Главная
страница 1 ... страница 12страница 13страница 14страница 15страница 16 ... страница 19страница 20

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ,


в которой мы наконец-то добрались до Фиартена.


  • Принцесса Ана?? – выпучил капитан Калин глаза. Следом за ним глаза выкатились у Малины, не подозревавшей, у кого она плакала на груди.

  • Граф Эрих???

…Где? А, ну да. Это же я – Эрих…

Капитан Калин некоторое время разглядывал Малину, похоже, подозревая в ней замаскировавшегося сенатора. Потом решился:



  • Уходим! Быстро!

Правильно. Выяснить, что мы здесь делаем можно и по дороге отсюда. Как можно дальше отсюда…

Наша троица ломанулась вслед капитану. Я, нагоняя принцессу, у двери споткнулся о чьи-то ноги, торчащие из-за косяка. Что там лежит смотреть я не стал, и принцессе не дал. И так вполне реально представить, как может выглядеть жертва капитана Калина. А вот поспешавшая сзади Малина сдуру глянула… Я только и успел отпрыгнуть в сторону, чтобы рушащаяся деваха не прищемила меня к полу. Упасть окончательно ей не дал Калин, подхватив потерявшую сознание несчастную девушку и вскинув на плечо. Ана восхищенно покачала головой: немаленький груз капитан волок как кошку. Вокруг было подозрительно тихо, закрадывалось чувство, что большую часть обитателей сего здания постигла участь охранника при камере…



  • А где господин Дарган? – поинтересовался я уже на выходе из особняка (ни одного человека мы так и не встретили).

  • Умер, - хладнокровно заявил капитан Калин. – От внезапного малокровия.

Больше вопросов не возникало…

Мы вышли из ворот, тут заворочалась Малина, бормоча, что дальше она вполне способна добраться сама, не уточняя, где это «дальше» находится. Капитан поставил ее на ноги и бывшая служанка бывшего господина, пошатываясь, двинулась куда-то по извилистой траектории. Мы молча следили за ее перемещениями, и только когда она скрылась за углом, я подумал, что у нее немного шансов добраться до места в таком платьице, особенно поздней ночью. Впрочем, ночь была настолько поздняя, что скорее ее правильнее было бы назвать ранним утром. Рассветало. Капитан натянул на глаза свою широкоформатную шляпу и поднял воротник кожаной куртки. Перчатки уже были на руках…

Наш маленький отряд шагал по пустынным утренним улицам, почти в ногу. Через несколько кварталов родился законный вопрос: а куда это мы так целеустремленно движемся?


  • На вокзал, - разрешил капитан Калин высказанные вслух сомнения принцессы в целесообразности именно этого маршрута. – У господина Даргана осталось слишком много помощников, союзников и просто купленных людей в этом городе. Единственно, где мы будем в безопасности – железная дорога. Тамошняя полиция традиционно в контрах с городом, особенно последнее время, когда вся городская администрация скуплена на корню. Они защитят нас даже не за наши красивые глаза, а просто из принципа, чтобы вставить лишнее перо городским властям, которым железнодорожные, кстати, не подчиняются…

То-то вокзальный полицейский так вызверился на покойного господина Даргана…

Идти до вокзала было долго, извозчики куда-то скрылись, поэтому, чтобы не терять времени даром капитан Калин впился в нас как клещ, или, учитывая кто он такой, как вампир, требуя рассказать ему, куда мы пропали из дворца и как, черт возьми, оказались в подвале господина Даргана. Ана пребывала в некотором шоке, на ней как на источнике информации наш самозванный дознаватель сразу поставил крест и переключился на меня. На меня где сядешь, там и слезешь, рассказать-то интересующее я рассказал, но и сам вытряс из капитан-вампира много интересного…



