной из «малых войн» прошлого века и рассказывает о причинах, приведших Финляндию и Советский Союз к противостоянию в 1939–1940 гг. Автор с неожиданной точки зрения показывает методы советской дипломатической процедуры и закулисье международной политической кухни, основываясь на знании исторических реалий и собственных записях того времени. Большая часть приведенного материала публикуется в российской печати впервые.

Содержание

Предисловие

Предисловие автора

Часть первая. Переговоры

Глава 1. Тучи сгущаются

Глава 2. Первая поездка в Москву

Глава 3. Вторая поездка в Москву

Глава 4. Третья поездка в Москву

Глава 5. Конфликт обостряется

Часть вторая. Война

Глава 6. Нападение без объявления войны

Глава 7. Поиски пути к миру

Глава 8. Путь к Стокгольму

Глава 9. Тернистый путь к миру

Часть третья. Мир

Глава 10. Условия мира продиктованы

Глава 11. Мы склоняемся перед превосходящей силой

Приложение. Мирный договор между Финляндской Республикой и Союзом Советских Социалистических Республик

Примечания

Эта книга с сайта «Военная литература», также известного как Милитера. Проект «Военная литература»  — некоммерческий. Все тексты, находящиеся на сайте, предназначены для бесплатного прочтения всеми, кто того пожелает. Используйте в учёбе и в работе, цитируйте, заучивайте... в общем, наслаждайтесь. Можете без спросу размещать эти тексты на своих страницах, в этом случае просьба сопроводить сей акт ссылкой на сайт «Военная литература», также известный как Милитера.

Предисловие

Семнадцать лет — краткий миг на весах истории. Но все же, по-новому оценивая этот незначительный промежуток, отделяющий нас от событий, описанных в этой книге, становится все более трудно отделить себя от них. Рассмотренные в должной исторической перспективе, события 1939 года приобретают исключительную значимость для современной истории. Одним из таких событий была Зимняя война. Прослеживая драматические моменты этой «малой войны», нельзя отделаться от меланхолической мысли: как коротка общественная память! Растущее поколение вряд ли знает об этом эпизоде истории; снова разорвана связь между настоящим и прошлым, и человек, как и раньше, может продолжать творить глупости. Панорама событий развертывается с такой головокружительной скоростью, что «текущие кризисы» затмевают кризисы вчерашнего дня, сводя ход истории к ряду несвязанных случайностей. Кто может вспомнить бурное общественное негодование, охватившее Соединенные Штаты, и взрыв эмоций, объявший нацию от побережья до побережья? Но гневное многословие не могло восторжествовать над явной мощью.

Урок, который дал этот исторический эпизод, представляется важным, хотя новое поколение едва ли знает его. Поэтому вполне понятны чувства историка, когда он проходит путем, восстановленным в мемуарах Вяйнё Таннера, выдающегося гражданина и государственного деятеля Финляндии. Его оценка Зимней войны должна рассматриваться как важная часть трагической истории нашего времени. Будучи в эти военные месяцы министром иностранных дел Финляндии, он смог поднять занавес и пролить луч света на сцену европейской политики недавнего прошлого. [5]

Автор начинает свое повествование с подоплеки войны, когда быстро сгущались тучи грядущего кризиса. Немногие оказались способны различить на темнеющем горизонте надвигающийся мировой конфликт, но даже они были не очень обеспокоены: считали, что если их национальным интересам не угрожает непосредственная опасность, то нет причин поднимать тревогу. Предварительные переговоры, последовавшие за этим три мучительные поездки финской делегации в Кремль живо описаны в мемуарах и дают много материала для раздумий. Все это время бессильная Лига Наций в Женеве пребывала в бездействии. Когда, наконец, она решилась изгнать Советский Союз из своих рядов, эта акция едва ли содействовала достижению мирного решения. Ноты протеста оказались тщетными, а помощь Финляндии оказалась незначительной и запоздалой; она только продлила агонию нации. Финляндии не оставалось другого выхода, как уступить требованиям своего могущественного соседа.

