Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4




Вниманию директоров театров!

Постановка спектакля по пьесе

Невозможна без письменного

согласования с владельцами прав.

Полищук Михаил Владимирович,

Облеухова Елена Николаевна

Тел.:+.33.1 42 73 29 57

e-mail - mpolichuk@gmail.com

ФРАНСИС ВЕБЕР




УЖИН ДУРАКОВ

КОМЕДИЯ В 2Х ДЕЙСТВИЯХ



ПЕРЕВОД И СЦЕНИЧЕСКАЯ РЕДАКЦИЯ


М.ПОЛИЩУКА

ПРАВО НА ПЕРЕВОД И РАСПРОСТРАНЕНИЕ

ПЬЕСЫ ПРИНАДЛЕЖИТ Е.Облеуховой и М. Полищуку

Контактные телефоны:

Москва - 8-916.340.97.02.

Париж - (33) 1.42.73.29.57.


e-mail - mpolichuk@gmail.com

obleoukhov@gmail.com

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
( в порядке их появления на сцене )

ПЬЕР

КРИСТИНА

АРШАМБО

ФРАНСУА

ЛЁБЛАН

МАРЛЕН

ШЁВАЛЬ



ДЕКОРАЦИЯ:
Гостиная в фешенебельной квартире. Старинная мебель, картины, представляющие художественную ценность, обилие изящных безделушек – всё говорит о великолепном вкусе хозяев. Это просторная комната, берущая начало от прихожей, едва различаемой в глубине сценического пространства, три других двери ведут из гостиной, соответственно в кухню, спальню и в ванную комнату. В углу небольшой бар.

ПЕРВЫЙ АКТ.


Пьер в махровом халате, скрюченный в три погибели, выходит из кухни. В руках у него целлофановый пакет, наполненный льдом. Это мужчина лет сорока. Очень привлекателен, но в этот вечер – в крайне неприглядном состоянии. Едва передвигаясь и морщась от боли, он направляется к софе. В этот момент входную дверь открывает Кристина, красивая женщина, лет 30. Увидев Пьера, она застывает в недоумении.
КРИСТИНА: Что с тобой?

ПЬЕР: Поясница… Прострел…

КРИСТИНА: Брось!

ПЬЕР: Честное слово, мне сейчас не до розыгрышей.

КРИСТИНА: (Подходит к нему) Миленький, ну как же ты так?

ПЬЕР: (С трудом усаживаясь на софу) Я принимал душ, хотел поднять мыло и…

КРИСТИНА: Ты не можешь не вляпаться! Ты хоть вызвал врача?

ПЬЕР: Да, Аршамбо. Говорят, отличный специалист. (Прикладывает лёд к пояснице) Ой, ё.., какой холод!

КРИСТИНА: По-моему, при радикулите лучше тепло.

ПЬЕР: По-моему тоже, но Аршамбо велел лёд.

КРИСТИНА: Может, примешь обезболивающее?

ПЬЕР: Да… Чуть-чуть виски, пожалуйста.

КРИСТИНА: Со льдом?

ПЬЕР: Да… Но если его там больше нет, возьми пару кусков с поясницы.

КРИСТИНА: Ты отменил свой ужин?

ПЬЕР: Как прошёл твой день?

КРИСТИНА: Так себе. Ты отменил свой ужин?

ПЬЕР: Зачем?

КРИСТИНА: Как зачем? Посмотри на себя!

ПЬЕР: Не беспокойся. Аршамбо сейчас поставит меня на ноги. Да где его чёрт носит! Он должен был прийти в пол-восьмого!

КРИСТИНА: Невероятно! Я надеюсь, ты не пойдёшь на этот омерзительный ужин?

ПЬЕР: Ну, пошло-поехало… Этот ужин меня развеет. Если ты считаешь его омерзительным – твоё дело. (Она пристально смотрит на него в тишине, затем направляется к себе в комнату.) Замолчи… так смотреть на меня! Я, что, не имею права немного развлечься?