Началась эта история еще задолго до моего появления на свет. Имеется в виду, в этом мире… Примерно с год назад. Когда на горизонте нарисовалась длинная борода колдуна Гронана. Его… «дружба» с королевой (как мягко сформулировал их взаимоотношения Калин, покосившись на принцессу) не вызывала поначалу ни у кого никаких отрицательных эмоций, тем более знали о ней считанные единицы. Когда же королева, науськиваемая своим бородатым другом, начала гнуть свою политику, требуя от короля различных нововведений и установлений… Впрочем и тогда это никого не взволновало. Король, как было известно всем заинтересованным лицам, был, мягко говоря, легко убеждаемым человеком… Безвольной тряпкой, говоря не так мягко. Чем и пользовались все те, кто имел на его величество хоть какое-то влияние. Ну появился еще один желающий подоить казну, дело житейское, ничьих интересов королева поначалу не задевала… Нашелся только один такой никому не верящий тип… Дядя Сари. Я помнил, как он меня пытал, не веря даже Шару Истины… Милый дядя не поверил ни на грош в то, что Гронан действует сам для себя, он был твердо уверен, что его пропихнули к королеве некие злонамеренные силы, завербовав последнюю в свои ряды. Как военный министр дядя Сари быстренько напряг подчиненных, конкретно военную контрразведку, в лице ее начальника генерала Берена. Генерал Берен, не считая нужным отвлекать свою немногочисленную и неопытную (она существовала меньше десяти лет) службу на выполнение блажи королевского родича, вызвал своих верных людей, уже знакомых нам капитанов-вурдалаков и поставил задачу: проанализировать все действия королевы и привести господину военному министру доказательства того, что старец действует сам от себя и королева не является ничьим агентом. Капитаны сказали «есть!» и окунулись в работу. Собрали множество просьб, озвученных умильным голоском королевы, и волосы зашевелились даже там, где не росли. Паранойя дядюшки Сари оказалась истинной правдой! Почти треть королевиных просьб прямо или косвенно подрывали стабильность государства! Дядя Сари своим желчным голосом потребовал у его величества отменить предыдущие желания королевы и не удовлетворять последующих, кроме сугубо интимных. Король, ласково улыбаясь, пообещал прислушаться к желанию своего родственника и продолжил вести себя так, как будто ничего не слышал. Когда дядя Сари высказал свои претензии, мол, как же так, где королевское слово, то услышал в ответ, что король, как известно, своему слову хозяин, хочет - дает, хочет – забирает, и вообще, государство не обеднеет, если и раздать немного не в те руки, а его милая женушка будет так счастлива… Стало ясно, что с королем каши не сваришь и надо действовать через королеву. При попытке раскрывания последней глаз на то, что она творит, выяснилась странная вещь: королева, полное ощущение, вообще не в курсе своих собственных просьб к королю, даже тех, что поступили буквально только что. Взгляд контрразведки, уже бросившей на проблему свои лучшие силы (капитаны – в первых рядах. Кто сказал, что они – не лучшие?), обратился на скромного королевского колдуна. Привлеченные эксперты (капитан не уточнил, где они нашли экспертов в магии и колдовстве…) установили следующее: Гронан - колдун. В чем, впрочем, никто не сомневался и раньше. А вот то, что основная сила Гронана – в возможности подчинять своей магии женщин, стало шоком. Следите за цепочкой: слабохарактерный король во всем подчиняется жене, та, свою очередь, полностью подпала под колдовские чары Гронана. Что в итоге? Огромное королевство управляется не законным помазанником божьим, а появившимся невесть откуда длиннобородым чародеем. Причем устранить колдуна официально нет никакой возможности: королева даже при попытке подобных телодвижений устраивает скандал и король гневается и приказывает вернуть старца на место, а то его кисонька дуется. Что же до, скажем так, неофициальных устранений, то два подосланных наемника пропали, как сквозь землю провалились. По всей вероятности, Гронан все ж таки был колдуном не из последних… Но, что самое страшное, на этом все не закончилось…

Дядя Сари, последовательный параноик, не поверил даже тому, что его подозрения блестяще подтвердились. Он приказал копать дальше. Контрразведка послушно занялась землеройными работами. И нарыла следующее: некоторые акции королевы, или, как уже стало совершенно ясно, Гронана, не приносили ни ей ни ему никакой выгоды. А два раза в результате своих комбинаций Гронан даже оказывался в прогаре. Не верящий в бескорыстных подвижников генерал Берен потребовал от безропотных подчиненных новых бессонных ночей, чтобы установить, кто же в таком случае снимает сливки? Аналитики, работая круглые сутки, установили следующий ужасающий, кошмарный, непредставимый факт: от абсолютно всех действий Гронана, даже от протащенного им назначения на пост дирижера Королевского театра, в итоге получает выгоду только и исключительно Гарпания! В этом месте рассказа (мы как раз проходили мимо высоченного бетонного забора с колючкой поверху. Один из трех талийских оружейных заводов) я затребовал тайм-аут и краткую справку на тему: что такое или кто такая Гарпания.



