Главная
страница 1 ... страница 16страница 17страница 18страница 19страница 20

3.1. Проблемы видового разнообразия

«…Краткую историю развития атмосферы следовало бы довести до каждого школьника, каждого гражданина, так как она ярко показывает абсолютную зависимость человека от других организмов, населяющих среду, в которой он обитает». (Одум Ю. Основы экологии. 1975..).

Если серьезно говорить о стратегии выживания, то первое место в сценариях человеческих жизненных перспектив должна занимать охрана растительного и животного мира. Важно глубоко осознать, что человечество представляет собой особый зоологический вид творчества производительной и информационной мощности эволюционирующей биосферы. И, как показывает современный аспект жизни людей, человек может прогрессивно развиваться при поддержке сотен тысяч видов растений и животных, как элемент общепланетной Волны Жизни. При этом также нельзя забывать, что жизнепроизводящие возможности биосферы весьма ограничены и огромные техногенные процессы, развиваемые в «теле биосферы» не считаются с биосферной выносливостью по отношению к антропогенному произволу. И уже сейчас биосфера, как общепланетный энергопреобразователь (превращение электромагнитной, кинетической энергии Солнца в потенциальную энергию живых существ) поставлена в обстановку разгрома, прежде всего ее общих жизнепроизводящих закономерностей.

Без всяких ограничений мегасистемы техносферы нашей (человеческой) цивилизации уже интенсивно перестраивают и пересоставляют видовое содержание биосферы. Порождающая мощность технических процессов вытесняет имеющееся видовое разнообразие живых форм видовым разнообразием технических изделий, т.е. происходит замещение жизненных форм и энергий техническими формами и энергиями. Поговорим о прямых следствиях этого процесса замещения и снова обратимся к статистическим данным.

В длительно возникавших и устойчивых экосистемах биосферы повсеместно наступило новое поколение энергоемких скоростных технических процессов. Именно по этой причине в ХХI-ом веке достигнут новый уровень поражения биологических видов – исчезновение около 150 за один год, при этом скорость техногенного подавления некоторых групп организмов превзошла в 10 тыс. раз скорость «природных наказаний» (пожары, потопы, сейсмика и др.).

Естественно, что технические процессы находятся в полном подчинении у потерявших жизненную ориентацию и достоинство людей. Где вы сейчас видели обувь с загнутыми носками, чтобы не срезать и не вредить траве? Комплексные биосферные экосистемы, как многокомпонентные и динамически устойчивые «жизненные машины» для десятков миллионов микро- и макробиологических видов, безжалостно и заносчиво разрушаются (даже ради развлечения). Например, поголовье стада бизонов в 15 млн. особей в Великих равнинах США за десятилетку было сведено до одной (!) тысячи. Плохие судьбы выпали и на долю: морских теплокровных, птиц, диких животных степей и лесов. Вырубки и пожоги лесов в свою очередь лишали жизни и среды обитания мириады живых существ.

В настоящее время с небольшими дискуссиями и уточнениями публикуются цифры следующего характера. В борьбе с природным разнообразием жизненных форм люди достигли «выдающихся показателей» – ежегодно на Земле погибает 27 тыс. видов растений и животных, т.е. уже через 60 лет биосферное разнообразие достигнет глобального полураспада. И это окажется более чем достаточно, чтобы начался процесс биосферного самообрушения. И в этой обстановке уже не будет иметь значения достигнутый мораторий на технический прогресс. Еще следует особо подчеркнуть биосферное значение «радиоактивного следа» технического прогресса в живонесущей биосфере (Глобальные проблемы …; Яблоков, 2001), который, в связи с переходом ряда стран на ядерную энергетику, будет становиться все более «судьбоносными» (в прямом смысле).

Приведем некоторые количественные характеристики по производству радионуклидов средним реактором типа ВВЭР/PWR на один Гигаватт выработанного им электричества: тритий – 1,5·1013 Бк; цезий-137 – 3,4·1010; барий-140 – 3,4·1010; кобальт-58 – 2,7·1010; кобальт-60 – 2,2·1010; цезий-134 – 2,2·1010; лантан-140 – 6,3·109; йод-131 – 5,2·109; хром-51 – 3,7·109; марганец-54 – 2,5·109; а также и других 22 радиоактивных изотопа.