КРИСТИНА: Дело гораздо серьёзнее, Пьер. Этот ужин… это то, что я в тебе не выношу.

ПЬЕР: Ну, вот, теперь она скандалит! Ну что я сделал небу, чтобы на меня обрушились в одночасье радикулит и жена-скандалистка!

КРИСТИНА: Отмени, останься со мной, мне это очень нужно… Ты знаешь, со мной сейчас не всё в порядке.

ПЬЕР: Пошли вместе. Как раз отвлечёшься. Ты увидишь, это ни с чем несравнимо.

КРИСТИНА: Да, это ни с чем несравнимо – приглашать несчастного и издеваться над ним целый вечер.

ПЬЕР: У тебя все кретины – несчастные! Они для того и созданы, чтобы над ними издевались!

КРИСТИНА: (Серьёзно) Дорогой… мы должны остаться сегодня вместе, для меня это очень важно. Отмени!

ПЬЕР: Не могу. Этот тип зайдёт за мной в восемь часов.

КРИСТИНА: Какой тип?

ПЬЕР: Мой приглашённый.

КРИСТИНА: Он придёт сюда?!

ПЬЕР: Я сказал ему, чтобы он зашёл выпить рюмашку.

КРИСТИНА: Ты шутишь! Ты пригласил этого типа сюда?!

ПЬЕР: Я хотел его слегка прощупать, прежде чем вести на ужин. Ты увидишь, говорят, он невероятный.

КРИСТИНА: (Хватая свою сумку.) Ну, нет! Я ничего не увижу. Я вас оставлю наедине. Развлекайтесь! (Направляется к двери.)

ПЬЕР: Ты куда?

КРИСТИНА: Я тоже приглашена на ужин. У меня не было особого желания идти туда, но раз так…

ПЬЕР: Ужин? С кем?
Звонок в дверь. Кристина замерла.
КРИСТИНА: Это он? Я не хочу его видеть!

ПЬЕР: Да нет! Это Аршамбо!
Кристина идёт открывать дверь. Это действительно Аршамбо, ревматолог. Этакий бонвиван лет 50ти.
КРИСТИНА: Добрый вечер, доктор.

АРШАМБО: Мадам…

ПЬЕР: (После неосторожного поворота к доктору, боль напомнила о себе.) Ай!!

АРШАМБО: Ну-с? Прекрасно выглядите, что случилось?..

ПЬЕР: Добрый вечер, доктор, спасибо, что смогли приехать.

АРШАМБО: Такие пробки!..

КРИСТИНА: Я вас оставляю, доктор. Избавьте его поскорее от боли, у него сегодня очень важный ужин.

ПЬЕР: Кристина!

КРИСТИНА: «Ужин дураков»! Да, да! Каждый из приглашённых должен привести с собой своего дурака... это обязательное условие этого ужина...

ПЬЕР: Кристина, я прошу!..

КРИСТИНА: Дураки не знают, конечно, почему такая «честь», и самое главное в том, чтобы развязать им языки. Он считает, что это ни с чем не сравнимо, я же не нахожу в этом ничего смешного. Поэтому я ухожу. Всего доброго, доктор!
Выходит. Неловкая пауза
ПЬЕР: Извините, доктор, я просил вас прийти по поводу радикулита, а не ради семейной сцены.

АРШАМБО: Ну что вы… Я могу вымыть руки?

ПЬЕР: (Жест в сторону двери) Ванная там. (Аршамбо выходит) Я принимал душ, хотел поднять мыло и не смог разогнуться.

АРШАМБО: (Из ванной.) Для нас, ревматологов, душ, как и теннис – чудесные изобретения. (Возвращается в гостиную.) Когда я был студентом, мы устраивали вечеринки уродок. Надо было пригласить девушку, как можно некрасивее, и в конце вечера, победительнице вручали приз.