Согласно краткому экскурсу в географию, любезно предоставленному капитаном Калиным, Гарпания – государство, граничащее со Славией и являющееся ее заклятым другом. Управляет ею также король, более того, двоюродный брат славийского. Росли братцы-короли в детстве вместе и поэтому считается, что между государствами – вечный мир. Ну, по крайней мере, пока один из братьев не помрет. Действительность же была намного печальнее. Испокон веков воинственная, Гарпания последнее время активно точила зубы на Славию, мол, зачем вам, диким варварам, такая огромная территория? Отдайте нам, цивилизованной стране, Доморье, а Заморье, так уж и быть, оставьте себе. Понятно, что вслух подобные претензии не высказывались, однако всем заинтересованным людям было известно, что рано или поздно начнется война. Всем, кроме короля. Получив неопровержимые документы, свидетельствующие, что у него под носом действует матерый агент гарпанской разведки, околдовавший королеву и вредящий стране как стая мышей в зернохранилище, король изволил возмутиться тем, что отдельные безответственные личности, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, выслеживаньем врагов Славии, клевещут на кристально честных людей, порочат его невинную жену и пытаются поссорить его со своим любящим братом. Берену и дяде Сари оставалось только застрелиться, чтобы не видеть, как его величество своими руками раскрывает дверь, впуская врагов. Никакой возможности убрать Гронана не наблюдалось: тот прочно окопался на Дворцовом острове, выгнать – невозможно, убить – тоже, воздействовать такими же колдовскими способами? Хорошо бы, но где найти равного по силе волшебника. И тут в глухом тупике, в который попали господа военные забрезжил свет надежды. Случайно выяснилось, что, по какой-то таинственной причине Гронан недолюбливает, (а то и просто боится) принцессу Ану. Старается не общаться с ней, вообще не контактировать и даже более того: было предотвращено несколько покушений на нее, за которыми явственно торчала длинная седая борода. Возникла (с большего от безысходности) версия, что принцесса обладает некими способностями, делающими ее опасной для колдуна, поэтому пытающегося ее устранить. Начала создаваться группа для установления этой способности и охраны принцессы, отсекающая возможных убийц. И тут Ана притаскивает в свою комнату человека, утверждающего, что он – пришелец из другого мира. А что если это – хитро пробравшийся во дворец убивец? На допросе данного субъекта присутствовали два члена охранной группы в звании капитанов (генерал Берен незадолго до развернувшихся событий слег с инфарктом). Шар Истины убедил всех в том, что, как это не удивительно, странный господин – тот, за кого себя выдает. Всех, но только не дядю Сари… Выдвинувшего довольно простой довод: если этот человек – из другого мира, это не значит, что он не может оказаться наемником Гронана. Шар Истины? А что, если он не действует на таких путешественников? Или на другой планете существует способ обмануть его? А? После того как интуиция военного министра два раза уловила происки врагов, к новой блажи отнеслись серьезно. Новоявленного графа решили поставить под плотное наблюдение. И… Не успели. Следующей же ночью граф исчез из дворца вместе с принцессой, прихватив престарелого сенатора. На уши были поставлены все. Дядя Микал пустил по следу всю имеющуюся в государстве полицию. Дядя Сари поступил проще: отправил в погоню ищеек, идущих по следу… Вампиры, оказываются, чувствуют след человека в течение суток, если держат при себе принадлежащую ему вещь. Капитаны Калин и Далин получили пыльную желтую рубашку и приказ без принцессы не возвращаться. Рванув по следу, они, для начала, до смерти перепугали гадалку. Узнав, в каком направлении мы двинулись, капитаны решили схитрить: не связываться с железнодорожной полицией, чтобы та остановила и прочесала поезд, а кинуться наперерез и перехватить нас в Болмине. Таким образом все лавры и слава спасителей Аны достанутся им двоим. План был плох только одним: городок Болмин находится на железной дороге аккурат после того самого города Картана, где проживает один медоточивый градоначальник… Короче, когда капитаны на автомобиле примчались в Болмин, нас в поезде уже не присутствовало. Опросив поездную бригаду и поняв, что мы, по большей части, в тюрьме, армейские вампиры устремились обратно. И опять опоздали. Буквально чуть-чуть. Когда они прибыли в город господин Кармел только-только пришел в себя после удара каблуком. Мой запах еще держался в воздухе, горячий, устойчивый… Еще держался… Минут пятнадцать. Через четверть часа след пропал как выключенный. Можно предположить, что когда изменилось мое прошлое, и я разучился водить машину, соответственно, изменился и запах. Вампиры потеряли след. А прихватить для верности вещи Аны они второпях не догадались. Пришлось возвращаться ни с чем…