Рассматривая процесс наращивания техногенной, очень необычной радиации (многие из искусственно полученных радиоизотопов в природе либо отсутствуют, либо имеются в незначительных дозах), следуют особо подчеркнуть факт того, что техногенная радиация будет воздействовать на биосферу десятки и сотни тысяч и миллионы лет. То есть, в феномене техногенной радиации человечество воздействует на гомеостатический природный радиогенный механизм биосферы и таким путем антропогенно корректирует эволюционный процесс. Антропогенный контроль оказался простертым на полный жизненный цикл с помощью «технических посланцев» в будущие проявления жизненных форм:

америций-241 (с периодом полураспада 423, а период практического распада более 4 тыс. лет);

радиоуглерод-14 (5730 лет и более 57 тыс. лет);

плутоний-240 (6537 лет и 65 тыс. лет);

америций-243 (7370 лет и 73 тыс. лет);

плутоний-239 (24 тыс. лет и 240 тыс. лет);

технеций-99 (213 тыс. лет и более 2 млн. лет);

плутоний-242 (370 тыс. лет и 3,7 млн. лет);

нептуний-237 (2,1 млн. лет и 21 млн. лет);

йод-129 (17 млн. лет и 170 млн. лет).

Естественно, что эти засланные в будущие дополнительные процессы радиоактивного распада являются своеобразными «агентами влияния» на огромных интервалах времени в недрах жизненных процессов Земли. Подкорректированная таким образом наземная среда обитания (как некоторые успокоительно заявляют, что «всего лишь на 1% от природного масштаба радиоактивности») характеризуется довольно отчетливой локальностью т.е. экстремально высокими концентрациями в отдельных местах. Поэтому не удивительно (примеры аварий на АЭС), что в некоторых местах искусственная радиоактивность превышает природную в тысячи раз (например, Чернобыль). Масса техногенных радионуклидов интенсивно и с ускорением наращивается, поскольку растет количество и разнообразие реакторов. Плутоний (одно из самых опасных веществ на Земле) нарабатывается по двум сценариям: 1) к 2000 г. все АЭС мира произвели 1139 т; 2) оружейного плутония наработано 250 т.

Чуть коснемся сведений не демократического порядка, а именно отметим, что на АЭС «отчетливо приоритетно» вырабатывается криптон-85 (375 Ku на 1 МВт.) (Легасов и др., 1984). Этот элемент подвижен, плохо фильтруется и накапливается в атмосфере. Так к началу 3-го тысячелетия содержание криптона-85 выросло в несколько млн. раз(!) по отношению к доядерному периоду. Решение энергетиков мира перейти на экологически чистые АЭС весьма суровое, поскольку обогащение атмосферы изотопом криптон-85 приведет к лавинообразному возрастанию электропроводности атмосферы. Вслед этому возрастанию пойдут геофизические модификации геолого-геофизической среды:

– уменьшение электрозаряда поверхности земли; необычные вариации геомагнитного поля;

– падение электросопротивления между атмосферой и океаном, ионосферой; развитие интенсивных гроз, изменение влагооборота, рост числа и энергоемкости смерчей и торнадо (Легасов и др., 1984). Кроме того, касаясь жизненных форм сейчас каждый наш вдох содержит криптон-85. Будучи тепличным газом, этот элемент участвует в общем преобразовании климатической машины, да и в целом, криптон-85 еще заявит о себе!

Но экономическая атака осуществляется повсеместно и для всех сред обитания живых существ. Снова напомним о прибрежных водах и живущих там видах. Уже выявлено, что с конца Второй Мировой войны разразилось бедствие над коралловыми рифами, количество которых убыло более, чем в 2 раза. Эти весьма красочные и богатые по видовому разнообразию экосистемы с ускорением деградируют, причем по оценкам (Израэль, Цыбань, 1989), 10% уже необратимо погибло; 30% находится в критическом состоянии (с периодом полужизни 5–10 лет); другие 30% могут протянуть где-то около 30 лет. И, лишь около 30% удаленных от освоенных человеком прибрежных зон, продолжают свое естественное существование.


3.2. Сельскохозяйственные угодья

Именно сельскохозяйственное производство и составляет базу продовольственной безопасности. Это и очевидно – «сколько еды – столько и людей» – многие мировые события исторического содержания были запущены сельскохозяйственными возможностями, которые целиком, в конечном итоге, зависят от плодородия почв. Следовательно, неизбежным стартовым условием процветания или угнетения любого человеческого сообщества является наличие и площадь плодородных почв.