ПЬЕР: Ах, да, я это тоже делал. Но с дураком гораздо смешнее.

АРШАМБО: Но ведь можно и ошибиться.

ПЬЕР: Доктор, есть очевидные дураки, поверьте мне,. Я как раз жду одного с минуты на минуту. Вы увидите, ошибиться невозможно.

АРШАМБО: Это ваш приятель?

ПЬЕР: Нет, нет. Среди моих приятелей полно дураков, но не до такой же степени!… Те, что отбираются для ужина – чемпионы, это высшая категория!

АРШАМБО: Прилягте. (Помогает Пьеру распахнуть халат и укладывает его на софу.) Расслабьтесь… И где же вы их находите, этих чемпионов?

ПЬЕР: (В то время, пока Аршамбо исследует позвоночник.) О! Это не так просто, это настоящая охота, можно сойти с ума! Есть специальные ловцы, которые наводят на дурака, стоящего внимания; мы изучаем случай и, если он интересен, тогда его приглашают. (Подпрыгивает от боли) Ай!..

АРШАМБО: Второй поясничный.

ПЬЕР: Это опасно?

АРШАМБО: Нет, но боюсь, что ваш вечер придётся отменить.

ПЬЕР: Только не это!

АРШАМБО: (Помогает Пьеру сесть) Я не люблю играть с огнём. Отдохните хорошенько этой ночью, а завтра утром позвоните ко мне в кабинет, договоримся о консультации.

ПЬЕР: Доктор, у меня сегодня в руках дурак мирового класса, я вас умоляю, сделайте что-нибудь обезболивающее, противовоспалительное, я не знаю… Но сделайте что-нибудь!

АРШАМБО: Мешок со льдом и отдых. Поверьте мне, лучше пере-бдеть, чем недо-бдеть, или же вы рискуете свалиться минимум на три недели.

ПЬЕР: Вот непруха! (Наклоняется, чтобы взять телефон, замирает, гримасничая от боли. Аршамбо протягивает ему аппарат.) Спасибо. (Берёт записную книжку, перелистывает её.) Отменить, да?.. Как его зовут-то? Ах, да, Пиньон, Франсуа Пиньон.

АРШАМБО: Чем он занимается?

ПЬЕР: Работает в налоговой инспекции.

АРШАМБО: А вот это опасно! Представьте, если вдруг он узнает, почему вы его пригласили!

ПЬЕР: (Набирая номер.) Никакого риска, всё делается очень осторожно, ещё ни один дурак не узнал, почему его приглашали. (Умолкает, чтобы прослушать автоответчик.) То, чего я боялся: он уже ушёл.… И запись на ответчике у него тоже дурацкая.

АРШАМБО: Да?..

ПЬЕР: (Набирает снова.) Пытается острить… кретин! (Включает селектор, в комнате громкий звонок)

ФРАНСУА: (Голос. Напевая в стиле канкана)

Вы у Франсуа Пиньона,

Но его сейчас нет дома.

Оставьте сообщение после сигнала,

Он вам перезвонит, когда вернётся с бала.

(Смеется, затем обычным голосом.) Говорите!
Гудок. Пьер вешает трубку.
АРШАМБО: О-ля-ля!

ПЬЕР: Ну, каков?!

АРШАМБО: Да, это нечто.

ПЬЕР: Теперь вы понимаете, почему я так расстроен?

АРШАМБО: Он действительно производит исключительное впечатление.

ПЬЕР: Молчите.

АРШАМБО: Откуда вы его знаете?

ПЬEР: Я не знаю его. Мы должны были познакомиться сегодня вечером. Мне его рекомендовал один приятель, большой охотник на чудиков. Он откопал этого Пиньона в поезде «Биарритц – Париж» и позвонил мне в потрясении прямо с перрона. Во время всего путешествия, целых пять часов, Пиньон ему рассказывал о своих макетах. Он не останавливался ни на секунду. Я представляю, какой это был кошмар.

