Главная
страница 1 ... страница 9страница 10страница 11страница 12страница 13

Библиографический список

  1. The Death of the Hipster. URL: http://www.popmatters.com/pm/ post/the-death-of-the-hipster-panel/ (дата обращения: 14.09.2012).

  2. The White Negro. URL: http://www.dissentmagazine.org/ online.php?id=26 (дата обращения: 13.09.2012).

  3. Образ врага. Диалектика хипстера. URL: http://www.looo.ch/ 2012-03/754-image_of_enemy (дата обращения 15.09.2012).


TO BE OR TO BE HIP
A.S. Fix

Pyatigorsk State Linguistic University
In this article the establishment and the transformation of hipsters are discussed as complicated, sociocultural phenomenon that nowadays has no accurate definition. The author retraces the evolution of definition of hipsters and tries to describe the typical features of this concept. Special attention is paid to the nature of hatred towards hipsters that has subjective character and stems the eroded concept of hipsters.

УДК 331.103.226



ЗАНЯТОСТЬ В СЕТИ INTERNET:
ПОЗИЦИЯ РАБОТНИКА

Т.М. Хусяинов

Нижегородский Государственный Университет
им. Н.И. Лобачевского

Все большее распространение в инновационной экономике получает занятость в сети Internet, данная форма организации труда позволяет повысить эффективность работников, снизить затраты фирмы на труд. Но помимо достоинств у занятости в сети Internet есть и ряд недостатков. В статье подробно рассматриваются положительные и отрицательные стороны занятости работников в сети Internet.
Ясного определения понятия занятости в сети Internet или интернет-занятости (виртуальной занятости) в современной научной литературе пока не существует. Например, С.А. Заиченко к занятости в сети Internet причисляет, во-первых, профессиональную деятельность, которая непосредственно связана с интернетом, а, во-вторых, всю работу, при которой интернет служит главным каналом трудовых коммуникаций. К первому случаю можно отнести, например, веб-дизайнеров, SEO-оптимизаторов или веб-мастеров. Ко второму — журналистов интернет-изданий, переводчиков или диспетчеров в интернет-магазинах [1, с. 93–94].

Таким образом, занятостью в сети Internet является такая деятельность, которая раньше выполнялась на рабочем месте, а теперь с развитием Internet стала возможна как надомная. Подобное восприятие можно проиллюстрировать на примере развития англоязычного сегмента сети Internet. Колоссальное количество интернет-ресурсов посвящено обсуждению достоинств и недостатков организации перевода «штатных» работников на режим полной или частичной занятости в сети Internet. В качестве неоспоримых плюсов занятости в сети Internet рассматриваются решение проблем автомобильного движения, экономия топлива и уменьшение загрязнения воздуха за счет уменьшения числа поездок на работу и улучшение жизни работников из-за более свободного графика и возможности выполнять свои социальные обязательства в удобное время и без ущерба для производительности труда [2]. На основании Всероссийской переписи фрилансеров (2011) [3] и исследования ЕСАТТ [4] можно выделить следующие главные признаки занятости в сети интернет.



  1. Признаки, влияющие на принятие положительного решения работника об участии в данной занятости:

– экономия времени и затрат на транспорт;

– оптимальный баланс между семьей и работой;

– возможности большего участия в общественной жизни;

– сохранение профессиональных навыков, квалификации в тех случаях, когда нет возможности работать вне дома (в случае декретного отпуска, ухода за детьми или другими близкими);

– отсутствие постоянного контроля со стороны руководства;

– отсутствие корпоративных правил;

– отсутствие привязки к конкретному месту;

– гибкий график (возможность начинать и заканчивать работу в наиболее удобное время).



  1. Признаки, тормозящие увеличение число занятых в сети Internet:

– проблема защиты конфиденциальной информации;

– проблема производительности и качества работы;

– недостаточное знание того, как правильно организовать работу, и сложности менеджмента, возникающие вследствие децентрализации управления и получения интернет-работниками значительно большей автономии;

– снижение контроля над издержками, проблемы организации удаленного взаимодействия и трудности его реорганизации;

– изменение принципов и форм ответственности работодателя в области защиты прав работников и вытекающие из этого юридические сложности: например, предельно отвлеченным становится понятие «рабочее место», которое является важной частью любого трудового законодательства и не может быть достаточно точно определено в случае занятости в сети Internet;

– нежелание многих участников работать по удаленной схеме;

– неприятие занятости в сети Internet со стороны профсоюзов.

Практика показывает, что сотрудники, занятые в сети Internet, работая дома, сталкиваются с рядом бытовых и психологических проблем:

– низкая степень самоорганизации (неумение правильно распределить время между домашними и рабочими делами);

– непонимание со стороны родственников специфики данного вида занятости;

– снижение чувства принадлежности к организации, исключения сотрудника, работающего удаленно, из корпоративной культуры.

Благодаря явной выгоде и удобства использования занятости в сети Internet, во многих странах мира работники начинают переходить на удаленную схему занятости, что частично или полностью поддерживается работодателями и государством.


Библиографический список

  1. Заиченко С.А. Занятость в Интернет: нетипичные свойства и новые подходы к изучению // Экономическая социология. 2002. Т.3. № 5. С.93–110.

  2. Телеработа для всех. URL: http://skyfamily.ru/books/iwork/ index1.htm (дата обращения: 20.04.2012).

  3. Стребков Д.О., Шевчук А.В. Фрилансеры в информационной экономике: как россияне осваивают новые формы организации труда (первые результаты Всероссийской переписи фрилансеров). Препринт WP4/2009/03. М.: ГУ-ВШЭ, 2009.

  4. Electronic Commerce and Telework Trends. URL: http://www.ecatt.com (дата обращения: 22.04.2012).


WORKING ON-LINE: EMPLOYEE’S PERSPECTIVE
T.M. Khusyainov

Lobachevsky State University
of Nizhni Novgorod

Working on-line is becoming more and more popular in the sphere of innovative economics, this way of allows to increase employeers’ efficiency, and decrease labour expences. However working on-line has drawbacks. The article touches up on in detail advantages and disadvantages of working on-line.

УДК 316.74:069



СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ
И ПЕРСПЕКТИВ РАЗВИТИЯ МУЗЕЯ
КАК СОЦИАЛЬНОГО ИНСТИТУТА

А.А. Чернега

Пермский государственный национальный
исследовательский университет

В данной работе рассматривается музей как социальный институт. Автор обращает особое внимание на проблемы и перспективы процесса институционализации музея в современном российском обществе. Использованы результаты социологического исследования методом традиционного анализа документов, проведенного автором.
Одной из проблемных областей современной социологии является анализ музея как социального института, его функций и препятствий, связанных с их реализацией, а также перспектив институционализации музея. В последние несколько лет в Пермском крае и в России в целом заметно актуализировался музейный дискурс. Появляются новые виды музеев (музеи современного искусства, арт-галереи, «свободные музеи»); в некоторых музеях активно применяются интерактивные элементы; ключевая цель музейного менеджмента сегодня заключается в активизации творческого потенциала работников; внедряется концепция развития «живого» музея. В апреле 2012 г. на то время Премьер-министр РФ В.В. Путин на встрече с директорами российских музеев в Саратове принял решение об увеличении финансировании данных учреждений вчетверть. «Регулярно ходить в музеи становится правилом хорошего тона и некой модой», — подчеркнул в своем выступлении Путин [1]. Однако с позиций социологии проблема институционализации российского музея пока еще изучена слабо.