Если за стартовую отметку посчитать 1800 год, то к этой отметке времени, как широко известно, уже был изучен основной земельный фонд Земли. Подчеркнем, что к этому времени в общей сумме человечество располагало 7,4 млрд. га пригодного к землепользованию, но из этой площади всего 220 млн. га (3,2%) представляли высокоплодородные черноземы. С последующей их судьбой мы и познакомимся.

Так за 100 последних лет пользования плодородными почвами люди привели в сельскохозяйственную непригодность 2,17 млрд. га (29,3%). В целом, к 1960 году на 3 млрд. человек осталось лишь 1,5 млрд. га среднепродуктивной пашни, т.е. 0,5 га на каждого жителя. Характерно, что быстрое нарастание численности населения, за счет увеличения энергонасыщенности сельского хозяйства и увеличения продовольствия, понизило индивидуальную площадь почти вдвое – с 0,5 га до 0,27 га, что оказалось вдвое ниже по выработанным и требуемым нормам жизнеобеспечения. Почти повсеместно регистрируются признаки дальнейшего убывания полезной площади для успешного ведения сельского хозяйства. Отметим, что уже в 1995 году, например, на каждого жителя Китая пришлось лишь 0,08 га, т.е. в 3,4 раза меньше от среднего значения; следует также иметь в виду существенно нарастающую демографическую обстановку страны.

В числе факторов, поражающих почву, отмечаются вновь изобретенные разнообразные и многочисленные методы сельскохозяйственных энергетических и химических воздействий. Среди процессов, уменьшающих урожайность, возникают и новейшие механизмы природного характера в связи со скоростным глобальным потеплением (Казначеев и др., 2007). Трудно эти факторы разделить (как это делают некоторые) на природные и антропогенные. Они (факторы) тесно сопряжены энергетически и функционально и взаимообусловлены: воздействие распахиванием; внесение удобрений, пестицидов и гербицидов; общая урбанизация (города и технические мегасистемы); оврагообразование; воздушные и водные эрозии; опустынивание; ливневые катастрофы и др.

К большому сожалению (вернее полному драматизму) вопрос почвенной релаксации (восстановление плодоносности) крайне не утешительный по причине пренебрежения этой проблемой управляющими структурами. Все почвовосстановительные процессы весьма времяемкие и длительны во времени, что в современном быстро меняющемся мире делает задачу неразрешимой:

– восстановление плодородия почвы в слое толщиной в 2,5 см требует 500 лет;

– восстановление полезного сельскохозяйственного слоя в 15 см толщиной потребует уже 3000 лет.

Отсюда легко устанавливается временная эффективность антропогенных приемов техногенного разрушения сельскохозяйственной перспективы Земли, т.е. разрушение естественных почв в десятки тысяч раз превосходят по скорости природные восстановительные процессы. Есть количественные оценки о том, что мировая утрата средне- и высокопродуктивных сельскохозяйственных угодий с 1945 года к концу ХХ-го века достигла 1,2 млрд. га, т.е. ежегодно терялось 20 млн. га. Из этих общих потерь надо выделить площадь потерь пашен – 12 млн. га в год. Эти оценки прямо свидетельствуют о том, что продовольственная природная способность к концу данного ХХI-го столетия не будет способна прокормить даже «золотой миллиард». Некоторые исследователи относят начало «устойчивой нищеты» к 2025 году, т.е. к сроку исчезновения льдов в Арктической акватории.

Итак, общие итоги по антропогенному функциональному использованию суши Земли в плане решения продовольственных программ:

12% – занято сельскохозяйственным производством (продовольственное решение проблем жизни);

24% – выделено в качестве пастбищенских угодий (для «культурного» и «дикого» поголовья животных;

31% – территории суши находятся в ведении растительного разнообразия планеты (пищевой потенциал для разнообразия животного мира);

33% – рельефные неудобицы (склоны, овраги, горы) и климатические максимумы (мороз, жара и, как следствие – мерзлота, пески пустынь).

Имеют значения сведения следующего порядка, в качестве примера дадим краткую справку по государствам:

Россия – интенсивность ежегодной эрадациии достигла 450 тыс. га и действует на 65% всех пахотных земель. Соответственно возрастающему общему влагообороту, ускорилось и распространилось оврагообразование (число оврагов ушло за 400 тыс.). Их площадь достигла 500 тыс. га. Более 15% земель нашей страны непригодно даже для промышленного применения.

