Главная
страница 1 ... страница 13страница 14страница 15страница 16страница 17 ... страница 19страница 20

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ,


в которой мы пересекаем море, правда, не совсем так, как хотелось бы.


  • Субъект, желающий совершить путешествие с багажом или же без оного, на морском виде транспорта, каковым является пароход, обязан приобрести надлежащим образом оформленный документ об оплате проезда, в просторечии именуемый билетом, согласно статье Морского Уложения за номером триста пятьдесят один часть один. Для приобретения же такового документа об оплате проезда вышеозначенному субъекту требуется предъявить удостоверяющий его личность документ, согласно статье Морского уложения за номером триста пятьдесят один часть три…

Бюрократия – страшная сила. Ну кто мог предположить (в любом случае не я), что для того чтобы переплыть с одного берега моря на другой, причем оба они принадлежат Славии, нужно иметь при себе паспорт? Каковой у меня, графа Карса новоявленного, естественно, отсутствовал. Поэтому теперь приходилось выслушивать занудную нотацию мелкого чиновничка, выдающего те самые вожделенные «документы об оплате проезда», сиречь билеты…

  • …В случае же если субъект не может предъявить документ, удостоверяющий его личность, - продолжал бесцветным голосом тянуть бесконечную канцелярскую песнь чиновник, - ему необходимо предоставить в пароходство, кабинет номер семнадцать, заявление, объясняющее отсутствие вышеуказанного документа, справку от двух благонадежных граждан, могущих подтвердить, что он – тот за кого себя выдает, копии с документов, удостоверяющих личность вышеупомянутых граждан, заверенные в нотариальной конторе…

Когда-то я знал заклинание, отводящее глаза бюрократам… Но забыл. Впрочем, есть еще одно средство, не совсем магическое, но вполне волшебное…

  • Может быть, - прервал я тягомотное перечисление всей той кипы бумажек, каковые я должен предоставить, - вот этот документ сможет помочь попасть мне на борт корабля?

«Документ» может и не имел необходимых печатей и подписей, зато был украшен разноцветными узорами и обеспечивался Королевским Казначейством. Чернильный суслик даже глазом не повел:

  • Попытка подкупа должностного лица, находящегося при исполнении им служебных обязанностей карается согласно статье сто тридцать семь Уголовного Уложения… Давайте сюда.

Длинные сухие пальцы чуть шевельнулись, и купюра как в воздухе растворилась. Подобным трюком владеют все бумажные крысы, считающие, что у них маленькое жалование, поэтому я и не моргнул.

  • Вот ваш билет. Счастливого плаванья, - тон и хмурое выражение лица не оставляли сомнений в том, что чиновник твердо уверен, что мой корабль, еле отойдя от пристани, затонет к чертовой бабушке. Вспомнив о чертовой бабушке я покрылся мурашками. Не хотелось бы опять попасться в ее лакированные коготки…

Уф… Я выкатился из душного здания, казалось навсегда пропахшего бумагой, чернилами и мышами, к ожидавшим меня на улице сенатору и Ане. Им хорошо, у них-то документы были с собой… Мы двинулись к ожидавшему нас кораблю с оптимистичным названием «Бедная Лиза».

После того как мне пришлось переселиться на диванчик в гостиной, я всю ночь не спал. Почему? Ну хотя бы потому, что если бы я заснул, то сейчас моей проблемой были бы не занудные чиновники, смотрящая на меня влюбленными глазами Ана и пропавшая в неизвестности Ола, а, скажем, происки тайной полиции, ловящей инакомыслящих или отряд работорговцев, посчитавший, что для полноты коллекции им не хватает именно меня. Где-то около полуночи, когда было уже порядком темно, а принцесса сопела как младенец, мне надоело валяться на скрипучей мебели и я спрыгнул с балкона (наша ночлежка уже была закрыта на ночь), чтобы прогуляться под луной. Прогулка не удалась, луна, как и звезды, была надежно упрятана облаками. Да к тому же один «ночной портной», как их называли в другом мире, решил побеспокоиться о том, чтобы мне не было тяжело носить при себе кошелек…



  • Выворачивай карманы. Деньги, часы, кольца, - прошипел заученный текст какой-то юнец, встретившийся в темном переулке по дороге обратно в гостиницу.

