Главная
страница 1 ... страница 6страница 7страница 8страница 9страница 10страница 11страница 12

LEX SPORTIVA И СПОРТИВНОЕ ПРАВО
«Общественные отношения в области спорта и, в частности, спортивная деятельность, – это целый мир, в центре которого властвует правило», – писал французский исследователь Жеральд Симон144.

Система нормативной регламентации в области спорта включает два крупных и самостоятельных сегмента:

1) спортивное право – комплекс нормативно-правового регулирования в области спорта;

2) «lex sportiva» – комплекс иного (помимо правового) нормативного регулирования (иные наименования – саморегулирование отношений в области спорта субъектами спорта, локально-корпоративное регулирование в сфере спорта и т.д.).

Принципиально, о таком делении сегодня написано уже достаточно много самыми разными авторами, как зарубежными (Ф. Латти, Л. Касини145, Э. Локэн146, Ж. Симон и др.147), так и отечественными (А.А. Соловьев, С.В. Алексеев, Е.В. Погосян и др.). Однако природа и содержание взаимодействия этих двух сегментов описана явно недостаточно. Равно как и природа собственно lex sportiva.

По мнению Жеральда Симона, «при выполнении своей миссии Международный спортивный арбитражный суд может стать источником новой категории норм, комбинирующих нормативные правила о конкуренции и основополагающие принципы регламентации. Эти стандарты подлежат исполнению всем спортивным сообществом и, в первую очередь, международными спортивными организациями, а также заслуживают того, чтобы именоваться как lex sportiva»148.

Как справедливо отмечал Филипп Жеста, «еще задолго до появления законов о спорте и, тем более, нормативно-правовой систематизации в этой области, люди уже бегали наперегонки и преодолевали препятствия, состязаясь между собой. И уже тогда существовали правила, определявшие высоту прыжка, длину беговой дорожки, условия проведения состязаний»149.

Спортивная нормативная регламентация (как форма регулирования, отличная от правового регулирования, санкционируемого государством) имеет историю, несопоставимую с историей законов о спорте, и насчитывает тысячелетия, ибо уже в государствах Древнего Мира мы встречаем примеры нормативной регламентации спорта, санкционируемой не государствами, а общинами, организациями, то есть предтечи lex sportiva. Законы о спорте стали появляться лишь сравнительно недавно.

И хотя бывший секретарь по делам спорта Министерства спорта и туризма Бразилии, бывший президент Национального совета по спорту и президент Национального института по развитию спорта (INDESP) профессор Мануэль Тубино (Tubino Manoel) насчитывает 500 (пятьсот!) лет бразильской истории спортивного законодательства150, реально законодательство Бразилии о спорте ведет свой отсчет в лучшем случае от 1888 г. Первым законом Испании о спорте можно назвать Закон от 09.03.1883151. Первым профильным законом Аргентины в области спорта был Закон Аргентины № 4345 от 02.09.1904 «Развитие легкой атлетики и футбола»152.

То есть только с конца XIX – начала XX вв. постепенно пошел процесс принятия законов о спорте и имплементации lex sportiva в спортивное право. Когда, с какого момента человеческой истории мы обоснованно можем говорить о сколь-нибудь полноценной системе lex sportiva, это вопрос к будущим трудам историков спорта и историков права, но процесс конвергенции (то есть постепенного сближения и частичной взаимной трансформации, взаимопроникновения), можно даже сказать, интерференции (пользуясь оценками А.А. Соловьева – то есть взаимопроникновения, взаимообогащения и взаимного нелинейного усиления153), насчитывает максимум полтора столетия.

Интересна версия Жеральда Симона относительно главной причины того, почему право (и как следствие – юристы) столь долго игнорировало общественные отношения в области спорта, – это бесплатность означенной области, воспринимавшаяся обществом и, в первую очередь, публичной властью как «материальная бесполезность спортивной деятельности», что и давало основания «усомниться в обоснованности принятия в этой области правовых норм, которые, как повелось, предназначены для действительно серьезной деятельности»154.

Существует несколько концептуальных подходов к определению понимания и содержания lex sportiva, вплоть до полного отрицания обоснованности выделения отдельной системы lex sportiva.