А в столице – новые напасти… Дядя Микал рвет и мечет, пребывая в стойкой убежденности, что его любовница и племянница уже закопаны где-то в леске. Посему горит жаждой мщения и требует принести ему голову подлого графа Эриха на блюде. Объяснить ему, что Ана скорее всего жива, а вот в суматохе охоты за головой ее могут и затоптать, не удалось…

Дальше-больше. Поступившие из Талии (ага, из Талии…) донесения вызывали просто смертную тоску. Господин Дарган, гарпанский подданный, при активном содействии одного бородатого друга купил последний из трех славийских оружейных заводов… Тут даже мне стало страшно. Представьте сами: рядом с вашим государством находится сосед, прямо-таки у вас на глазах точащий ножи и сабли, а все ваши заводы, производящие винтовки – в руках подданного этого самого соседа. Много у вас шансов выиграть войну? На фоне таких заморочек покушение на находящегося в отпуске сотрудника Королевских Зеленых Жандармов (так красиво здесь называется контрразведка) покажется мелкой неприятностью…

Обоим капитанам приказали отправиться в Талию и, кровь из носу, вернуть заводы по принадлежности. Хитромудрый господин Дарган (вернее стоящая за ним гарпанская разведка) проглядел одно обстоятельство: отсутствие завещания. В случае смерти означенного господина заводы возвращались в собственность Славии, как бесхозное выморочное имущество. Задача была простой: сделать так, чтобы заводы таки вернулись государству. Вот выполнить ее было не так просто… Помните, господин Дарган жутко боялся «сами знаете кого»? На улицу (ну, там, половить девочек на вокзале…) он выходил окруженный таким количеством тайной охраны, что подойти к нему с нехорошими целями было верным самоубийством. Проникнуть в дом также невозможно: его планировали лучшие специалисты Гарпании как раз против подобных попыток. Пробраться внутрь можно было только сквозь стены (но меня им предусмотреть не удалось) или войти через дверь, тут же попав в лапы охраны… Капитан Калин (капитан Далин отправился в Доморье, где жил пострадавший сотрудник. Что-то там было не совсем чисто…), исследовав все возможности (а я-то ломал голову, почему мне показался знакомым тот автомобиль! Не он, а широкополая шляпа водителя!), решил не поднимать панику, нападая на господина оружейного спекулянта и похитителя невинных девушек в многолюдной толпе. Скромнее надо быть… Он тихо-мирно вошел через дверь, где на него, понятное дело, тут же набросилась охрана. Оттащив трупы, чтобы не пугать жильцов особняка раньше времени, смертоносный капитан продолжил свой поход по дому. К тому моменту, когда он добрался до кабинета господина Даргана население особняка изрядно сократилось. А тут и сам хозяин приказал долго жить… Уже собираясь покидать практически безлюдный особнячок своим вампирским чутьем капитан унюхал присутствие в подвале пропущенных им людей. Так как все в доме до последнего повара были агентами гарпанцев…

Тут мы с капитаном остановились, посмотрели друг на друга и хором обозвали себя идиотами. Малина! Получается, она тоже была агентом! Но поезд ушел, ищи-свищи ее теперь по переулкам. То-то она куда-то заторопилась…

Так вот. О чем это мы? Ах, да… Так как все в доме до последнего повара были агентами гарпанцев, то и оставлять в живых лишних свидетелей было совершенно ни к чему. Как говориться, хороший свидетель – мертвый свидетель. Капитан спустился в погреб, обезвредил стражника, тосковавшего у камеры, открыл дверь… и обнаружил то, что обнаружил. На этом рассказ был вчерне закончен. Оставались некоторые непроясненные места, но к ним я собирался вернуться ближе к вокзалу…

На улицах практически рассвело, появились бодро ширкающие метлами по тротуарам дворники, до пункта нашего назначения оставалось около трети пути. Дальше мы решили свернуть и пойти через парк, с целью сокращения пути. Надеюсь получиться не как в прошлый раз… Чтобы пополнить коллекцию знаний, отвлечь капитана Калина от ненужных мыслей и самому собраться, я поинтересовался, как его благородие ухитрился стать… ну, тем, кем он является сейчас. Тут даже Ана, молчавшая всю дорогу как вдова, схоронившая любимого мужа, очнулась, узнав, что путешествует в компании самого настоящего вампира…