В рамках данных тезисов рассмотрим проблемы, с которыми сталкивается современный российский музей в процессе институционализации, а также перспективные тенденции, позволяющие анализируемому институту реализовывать свои социальные функции.

Для написания данной работы было проведено социологическое исследование методом традиционного анализа документальных источников.

Документальной в социологии называют любую информацию, фиксированную в печатном или рукописном тексте, на магнитной ленте, на фото- или кинопленке [2, с. 210]. В качестве анализируемых источников выбраны научные публикации по проблематике институционализации музея. Такой выбор не случаен, поскольку анализ подобных источников позволит выявить особенности интерпретации проблемы данного исследования с точки зрения компетентных лиц в этой области. Так, были проанализированы публикации докторов наук, ученых-теоретиков и исследователей музеев, музейных социологов, директоров музеев и научных сотрудников.

Выборочный метод, использованный в данном исследовании, можно отнести к выборке доступных случаев [3, с. 227]. Причины использования данного метода заключаются в следующем: небольшое количество публикаций по исследуемой проблеме в специальной отечественной литературе; невысокий уровень доступности публикаций (большинство документов заимствовано из сборников материалов музейных конференций и круглых столов, проводимых в Перми, Санкт-Петербурге и Москве); анализ результатов предполагается скорее качественный, чем количественный. Стоит также отметить, что всего было проанализировано 29 документов, преимущественно за период 2010–2012 годов.

Одной из ключевых проблемных областей в процессе институционализации современного российского музея является коммуникация. Авторы документов говорят о глобальной смене концепции музея: его переходе от традиционализма к внедрению инноваций [4]. В этой связи коммуникативная функция становится ядром существования музея. Проблемы музейной коммуникации находят свое отражение как в ее внутренних, так и внешних элементах.

Проблемы внутренней коммуникации проявляются в несогласованности позиций и методов музейной деятельности между различными типами работников [5]. Особое место занимает проблема недифференцированного подхода к музейным посетителям — представителям различных социально-возрастных и социально-статусных групп [6, с. 88].

Другая значимая социальная проблема музея, на которую указывают исследователи, заключается в снижении эффективности выполнения музеем научной и образовательной функций. Эта проблема находит свое отражение в низком уровне научной квалификации музейных работников и в их низкой мотивированности на научную деятельность [7]. Проблемной ситуацией, по мнению авторов, также является несостоятельность форм и методов взаимодействия музея с институтом высшего образования [8].

Анализ документальных источников также позволил выделить проблему существования и распространения музейной культуры в современном российском обществе. С одной стороны, причиной этого является несостоятельность форм музейной деятельности, с другой — социокультурный кризис, который испытывает российское общество. Несмотря на то, что количество музеев в нашей стране растет год от года [9], реализация людьми своего свободного времени в них не изменяется и остается на достаточно низком уровне [10]. Некоторые авторы указывают на спад посещаемости художественных музеев в 3–4 раза по сравнению с советским периодом [11].

Выделив ряд проблем, которые характерны для музея в процессе его институционализации, рассмотрим перспективы развития анализируемого нами социального института.

Во-первых, ряд авторов указывает на необходимость презентации музея как «института соучастия». В обществе наметилась тенденция снижения интереса к музею как к «пассивным витринам». В качестве методов «излечения» институциональных патологий музея автор предлагает такие приемы, как: изучение потребностей общества и социальных общностей, которые его составляют; разработка долгосрочных культурных программ на ресурсной базе того или иного региона [7]. Авторы документов акцентируют внимание на процессе включенности посетителя в музейный процесс. В результате этого у музея будет возможность репрезентироваться в качестве поля социально-коммуникативного взаимодействия в узком и широком значениях. На перспективное развитие музея как социального института могут повлиять также факторы создания союза друзей и попечителей того или иного музея как социальной организации [11].

Во-вторых, новая концепция музея позволяет ему быть артикулированным в качестве значимого актора коммуникативных процессов как во внутренней, так и во внешней среде. «В музее-форуме представлены не только объекты прошлого и настоящего, но и создается культура будущего» [12]. Помимо этого поворот музея к большей открытости, стремление учитывать интересы различных аудиторий, должны стать неотъемлемыми принципами его существования и развития [13].



В-третьих, актуальные процессы в культуре связывают перспективы развития музея с процессом глобализации. Результатами этого становятся интернациональная политика выставочных программ, тесный обмен коллекциями, постоянное и активное движение кураторов и директоров музеев [14].

В-четвертых, авторами документов подчеркивается значимость музея в формировании образовательной культуры студентов [15]. Встречи с творческой интеллигенцией, посещение выставок, восприятие художественных, исторических и других музейных текстов позволяют студентам не только разнообразить свою образовательную программу, но и создать условия для профессионального и личностного роста, приобщиться к традиционной и актуальной культуре, к расширению информативного поля и формированию ассоциативного мышления.



Также авторы указывают на следующие перспективные тенденции: развитие технологической базы музеев [16], интерактивность экспозиций [16], присутствие музеев в Интернете [17], развитие музея как территориального бренда [18].

Таким образом, ключевой нитью, связывающей актуальные проблемы современного российского музея с тенденциями его дальнейшей институционализации, является процесс «оживления» музея [19], что и показал анализ документальных источников.
Библиографический список

  1. Премьер и хранители. URL: http://www.rg.ru/2012/04/06/ putin.html/ (дата обращения: 07.09.2012).

  2. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. М.: Добросвет, 2003.

  3. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. М.: Книжный дом «Университет», 2006.

  4. Беззубова О.В. Некоторые аспекты теоретического осмысления музея как феномена культуры. URL: http://moy-bereg.ru/aspektyi-kulturyi/nekotoryie-aspektyi-teoreticheskogo-osmyisleniya-muzeya-kak-fenomena-kulturyi.html (дата обращения: 10.09.2012).

  5. Сайт Самарского областного краеведческого музея им. Алабина. URL http://www.future.museum.ru/lmp/projects/samara/ site/concept/contents.htm (дата обращения: 10.09.2012).

  6. Юхневич М.Ю. Я поведу тебя в музей. Учебное пособие по музейной педагогике. Российский институт культурологи. М., 2001.

  7. Чувилова И. «Музеи общества» и общество в музее. URL.: http://www.cultivate.ru/mag/issue1/visitor.asp/ (дата обращения: 28.08.2012).

  8. Ишекова Т.В. Место и роль музея в культурно-образовательном пространстве вуза. URL: http://www.turbooks.ru/stati/ jekskursovedenie/532-mesto-i-rol-muzeya-v-kulturno-obrazovatelnom.html (дата обращения 09.09.2012).

  9. Статистика. Музеи. URL.: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_11/ IssWWW.exe/Stg/d1/10-03.htm / (дата обращения: 20.09.2012).

  10. Россиянам недосуг. URL.: http://wciom.ru/index.php? id=266&uid=10230/ (дата обращения: 20.09.2012).