АРШАМБО: Вот как?! Он делает макеты?

ПЬЕР: Да, маленькие модели из спичек – Танкарвилльский мост, Эйфелеву башню… он все свободное время проводит за этим занятием, и что особенно важно, может часами говорить об этом. Для ужина это то, что надо! Более того, дурак со страстью, то есть, все шансы выиграть! И сегодня вечером, доктор, с этим Пиньоном и его макетами, я уверен – дело в шляпе!

АРШАМБО: Мне бы очень хотелось его увидеть, но я должен вас покинуть, я очень опаздываю.

ПЬЕР: Подождите немного, он будет здесь через минуту, мы его разговорим, попросим рассказать о его жизни, это может быть занятно, а?

АРШАМБО: Мне действительно нужно идти, меня дома ждут гости. (Открывает свой саквояж и достает оттуда коробку с лекарствами.) Я вам оставлю обезболивающее – две таблетки на ночь, если боль не утихнет. Осторожно, это очень сильное лекарство.

ПЬЕР: Спасибо, доктор.

АРШАМБО: (Направляясь к двери.) Если будет хуже – звоните мне в любое время.

ПЬЕР: Вы не могли бы заблокировать замок, чтобы мне не вставать, там на ручке есть кнопка.

АРШАМБО: Могу ли я вас тоже попросить об одном одолжении?

ПЬЕР: О чём речь!

АРШАМБО: Никогда не приглашайте меня на ужин, я всегда буду в сомнении.
Пьер смеётся. Аршамбо уходит. Пьер хватается за телефон, набирает номер.
ПЬЕР: Бернар? Нет, мне не лучше. Я разбит полностью … помолчи, я уничтожен… у меня в руках победитель, классный дурик… ну, раз я тебе говорю… ну, говорю тебе, я не в состоянии пошевелиться… да, это очень печально… но, в конце концов, я приведу его на следующей неделе… хорошо, я с тобой прощаюсь, потому что он должен прийти с минуты на минуту… Ладно, развлекайтесь, банда шакалов.

(Вешает трубку, проходит в свою комнату, чтобы одеться, в дверь звонят. Кричит.)

Входите, открыто.


Застенчиво входит Франсуа Пиньон с портфелем в руках и с папкой подмышкой.
ФРАНСУА: (Очень громко.) Я попал к мсье Брошану?

ПЬЕР: Да, да, входите, я сейчас.

ФРАНСУА: (Закрывая дверь, входит в гостиную.) Я – Франсуа Пиньон.

ПЬЕР: (Возвращается согнутый пополам.) Добрый вечер. Как дела?

ФРАНСУА: У меня хорошо, но…

ПЬЕР: Извините, что принимаю вас таким образом, у меня радикулит…

ФРАНСУА: Нет!

ПЬЕР: Да, я едва могу двигаться. Я пытался вас предупредить, но вы уже ушли. Я сожалею, но придётся отложить наш ужин.

ФРАНСУА: Это я сожалею! Радикулит – это отнюдь не весело!

ПЬЕР: Я бы сказал, что это мучительно, но не смертельно. Вы свободны в следующую среду?

ФРАНСУА: В следующую среду? Это 24-го? Да, я свободен.

ПЬЕР: Нет, это 23-го, я думаю.

ФРАНСУА: 23-го? Хорошо, я тоже свободен.

ПЬЕР: Постойте, у нас сейчас 18-е? Нет, это будет 25-го.

ФРАНСУА: А, 25-го? О'кей, нет проблем!

ПЬЕР: Прекрасно. Мы пойдём к моему другу, который нас приглашал сегодня. Он снова устроит ужин, и вы, конечно же, приглашены.

ФРАНСУА: О-о, это очень мило!

ПЬЕР: Ох, сегодня мы вас упустили, ну уж в следующий раз вы наш. Вы хотите чего-нибудь выпить, мсье Пиньон?