Боже, какая пошлость… Какой-то паршивый ножик, которым пугать только школьниц и то в потемках, потому что на свету они помрут от смеха…

  • Простите, что вы сказали? – вежливо переспросил я, уткнув в лоб наглого юноши ствол своего пистолета, который покоился в волшебном мешочке, и как я умудрился достать его в долю секунды даже и не спрашивайте…

  • «Скарвинг» номер два с разрывными пулями? – не менее вежливо уточнил мой собеседник, заведя глаза под лоб, чтобы лучше рассмотреть мой аргумент.

  • Он самый, - кивнул я, понятия не имея, какую разновидность огнестрельного лекарства подсунули мне в аптеке города Талия.

  • В таком случае мои требования были чрезмерны и необоснованны, - развел в стороны руки парень. – Прошу прошения за свою бесцеремонность.

Он сделал шаг назад и растаял в полумраке как кусок рафинада в горячем чае. Ловкий, гад… Гулять мне что-то расхотелось…

  • Гратон, - вспомнил я о ночном происшествии, когда мы втроем пробирались узким проходом между высоченными дощатыми заборами. Добрый прохожий подсказал нам, что этими лабиринтами в порт можно попасть быстрее, - не знаете ли вы случайно марку моего пистолета? Меня это как-то вдруг заинтересовало…

Я извлек пистолет из пиджачного кармана…

  • «Скарвинг» номер два с разрывными пулями, - мгновенно определил Гратон. Причем даже не оборачиваясь.

Многочисленные и неожиданные познания нашего сенатора начинали меня пугать. Надо будет как-нибудь ближе к концу моего пребывания в этом мире ненавязчиво поинтересоваться, чем Гратон занимался до того, как стал сенатором-маразматиком…

А вот и наш ковчег. Да… Название ему совсем не подходило. Более точным было бы что-то вроде «Полный конец» или «Прогулка на кладбище»… Не то чтобы я имел что-то против колесных пароходов, просто для нынешнего славийского уровня техники это – допотопная посудина, на таком наверняка еще мама сенатора Гратона катала своего сына, когда он был поменьше ростом… Да и заявление старика-капитана, мол, я управляю судном уже тридцать лет без единой аварии, тоже не внушало оптимизма… Как бы то ни было, пришлось отправляться. Не вплавь же добираться.

С погодой нам повезло. Светило солнце, ветра не было. Совсем. Хоть бы какое дуновение для смеха. Сидеть в каюте вплоть до прибытия (то бишь до вечера) было скучно, поэтому, осмотрев предоставленные нам апартаменты (почему-то мы с принцессой заняли одну каюту. По-моему, сенатор решил нас свести… ), наша бравая троица выбралась на верхнюю палубу где под зонтами в приятном теньке попивала кофе и разнообразные горячительные и прохладительные напитки многочисленная публика. Официант (или стюард, на кораблях все называется не как у людей…) принес по чашечке кофе, бесплатно, за счет фирмы. Видимо в знак благодарности за то, что мы рискнули поплыть на этой посудине… Я долго размышлял, глядя на свою чашку, но все же решил не рисковать. Поэтому лично мне не повезло и пришлось заказывать безбожно дорогой (мол, куда вы денетесь…) лимонад, почему-то коричневый хуже того же кофе. Последний писк моды, оказывается… Тут принцесса, сидевшая напротив нас с Гратоном, недоуменно посмотрела поверх голов.


  • Интересно, - раздался за нашими спинами вежливо-наглый голос, - что такая аппетитная девочка может делать с этими двумя стариками?

Я не успел сообразить, что второй старик – это я, из-за белого хвоста на затылке. А вот Гратон как всегда успел вовремя. Даже не торопясь… Сенатор неторопливо обернулся, медленно растягивая губы (ну или то, что у него от них осталось к старости) в своей неповторимой улыбке типа «Давно я не пил свежей крови». Подошедшие (судя по шагам их было двое) забулькали, силясь произнести хоть что-то осмысленное: сенатор, как вы помните, и без улыбки-то – страх божий… Тут уж и я повернулся узнать, кого там нанесло в гости…Опаньки.