Финская литература о войне весьма обширна; к сожалению, языковые трудности не позволяют студентам-историкам лично ознакомиться с ней. Мемуары господина Таннера представляют собой первый такой опыт на английском языке. Когда мне улыбнулось счастье встретиться с их автором, он предложил мне свою рукопись и великодушно позволил приводить цитаты из нее в моих работах. Ознакомившись с рукописью, я посоветовал ему подготовить его труд для публикации в Соединенных Штатах. Некоторое время он колебался, и мне потребовалось привести немало доводов, чтобы убедить его. Теперь я очень рад своему скромному вкладу в выход книги, которая по праву займет почетное место в послевоенной исторической литературе. Я искренне надеюсь, что ее прочтут многие люди, она послужит напоминанием о жизненно важном уроке: сохранение мира будет обеспечено только тогда, когда малые нации смогут быть уверены в безопасности, базирующейся на моральном государственном устройстве и эффективном применении закона.



Анатолий Г. Мазур

Станфордский университет [6]

Предисловие автора

На первоначальном этапе независимого существования нашего государства финская внешняя политика была обречена путем проб и ошибок отыскивать свой верный курс. Сначала более сильной оказалась прогерманская ориентация. Когда Первая мировая война закончилась поражением Германии, страна стала в большей мере ориентироваться на Западную Европу. Не скоро позиция нейтралитета была признана наиболее верной внешней политикой для небольшой страны. В большой мере этому способствовала необходимость предотвратить возможность конфликтов с нашим восточным соседом — Советским Союзом. Перед Второй мировой войной Финляндия поспешила провозгласить свой нейтралитет в надежде на то, что ей удастся избежать военного несчастья. Несмотря на этот шаг, наша страна все же была втянута в мировую бойню. И первым сражением в ней стала Зимняя война.

Много книг написано об этой войне. В них подробно освещены ее военные аспекты и события на фронте. Но дипломатическая подоплека войны оставалась почти неизвестной широкой общественности. Настоящая книга пытается, пусть и скромным образом, пролить свет на этот аспект событий. В ней представлены материалы переговоров, проходивших накануне начала войны; описаны события, происшедшие за краткое [7] военное время пребывания ее автора на посту министра иностранных дел и на конечном этапе заключения мира. Рассказ этот основывается большей частью на заметках, сделанных мной в то время, но также, в дополнение к ним, на определенных этапах я ссылаюсь и на современные событиям документы, как, например, в начальной части книги, в которой идет речь о предварительных переговорах.

Поскольку мои заметки могут описывать события только так, как их наблюдал лично я, книга, разумеется, не может дать полной картины всей структуры политических событий того периода. Если мне удастся показать политическую деятельность в период Зимней войны, снабдить историков рабочим материалом, то моя книга выполнит свою задачу.

В. Т. [8]

Часть первая.

Переговоры

Глава 1.

Тучи сгущаются

Предвестием Зимней войны оказалась серия переговоров, которые начались в 1938 году и продолжились в первой половине 1939 года. От лица Советского Союза выступил не министр иностранных дел, а второй секретарь советского представительства в Финляндии Борис Ярцев. Он уже несколько лет работал в Хельсинки и обзавелся значительным кругом знакомств, преимущественно в левых кругах. Он был яркой личностью, с ним было легко обсуждать самые щекотливые темы. О нем говорили, что он является сотрудником ГПУ {1} — такого рода люди имелись в штате всех официальных советских представительств. Его жена, миловидная женщина средних лет, тоже была хорошо известна в столице, поскольку она представляла советское туристическое агентство «Интурист» и занималась организацией экскурсионных и деловых поездок в Россию.