Не лучше обстановка и у наших ближайших соседей.



Китай – треть территории государства – около 3,7 млн.кв. км уже подвержено жестко эрозии. Процесс эрозии сопровождается заиливанием и более 20% ирригационных систем в провинции Гуаньчжи разрушено. Интенсивный процесс засоления почв лишил прордуктивности сельские угодья на площади в 7 млн. га. Городские отходы и загрязнение промышленными отходами вывело из сельскохозяйственного оборота площадь в 9,5 млн. га.

Иран – один из основных поставщиков и собственников нефти. Долговременная эксплуатация плодородности почв по всей территории страны привела сельхозугодья к повсеместной деградации (умеренная и сильная степень). Интенсивный процесс засоления почв уже поразил плодородие на 16 млн. га.

И все же, на что можно рассчитывать человечеству и какова возможная мировая урожайность? Здесь нельзя обойтись без оценок эффективности фотосинтеза и потока солнечных лучей. Уже выявлено, что поглощающая способность растений зависит от площади поверхности листьев, при этом оптимум фотосинтеза достигается если суммарная площадь листьев лежит в пределах 30-50 тыс. м2/га. В этом случае процессам фотосинтеза может усваиваться до 10% от общего светового потока солнечного излучения. Если принять среднюю способность посевов поглощать солнечные лучи за 5%, а теплотворную способность биомассы в пределах 3750-4000 ккал на кг, то при высоком уровне агротехнической обеспеченности (влага, подкормка и т.д.) уже имеются расчеты (Биосфера…, 1971), которые дают общее представление о «глобальной урожайности» (табл.9)


Таблица 9

Широтное распределение продуктивности почв

(по «Биосфера…», 1971)


Географическая широта

(градусы)



Поступление светового потока за вегетативный период (млрд. ккал/га)

5% от поступления излучения

(млн. ккал/га)



Возможный урожай биомассы

(т/га)


0 – 10

9 – 6

450 – 300

113 – 75

10 – 20

8 – 5

400 – 250

100 – 62

20 – 30

7 – 4,8

350 – 240

88 – 60

30 – 40

4,8 – 3,2

240 – 160

60 – 40

40 – 50

3,2 – 2,0

160 – 100

40 – 25

50 – 60

2,2 – 1,8

110 – 90

27 – 23

60 – 70

2,0 – 1,2

100 – 60

25 – 15

Как следует из этих табличных данных, уровень мировой урожайности достаточно высок и почти пятикратное (в 4,7) преимущество приэкваториальных посевов (0°–10°) над нивами приполярья (60°–70°) связаны с летней солнечной энергообеспеченностью. Но мы живем в цивилизованном мире, все более удаляющемся от оптимумов взаимодействия с растительным миром и при этом (Биосфера…, 1971. Р.Дюбос, стр.76):

«По мере того, как развивается техническая цивилизация, потребности все меньше и меньше определяются фундаментальными биологическими требованиями Homo и все больше определяются социальными вероятностями». (Подчеркнуто А.Д).

Касаясь вопроса землепользования и состояния общего объема земель, можно сослаться на учетные данные на 1 января 1998 года государственного земельного фонда РФ (табл.10).

Каждое подразделение имеет свою функциональную специфику и, по мере развития приемов и масштабов пользования земель, идет количественное перераспределение площадей. Собственно площадь земель пригодных для производства продуктов и создания пищевой безопасности есть действительное богатство любой страны, да и человечества в целом. Годовая «забастовка» растительного мира может напрочь закрыть перспективы нашей цивилизации.
Таблица 10

Структура земельного фонда России (по Новиков, 2002)




Назначение земель

Площадь

(млн. га)



1. Земли сельскохозяйственного назначения

662,2

2. Земли в ведении городских, поселковых и сельских органов самоуправления.


38,2

3. Земли промышленности, транспорта, связи и др. предназначений.

18,3

4. Земли природоохранного, заповедного и оздоровительного назначения.