Вампиры - они везде разные. Чтобы стать ночным кровопийцей, в одном мире нужно чтобы тебя похоронили не так и не там, в другом – быть мертвым колдуном, в третьем – стать жертвой вампира… В мире Славии все было совсем по другому… Ну, по крайней мере, в случае с капитанами-контрразведчиками… Строго говоря, они даже и не были вампирами. Это строго говоря…

Однажды в старой поеденной мышами книге некий ученый историк обнаружил описание ритуала, с помощью которого можно было из обычного человека сделать практически неуязвимого воина. В подробности ритуала капитан Калин не вдавался, и не по причине его полной секретности, а просто видимо не очень приятные это были воспоминания… Пройдя кучу жестоких испытаний человек становился чем-то вроде того, что в других мирах называют берсерком: неутомимым, неуязвимым, обладающим огромной силой, ночным зрением, собачьим нюхом… Идеальным бойцом.

А так как, по любимому выражению моей первой жены, Вирсаны, бесплатных пирожных не бывает даже в мышеловке, то и за все эти замечательные суперспособности приходилось платить немаленькую цену. Точно как в случае со Странными людьми… Впрочем это к делу не относится.

Во-первых, кожа капитанов после завершения ритуала приобрела ту самую жуткую бледность и непереносимость солнечного света. Конечно они не сгорали в ужасающих корчах, превращаясь в кучку пепла, как любят описывать те, кто никогда не встречал живого вампира. Просто кожа, там, где на нее упал солнечный луч, приобретала багровый оттенок и начинала дико чесаться. Глаза, кстати, тоже под прямыми лучами тут же наливались кровью… Ну и самая страшная цена. Кровь. Чтобы работать двигателю нужно горючее. Чтобы действовать в полную силу (а иначе к чему огород городить?) тело жертв эксперимента требовало крови, в противном случае начиная потреблять собственную, что приводило к довольно быстрой смерти подопытного. По счастью работа капитанов часто предоставляла возможность подпитаться… То-то рядом с невезучим охранником у камеры не было ни капли крови…

От настоящих вампиров наши армейские кровопийцы отличались довольно сильно: не было у них длинных и острых клыков (хотя зубы были очень даже острыми…), не спали они днем в гробах, обитых тафтой, не закапывались в землю, не жили сотни лет в мрачных черных замках, их жертвы не вылезали по ночам из могил (это уж с гарантией…), они ходили в церковь… Но для обывателей все просто: пьют кровь и бояться солнца? Вампиры!!! Кол им осиновый в сердце!!! Не поможет, кстати… Убить капитанов можно было только серебром. Из всех металлов только серебро на них действовало…

А вот и вокзал… Вернее, его крыша за деревьями парка. Один вопрос остался необговоренным... Что будет с принцессой? Капитан Калин ясно дал понять, что она чрезвычайно нужна для противостояния Гронану. Ясное дело, дальше искать Олу он ее не отпустит, слишком велик риск... Хотя мы и рассказали, что все дело скорее всего в кресте святого Сандея… Вдруг крест действует только на шее Аны? Нет, рисковать капитан не будет… Может, правда? Отпустить принцессу с ним домой, самому тронуться дальше? Нет. Почему нет? Ну, потому что… понимаете ли… Да просто, нет и все! Не хочу! Хочу быть с нею! Э… в смысле, в путешествии… не вообще… вот только как это сделать?

Заявить капитану Калину, что он пусть как знает, а мы с Аной продолжаем путь вдвоем? Ну-ну. Давно ты последний раз дрался с вампирами? Мира четыре назад. Успешно? Ну… э… не очень. Если бы не монахи братства святого Краката, бегал бы я теперь с красными глазами и острыми клыками в поисках свежей кровушки… А сейчас и вовсе без вариантов: мое тело остынет вон в тех кустах, а принцессу он отволочет к поезду еще быстрее чем Малину (принцесса легче). Кстати, о Малине…

Парковую аллею перегородила толпа серьезных крепеньких парней. Все как один одеты в темное, у всех в руках гладко оструганные деревянные дубинки. При чем здесь Малина? А при том, что вон она стоит за их спинами. И пальцем в нашу сторону показывает. Капитан остановился, мы с Аной тоже притормозили. Ну и что будем делать? Справиться с такой оравой – дохлый номер, легче броситься под поезд, хоть какой-то шанс, что тело опознают. И пистолет не поможет…Убежать? Жаль, что никто из нас не чемпион по бегу. Разве что у капитана есть шансы… Ребята молча ждали результата наших размышлений.