ФРАНСУА: М-м-м…. ничего, спасибо. Если вы себя плохо чувствуете – я вас оставлю.

ПЬЕР: Ничего, когда я не двигаюсь – терпимо. Присаживайтесь, поболтаем немного.
Франсуа садится напротив с папкой на коленях. Пьер смотрит на него, как кошка на мышь.
ПЬЕР: Я только что слышал ваше приветствие на автоответчике. Очень занятно.

ФРАНСУА: (Польщён.) Да, я постарался сделать запись оригинальной.

ПЬЕР: Вам это удалось: я смеюсь до сих пор.

ФРАНСУА: Мне все об этом говорят. У меня даже есть друзья, которые просят записать им что-нибудь на их ответчик.

ПЬЕР: Это меня не удивляет.

ФРАНСУА: У вас есть ответчик?

ПЬЕР: Да, но с ним всё в порядке. Может быть для вас несколько традиционно, но для меня сойдёт.

ФРАHСУА: Вы уверены? А то давайте, я могу, если хотите.

ПЬЕР: Нет, спасибо, вы очень любезны. Я весьма рад с вами познакомиться, мсье Пиньон.

ФРАНСУА: Я так же, мсье Брошан. Я до сих пор не могу поверить в это. Когда господин, с которым мы ехали в поезде, сказал мне, что вы, такой известный издатель, интересуетесь моими работами…

ПЬЕР: Ну-ну, не будьте таким скромным, господин Пиньон. Мой друг сказал, что вы человек исключительный в своём жанре.

ФРАНСУА: Он очень симпатичный, ваш друг.

ПЬЕР: Да, у него много достоинств.

ФРАНСУА: И увлекается макетами. Редко можно встретить такого увлечённого человека. Мы говорили о макетах всю дорогу.

ПЬЕР: Я знаю, он мне сказал, что на всю жизнь запомнит это путешествие.

ФРАНСУА: О, да! Мы славно поболтали! И как только мы приехали в Париж, он мне сказал: «Вам необходимо познакомиться с Пьером Брошаном». И кто же мне звонит на следующий день в Министерство?…

ПЬЕР: Надеюсь, я вас не потревожил?

ФРАНСУА: Да что вы! Я, наверное, очень глупо выглядел по телефону.

ПЬЕР: (Машинально ) Да… в общем, нет. Вы были великолепны.

ФРАНСУА: Я был так взволнован! Вы мне звоните в министерство, вы приглашаете меня на ужин. И вот, я здесь, я говорю с вами… я не могу в это поверить! Такой исключительный человек, как вы, мсье Брошан! Вы удивительный человек!

ПЬЕР: Ну что вы, что вы…

ФРАНСУА: Да, да, вы необыкновенный! Когда вы мне сказали по телефону, что вы хотите опубликовать книгу о моих макетах, я… как бы это сказать… вы изменили мою жизнь…

ПЬЕР: Ну ладно, хватит о книге, это пока лишь только намётки… не будем обольщаться.

ФРАНСУА: Нет, нет, я не обольщаюсь, но я нахожу, что это прекрасная идея. Я уверен, это будет бестселлер! (Открывает свою папку.) Я принёс вам фотографии своих самых лучших моделей…

ПЬЕР: Нет… нет, только не сейчас.

ФРАНСУА: … Вы увидите, это очень зрелищно…

ПЬЕР: Оставьте это до следующей среды. Вы нам расскажете о своих макетах за ужином. Я не хотел бы, чтобы мои друзья упустили такой случай.

ФРАНСУА: Но только один или два снимка…

ПЬЕР: Нет, нет, в следующую среду. Сегодня вечер нашего знакомства. Расскажите немного о себе. Вы ведь работаете в Министерстве финансов?

ФРАНСУА: Да, в бухгалтерии. (Вынимает из папки одну фотографию) Вот, Эйфелева башня…

ПЬЕР: Вы женаты?