32,5

5. Земли лесного фонда

825,6

6. Земли водного фонда

19,4

7. Земли запасного фонда

110,4

ВСЕГО:

1709,8

3.3. Слагаемые продовольственной безопасности

Как мы уже показали, продовольственная база наземного человечества составлена нашими попутчиками по жизни – общебиосферным разнообразием живых форм (видовым разнообразием). По разным количественным оценкам число живущих на Земле видов более 10 млн. В настоящее время около 95% площади суши пригодной для комфортной жизни людей уже освоено. Естественно, что на этих же площадях «селятся» и другие формы живущих организмов. Человек, как «царь природы», устремляясь «от меньшего удовольствия к большему», наполовину уничтожает своих «меньших братьев» (даже если это и киты, которых все же изведут, как многокомпонентных источников полезных органических веществ для человека).

В питательное меню человека в первую очередь и массово попадают растительные виды. Конечно это в основном злаки (пшеница, ячмень, рожь, рис и др. зерновые), но в целом в настоящее время более 20000 видов представителей растительного мира употребляются в пищу. Касаясь динамики жизни злаковых, нельзя не подчеркнуть о наших (человеческих) конкурентах на поедание зерновых. И это серьезные конкуренты – несмотря на ежегодные затраты пестицидов в пределах 2,5 млн. т, сельскохозяйственные вредители поедают до 40% потенциального урожая.

В то же время, до трети всего мирового урожая зависит от опыляющей способности определенных видов насекомых. И труд этих видов насекомых (например, пчелы, осы, шмели и т.д.) оценен экономически мировыми статистиками в 3 трлн. долларов в год.

Необходимо учесть и бесценную функцию насекомых в сохранении видового разнообразия жизненных растительных форм.

Исторические данные по продовольственной корзине человечества изобилуют сведениями о гибели, в том числе и основных ветвей цивилизации, вследствие уничтожения плодородия почв. Наша техносферная цивилизация способствует процессам ускорения эрозии, которые разрушают почвы в размере 5 га в год в пересчете на одного человека. Кроме того, расширение строительных масштабов с урбаническими целями приводит к дополнительной потере сельскохозяйственных площадей (например, в США ежегодно теряется около 0,5 млн. га пригодных к земледелию земель).

Отметим также, что весовая потеря плодородных почв превышает вес потребляемой пищи всем человечеством почти в 15 раз. При этом энергозатраты на годовое производство мировой пищевой (продуктовой) корзины в десять раз больше общей энергоемкости (калорийности) произведенной продукции. С течением времени энергозатраты на получение «высоких урожаев» растут и даже в «самой передовой» стране (США) к 2000 году достигли 12% от общего годового энергетического бюджета. Собственно именно эти энергозатраты и повысили эффективность сельскохозяйственных тружеников в сотни раз.

Итак, на одного человека к настоящему времени считаются приемлемыми такие квоты землепользования – 3 га суммарная площадь. Из нее:

– 0,5 га пахотных земель;

– 1,5 га для систем возобновляемых источников энергии;

– 1,0 га для лесов и пастбищ.

Следовательно, согласно этим нормам, для 6,7 млрд. людей уже живущих на Земле «для устойчивого процветания» требуется 20,1 млрд. га, т.е. в 2,7 раза больше, чем человечество располагало в 1800 году. И вообще, по современным темпам прироста населения для равновесия жестко необходим также и прирост сельскохозяйственных угодий не менее 15 млн. га в год. Тем не менее, реальность такова, что интенсивность потерь пахотных земель достигла уже 10 млн. га в год. Надежды на компенсацию этих потерь со стороны «перепрофилирования лесов в пашню» полностью обрушилась. Не только для попыток исправлять дело в «малоразвитой Бразилии», но сокрушительная неудача настигла и ведущий сельскохозяйственный штат Айова в США. В Айове за 100 последних лет применения «высокой культуры и интенсивности земледелия» скорость необратимого разрушения плодородного слоя уже в 30 раз превысила скорость естественного восстановления плодородия почв.