Ранней весной 1938 года Ярцев позвонил по телефону министру иностранных дел Рудольфу Холсти и попросил о личной встрече. Встреча произошла [9] 14 апреля 1938 года. Ярцев предложил министру обсудить некоторые конфиденциальные вопросы, поскольку он получил для этого от правительства СССР самые широкие полномочия. Переговоры должны были проходить в обстановке секретности. Холсти согласился, и Ярцев, начав с текущих вопросов, затем перешел к общеевропейской политической ситуации и положении Финляндии в ней. Он особо подчеркнул, что советское правительство всегда уважало независимость Финляндии и ее территориальную целостность, но в Москве убеждены в том, что Германия вынашивает агрессивные планы против СССР. В соответствии с этими планами перед левым флангом германских армий поставлена задача произвести высадку на территорию Финляндии и с этого плацдарма произвести вторжение в Россию. Поэтому возник вопрос об отношении Финляндии к этим намерениям Германии. Если Германии будет позволено осуществить эти операции, то Россия не станет пассивно ожидать подхода немцев к Раяйоки {2}, а введет свои вооруженные силы на территорию Финляндии.

Если Финляндия воспротивится германской высадке, Россия может предложить Финляндии всю возможную экономическую и военную помощь, приняв на себя обязательства вывести все свои силы из Финляндии после войны.

Ярцев отметил, что Россия готова предложить Финляндии очень выгодное экономическое соглашение. Россия обладает буквально неограниченными возможностями покупать финскую промышленную продукцию, среди которой он выделил целлюлозу и сельскохозяйственную продукцию, главным образом для населения Ленинграда. [11]

Ярцев сообщил о германских планах, предусматривающих осуществление переворота, если финское правительство не пойдет навстречу германским целям, и создание правительства, поддерживающего германские устремления.

В конце беседы Ярцев предложил Холсти вести переговоры по этим вопросам именно с ним.

Холсти ответил, что в его функции входит получение информации от любых лиц, но внешнюю политику государства определяет президент республики, поэтому он не может вести переговоры без санкции президента. Холсти также упомянул о скандинавской кооперации, целью которой было сохранение мира. Он заверил Ярцева, что правительство поддерживает три четверти депутатов парламента, поэтому есть твердая уверенность, что народ одобрит мирную политику правительства.

Холсти поинтересовался, входит ли в предложенную помощь продажа оружия Финляндии. Ярцев заметил, что этот вопрос может быть рассмотрен, если Россия получит от Финляндии гарантии, что Финляндия не будет содействовать Германии в войне против России. На вопрос Холсти, о каких гарантиях идет речь, Ярцев ответил, что их можно обсудить, когда он получит заверения, что Финляндия будет противостоять германскому вторжению.

На этом первое обсуждение закончилось. Из него стало ясно, что советское правительство предчувствует скорое начало войны и ищет возможность обезопасить свой Северный фронт. Больше всего руководство СССР опасалось нападения со стороны Германии. Но дипломатический зондаж был осуществлен столь странным образом, что члены правительства, в том числе министр иностранных дел Рудольф Холсти и премьер-министр А.К. Кайяндер, поначалу не уделили ему то внимание, которое он заслуживал. Мне неизвестно, были ли консультации с другими членами [12] комиссии по внешнеполитическим вопросам кабинета министров, но продолжения переговоров не последовало. Причина заключалась в том, что Ярцев отбыл в Москву, а затем посетил Стокгольм, где обсуждал проблему Аландских островов с министром иностранных дел Швеции Рикардом Сандлером.

Намерения Москвы становятся явными

В течение двух месяцев ничего не изменилось, поэтому неофициальные лица взяли на себя инициативу возобновления переговоров. И тогда выяснилось, что Ярцев обсуждал этот вопрос также с секретарем премьер-министра Арво Инкиля, генералом Аарне Сихво, госпожой Хеллой Вуолийоки. Инкиля организовал продолжение обмена мнениями, когда Холсти отправился в Женеву на заседание Лиги Наций с премьер-министром Кайяндером.