  11. Козиев В.Н., Петрунина Л.Я. Динамика посещаемости художественных музеев (1985–2006) // Социологические исследования. 2008. № 10. С.104–109.

  12. Кудрявцева Н.С. К вопросу о социальной пользе современного музея. URL.: http://credonew.ru/content/view/1015/65/ (дата обращения: 09.09.2012).

  13. Гридина Е.И. Маркетинг — выстрел в цель. // Музейный посетитель: как сделать так, чтобы он возвращался // Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции / Государственный биологический музей им. К.А. Тимирязева. М.: Акварель, 2012. С.56–59.

  14. Кудрявцева Н.С. Глобализации в музейной сфере: анализ современной ситуации // Музей и проблемы «культурного туризма»: Материалы девятого Круглого стола в Государственном Эрмитаже, СПб, 2011.

  15. Якушева Л.А. Музейная практика у филологов: новация, полезный опыт или ошибка учебного плана // Театр, кино, музей — для новой школы: матер. Всерос.метод. Семинара (г. Пермь, 26–27 октября 2011 г.) / отв. Ред. О.В. Игнатьева; Перм. гос. пед. ун-т. Пермь, 2011. С.160–164

  16. Ахунов В.М. Электронные технологии в пространстве музея // Музей и проблемы «культурного туризма»: Материалы десятого Круглого стола в Государственном Эрмитаже 12–13 апреля 2012 г. СПб, 2012. С.14–21

  17. Рахчеева М.В. Музей в социальных сетях: первые шаги // Музейный посетитель: как сделать так, чтобы он возвращался // Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции / Государственный биологический музей им. К.А. Тимирязева. М.: Акварель, 2012. С.154–157

  18. Ляшко А.В. Проектные перипетии современной культуры и музей // Музей и проблемы «культурного туризма»: Материалы девятого Круглого стола в Государственном Эрмитаже, СПб, 2011.

  19. Новоселов А.М., Чернега А.А. Роль «живого» музея как фактора привлечения туристов в современном российском обществе // Музей и проблемы «культурного туризма»: Материалы десятого Круглого стола в Государственном Эрмитаже 12–13 апреля 2012 г., СПб, 2012. С.101–106.


SOCIOLOGICAL ANALYSIS OF THE PROBLEMS AND PERSPECTIVES OF A MUSEUM
AS A SOCIAL INSTITUTION

A.A. Chernega

Perm State National Research University
This article is based of the results of sociological research about museum as social institute. The author describes the problems and perspectives of Russian museums. The conclusion gives some information about process of institutionalization of a museum.

УДК 04.51.67



ОТВЕТСТВЕННОЕ ОТЦОВСТВО:
НОВЫЕ ИДЕОЛОГИИ И ПРАКТИКИ

К.К. Шальман

Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»,
Санкт-Петербургский филиал

Статья посвящена изучению идеологий и практик ответственного отцовства на примере общественной организации «Папа-школа» в Санкт-Петербурге. «Папа-школа» является инновационным проектом для российского общества, в котором предпринята попытка (вос)производства ответственного отцовства, основанного на идее гендерного равенства и активном участии отца в жизни ребенка. В статье приведены типов поддержек, которые получают мужчины, принимающие участие в работе сообщества. Также проанализированы практики ответственного отцовства, характерные для мужчин, не имеющих опыта участия в работе «Папа-школы».
Родительство исторически представляет собой комплекс установок и практик, связанных с планированием семьи, воспитанием детей и самосознанием родителя в системе выстраивания отношений с ребенком. Традиционная модель семьи предписывала мужчине выполнение инструментальной функции, связанной с материальным обеспечением семьи, в то время как женщина-домохозяйка, занимаясь воспитанием детей и выполнением домашней работы, выполняла экспрессивную функцию. Гендерная асимметрия, характерная для данного типа родительства, влечет за собой отчуждение мужчины от участия в повседневной заботе о ребенке, что приводит к формированию феномена «отсутствующего» отца. «Функционально “отсутствие” отца выражается в том, что его основная задача сводится к созданию экономических условий для благосостояния семьи, в то время как социальная забота о детях осуществляется преимущественно матерью» [1, с. 281].

Во второй половине XX в. начала формироваться модель «ответственного» родительства, для которой характерен осознанный подход к планированию семьи и воспитанию ребенка. Родительство становится важной частью жизненного проекта мужчин и женщин, а не следствием выполнения гендерных предписаний [1, с. 238]. В этом случае отцовство и материнство характеризуется партнерскими отношениями между родителями и детьми. «Ответственное» родительство пронизано идеологией гендерного равенства, подразумевающего равное участие обоих родителей в заботе о ребенке. «В современном браке гораздо больше равенства, понятие отцовской власти все чаще заменяется понятием родительского авторитета, а “справедливое распределение домашних обязанностей” становится одним из важнейших условий семейного благополучия» [6]. Для современных отношений в сфере приватности важен вопрос качества отношений, как между партнерами, так и между родителями и детьми [2].

Изменение гендерного порядка, плюрализация семейных отношений и экономическая эмансипация женщин привели к появлению модели «ответственного» отцовства, которая включала в себя образ «нового» заботливого отца, активно участвующего в жизни ребенка в равной степени с супругой и не только воспитывающего и заботящегося о ребенке, но и разделяющего домашние обязанности [3]. Для «нового» отца является приоритетным выстраивание доверительных отношений с ребенком. Модель ответственного отцовства является запросом со стороны молодых образованных мужчин, которые более ориентированы на эгалитарные гендерные установки в сфере родительства [4]. Реализация модели «ответственного» отцовства возможна при институциональной поддержке государства, работодателя и организаций, ориентированных на работу с мужчинами [3].

Примером реализации модели «ответственного» отцовства в России является инициативный проект «Папа-школа». Идея создания данного проекта пришла в Россию из Швеции, где такая форма работы с молодыми отцами успешно существует около 30 лет. Задачей «Папа-школы» является подготовка и социализация мужчин как отцов. Участие в проекте позволяет мужчинам получить ряд поддержек и видов помощи от других участников группы. Можно выделить два основных типа поддержек, характерных для данного сообщества отцов: эмоциональная и информационная.

«Эмоциональная поддержка связана с потребностью разделения собственного опыта и одобрения своих действий со стороны других участников, более опытных и (или) находящихся в сходной ситуации, имеющих опыт переживания подобных проблем в сфере как родительства, так и семейных отношений» [5, с. 94]. Встречи в папа-школе проходят в виде модерируемой дискуссии, в ходе которой мужчины делятся своими представлениями, страхами и волнениями о будущем отцовстве с другими мужчинами, находящимися в идентичной жизненной ситуации. Участие в дискуссии является для мужчины эмоциональной поддержкой, которая направлена на стремление разделить опыт, убедиться в том, что их трудности не уникальны и нормализовать проблемную ситуацию. Формат дискуссии позволяет мужчинам не только проговорить свои эмоции и страхи, связанные с будущим отцовством, но и получить психологическую поддержку и советы от других участников сообщества. Мужчины отмечают, что опыт участия в дискуссии делает их более рефлексивными в вопросах, связанных с рождением и заботой о ребенке, что в итоге положительно сказывается на внутрисемейных отношениях.