Юнцы замахали руками, лопоча что-то насчет того, что они обознались и уж конечно не хотели никого обидеть. Вежливые мальчики. Еще бы им быть невежливыми – на лбу правого до сих пор кружок от пистолетного дула, которое я воткнул туда сегодня ночью…

Кроме этого маленького происшествия путешествие было скучным. Если бы не оказавшийся вкуснятиной лимонад («Арви-лаймо», три пятьдесят за бутылку, состав напитка – секрет фирмы) и воистину божественное талийское печенье, которым в Славии не торговали наверное только на дне морском… Сенатору в цилиндре стало жарко, он снял его (неужели) и ему страшно напекло лысину. Поэтому мы с принцессой сидели одни за тем же столиком, а наш хитроумный спутник (как же, голову напекло. Я уже твердо уверился, что сенатор хотел оставить нас наедине, старый сводник) дремал в прохладной каюте. Солнце уже приближалось к горизонту, на поверхности воды не появилось ни единой морщины, уже скоро покажется заморский берег.

Мне было о чем поразмыслить, вспоминая рассказанное капитаном Калином. Значит, Ана мешает Гронану… Интересно. Совсем в другом свете предстает его упорное желание навязать мне ее на шею. А я-то думал, зачем ему это? В то, что Гронану действительно хочется помочь мне в поисках, с помощью таинственной способности Аны противостоять колдовству, мне не верилось изначально. Значит, расклад такой: подлый старец хочет сохранить и приумножить свое колдовское влияние на королеву, а через нее на короля. В этом ему мешает Ана… кстати, каким образом? Прав на престол у нее никаких, в политику она не вмешивается… Ну, может, Гронан работает на перспективу: сейчас не вмешивается, через пять минут вмешается. Лучше нейтрализовать потенциальную опасность сразу… Итак, колдовство не действует, подосланных убийц вылавливает доблестная контрразведка. Тупик. И тут нашему милому и душевному старичку ослепительно везет: некто Хозяин крадет для каких-то своих надобностей Олу. Хозяин – мощный колдун, Гронан опасается с ним связываться, зато возможно, Хозяину удастся преодолеть Анино магическое сопротивление и, назовем вещи своими именами, убить ее…. Только как стравить их? И тут появляется некий молодой граф… Гронан моментально складывает два и два и придумывает хитрый план: околдованная королева уговаривает (мягко говоря…) новоявленного графа отправиться на поиски потеряшки, причем непременно вместе с Аной. Весь план строится на том, что означенный граф окажется полным идиотом и тронется в путь действительно только вдвоем, фактически беззащитными. А там или Хозяин со своими сектантами нас достанет, или мы сами сложим голову в возможных перипетиях, или… Ну вдруг случится чудо и мы вернемся. Тогда можно будет тихонько безразличным голосом спросить, не знает ли случайно любезный граф, каким-таким образом принцесса защищена от магического влияния? Болван-граф, естественно, расскажет. Особенно, если спрашивать будет, скажем, королева Лиса… Все выложишь, только бы она отстала. Сама королева, видимо, не в курсе существования креста святого Сандея, иначе его давно бы кто-нибудь умыкнул. К прискорбию своему вынужден признать, что план Гронана подействовал и действует: кретин по имени Карс действительно утащил принцессу из дворца, где она была в относительной безопасности, подставил ее под удар Хозяина и продолжает втягивать ее в разнообразные, отнюдь не романтические, приключения…



  • Э… Карс… - робко проговорила бедная жертва тупости одного и коварства другого, упорно разглядывая дно кофейной чашки, - никак не могу привыкнуть к твоему новому имени…

Я махнул рукой, дескать, какие проблемы, поступай как удобнее.

  • Извини меня, - заводила принцесса пальчиком по столу, - за то, что я говорила в подвале…

Мой язык тут же прилип к нёбу. Надежды на то, что Ана авось забудет или сама поймет, что не права, начинали рассыпаться…

  • Конечно, я понимаю, - продолжила она, - нам не быть вместе…

Славься, Господи, вразумивший несмышленую деву!

  • Я поняла, что не подхожу тебе. Разумеется, ты, странствуя по мирам, встречал женщин гораздо лучше меня…

Банальная хитрость девушки, набивающейся на комплимент. И почему она всегда срабатывает?

  • Не так уж и много, - успокоительно произнес я.

  • Конечно, - продолжила жалобную речь принцесса, - я не красива…

  • Ну что ты, ты просто красавица, давно я уже не встречал таких…

  • …нельзя сказать, что я очень умна, - Ана начинала потихоньку всхлипывать, - наверняка тебе, столько повидавшему, со мной просто неинтересно…

  • Очень интересно, ты знаешь так много…

  • …все твои знакомые женщины гораздо старше и опытнее меня…

Принцесса как всегда вела партию, не обращая внимание на окружающий мир.