Кайяндер дважды принимал Ярцева. Первая встреча состоялась в конце июня 1938 года, на ней обсуждались вопросы общего характера. Вторая произошла 11 июля и продолжалась полтора часа: разговор шел о германском экспансионизме и вероятности того, что в будущей войне Германия захочет получить базы в Финляндии. Кайяндер считал невозможным такое нарушение финского нейтралитета и территориальной целостности. Когда же Ярцев спросил, может ли Финляндия в одиночку отстоять свой нейтралитет, Кайяндер ответил, что во время войны трудно гарантировать что-либо, но Финляндия сделает все возможное. Он также выразил надежду, что Советский Союз будет уважать нашу территориальную неприкосновенность. Ярцев заметил, что если СССР получит гарантии того, что Германии не будут предоставлены базы в Финляндии, то советская сторона не нарушит финский нейтралитет. [13]

Кайяндер затронул вопрос развития торговли, упомянув прежние и безуспешные переговоры по торговым соглашениям. Ярцев признал важность развития торговли, но указал, что прежде необходимо решить все политические вопросы: два государства должны заключить договор. Однако обмен мнениями даже не коснулся его содержания.

В конце встречи советский представитель снова настаивал на абсолютной секретности переговоров. Он напомнил, что получил полномочия от своего правительства конфиденциально обсуждать все вопросы. Лишь после того, как будет достигнуто общее понимание, официальные представители смогут вести дальнейшее обсуждение условий договора.

На этом этапе переговоров Кайяндер сообщил мне о происходящем, учитывая мое участие в комиссии по внешнеполитическим вопросам кабинета министров. Он был озабочен тем, что после нескольких встреч не смог уяснить цели Ярцева. Кайяндер полагал очень важным знать их конкретно, и в связи с отсутствием министра иностранных дел он предложил мне встретиться с господином Ярцевым. Я согласился, и 30 июля 1938 года произошла наша первая встреча. Разговор шел вокруг тем, поднятых Ярцевым на предыдущих переговорах, хотя я и старался повернуть обсуждение к рассмотрению развития торговых взаимоотношений. Поскольку не было другого пути достичь прогресса в переговорах, я попросил его представить детальные предложения и получил согласие.

Наша следующая встреча состоялась 5 августа, но обещанные предложения не были представлены, поэтому разговор опять носил общий характер. Я предложил обсудить вопросы организации охраны нашей общей границы и продолжить переговоры по разработке торгового соглашения. Ярцев ответил, что сначала необходимо проработать политические вопросы, [14] и предложил начать переговоры в Москве. Я заметил, что вести переговоры в Москве значительно труднее, потому что они привлекут гораздо больше внимания; кроме того, финские участники переговоров должны быть в постоянном контакте со своим правительством, поэтому Хельсинки гораздо более удобное место для переговоров. Я также остановился на случаях нарушений условий Тартуского мира советской стороной, в том числе приостановке транзитного сообщения по Неве и задержании парохода «Айристо».

Господин Ярцев обещал передать эти вопросы для их решения в свое правительство, он обещал также запросить, могут ли переговоры проводиться в Хельсинки.

После этого мы встретились 10 августа, но снова речь шла о незначительных вещах. Когда я сообщил об этой встрече Кайяндеру, премьер-министр набросал краткие тезисы, которые следовало устно довести до сведения советского представителя. Смысл тезисов премьер-министра сводился к следующему:

«Постоянно и твердо придерживаясь нейтральной политики северных стран, правительство Финляндии в то же самое время не допустит нарушения финской территориальной целостности, в том числе создания любой великой державой плацдарма для нападения на Советский Союз.

Правительство Советского Союза, уважая территориальную целостность Финляндии, не будет препятствовать усилиям Финляндии, даже в мирное время, осуществлению на Аландских островах таких военных мероприятий, которые наилучшим образом обеспечат нерушимость финской территории и нейтралитет Аландских островов».