Информационные поддержки выражаются в получении практического знания и советов, связанных с отцовством. В получении нового, практического знания участвуют приглашенные специалисты — врачи, модераторы, имеющие личный опыт отцовства и мужчины-участники дискуссии. Формат дискуссии, на основе которой строится взаимодействие в «Папа-школе», предоставляет участникам возможность получить новые знания, необходимые будущему отцу, и ответы на волнующие их вопросы, связанные, например, с выбором родильного дома, врача, участием в совместных родах, предотвращением возможных конфликтных ситуаций в семье и т.д.

В «Папа-группах» большое внимание уделяется практикам совместных родов, которые позволяют отцу находиться рядом с партнершей в момент рождения ребенка. Организаторы «Папа-школы» считают, что мужчины должны принять осознанное решение о присутствии на родах, которое основывается на модели «совместного переживания» этого важного события в жизни семьи. Модель совместных родов с первых минут жизни ребенка включает отца в воспитание и уход за ним, а впоследствии «Новые» отцы более ориентированы на заботу о детях, партнерство и эмоциональную работу [7]. Многие мужчины, присутствующие на родах, отмечают, что такой опыт оказывает положительное влияние на отношения с супругой и построение дальнейших отношений с ребенком. Итак, к практикам «ответственного» отцовства относятся: активное участие мужчины в процессе организации протекания беременности партнерши, что выражается в помощи супруге в этот период; активная подготовка к рождению малыша, включающая совместный выбор роддома, врача и т.д.; участие в совместных родах; участие мужчины в заботе и воспитании ребенка; построение партнерских отношений, как между супругами, так и между родителями и ребенком.

«Папа-школа» является примером реализации модели «ответственного» отцовства, идеология которой направлена на стимулирование участия мужчины в жизни ребенка. Изучение практик отцовства у мужчин, не посещавших «Папа-школу», позволило выявить наличие у них аналогичного опыта: совместных родов, тщательной подготовки к рождению ребенка и равного разделения домашних обязанностей. «Среди более образованных мужчин наблюдается рост интереса к отцовству, широко обсуждаются новые отцовские практики, включая участие в родах и т.д.» [6]. Другими словами, молодые образованные представители городского среднего класса, придерживающиеся эгалитарных взглядов в гендерных отношениях, стараются (вос)производить модель «ответственного отцовства» в сфере приватности. Однако, наличие опыта «ответственного» отцовства у мужчин является скорее исключением из правил, так как в большинстве случаев внутрисемейные отношения основаны на традиционной модели семьи.



Семейная политика в современной России, несмотря на декларированное гендерное равенство в сфере родительства, до сих пор ориентирована в основном на поддержку матерей. При попытке реализация модели «ответственного» отцовства мужчины сталкиваются с институциональными барьерами на уровне идеологии семейной политики. Например, существуют сложности при оформлении отпуска по уходу за ребенком, т.к. мужчина скорее всего столкнется с непониманием со стороны работодателя. Другими словами, государство не поддерживает мужчин в их желании стать более ответственными отцами, поэтому деятельность такой инициативной организации как «Папа-школа» актуальна и востребована на сегодняшний день. Для того, чтобы российские мужчины стали «ответственными» отцами необходимы не только подобные организации, но и поддержка государства, работодателя и готовность самого общества принять новые представления об отцовстве, которые включают в себя гендерное равенство, активное участие отца в заботе и воспитании ребенка, помощь и поддержка супруги и т.д. В этом случае идеология и практики ответственного отцовства получат большее распространение среди мужчин, относящихся к разным социально-экономическим группам.
Библиографический список

  1. Чернова Ж.В. Семейная политика в Европе и России: гендерный анализ. СПб.: Норма. 2008.

  2. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах / пер. с англ. В. Анурина. СПб.: Питер. 2004.

  3. Чернова Ж.В. Политика в отношении семьи: модели отцовства. Журнал социологии и социальной антропологии. № 1. 2012.

  4. Чернова Ж.В., Шпаковская Л.Л. Молодые взрослые: супружество, партнерство и родительство. Дискурсивные предписания и практики в современной России. Laboratorium. №3. 2010. С.19–43.

  5. Чернова Ж.В., Шпаковская Л.Л. Политэкономия современного родительства: сетевое сообщество и социальный капитал // Экономическая социология. Т.12. № 3. 2011. С.85–105

  6. Кон И.С. Мужская роль и гендерный порядок // Вестник общественного мнения. № март–апрель. 2008. C.37–43

  7. Ангелова Е, Темкина А. Отец, участвующий в родах: гендерное партнерство или ситуационный контроль? Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности / под ред. Е. Здравомысловой, А. Роткирх, А. Темкиной. Труды факультета политических наук и социологии. СПб.: ЕУСПб. Вып.17. 2009. С.473–507


NEW FATHERHOOD:
NEW IDEOLOGIES AND PRACTICES

K.K. Shalman

Saint Petersburg Branch
of National Research University
«The Higher School of Economics»

The article is devoted to the study of responsible fatherhood as an example of social organization for fathers in Saint-Petersburg. «Papa-school» is an innovative project for the Russian society, which attempts to (re)production of responsible fatherhood, based on the idea of gender equality and the active participation of the father in the child's life. The article describes the classification of the types of support, which get men, who involved in the community. Also analyzed the practices of responsible fatherhood of men, with no experience of participation in the «Papa-school».

УДК 316.614



ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ШКОЛЬНИКОВ СРЕДНЕГО ГОРОДА
(на примере г. Чайковский)

Д.А. Шергин

Пермский государственный национальный
исследовательский университет

На основе результатов эмпирического социологического исследования дана характеристика политической социализация школьников среднего российского города. Показано информационное влияние институтов и агентов на данный процесс, а также его когнитивный аспект. Выделены возможные способы влияния на процесс политической социализации.
Политическая социализация как процесс интериоризации индивидом политических знаний, ценностей, убеждений играет важную роль в становлении личности. Именно в процессе политической социализации происходит формирование гражданских качеств и включение индивида в политику, что является неотъемлемым условием существования и стабильного функционирования демократического государства. Кроме того, политическая социализация является важной составляющей в развитии человеческого потенциала, так как успешное формирование базовых политических знаний и навыков, способности выражать свою гражданскую позицию дает возможность индивиду полноценно реализовывать себя в социальной действительности. Однако, несмотря на всю значимость, политическая социализация в современном российском обществе мало изученный феномен. Среди современных российских ученых, занимающихся проблемами политической социализации, выделяются Е.Б. Шестопал, Н.А. Головнин, А.И. Щербинина, Т.Н. Самсонова, С.П. Иваненков. Однако работы в целом имеют несистематический характер, в России только кафедра политической психологии МГУ регулярно проводит исследования политической социализации.

В апреле-мае 2012 г. автором было проведено эмпирическое социологическое исследование с целью изучения особенностей политической социализации школьников среднего города. Объектом исследования выступили школьники 7–11 классов г. Чайковский Пермского края. Объем выборки — 99 человек. Тип выборки — гнездовая со случайным отбором конечных единиц (классов). Метод сбора информации — групповое раздаточное анкетирование.