  • …я уже поняла, что совершенно не нравлюсь тебе…

  • Нра… - я чуть не откусил язык.

Нет, не потому, что пожалел о сказанном. Терпеть не могу девичьих слез и сказал бы что угодно, только бы глаза принцессы просохли.

Дело в том, что пароход подпрыгнул на какой-то кочке… Постойте. Какие могут быть посреди моря кочки… рифы!!! Мощный инстинкт бывалого моряка (а как же, целый месяц на шхуне «Старая каракатица») чуть было не толкнул меня за борт с криком «Спасайся, кто может!». Однако в такой тихий вечер, на освещенном зажегшимися лампами пароходе, посреди совершенно невозмутимой публики… Может, все в порядке и так и должно быть? Тут тряхнуло еще раз. Потом еще, посильнее. Стихло пыхтение паровой машины, огромные колеса замедлили ход и остановились. Лампочки погасли. Пассажиры недоуменно переглядывались, спрашивая друг друга о причине остановки. Нет, похоже, не все в порядке… А вот и капитан, сейчас он нам все объяснит…



  • Господа, прошу без паники! – обычно после этих слов паника и начинается… Но в Славии очевидно этот обычай незнаком, все терпеливо затихли, внимая нашему душке-капитану (как выразилась при погрузке одна престарелая матрона).

  • Все в порядке, небольшая неполадка в машине. Придется потерпеть некоторое время, возможно час. Вам всем бесплатно раздадут лимонад и пирожные.

Капитан, хоть и старик, но (в отличие от одного моего знакомого…) в маразм еще не впал и угощать вином не стал. Мало ли что может придти в голову после пары бокалов… Как говорила моя первая жена, Амети: «Вино дает столько идей… Только почему наутро за них всегда стыдно?»

Положительно, здешняя публика нравилась мне все больше и больше. Ни тебе возмущенных криков людей, которых не касаются поломки, хоть сам толкай, но пароход должен поплыть немедленно. Ни истеричных воплей нервных дамочек, желающих узнать, почему корабль сломался именно в их рейсе. Все молчаливо устроились, попивая даровой лимонад. Наверное, все дело в спокойной погоде, абсолютном безветрии и береге, который уже можно было рассмотреть невооруженным глазом. Можно было бы. Если бы не начало темнеть.

Прошел обещанный час. Темнело. Машина молчала. Капитан периодически появлялся с успокоительными известиями, типа, сейчас-сейчас, еще немного… Неторопливо-настырное течение, в которое нас угораздило попасть уже пронесло нашу лоханку где-то на несколько километров севернее. Уже кое-где во мраке раздавались громкие возмущения «Дорогой, почему мы не плывем? Мы уже давно должны были быть в Керимонте», впрочем, быстро подавляемые рассудительными голосами «Милая, матросам нужно время. Очевидно поломка сложная. Подожди еще немного, киска».

Тихо, тихо… Точно. Послышались медленные, но постепенно набиравшие темп «пых-пых-пых». Наконец-то. Теперь до места еще около часа идти…Бабах!!!!

Мощный взрыв разнес корму (ну… может и не всю… но дырка большая… Любая собака проскочит.), жизни «Бедной Лизе» оставалось немного… Нет, не придется нам никуда идти. Так думал я, рванув к давно уже присмотренному спасательному кругу. Как говорят моряки, корабли ходят, а плавают только утки и девочки в бассейне. Так вот теперь нам придется уподобляться именно уткам. Не знаю, что там так шарахнуло… да мне и неинтересно. Может, машина решила больше не работать и уйти в отставку, а может, боцман слишком плотно закрыл бочку с брагой. Сейчас главное: спастись!!! Желательно с Аной и… Гратон!!! Схватив за руку принцессу, забросив на шею спасательный хомут, я рванулся к каютам.

Паника разошлась вовсю… Тем не менее, до своих возможных высот не поднялась. Никто не размахивал ножами, револьверами, пачками денег, чтобы пробиться в спасательные шлюпки. Никто не затаптывал женщин, детей и стариков. Фактически вся паника сводилась к женским визгам и вскрикам. Видели бы вы, что творилось, например, в момент катастрофы на «Зевении»… Вот это была паника. А здесь? Смотреть не на что.