США и по настоящее время экспортируют до 20% своей сельскохозяйственной продукции, но уже в ближайшее десятилетие планируется снижение экспорта и подъем стоимости продуктов в 3–5 раз. Искусственные технологии обработки почв в применении методов «Зеленой Революции» (за счет подскока энерговооруженности сельскохозяйственных работ) привели в отдельных случаях к возрастанию урожайности более чем в 90 раз. Продлив эти способы получения урожаев на последующие годы, и не изучив последствия, люди устремились к сценарию жизни – «удовлетворению все более растущих потребностей». Но, сработала экологическая исчерпаемость плодородия, и уже через 30 лет применения интенсивных технологий Природа начала возвращать «производственные успехи» в виде: разрушения почв, химической модификации почв, порчи грунтовых вод. Кроме того, произошла потеря экологической устойчивости за счет монокультур, и, как следствие, начали развиваться болезни людей и животных. Согласно новейшим данным (Институт океанографии Скрипс, 2008; Sience, 2007, p.11), запасы питьевой воды в западных штатах США (реки – Коламбия, Колорадо, Сакраменто) резко пошли на убыль за последние 50 лет и, согласно выводам руководителя исследователей Тима Барнетта:

«…ожидается перевод воды, находящейся в сельхозобращении, в городское обращение и «другие критические последствия»…уже в ближайшие двадцать лет… . В настоящее время с этим ничего нельзя сделать. Нам придеться адаптировать свою инфраструктуру и свои потребности к изменяющемуся миру». (Подчеркнуто А.Д). (Источник: РИА Новости от 01.02.2008 г.).

Прослеживая эволюцию Мировой продовольственной корзины, подчеркнем, что за 50 лет ХХ-го столетия выращивание зерновых уменьшилось почти в два раза. Естественна также и резкая убыль числа стран экспортеров зерновых. Из 183 стран, устойчивых экспортеров зерновых, в XXI-ый век перевалило не более пяти. Интенсификация сельского хозяйства «передовыми методами» завершается ускорением деградации почв, по сравнению со скоростью природной релаксации превосходит более чем в 200 раз. Так что 75% получаемых ныне урожаев достигнуто с помощью удобрений, ирригации, пестицидов, гербицидов, а в случае снижения энергопоставок в сельское хозяйство (по тем или иным причинам) произойдет снижение урожайности минимум в 5 раз.

Далее, рассматривая Мировую продовольственную корзину, нельзя не учесть значение морепродуктов. Это тем более важно, что основная масса населения рассеяна в прибрежных зонах, да и следует напомнить, что к числу древних объектов промысла относятся и моллюски (например, двустворчатые, брюхоногие, головоногие) Интересно также рассмотреть динамику добычи беспозвоночных и водорослей во времени (с 1938 по 1983 годы). Как и все, связанное с прогрессом антропогенной активности в ХХ-м веке, темп морской добычи интенсивно растет и значительно варьирует (табл.11).


Таблица 11

Мировая добыча беспозвоночных (в тыс. т)



(по Моисеев, Широкова, 1985)


Организмы

Годы

1938

1950

1960

1970

1980

1981

1982

1983

R*

Беспозвоночные

1860

2340

3590

5163

8585

8689

9266

9271

4,9

Моллюски

1200

1620

2560

3356

5191

5137

5642

5753

4,8

Иглокожие

17

13

33

53

56

58

66

67

3,9

Объекты промысла (раки, креветки, крабы)

43

47

27

118

90

132

214

303

7,0

Водоросли

520

340

580

1632

3349

3062

3082

3205

6,2


Примечание: R= вес (1983/1938).
Точной оценки массы водорослей нет (приблизительные оценки – 150 млн. т), и из 8000 видов морских макрофитов промысловое значение имеют не более ста видов. В последнее десятилетие отмечается снижение запасов и добычи в связи: с переловом, загрязнением вод, растущим разнообразием болезней и вымиранием. Передовыми странами по добыче (особенно устриц) являются: США, Япония, Южная Корея, Франция.

Конечно, основным пунктом продовольственной программы Мирового океана является рыбный промысел. Питательной средой рыб, в виде звеньев разных пищевых цепей, представлен фитопланктон. И картирование океанических промысловых ресурсов можно представить (Израэль, Цыбань, 1989) в виде таблицы 12.

Таблица 12

Океанические промысловые ресурсы (по Дрейк и др., 1982)




Место промысла

Первичная продукция

109 т С



Продукция рыбы 106 т живой массы

Открытый океан

16,3

1,6

Прибрежная зона

3,6

120,0

Районы апвеллинга

0,1

120,0

Итак, согласно данным этой таблицы и того, что в открытом океане число трофических звеньев достигает всего лишь 5 (в то время как для апвеллинга – 15) имеет место и резкое снижение эффекта энергопереноса (до 10%) – продуктивность открытого океана не превосходит 1% от общего объема морских рыбопродуктов. Этот факт следует строго учитывать и не обольщаться необоснованным оптимизмом по поводу «неисчерпаемых рыбных ресурсов океанических просторов».