  • Граф, - задумчиво обратился ко мне Калин, не поворачивая головы, - ведь, если я прикажу вам отвезти ее высочество в столицу, вы меня не послушаетесь?

  • Не послушаюсь, - кивнул я.

  • В таком случае, отправляйтесь дальше, куда вы там собираетесь, и берегите ее. Она нужна Славии. А сейчас идите назад и двигайтесь на вокзал кружным путем. Этих я остановлю…

  • Вы их собираетесь задержать? Надолго? – Ана посмотрела на капитана как на сумасшедшего.

  • Навсегда, - взглянул тот на нее таким же взглядом.

Двадцать человек… Даже для военного вампира это многовато. Тут капитан достал пистолет… Вампир и без оружия – зловещая тварь, а вооруженный и вовсе – кончен бал, гасите свечи…

Мы с Аной медленно отступали назад по аллее. Капитан Калин так же медленно пошел к толпе. Вот он подходит к первому… Взмах! Нет, не дубинка. Старая, сточенная, но все еще острая кавалерийская шашка опустилась на голову капитана, разрубив ее до глаз. Принцесса всхлипнула и спрятала лицо на моей груди. «Кавалерист», ухмыляясь, потянул на себя свое смертельное оружие… Не знаю, что он ожидал. Явно, не то, что увидел. Дождавшись, когда железо полностью покинет череп, капитан Калин тряхнул головой, сбросил разрубленную шляпу, лучи поднявшегося солнца осветили его лицо… Мы с принцессой повернулись и побежали. За нашей спиной раздавались крики ужаса и выстрелы…

На вокзале мы были через пять минут. Хотя ходьбы шагом до него было двадцать минут. А быстрым бегом – десять… Провожаемые недоуменными взглядами утренних пассажиров, мы пробежали в камеру хранения, забрать вещи. Потом я выспросил у скучавшей кассирши, как называется следующая станция по пути в Фиартен. Не сбавляя темпа мы с Аной выскочили на привокзальную площадь с несколькими сонными извозчиками. Уф… Теперь можно и потревожиться… Нет, за капитана я спокоен: я пару раз видел вампиров в деле (и последний раз их делом был я сам), так что могу заверить: сейчас в парке из всех кустов торчат ноги. Шансов у ребят не было изначально. Рана, нанесенная вампиру любым металлом, затягивается бесследно в мгновение ока. Только серебро действует на них, в смысле, если вампир ранен серебром, то и заживать ранение будет, как у обычных людей… Ну, или не будет, если удачно поранить… Беспокоиться о нападавших, в свете вышеизложенного, тоже глупо, о них уже наверняка побеспокоился капитан Калин. Тревожиться нужно за себя. И за Ану. Разнеся по кочкам всю ту ораву капитан может и пожалеть о том, что так просто отпустил нас, и кинуться исправлять ошибку. Так что задерживаться на уютном вокзале нам не с руки… Вот только повезут ли нас извозчики на соседнюю станцию? Далеко, могут и полениться… Ха! Если повезет, то повезет!


  • Привет! – хлопнул я по плечу парня, в чью повозку мы с Аной запрыгнули. – Узнал?

Еще бы не узнал. Возница побелел и затрясся, решив, что кровожадный болин, которого он возил вчера днем, выследил его, чтобы убрать лишнего свидетеля. Мне повезло, что я углядел именно этого парня. Он безоговорочно согласился бы отвезти нас с принцессой на край света и обратно, что уж говорить о соседней станции. Домчали с ветерком: кучер все никак не мог поверить в то, что вернется домой живым. Из экономии я даже не заплатил…Ну жадина я, жадина, что поделаешь.