Этот ответ был доведен до сведения Ярцева на следующий день, 11 августа. Он вновь упомянул о проведении переговоров в Москве, считая их более благоприятными. [15]

На встрече 18 августа господин Ярцев сообщил следующее (я цитирую по своим заметкам):

«Москва готова принять финскую торговую делегацию, но ограниченный характер правительственных предложений Финляндии в их политическом аспекте дает основание полагать, что на такой основе не будут достигнуты положительные результаты. Для достижения желаемых результатов советское правительство предлагает:

1. Если финское правительство считает, что оно не может заключить секретное военное соглашение, Россия будет удовлетворена письменным обязательством, согласно которому Финляндия будет готова отразить возможное нападение и с этой целью принять советскую военную помощь.

2. Аландские острова. Москва может дать согласие на укрепление Аландских островов, если СССР получит возможность принять участие в их вооружении, а позднее осуществлять наблюдение за использованием оборонительных сооружений, причем оно будет осуществляться в строгой тайне.

3. Кроме того, Москва желает получить согласие финского правительства на оборудование на острове Суурсаари {3} укрепленной военно-воздушной и военно-морской оборонительной базы.

На этих условиях СССР готов:

1. Гарантировать неприкосновенность Финляндии в рамках существующих финских границ, в том числе ее морских границ.

2. В случае необходимости содействовать Финляндии вооруженной силой на выгодных условиях.

3. Одобрить выгодное для Финляндии торговое соглашение, которое послужит развитию как сельского хозяйства, так и промышленности». Было дано разъяснение: Советский Союз готов покупать сельскохозяйственные и промышленные товары, в основном продукцию машиностроения, резину, бумагу [16] и целлюлозу. Короче говоря, Москва была готова предложить Финляндии исключительно выгодное торговое соглашение.

О «советской военной помощи» Ярцев пояснил, что это не означает посылку советских вооруженных сил в Финляндию или какие-то территориальные уступки. Москва не желает осложнять положение финского правительства, поэтому здесь имеются в виду снабжение оружием и охрана морских границ.

Когда я заметил, что продажа оружия относится к коммерческим вопросам и зависит от качества и стоимости товара, Ярцев заверил меня, что оружие будет продаваться на выгодных условиях.

На мой вопрос, что понимается под «участием в вооружении» Аландских островов после возведения на них оборонительных сооружений, последовал ответ, что это означает оснащение их необходимым вооружением (артиллерией и т.п.). Это не было бы финансовым содействием. Присутствие советского наблюдателя на месте возведения фортификационных сооружений является обязательным, так как Россия имеет право знать, что там происходит, и быть уверенной, что оборонительные сооружения не попадут в руки немцев.

Я отметил, что, с моей точки зрения, это предложение вряд ли будет одобрено финским правительством. Тем не менее, я обещал довести его до сведения премьер-министра.

На это Ярцев ответил, что сейчас Москва сообщает Финляндии о своих пожеланиях, а формальная сторона договора может быть проработана позже. Сначала нужно выяснить, возможно ли достичь удовлетворяющего обе стороны соглашения. Если это не удастся сделать, то лучше не начинать официальные переговоры. Их провал поставил бы в неудобное положение оба государства.

Я обещал сообщить ему точку зрения финского правительства. [17]