В результате проведенного исследования было выявлено, что школьники среднего города имеют достаточно высокий интерес к сфере политики (67% респондентов интересуются политикой), причем данный интерес не зависит от пола, что опровергает данные ряда исследований о том, что уровень интереса к политике среди представителей женского пола ниже [1; 2]. Однако данный интерес зависит от класса обучения: в старших классах уровень интереса к политике выше, что обусловлено возрастными когнитивными особенностями. Высокому уровню интереса к политике соответствует желание большинства школьников (73%) участвовать в политической жизни страны и региона. В качестве приоритетных форм активности выступают выборы (для 75% ответивших) и митинги (для 46% ответивших на вопрос).

Важным моментом при изучении политической социализации является анализ информационного влияния агентов и институтов. Наибольшее влияние на процесс политической социализации школьников среднего города оказывает телевидение, которое является наиболее распространенным СМИ в России. Дальнейший ранжированный список источников по объему получаемой информации о политике выглядит следующим образом: 1) Интернет; 2) семья; 3) учителя, школа; 4) газеты и журналы; 5) сверстники, друзья. Интересен тот факт, что значительная часть школьников 7–11 классов получают информацию о политике из Интернета: 44% респондентов часто, 42% — редко, лишь 14% — никогда. Причем для таких респондентов характерен более высокий уровень интереса к политике.

Когнитивный аспект политической социализации школьников среднего города 7–11 классов характеризуется низким уровнем развития и имеет фактологический характер. Лишь 18% респондентов ответили, что знают не только факт существования принципа разделения властей, местного самоуправления и его функций, политических течений и т.д., но и подробности или знают многое и могут рассказать об этом. У старшеклассников ситуация отличается незначительно, в 10 и 11 классе доля таких респондентов не превысила 27%. Таким образом, влияние таких учебных предметов как «История России» и «Обществознание» на формирование общетеоретических знаний о политике присутствует, но является незначительным. На актуальные знания о политике данные предметы не оказывают практически никакого влияния: уровень актуальных знаний о политике у респондентов не зависит от класса обучения и является более высоким, чем уровень общетеоретических. Например, о выборах Президента РФ знают подробности или очень многое и могут рассказать об этом 49% респондентов, о митингах «За честные выборы» — 33% респондентов, но о вступлении России в ВТО и деятельности лидеров местного самоуправления — не более 25%. Учитывая тот факт, что большинство школьников получают информацию о политике с помощью телевидения и Интернета, становится понятным, что уровень знаний о социально-политическом событии зависит от степени освещенности его в данных СМИ.

Таким образом, политическая социализация школьников 7–11 классов среднего города носит размытый и фрагментарный характер, что коррелирует с результатами общероссийских исследований [3]. Поэтому в целях влияния на данный процесс (повышения уровня когнитивного компонента, развития политических навыков, формирования определенных гражданских качеств) необходима выработка единой государственной концепции политической социализации. Также требуется ряд изменений в школе: акцентирование важности предмета «Обществознание», который зачастую недооценивается, увеличение количества внеучебных мероприятий, ориентированных на развитие у школьников политических знаний и навыков (подобные мероприятия у 65% респондентов проводятся не чаще 1 раза в год, у 17% — раз в четверть, лишь у 18% — раз в месяц и чаще). Эффективным инструментом повышения актуальных знаний о политике может стать вводимый предмет «Россия в мире».

С дальнейшим распространением Интернета среди населения можно прогнозировать увеличение его информационного влияния на процесс политической социализации школьников. В связи с этим необходимо создание Интернет-ресурсов с политическим контентом (сайтов, блогов), ориентированных по форме и содержанию именно на школьников. Помимо этого важно использовать имеющиеся платформы, в первую очередь социальные сети, так как именно они являются основным Интернет-источником информации о политике для 40% респондентов. Информационное воздействие на процесс политической социализации посредством Интернета обладает следующими преимуществами: дешевизна, возможность формировать самовоспроизводящийся процесс в рамках того или иного Интернет ресурса, трансграничность.
Библиографический список


  1. Колобова С.А., Щичкова Е.В. Политическая социализация молодежи: гендерный аспект // Власть. 2010. № 4. С.87–90.

  2. Суровова О.В. Политическая социализация молодежи в современной России // Саратов: Изд-во Саратовского университета, 2004.

  3. Политическая социализация российских граждан в период трансформации / под ред. Е.Б. Шестопал. М.: Новый хронограф, 2008.


FEATURES OF THE POLITICAL SOCIALIZATION
OF SCHOOL STUDENTS
(by the Example of Tchaikovsky City)

D.A. Shergin

Perm State National
Research University

The characteristic of the political socialization of school students average Russian city based on empirical sociological research. Showed information influence of institutions and agents in this process, as well as its cognitive aspect. Identify possible ways to influence the process of political socialization.

УДК 2.2



АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ,
ВЛИЯЮЩИХ НА РАЗВИТИЕ МОЛОДЕЖНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
В Г. ПЕРМИ И ПЕРМСКОМ КРАЕ

Д.А. Шитова

Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»,
Пермский филиал

В данной статье представлен анализ социальных факторов, оказывающих влияние на развитие молодежного предпринимательства в Перми и Пермском крае. Эти факторы выявлены с помощью исследования общедоступной информации о молодежном предпринимательстве в Перми, их влияние изучено с помощью экспертного интервью в данной области. На основании результатов исследования сформулированы выводы и предложения, адресованные Администрации г. Перми и комитету по молодежной политике Пермского края.
Сегодня в экономике российского государства наблюдается стремление к обеспечению стабильности, под которой подразумевается финансовая устойчивость, конкурентоспособность продукции и технологии, эффективность производства и реализации. Это, безусловно, отражается на социальной сфере и выражается в приоритетных направлениях ее развития, таких как рост уровня благосостояния граждан Российской Федерации, повышение их интеллектуального потенциала, обеспечение безопасности жизни, а так же рост экономического потенциала и рост качества среды жизнедеятельности.

Чтобы добиться вышеизложенных целей, стоящих перед обществом и государственной властью, необходимы инновационные подходы к решению экономических и социальных задач, а также конкурентоспособные идеи и проекты, нацеленные на развитие экономической и социальной сфер российского общества.

Ни для кого не секрет, что молодежь — незаменимый ментальный и интеллектуальный ресурс России, поскольку именно эта группа населения в наибольшей степени способна предлагать корпорациям и государству инновационные бизнес-идеи и проекты. Таким образом, данная социальная группа имеет возможность значительно продвинуть наше общество в достижении его генеральных целей.

Вместе с тем существует и ряд социальных факторов, таких как общество, государство, его социальные институты, средства массовой информации (макрофакторы), тип поселения (регион, город, село), этнос, местные средства массовой информации, предприятия, учебные заведения (мезо-факторы), так же семья, товарищеское окружение, учебная группа, первичный трудовой коллектив и иные структуры, с которыми человек непосредственно взаимодействует (микро-факторы) и которые оказывают разностороннее влияние на молодежь как социальную группу [1].