Вот теперь мы с принцессой в одном купе (до Фиартена мы доберемся к вечеру, так что скомпрометировать ее не получиться) под мерный стук колес движемся к цели нашего слегка затянувшегося железнодорожного путешествия. Как-то я уже привык думать о Фиартене, как о сверкающей награде в конце пути… А ведь еще надо пересекать море, почесывать окрестности Керимонта в поисках места, куда гнусный колдун по кличке Хозяин запрятал Олу, возможно, сражаться с монстром, который ее охраняет… Ой-е-ей, лучше об этом не думать… Такая тоска берет…

О капитане Калине думать нечего. Он еще мог примчаться на вокзал, чтобы остановить нас (полиция вокзала явно каким-то образом с ним связана, не просто так он рассчитывал получить помощь...), но ринуться по нашему следу у него не получиться. Идти по запаху наш зубастый друг не сможет, я постарался не оставить у него в руках наших вещей. Конечно, он знает о том, что сенатор ждет нас в Фиартене… но это знание ему не пригодиться. Ребята, натравленные на нас Малиной (земля им пухом) сослужили неплохую службу: оторвали от нас капитана и, персональное спасибо «кавалеристу», сбили с него шляпу. А солнце-то было уже высоко… Крики ужаса я понимаю, заорешь, когда на тебя прет кроваво-красная рожа с горящими как уголья глазами. С лицом, обожженным светом, Калин еще мог показаться на вокзале, но перемещаться среди людей… А скоро кожа начнет чесаться… Нет, дня на три капитан Калин из игры выбыл. Как говорил один умный человек… какая жена? Я никогда не был женат… Так вот, он говорил: «Не надо бороться с врагами. Надо, чтобы твои враги боролись друг с другом».

Ана сидела напротив меня, бросая на меня искоса умильные взгляды. Ей явно хотелось, чтобы я как-то обратил на нее внимание. Вот уж дудки. И раньше-то приходилось обращаться с ней осторожно, когда я боялся смутить ее, а теперь и вовсе лучше не дышать в ее сторону. В нынешнем состоянии принцесса способна принять за знак внимания все, что угодно… а потом будет реветь в подушку, считая, что я ее разлюбил и бросил. А я ни сном ни духом… Конечно, за время наших приключений Ана повзрослела, уже не напоминала восторженную девочку, выглядела более разумной… Однако я знал столько разумных девочек, резавших вены из-за таких пустяков… Не всех их успевали откачать…

Меня могут спросить, какое, собственно мне дело, что там произойдет с принцессой, ведь где-то недели через две я навсегда исчезну из этого мира? Во-первых, я могу и не исчезнуть. Во-вторых…есть у меня такое жизненное правило: «Никогда не действовать в расчете на исчезновение». Подлость-то останется подлостью, неважно, встретишь ты еще раз людей, которым ее сделал или нет. В-третьих… Ана мне нравиться… В этом вся сложность…

Я ведь теряюсь с ней не от недостатка опыта. В тридцать-то лет опыта можно набраться. Были у меня и женщины и девушки… Не было у меня девочек! Нечего так ухмыляться! Так вот. Опыт общения (назовем это так) с прекрасным полом у меня есть. А вот как объяснить влюбленной по самую макушку девчонке, что вместе быть вы никоим образом не можете? Особенно, если сам…

Поезд заскрипел тормозами и остановился, прервав нить моих размышлений. Фиартен. Конечная. Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны. Мы вышли на перрон, освещенные красным закатным солнцем. Пахло мазутом и паровозным дымом. Единственное, что говорило о том, что мы прибыли в приморский город – несколько чаек, с криками пролетевшие над головой.

Чем хорош сенатор Гратон – его не надо искать в толпе. Его цилиндр возвышался над кашей людских голов, как печная труба на пожарище. Протолкавшись сквозь толпу встречающих-приезжающих мы выбрались к Гратону. Его спокойствию можно позавидовать: как будто мы пять минут назад отошли купить мороженое, а не пропадали неизвестно где целые сутки.



  • С прибытием, госпожа Ана, - ласково заулыбался он, завидев ее. Потом добрая улыбка обратилась в мою сторону… - А кто это с вами?

Ана, как раз всплеснувшая руками от радости встречи, замерла в неестественной позе. Потом ее уши начали багроветь. Судя по тихому бормотанию, она считала до двадцати, чтобы успокоиться… Ее пунцовое от ярости лицо (принцесса устала ждать от меня нежных слов и была зла на весь мир) повернулось ко мне… И в секунду вернуло нормальный цвет, а затем заалело, но уже от смущения. Сенатора можно было понять: последний раз он видел меня в другом костюме, в шляпе (я так и ходил как бродяга), с другой прической… С другими волосами, в конце концов.

  • Это Эрих, ой… - Ана набрала воздуху, чтобы объяснить происшедшие со мной перемены…

  • Аа, - протянул Гратон. Потом все же уточнил, - А кто такой Эрих?