ФРАНСУА: Да… то есть нет.

ПЬЕР: Так вы женаты или нет?

ФРАНСУА: Дело в том… жена от меня ушла.

ПЬЕР: Ах, так?

ФРАНСУА: Да, с моим приятелем.

ПЬЕР: Ну, это случается.

ФРАНСУА: Да, я с ним познакомился в министерстве. Неплохой малый, работал в архиве. Однажды я пригласил его к нам на ужин.

ПЬЕР: Да?

ФРАНСУА: И он ей понравился. Я даже не понимаю чем… между нами говоря, он умом не блещет.

ПЬЕР: То есть как?

ФРАНСУА: Ну… этот тип, к которому она ушла… не стоило бы говорить… такой болван!

ПЬЕР: Нет!

ФРАНСУА: Да, да! Так глуп, невероятно!

ПЬЕР: Как, глупее, чем… Впрочем, я хочу сказать, что вы умны… и по сравнению с вами?…

ФРАНСУА: Слушайте, я не люблю быть грубым, но тут слова не избежать: это – Мудак!

ПЬЕР: Боже мой!

ФРАНСУА: Да, это мнение всех, во всяком случае, и, если бы вы его встретили…

ПЬЕР: Я бы очень хотел. Как найти этого малого?

ФРАНСУА: Нет, нет, вы бы умерли от скуки. Он говорит только о серфинге.

ПЬЕР: Но это великолепно! Потрясающе! У вас есть его координаты?

ФРАНСУА: Вы любите серфинг?

ПЬЕР: Нет… то есть да, очень. Так как его зовут?

ФРАНСУА: Жан Патрис Бенжамен. Даже фамилия какая-то глупая.

ПЬЕР: И он живёт?…

ФРАНСУА: В Гваделупе. Он себя там обрёл.

ПЬЕР: Да, это далековато.

ФРАНСУА: И вы часто этим занимаетесь?

ПЬЕР: Чем?

ФРАНСУА: Да серфингом.

ПЬЕР: Умеренно.

ФРАНСУА: Да, не стоит перебарщивать, это плохо для спины. А вы женаты, мсье Брошан?

ПЬЕР: Да, вот уже два года.

ФРАНСУА: И как, всё в порядке, я полагаю?

ПЬЕР: Прекрасно!

ФРАНСУА: Я был женат семь лет… семь лет безоблачного счастья. И вдруг, в один прекрасный день… но как она могла уйти с этим типом?! Не понимаю.

ПЬЕР: А вы говорили с ней о макетах?

ФРАНСУА: Да всё время, не переставая! Я вспоминаю, когда я делал Танкарвилльский мост, (Жест в сторону папки) у меня фото здесь, так я в течение долгих часов объяснял ей всю конструкцию подетально. Не будет преувеличением сказать, что она проследила за его созданием – спичка за спичкой. Это так увлекательно, особенно проблема несущей нагрузки. Вы, конечно же, знаете о тонкостях этой проблемы у подвесных мостов!

ПЬЕР: Нет, но мы об этом поговорим в следующую среду.

ФРАНСУА: Это чертовски увлекательно, вы увидите. Я уделил этому два года своей жизни. Танкарвилль, два невероятных года, когда я всё с ней делил: сомнения, надежды… и вдруг, однажды, что я узнаю?! Что она сбежала с этим примитивом! Ну, как вам это? Это нечто, а?

ПЬЕР: Да, это действительно…

ФРАНСУА: Но сейчас это в прошлом. Я вам достаточно наскучил своими байками. (Вынимает фото из папки) Вот этот монстр! 386 тысяч 482 спички.

ПЬЕР: Прекрасно, но я начинаю немножко уставать и…

ФРАНСУА: Я вам говорил о проблемах несущей нагрузки. Так вот, в конструкции, как эта – это очень важный вопрос – проблема нагрузки, но лучше начать с самого начала. Что такое подвесной мост?