Безропотно подчиняясь командам матросов, пассажиры организованно помещались в спускаемые шлюпки. Самые смелые и самые нетерпеливые, схватив круги, прыгали за борт и плыли к берегу. Паниковать всерьез было, на самом деле, просто смешно: неторопливо погружающееся судно, огромный запас спассредств, берег на расстоянии прямой видимости… Опытный пловец добрался бы и без круга.

А вот и сенатор, спокойный до безобразия, как будто сам все это и устроил, обвешанный саквояжами.

- Ха хохх!!! – выдохнул он.

Я раскрыл рот, пытаясь осознать произнесенное. Досадливо скривившись, Гратон вогнал в рот находившиеся в руке челюсти как обойму в пистолет.

- За борт!!!

Правильное решение. Я ухватил Гратона и поволок своих спутников к борту. Опыт морских катастроф (три) подсказывает мне, что если море теплое и нет акул (кстати, а нет ли их здесь?… да нет, навряд ли…), то к шлюпкам лучше не соваться сразу, их все равно никогда не хватает на всех. Тем более это бестолково, когда берег рядом (а корабль уже почти погрузился, еще немного промедления и мы станем подводниками). Лучше прыгнуть в воду и, держась за круг, а он, (если конечно не пытаться непременно сесть на него) удержит на плаву и троих. Что мы и сделали.

Ночь, темнота… Мы молча гребем к невидимому берегу, надеясь на то, что мы гребем именно к нему, а не в открытое море. За нашими спинами – ничего, так как утонувшие корабли следов на воде не оставляют. Это вам не упавшие наземь самолеты… Вокруг – никого. Наши товарищи по путешествию где-то… где-то… короче тоже, наверное, плывут к суше. Мы сразу откололись от общей толпы, в которой всегда найдется кретин, решивший, что ваш круг просто позарез необходим именно ему, а вы перебьетесь. Так что сейчас наслаждаемся тишиной, одиночеством… Ночным купанием… Короче, в любой ситуации можно найти приятные стороны. Неприятные, впрочем, тоже.

Неприятность номер раз: одной рукой ты держишься за круг, другой – гребешь. Вопрос: где держать саквояж? В общем, мой новенький чемоданчик и принцессины косметика, маникюры и прочие женские штучки отправились жертвой Морскому царю (буде таковой здесь имеется…). Неприятность номер два: плавать в одежде неудобно и невозможно. А раздеться на плаву и вовсе цирковой трюк… Вслед за вещичками отправились платье Аны, мой костюм (вместе с лежавшим в кармане пистолетом, который я даже ни разу в деле не опробовал), а также большинство прочих предметов одежды. Сенатора все это не касалось, он упорно бороздил морской простор в костюме и с саквояжем. Мне бы такое упрямство… Неприятность номер три… Где этот треклятый берег??!!

Уф… Ноги наткнулись на песок, когда Ана уже выдохлась совсем и просто висела на круге, вцепившись в него. Подлец-сенатор, оказывается, уже пять минут идет по дну и при этом помалкивает! Ладно, отбросим ссоры. Берег… Мы несколько неблагодарно бросили спаситель-круг под ноги и рухнули, образовав неправильную звезду. Долго лежать не пришлось, тут же набежавшая волна напомнила, что мы как-никак на морском берегу и нечего разлеживаться, залила рты и носы, заставив закашляться и заматериться (причем потом никто не признался в этом), унесла круг и ушла обратно. Следующую мы ждать уже не стали, отбежали, отплевываясь подальше к темной стене кустов и сели в кружок на траве при свете кстати выглянувшей стареющей луны.

Подсчитаем потери… Нет, лучше подсчитаем то, что осталось, быстрее получиться. У меня из одежды остались широченные ярко-красные трусищи, а из вещей – волшебный мешочек, висящий на шее… Ну что вы, я без сознания буду, но свое единственное имущество спасу... Ана в который уже раз лишилась шляпки, купленной перед отплытием, одежды, и теперь очень напоминала утопленницу: длинные мокрые волосы и длинная, белая, промокшая насквозь рубашка. Один сенатор остался при полном (но конечно же, тоже мокром) параде, даже цилиндр каким-то чудом удержался. Вот только туфли Гратон сбросил и теперь зябко шевелил длинными пальцами ног. Вылив воду из саквояжа, он вынул и поставил в центр бутылку-детектор, которую я передал ему на сохранение, когда расставался с саквояжем.

Теперь наша команда напоминала боксера-язычника с амулетом на шее, русалку-новичка и нищего вампира, собравшихся выпить чего-нибудь этакого.