После почти пяти месяцев переговоров мы наконец поняли, чего добивается Советский Союз этими переговорами. Самым важным представлялось оборудование укреплениями острова Суурсаари как бастиона, прикрывающего Ленинград. С целью добиться этой уступки Советский Союз был готов согласиться на строительство фортификационных сооружений на Аландских островах (под своим присмотром), а также начать торговые переговоры, что мы безуспешно пытались сделать до сих пор. По сравнению с этим вопрос о продаже оружия был куда менее важным: его можно было приобрести и в другом месте. Но основой всего должен был стать военный договор между двумя странами. Финляндия должна дать заверения, что в случае угрозы войны она обратится к Советскому Союзу и попросит о военной помощи. Это означало оборонительный пакт, на который Финляндии, ограниченной политикой нейтралитета и скандинавской ориентацией, было бы трудно согласиться. Статус Суурсаари обсуждался во время переговоров по подготовке проекта Тартуского мирного соглашения. В то время Советский Союз занимал позицию, по которой остров должен остаться невооруженным, а финское правительство требовало, чтобы в мирном договоре не содержались ограничения на этот счет. Значение, которое стороны придавали этому вопросу, наглядно иллюстрирует тот факт, что мирное соглашение едва не пошло прахом из-за этой разницы в позициях; финское правительство отказалось от своей позиции только на одиннадцатом часу переговоров. Теперь, напротив, Советский Союз настаивал на строительстве оборонительных сооружений на острове, но уже для своих собственных целей.

Во всяком случае, позиция Советского Союза теперь стала ясна, можно было начинать обсуждение по существу в правительстве и выработать наше отношение к выдвинутым предложениям. В результате [18] правительство заняло по отношению к советским предложениям отрицательную позицию, которую премьер-министр Кайяндер сформулировал следующим образом:

«Предложение СССР направлено на попрание суверенитета Финляндии и противоречит политике нейтралитета, которой Финляндия следует совместно с государствами Скандинавии.

Принципиальным является расширение торговых связей в качестве основы для улучшения добрососедских отношений.

Улучшение отношений на общей границе также будет выгодным для обеих сторон».

Я передал этот ответ Ярцеву 29 августа, он обещал передать его в Москву.

Но вопрос не был этим закрыт: в советской прессе началась атака против Финляндии, поскольку финское правительство отрицательно отнеслось к советским предложениям. Не пришлось прохлаждаться и господину Ярцеву; он хотел получить более обстоятельный ответ. Когда мы снова встретились с ним 15 августа, то еще раз просмотрели изложенные им предложения, и мне пришлось объяснять, что имеет в виду правительство в ответе на каждый конкретный пункт. Пользуясь случаем, я объяснил, что отношение правительства к созданию военных баз было негативным; мы готовы покупать оружие, которое может нам потребоваться, если его качество и цена устроят нас; что касается строительства оборонительных сооружений на Аландских островах и Суурсаари, то правительство отвергает все предложения СССР, не выдвигая никаких контрпредложений. Именно контрпредложения Ярцев хотел получить.

Я полагал ответ правительства исчерпывающим и ясным, но если Ярцев хотел получить более подробный [19] ответ с возможными контрпредложениями, то его нужно ждать до возвращения министра Холсти, так как составление таких документов не входило в сферу моих полномочий. Поэтому было решено дождаться возвращения Холсти. Это была моя последняя встреча с господином Ярцевым.


следующая страница >>
Смотрите также:
Дипломатическое противостояние Советского Союза и Финляндии, 1939-1940 Сайт «Военная литература»: militera lib ru
3342.25kb.
23 стр.
Борзунов Семен Михайлович с пером и автоматом Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
4025.1kb.
24 стр.
Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
2321.94kb.
15 стр.
Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
4526.6kb.
28 стр.
Гофман Генрих Борисович Сотрудник гестапо Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
2934.43kb.
18 стр.
Каневский Александр Денисович Впереди разведка шла Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
3687.57kb.
14 стр.
Малиновский Борис Николаевич Участь свою не выбирали Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
3033.41kb.
29 стр.
Рузвельт Эллиот Roosevelt Elliott Его глазами Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
2465.26kb.
17 стр.
Штейфон Борис Александрович Кризис добровольчества Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
1376.89kb.
6 стр.
Махно Нестор Иванович Воспоминания Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание
4811.19kb.
23 стр.
«Военная литература»: militera lib ru Издание
3522.91kb.
14 стр.
Квачков Владимир Васильевич Спецназ России «Военная литература»: militera lib ru Издание
2504.6kb.
12 стр.