Для иллюстрации темпов эксплуатации рыбных ресурсов приведем числовые данные (табл.13).

Таблица 13



Рыбный промысел (тыс. т.; по Моисеев, Широкова, 1985)

Вид промысла

Годы

1938

1950

1960

1970

1980

1982

1983

R*

Минтай

191

154

506

3057

4020

4478

5047

26,41

Сардина

835

716

624

604

7077

8459

9287

11,14

Скумбрия

370

397

629

1793

2665

1849

1622

4,42

Сельдь Атлант.

1752

2037

2639

2322

937

984

1142

0,65

Треска Атлант.

2085

2250

2850

3142

2211

2255

2070

0,99

Ставрида

136

382

1100

428

2012

2776

2417

17,77

Шпрот

37

47

74

241

694

530

370

10,00

Морской Атлант. окунь

135

278

509

365

838

489

471

3,49

Примечание: R = вес (1983/1938).
Таким образом, несмотря на огромное различие по занимаемой площади рыбопромыслов открытого Океана и прибрежных территорий, в отношении промысловой продуктивности они по существу равнозначны. Следует учесть большие экономические объемы продукции, да и безопасность лова в прибрежных водах (временные, транспортные, энергетические выгоды). Вот почему, по мере снижения общей продуктивности Мирового океана, процессы загрязнения прибрежных вод всеми видами техногенных воздействий постепенно начинает конкурировать с Мировым рыбопромыслом для нужд потребления. Отсюда легко понять, что «рыбные богатства» тают со всех сторон, в том числе и от крупномасштабных климатических процессов, все более сказывающихся на биоразнообразии жизненной активности Мирового океана, как единой многокомпонентной экологической системы. Можно видеть на лове сельди и трески, как легко может быть повреждено дно корзины морепродуктов и какова ближайшая судьба минтая… Этот самоотчет людей должен обязательно и повсеместно практиковаться хозяйствующими субъектами, поскольку надо остановить программы «черного оптимизма».

Создавшаяся обстановка возникла не на базе консервативных (многовековых) методов ведения сельского хозяйства, которое было более бережливым к той же почве, а на мощном вмешательстве новейших агротехнических средств и ураганного привнесения дополнительной энергии (в сотни раз) в сельскохозяйственные работы. И как понятна тревога академика А.А.Жученко (Глобальные…, 2001, с.95):

«Однако нынешний кризис значительно глубже и масштабнее. Он связан не только с демографическим «взрывом» и все увеличивающимся разрывом между уровнем жизни населения небольшого числа процветающих стран и всего остального мира, но и с быстрым истощением невосполнимых ресурсов Земли, загрязнением и разрушением биосферы, снижением темпов наращивания производств продуктов питания ». (Подчеркнуто А.Д.).


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Сборник докладов межрегиональной научно-практической конференции «Синдром полярного напряжения»
2392.33kb.
20 стр.
Использование информационных технологий в
57.62kb.
1 стр.
Материалы i-ой Международной научно-практической конференции
1632.79kb.
8 стр.
Материалы межрегиональной научно-практической конференции
1801.44kb.
7 стр.
Тезисы докладов и выступлений участников научно-практической конференции
1959.69kb.
12 стр.
Отчет о межрегиональной научно-практической конференции Формирование системы
392.9kb.
1 стр.
Сборник тезисов и материалов XVI межрегиональной учебно-методической и научно-практической конференции «Образовательные и воспитательные технологии в современном вузе»
1270.59kb.
7 стр.
Научно-художественные сезоны в Смольном институте Программ а I межрегиональной научно-практической конференции
92.95kb.
1 стр.
Программа XIX межрегиональной научно-практической конференции Йошкар-Ола 28 февраля 2013 г
158.21kb.
1 стр.
Сборник трудов участников I всероссийской научно-практической конференции «Современное непрерывное образование»
436.07kb.
2 стр.
Сборник статей и докладов участников ежегодной научно-практической конференции старшеклассников и учащейся
466.44kb.
3 стр.
Сборнике докладов II международной научно-практической конференции "Материалы в автомобилестроении"
74.26kb.
1 стр.