Среди них можно выделить негативные обстоятельства, такие как кризис системы образования, коммерциализация досуговой сферы, негативное влияние системы массовых коммуникаций на молодежь [3]. Эти моменты, безусловно, выступают препятствиями на пути молодежи к реализации в жизнь конкурентоспособных идей. Данное противоречие определяет актуальность исследуемой проблемы.

Цель настоящего исследования — определить, какие социальные факторы в наибольшей степени оказывают влияние на занятие молодежи предпринимательской деятельностью, и сформулировать наиболее объективные предположения о том, как подобное влияние может сказаться на достижении экономических и социальных целей Российского государства.

При достижении цели исследования нами были изучены существующие теоретические положения, описывающие явление предпринимательства, проанализированы данные о молодежном предпринимательстве в Перми и Пермском крае, его развитии и специфике, рассмотрено влияние основных социальных факторов на развитие молодежного предпринимательства в Перми и Пермском крае на основе практического исследования, анализа статистических данных и проведения интервью с экспертами.

В работе рассматривается феномен молодежного предпринимательства, под которым понимается предпринимательская деятельность, осуществляемая гражданами Российской Федерации, возраст которых не превышает 35 лет и зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, а так же российскими коммерческими организациями, учредителями (участниками) которых являются граждане Российской Федерации, возраст которых не превышает 35 лет, и в штате которых не менее 70% сотрудников являются гражданами Российской Федерации, не достигшими 35 лет [2].

Ранее в этом году нами была выполнена исследовательская работа на тему «Государственная поддержка молодежного предпринимательства», объектом исследования которой стал характер и специфика молодежного предпринимательства в России (совпадает с объектом настоящего исследования), а предметом — государственная поддержка молодежного инновационного предпринимательства в Перми и Пермском крае. В результате этого исследования определены основные социальные факторы, оказывающие влияние на развитие молодежного предпринимательства в Перми и Пермском крае.

В настоящей работе эти факторы выступают предметом исследования.К ним относятся: интенсивная поддержка молодежного предпринимательства со стороны органов государственной власти, которая проводится на конкурсной основе, развитие организаций, деятельность которых направлена на продвижение инновационных бизнес-проектов молодых предпринимателей, проблема финансовой поддержки НИОКР и нехватка квалифицированных кадров на рынке труда [4].

В рамках данной исследовательской работы мы встречались с Дураковым Андреем Викторовичем, старшим преподавателем кафедры математического обеспечения вычислительных систем ПГНИУ, заведующим лабораторией инструментальных средств разработки программного обеспечения, а так же Кониным Валерием Анатольевичем, высококвалифицированным бизнес-коучем, который активно проводит тренинги для молодежи.

По результатам исследования можно сделать следующие выводы и предложения.

Поддержка со стороны органов государственной власти особо не влияет на развитие молодежного предпринимательства в Перми и Пермском крае, так как на деле, в условиях нынешней экономической и социальной действительности, молодые люди в высокой степени рискуют столкнуться с неисполнением гарантий, представленных в регламентах конкурсных программ. Например, программы могут «сворачиваться», а новые реагируются с опозданием по отношению к требованиям молодых предпринимателей и лиц, заинтересованных в их продвижении.

Также мешает коррупция и отсутствие учреждений, обучающих молодых предпринимателей практическим навыкам ведения бизнеса, нет единой стартовой площадки. Организации, деятельность которых направлена на продвижение инновационных бизнес-проектов молодых предпринимателей, развиваются нестабильно и, по большому счету, эффективно функционируют только на стадии развития интереса к предпринимательской деятельности.

В наибольшей степени на развитие молодежного предпринимательства влияет недостаточная финансовая поддержка со стороны государства и крупных корпораций, так как на сегодняшний день не развиты пассивные инвестиции на стадии поисковых исследований (когда человек чувствует идею, но не выработал прототип), а венчуров, которые готовы выделить на это деньги безвозмездно в случае неудачи бизнес-проекта, нет. Кроме всего прочего, Валерий Анатольевич выделяет неумение сегодняшних молодых предпринимателей применять идею, выстраивать организационную структуру, выбирать маркетинговую политику: всему этому нужно обучать, но на сегодняшний день этим вопросом в Пермском крае никто не занимается. Здесь же можно выделить повышенную степень риска, которую определяет коррупция, большое число инстанций, которые должен пройти молодой предприниматель, и повышенный риск кражи бизнес- или инновационной идеи.

Кроме вышеперечисленных можно выделить следующие социальные факторы, оказывающие влияние на развитие молодежного предпринимательства в г. Перми: запуск программы «Пермь. Найди себя здесь», которая выступает публичным мотиватором молодежи, наличие площадок для общения молодых предпринимателей, мотивация молодежи к предпринимательству в блогах и журналах с помощью освещения наиболее успешно реализованных проектов.

К социальным факторам также можно отнести отсутствие рабочих мест под квалификацию выпускников высших учебных заведений (в данном случае это положительно влияет на молодежное предпринимательство в нашем городе и крае).

Как негативный фактор можно выделить слабую развитость поддержки молодежного предпринимательства со стороны СМИ (пожалуй, единственный яркий пример на сегодня — это National business).

В результате проведенного исследования предлагаем открыть для молодых предпринимателей нашего города и края доступ к общению с бизнесменами-инвесторами, для того, чтобы сократить между ними дистанцию и сделать передачу опыта наиболее доступной. Для этого, как вариант, можно создать так называемый «совет гуру» — объединение профессионалов, хорошо зарекомендовавших себя в той или иной сфере ведения бизнеса. Также рекомендуем развивать «инкубаторы», обучающие начинающих предпринимателей навыкам ведения бизнеса.

Особое влияние хотим уделить такому социальному фактору, как воспитание подрастающего поколения, ведь для развития молодежного бизнеса оно должно взять курс на развитие в молодежи склонности к риску и самостоятельности в принятии решений. К сожалению, устаревшие, однако, все еще действующие паттерны воспитания, развивают в человеке боязнь ухода от стабильности, что негативно сказывается на развитии молодежного бизнеса.

В заключение скажем о том, что основной проблемой развития молодежного предпринимательства является, на наш взгляд, несогласованность целей государства и общества. В частности, это выражается в том, что многие потенциально успешные бизнес-проекты молодых предпринимателей закрываются уже на стадии поискового исследования, поскольку новатор не встречает поддержки, интереса и защиты со стороны властных структур.
Библиографический список


  1. Гаврилова Г.П. Личностные трудности и проблемы подростков / Психологическая наука и образование. 1997. №1. С.51–56.

  2. Итоговая резолюция саммита деловых кругов «Сильная Россия — 2009». URL: http://sdkrussia.ru/joom/index.php?option=com_ content&task=view&id=56&Itemid=70 (дата обращения: 01.10.2012).

  3. Караев А.М. Социализация молодежи: Методологические аспекты исследования. Гуманитарные и социально-экономические науки. 2005. №3.

  4. Справочно-информационные материалы Пермской краевой библиотеки имени Горького, документы совета по предпринимательству при правительстве РФ, современные статьи, посвященные молодежному предпринимательству.