  • Пойдем в Керимонт сейчас или утром? – тоскливо поинтересовалась принцесса, судя по голосу, не собиравшаяся вставать с места дня два.

  • В Керимонте нам делать нечего, - мрачно ответствовал я.

Ана шарахнулась, даже сенатор слегка отодвинулся. Кажется, получилось слишком уж безнадежно… Вместо ответа, (что я, не устал?) я указал на бутылку. Волосатая медуза, шевелясь и даже, кажется, царапая стенку, подтверждала: Ола находится совершенно в другом направлении.

  • Пойдем туда? – обречено вздохнула Ана.

  • Куда?

Этот вопрос задал не я и не Гратон, поэтому подпрыгнули мы все три одновременно. Развернувшись в полете в сторону вопроса, я углядел незнакомый силуэт, после приземления оказавшийся не менее незнакомым дяденькой.

Дядя сразу внушал уважение: и разворотом плеч и толщиной рук, а более всего калибром ружья, которое он навел на нас. Закрадывалось чувство, что в стволе этого чудовища может с удобством переночевать некрупная кошка… Руки поднялись вверх сами собой.



  • Кто такие? – голос больше подходил потревоженному великану-людоеду. Надеюсь, что нет…

  • Потерпевшие кораблекрушение, - пискнула из-за моей спины спрятавшаяся Ана.

  • Что здесь делаете? – голос не изменился…

  • Терпим крушение, - невразумительно ответил я. Трудно терпеть крушение на твердой земле, вы не находите?…

Громила не обратил на явное несоответствие никакого внимания. Приблизился к нам, внимательно осмотрел меня, робко выглядывающую поверх моего плеча принцессу… Особенно ему не понравился сенатор. Отойдя на шаг, исполин выкинул удивительную штуку: вынул из-за пазухи крупный крест и принялся крестить нас, бормоча молитвы. Конечно, я уже давно говорю, что сенатор напоминает вампира, но не до такой же степени…

Покончив с молитвами и, видимо, уяснив, что мы не нечисть, даже сенатор, дядя на секунду задумался.



  • Кто такие?

По-моему, у нашего собеседника провалы в памяти.

  • Потерпевшие кораблекрушение, - безнадежно вздохнул Гратон.

  • Что здесь делаете? – голос стал дружелюбнее. Самую каплю.

  • Отдыхаем, - ядовито протянула Ана.

Ночной гигант опустил ружье и превратился в доброго, спокойного, просто слегка большого, мужика.

  • Пойдемте со мной. Тут неподалеку имение господина Ведомедона, там и переночуете и поужинаете и одежку, - наш гостеприимный некто из кустов скептически оглядел то, что на нас осталось после ночного заплыва, - и одежку, говорю, вам господин выделит. Не так же вам ходить…

  • Может, не надо… - затянул я. Кто его знает, что там за господин, и как имеет обыкновение развлекаться…

  • Надо, - отрезал великанский мужик, - Надо. Здесь вам оставаться не резон. Тварь тут кровожадная бродит, сколько уже коров пережрала… Сын господина, год дома не был, а тут только вернулся, она его и порвала. Оборотень, видать…

- Тогда чего мы ждем? Пошли скорее!!



<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Константин Тарабанько planet of chaos роман… или повесть? Нет, все же роман. Да, роман! Да повесть это. Повесть! Не, ребята, это рассказ-сказка…
3492.11kb.
20 стр.
Рассказа Ги Де Мопассана «Мадемуазель Кокотка»
175.57kb.
1 стр.
Исследовательская работа наполеон: искусство быть звездой и звезда искусства
282.22kb.
1 стр.
Рассказы и повесть Благовещенск 2007 г. Прости, брат рассказы и повесть. Благовещенск
1181.88kb.
7 стр.
Вопросы для беседы по повести Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке»
16.84kb.
1 стр.
Итало Кальвино Паломар
1058.24kb.
6 стр.
Аннотация Роман
6221.59kb.
24 стр.
Клайв Стйплз Льюис
24.44kb.
1 стр.
А сказка б повесть в рассказ г быль
82.42kb.
1 стр.
Английский роман 2-ой половины 19 века
37.41kb.
1 стр.
Исторический роман во Франции
75.35kb.
1 стр.
Семен гольдберг повесть о друге мариуполь 2005 ббк 63. 3
1041.03kb.
7 стр.