В этот раз Ана считала до двадцати минуты две. Затем ледяным как жидкий азот тоном объявила, что не разговаривает с нами обоими и отвернулась. Растолковывать все сенатору пришлось мне. Выяснилось, что он меня прекрасно помнит, только запамятовал мое имя и внешность. По причине чего он с легкостью принял и длинный хвост белых волос на моем затылке (длинные волосы в Славии носили только священники, поэтому в пути приходилось отбиваться от желающих получить благословение непременно в тамбуре), а также то, что меня зовут Карс. Хватит с меня того, что принцесса зовет чужим именем…

Гостиница, в которой Гратон нашел номера, была недорогой и совсем недалеко от вокзала. Вот только запах гари, который чувствовался еще на вокзале, по мере приближения к нашему нынешнему обиталищу становился все сильнее и сильнее. Вскоре мы увидели и его источник: здоровенный трехэтажный дом, обугленный, с черными стенами и пустыми дырами на месте окон. Дом номер семнадцать… все бы ничего, но гостиница стоит под номером пятнадцать.



  • Сенатор… - начала принцесса и осеклась, вспомнив, что она дуется и не разговаривает ни с ним ни со мной.

  • Почему вы выбрали гостиницу рядом со сгоревшим домом? – продолжил я невысказанный вопрос. Мне и самому было интересно.

Гратон преспокойно пожал плечами:

  • Когда я снимал номера, дом еще был целым. Он сгорел только сегодня ночью.

  • А что в нем было вчера? – заинтересовался я. Здания ни с того ни с сего не полыхают как бумага.

  • Церковь Светлого Счастья, - проговорил сенатор, забирая ключи у портье («Добрый день, это и есть ваши внуки?»).

Какое-то знакомое название…

  • Церковь Светлого Счастья? – медленно произнес я, когда мы уже поднимались по лестнице. – Случайно не секта, члены которой поймали нас на выходе из Марийских болот?

  • Да, они, - согласно кивнул Гратон.

  • Постойте, - остановился я. - Вы хотите сказать, что сняли номер в гостинице, рядом с которой стоял дом Церкви светлого Счастья?

  • Ну да, я еще обратил внимание на это совпадение…

  • Дом тех людей, которые один раз чуть не сожгли нас на костре?

  • Совершенно верно, - сенатор был спокоен как надгробие.

Я махнул рукой. Логика Гратона необъяснима…

А вот и номерок, который Гратон снял для нас с принцессой. Как мило, под табличкой с цифрами висят два сердечка… Номер для новобрачных… и лучше и не спрашивать почему, смотри выше о логике сенатора…



Ночь я провел на адски неудобном диванчике в гостиной. В спальне стояла огромная почти десятиспальная кровать, полностью предоставленная Ане. Она (Ана, конечно) пробовала, забыв, что обижена и не разговаривает, притвориться, что ей страшно спать, и почему бы вам, граф Эрих, ой, Карс, не посидеть рядом, скажем на краешке роскошного ложа? Ледяным тоном, старательно скопировав ее же, я заявил, что приличные девушки не приглашают к себе в спальню молодых неженатых мужчин (женатых, впрочем, тоже). В итоге Ана полночи демонстративно ворочалась и жалобно вздыхала. Вот не было хлопот, еще и отбивайся от влюбленной глупышки….



<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Константин Тарабанько planet of chaos роман… или повесть? Нет, все же роман. Да, роман! Да повесть это. Повесть! Не, ребята, это рассказ-сказка…
3492.11kb.
20 стр.
Рассказа Ги Де Мопассана «Мадемуазель Кокотка»
175.57kb.
1 стр.
Исследовательская работа наполеон: искусство быть звездой и звезда искусства
282.22kb.
1 стр.
Рассказы и повесть Благовещенск 2007 г. Прости, брат рассказы и повесть. Благовещенск
1181.88kb.
7 стр.
Вопросы для беседы по повести Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке»
16.84kb.
1 стр.
Итало Кальвино Паломар
1058.24kb.
6 стр.
Аннотация Роман
6221.59kb.
24 стр.
Клайв Стйплз Льюис
24.44kb.
1 стр.
А сказка б повесть в рассказ г быль
82.42kb.
1 стр.
Английский роман 2-ой половины 19 века
37.41kb.
1 стр.
Исторический роман во Франции
75.35kb.
1 стр.
Семен гольдберг повесть о друге мариуполь 2005 ббк 63. 3
1041.03kb.
7 стр.