THE ANALYSIS OF SOCIAL FACTORS INFLUENCING YOUTH ENTERPRENEURSHIP
IN PERM REGION

D.A. Shitova

National Research University
«The Higher School of Economics»,
Perm Branch

In this article you can see the analysis of social factors, that influenсe the development of youth entrepreneurship in Perm region. This factors are realised by examining available information about youth entrepreneurship in Perm region. The contribution of this factors is studied by the interview with experts in the field of knowledge. On the basis of the results of research, conclusions and proposals are formulated and addressed to the administration and the Youth Policy Committee of Perm region.

УДК 316.62



САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ
ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

А.С. Юшкова

Пермский государственный национальны
исследовательский университет

В данной статье самосохранительное поведение индивидов рассматривается как одна из детерминант человеческого потенциала. Выделены факторы, определяющие содержание самосохранительного поведения. Определены последствия негативного проявления самосохранительного поведения.
Человеческий потенциал является комплексной категорией, включающей уровень образования, уровень здравоохранения, ожидаемую продолжительность жизни и другие факторы. Одной из наиболее актуальных проблем, влияющих на развитие человеческого потенциала в настоящее время, является уровень здоровья населения, который непосредственно влияет на показатели смертности населения. В современных условиях все большую роль в детерминации смертности играет поведенческий фактор, связанный с отношением людей к собственному здоровью и продолжительности собственной жизни [1].

Поведенческий фактор, связанный с отношением к своему здоровью, выражается через категорию «самосохранительное поведение». Самосохранительное поведение — это «сознательная система действий и отношений, в значительной мере определяющих качество индивидуального и семейного здоровья, которое выражается через заболеваемость, временную нетрудоспособность, инвалидность и продолжительность жизни, слагающаяся из отношения к своему здоровью и здоровью других людей, осуществления здорового образа жизни, выполнения медицинских предписаний и назначений, регулярного посещения лечебно-профилактических учреждений» [2].

Определяющим в самосохранительном поведении является отношение к своему здоровью. Отношение к здоровью опосредуется осознанием здоровья как ценности. «По своей структуре здоровье как ценность включает два основных компонента. Объективный компонент это совокупность возможностей, которые могут быть реализованы при наличии полноценного здоровья. Это может быть статусная роль в обществе, профессия, род занятий и т.п. Субъективный компонент здоровья как ценности выражается в предпочтениях, ценностных ориентациях, мотивации в поведении по отношению к здоровью» [3].

Среди множества факторов, влияющих на самосохранительное поведение, можно выделить развод, смерть одного из супругов, одиночество. Одиночество повышает уровень смертности людей в силу большей склонности к различным заболеваниям [4]. В данном случае происходит трансформация психологической компоненты человеческого потенциала. Одинокие люди не несут ответственности за других людей, начинают менять свой стиль жизни, заниматься рискованными видами деятельности, прекращают заботиться о своем здоровье.

В самосохранительном поведении можно выделить гендерные различия. Неоднородность в гендерной смертности во многом вызвана различиями в образе жизни, в культурных стереотипах [5]. Женщины, как правило, бережнее относятся к своему здоровью и жизни в целом, ведь они воспринимают себя как матерей, настоящих или будущих. Поэтому женщины чаще, чем мужчины, посещают врачей, в большей степени осознают социальную ответственность за себя, свое здоровье. Как следствие этому, ведут спокойный образ жизни, реже рискуют. Мужчины, в свою очередь, чаще заняты на вредных производствах с риском для здоровья и жизни. При этом, есть и схожие гендерные аспекты, например, вредные привычки (как женщины, так мужчины в большой степени подвержены их влиянию). Алкоголизм и наркомания в совокупности с курением значительно ухудшают состояние здоровья, что ведет к преждевременной старости и смерти. Во-вторых, слабое внимание к здоровому образу жизни: современный темп жизни не оставляет времени на поддержание своего здоровья. Следовательно, возникают проблемы с качеством человеческого потенциала.

Немаловажную роль играет и уровень образования. Высокий образовательный уровень населения способствует ведению здорового образа жизни, повышению ответственности за собственное здоровье и здоровье близких, умению справляться со стрессовыми ситуациями, меньшей степени приверженности вредным привычкам, высокой степени контроля над своим поведением. Иными словами, интеллектуальная часть человеческого потенциала также может определять его качество.

Изменения в самосохранительном поведении влекут за собой определенные последствия: на макроуровне — состояние общества, показатель качества жизни государства, на микроуровне — последствия для семьи.

Состояние общества может также выражаться через такой показатель, как трудовые ресурсы. Сверхсмертность мужчин трудоспособного возраста вызывает осложнения с заполнением рабочих мест преимущественно мужского характера. Мужская сверхсмертность в совокупности с младенческой, детской и материнской смертностью приводит к старению населения, деформации социальной структуры. Все это подводит государство к принятию соответствующих мер по предупреждению смертности и профилактике опасных заболеваний.

Смертность, как один их результатов самосохранительного поведения, входит в блок комплексных индикаторов качества жизни. «Философия качества жизни в конце XX в. выходит на первый план в государственной политике и социальной работе в наиболее развитых странах мира, например, в Канаде, Великобритании и Швеции, поскольку через качество жизни возможно осуществлять интегральную оценку эффективности управления» [6]. В связи с этим, становится возможным оценить человеческий потенциал в целом.

Таким образом, рассмотрев факторы, влияющие на самосохранительное поведение можно сделать вывод, что отношение к своему здоровью во многом влияет на качественное изменение всех компонентов человеческого потенциала. Иными словами, изучение самосохранительного поведения позволяет оценить моральную, психологическую, гендерную, качественную и другие составляющие человеческого потенциала, а также его развитие в целом.


Библиографический список

  1. Шклярук В.Я. Самосохранительное поведение в молодежной среде // Социол. исслед. М.: Наука, 2008. №10.

  2. Электронный словарь «Экология человека». URL: http://human_ ecology.academic.ru/1720 (дата обращения: 31.03.2012).

  3. Ларионова И.С. Здоровье современного человека как ценность // Портал Университета критериально-системных знаний. URL: http://genmir.ru/b/dok/lar2.htm (дата обращения: 1.04.2012).

  4. Гозман Л. Развод с психологической, научной точки зрения. URL: http://www.lyubi.ru/sem53.php (дата обращения: 5.04.2012).

  5. Иванова Е.И. Смертность российских мужчин (причины и региональные различия) // Социол. исслед. М.: Наука, 2010. №5.

  6. Официальный сайт Института демографии, миграции и регионального развития URL: http://www.idmrr.ru/kachestvo-zhizni-krupnov.html (дата обращения: 10.05.2012).


SELF-PRESERVING BEHAVIOUR
AND ITS INFLUENCE ON HUMAN POTENTIAL

A.S. Yushkova

Perm State National Research University
In this article self-preserving behavior of individuals is considered as one of determinants of human potential. The factors defining self-preserving behavior are allocated. Consequences of negative manifestation of self-preserving behavior are listed.