ПЬЕР: Господин Пиньон…

ФРАНСУА: С первого взгляда, ответ кажется прост: подвесной мост – это мост, пролёт которого не лежит на сваях, вкопанных в землю, но это слишком упрощённо. Есть, конечно, и другие параметры. И, вот тут, вы будете смеяться. Для меня определение подвесного моста – это…

ПЬЕР: Господин Пиньон!..

ФРАНСУА: Да.

ПЬЕР: Мне очень жаль, но я неважно себя чувствую, и, боюсь, что не в силах оценить вашей работы по достоинству.

ФРАНСУА: Что вы, что вы, это мне очень жаль. Раз вы себя плохо чувствуете, я вас оставляю, мсье Брошан. (Встаёт)

ПЬЕР: Я немного устал, но всё это очень увлекательно. Я уверен, что мы все получим большое удовольствие на следующей неделе.

ФРАНСУА: О, да, мы не будем скучать!

ПЬЕР: (С трудом поднимается) Я вас провожу.

ФРАНСУА: Нет, нет, не беспокойтесь.

ПЬЕР: Да, да, в любом случае, я должен закрыть за вами дверь.

ФРАНСУА: Обопритесь на меня.

ПЬЕР: (Опирается на Франсуа. Оба медленно направляются к двери.) Спасибо. Только потихоньку. Это была замечательная встреча. Теперь я вас знаю немного лучше. И я совсем не разочарован. (Останавливается, чтобы отдышаться.)

ФРАНСУА: Я, наверное, слишком много говорил о своей жене и этим вас утомил. Только не подумайте, что я зануда, я могу быть и весёлым.

ПЬЕР: Я в этом не сомневаюсь.

ФРАНСУА: Например, если бы я вам рассказал о своих каникулах… клянусь, это кино! Я был…

ПЬЕР: (Продолжая двигаться) Вы мне расскажете при следующей встрече.

ФРАНСУА: Я был в Ницце со своим деверем. Пошли мы на пляж за ракушками и схлопотали солнечный удар. Мы были красные, пунцовые, как раки... кино, я вам говорю!
Хохочет. не глядя перед собой спотыкается, падает, увлекает за собой Пьера, который валится, крича от боли. Франсуа встаёт и обалдевший склоняется над Пьером, лежащим на полу и корчащимся от боли.

следующая страница >>
Смотрите также:
Вниманию директоров театров! Постановка спектакля по пьесе Невозможна без письменного
704.53kb.
4 стр.
Тест по пьесе А. П. Чехова «Вишнёвый сад» 1 вариант Часть а укажите годы жизни А. П. Чехова
53.35kb.
1 стр.
Режиссёр-постановщик спектакля Геннадий Карпов
16.92kb.
1 стр.
Сведения о кандидатах в Совет директоров ОАО «огк-2», в том числе информация о наличии либо отсутствии письменного согласия кандидатов, выдвинутых для избрания в Совет директоров ОАО
40.29kb.
1 стр.
Сведения о кандидатах, включая информацию о наличии либо отсутствии их письменного согласия на избрание в Совет директоров Общества
247.91kb.
1 стр.
Легендарная постановка джорджа баланчина
24.67kb.
1 стр.
Прямая трансляция
17.81kb.
1 стр.
О. Н. Григорьева Кандидат филологических наук
183.36kb.
1 стр.
Программа передач на 18 2013 (понедельник) 12: 00 Слово мастера Режиссер Роман Мархолиа
90.52kb.
1 стр.
Кокорин Вячеслав Всеволодович
30.81kb.
1 стр.
Спектакли-участники III международного фестиваля театров кукол «в гостях у
140.66kb.
1 стр.
Профессионально ориентированное обучение иностранным языкам в контексте межкультурной коммуникации
108.68kb.
1 стр.