УДК 008



РОЖДЕНИЕ «ВТОРОЙ РЕАЛЬНОСТИ»
В ПРОВИНЦИАЛЬНОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Г.А. Якушев

Санкт-Петербургский государственный
университет технологии и дизайна


Л.А. Якушева

Вологодский государственный
педагогический университет

Cовременный человек живет в мире знаков, символов и мифов, которые в определенных условиях становятся реальностью. Статья посвящена рассмотрению реализации модернистских и постмодернистских социокультурных проектов в условиях города Вологды.
Проектирование и моделирование все чаще становятся основными средствами не только абстрактного теоретизирования, но и инструментами, создающими определенные социокультурные практики. Возникающее при этом вторичное символичное пространство оказывается не менее реальным, чем сама реальность. Этот парадокс зафиксирован современным философом Г. Тульчинским в виде вопроса: «Готовы ли мы жить в мире, где реальность имеет множественное число, в мире, который, чтобы выжить, должен себя придумать?» [1, с. 26] Человек понимающий — субъект осмысленного мира — всегда подробно исследует: себя, Другого и мир, уже заданных значений. Поэтому сама практика изучения «расширения» текста в момент «освобождения» его от автора, приращение и видоизменение смыслов под воздействием различных факторов является актуальной задачей не только гуманитарного знания, но и проблемой формирования современной культуры.

Рассмотрим провинциальный опыт Вологды по реализации в прошлом и настоящем культуросообразных проектов, формирующих символическое смысловое пространство города. В эпоху модернизма рубежа XIX–XX вв. были осуществлены, как минимум, три значимых идеи. Во-первых, это создание первого в Вологде музея (1885 г.), где в самой точке его нахождения воспроизводились и причудливо соединялись две основных сюжетных линии, сопровождающие миф о Вологде как «несостоявшейся столице» [2, с. 17]: это место нахождения церкви Федора Стратилата (не сохранилась) и дома голландского купца Гоутмана. Именно здесь, по легенде, гонцы сообщили Ивану Грозному радостную весть о рождении сына Федора, и сюда приезжал Петр I во время последнего визита в Вологду. Один хотел придать городу особый статус столицы опричнины, другой — невольно способствовал стагнации в развитии данной территории. Еще две идеи легли в основу создания нового производства и расширения утвердившегося промысла. Это появление (маркирование, феноменолизация) вологодского масла и вологодского кружева. Ныне — это основные брендовые продукты Вологодчины. Успешность продвижения и трансляции этих текстов культуры (текст культуры: любой по форме, технологиям и целям исполнения результат креативного акта (акта творчества), имеющий отождествляемые социально-культурные последствия своего проявления — использование, распространение, обсуждение, подражание и т.д.) [3, с. 425] является не только примером осуществления модернистских практик рубежа веков, но и поводом поиска идей, текстов, которые могли бы стать основанием семиосферы (термин Ю. Лотмана) и/или современного «социокультурного семиозиса».

К наиболее очевидным и уже осуществившимся постмодернистическим проектам можно отнести песню «Вологда» (1976 г., авторы Б. Мокроусов и М. Матусовский). Ее строчки: «город, где резной палисад» — положили основание еще одному бренду Вологды, успешно закрепившемуся в сознании жителей не только России, но и самой Вологды, тогда как палисады — это фрагменты архитектурно-пространственной среды городов средней и южной полосы России.

С 1997 г. в Вологде усилиями историка и краеведа А.В. Быкова возникает (сначала в виде выставки, потом и музея) экспозиция, представляющая новую мифологему в пространстве провинциального города: Вологда — дипломатическая столица России, с уточнением даты искомого образа: 1918 год. Речь идет об истории пребывания в Вологде иностранных послов, чья миссия в России была осложнена революцией, сменой власти и, тем не менее, осуществлялась в соответствии с международным правом и интересами иностранных государств, представителями которых они были.

К сожалению, не смотря на существование самого дома, где размещалось американское посольство, музея и романа (художественно представившего реальные события), этот факт еще не до конца оценен, прежде всего, интеллектуальной элитой города.

Из постмодернистических проектов, имеющих разрушительное воздействие на историко-культурную среду, нужно отметить туристический проект «Великий Устюг — Родина Деда Мороза», действующий с 1998 г. К проектам, которые могли бы быть продолжены можно отнести организацию театрального фестиваля под открытым небом в стенах Вологодского Кремля «Голоса истории». Каждые два года создатели спектаклей, критики, организаторы и зрители решают для себя: «Что считать историей? История с точки зрения кого? История литературная, театральная или “историческая”»?

Другим таким новым брендом вполне мог бы стать художественный музей-мастерская академика живописи В. Корбакова. Только провинциальная сдержанность мешает современным пиарщикам представить его как «Вологодского Ван Гога». К слову сказать, в эпоху модерна предприимчивые вологжане не стеснялись называть городские гостиницы звучными столичными именами — «Эрмитаж», «Пассаж».

Таким образом, данные проекты являются иллюстрацией к мысли созидающей, смыслотворящей, что в условиях кризисного времени — времени господства симулякров — является условием выживания общества.


Библиографический список

  1. Тульчинский Г.Л. Вещь, тело и смысл: семиозис как онтофания свободы // Семиозис и культура: лабиринты смысла: монография / под общ. ред И.Е. Фадеевой, В.А. Сулимова. Сыктывкар: КГПИ, 2012.

  2. Воронина Т.Н. Авто- и гетеростереотипы восприятия образа Вологды // Слово и текст в культурном сознании эпохи: сборник научных трудов. Вологда: Легия, 2010. Ч.6.

  3. Фадеева И., Сулимов Вл. Национальный семиозис и современная русская культура // История совести. № 3–4. Сыктывкар, 2011. С.425–428.


THE BIRTH OF THE SECOND REALITY
IN A PROVINVCIAL SOCIOCULTURAL ENVIRONMENT

G.A. Yakushev

Saint-Petersburg State University
of Technology and Design


L.A. Yakusheva

Vologda State Pedagogical University
Man in contemporary environment is surrounded by various signs, symbols and myths, which become real under certain conditions. The article considers the implementation of modernist and postmodernist sociocultural projects in the environment of Vologda.

<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии
2221.08kb.
13 стр.
Материалы XIV международной конференции молодых ученых «Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии». Пермь, 2011
106.8kb.
1 стр.
Поиск ощущений личности и привлекательность сцен насилия в кинофильмах
101.81kb.
1 стр.
Концепция теневой системы как ключ к объяснению пси-феноменов
108.36kb.
1 стр.
4. Перечень экзаменационных тем Дисциплина «Актуальные проблемы современной философии»
161.82kb.
1 стр.
Июня 2010 года конференцию "Философия физики: актуальные проблемы"
28.17kb.
1 стр.
Рабочей программы по дисциплине «Актуальные проблемы теории и практики современной психологии» Место дисциплины в структуре ооп. Дисциплина «Актуальные проблемы теории и практики современной психологии»
748.26kb.
4 стр.
Секция общественные науки Основана в 1977 году Секция социологии и политологии
107.13kb.
1 стр.
1. Психология как наука: место среди других наук, цели и задачи в современном мире
234.07kb.
1 стр.
Лекции д т. н., проф. В. К. Финн «Актуальные проблемы методологии наук о человеке и обществе: аргументация и строение понятий»
10.68kb.
1 стр.
Зачёт по социологии и политологии
193.08kb.
1 стр.
Модернизация россии: социально- философский анализ
753.04kb.
4 стр.