Некоторые авторы, отмечает Франк Латти, вообще отождествляют понятия «спортивное право» и «lex sportiva», используя второе понятие как «более мудрый и более элегантный синоним понятия “спортивное право”»155. Большинство же авторов, как указывает Ф. Латти, использует это понятие по аналогии с понятием «lex mercatoria»156. При этом, по мнению Ф. Латти, lex sportiva не поддается традиционному различению между публичным правом и частным правом157. Фредерик Бюй, Жан-Мишель Мармэйю и др. утверждают, что lex sportiva построен по аналогии с моделью lex mercatoria, «был построен и функционирует в спортивном мире, чтобы реализовывать те же интересы, что и lex mercatoria»158.

Изначально lex mercatoria (от латинского «торговое право») – система нормативных установлений в области коммерческих отношений, использовавшаяся торговцами по всей Европе в средневековый период, имевшая много схожего с английским общим правом (как системой правовых обычаев и актуальной судебной практики), применявшаяся в системе торговых судов вдоль главных торговых путей и функционировавшая как международное право торговли159. В настоящее время, как показывает О.В. Аблёзгова160, «lex mercatoria – это совокупность правил поведения, выработанных участниками международного коммерческого оборота в ходе осуществления своей деятельности и применяемых при рассмотрении спора международным коммерческим арбитражем».

По мнению Фредерика Бюя, Жана-Мишеля Мармэйю и др., «в отличие от lex mercatoria, lex sportiva основан не столько на убежденности в нормативной обоснованности требований, вытекающих из судебного решения третейского суда, сколько на убежденности в нормативной обоснованности требований, навязанных сверху, через письменные стандарты – правила спортивных органов»161.

В нашей авторской концепции «lex sportiva» – это объединение комплексов внеправовой нормативной регламентации (негосударственных невластных регуляторов различного по своей природе происхождения) в области спорта, характеризуемое гетерогенностью по степени устойчивости, мере взаимодействия/индифферентности и по иерархичности внутрисистемных и межсистемных связей, а также по когерентности и степени императивности их регламентирующего воздействия на предметную область регулирования как на международном, так и на национальном уровне, детерминированное автономией сферы общественных отношений в области спорта от национальных публичных порядков и от международного правопорядка.

Особенность структуры lex sportiva состоит также в том, что это конвергентное сетевое объединение комплексов внеправовой нормативной регламентации в области спорта, увенчанное системной «надстройкой» на международном уровне, крупными самостоятельными подсистемными комплексами которой являются нормы Международного олимпийского комитета и ряда других международных спортивных организаций.

Нормы lex sportiva не имеют общеобязательной юридической силы, однако обладают определенной нормативной силой и являются обязательными для соблюдения или исполнения участниками спортивных отношений под угрозой наступления в отношении них санкций в рамках системы общественных отношений, урегулированных lex sportiva, претерпевание которых обязательно и обоснованно в силу взятых указанными участниками на себя соответствующих обязательств при вхождении в предметную область регулирования lex sportiva.

Детального исследования требует вопрос взаимодействия спортивного права и lex sportiva.

Это взаимодействие обладает весьма сложной структурой и весьма неоднозначными особенностями.

Как когда-то lex mercatoria стало «врастать» в государственное коммерческое право, отчасти формируя таковое и обеспечивая его развитие (вспомним, как еще несколько столетий назад сэр Джон Холт (главный судья Англии с 1689 по 1710 гг.) и лорд Мэнсфилд (главный судья Англии с 1756 по 1788 гг.) отстаивали необходимость существенного включения lex mercatoria в общее право и согласования этих двух систем162), сегодня lex sportiva во многих странах сложным образом взаимодействует с санкционированным государством комплексом нормативных правовых установлений в области спорта – спортивным правом.

Наиболее яркими примерами таких коррелирования и интерференции спортивного права и lex sportiva, когда государство признает и легитимизирует действие lex sportiva и его исключительный приоритет перед спортивным правом по определенному кругу вопросов, тем самым фактически санкционируя (в различной степени) нормативную силу отдельных нормативных комплексов из lex sportiva, являются следующие.

1. Ярчайший пример – имплементация нормативных установлений и требований ФИФА или УЕФА в национальное законодательство при проведении Чемпионата Европы по футболу УЕФА, Кубка конфедераций по футболу под эгидой ФИФА 2013 года и Чемпионата мира по футболу ФИФА163. Но вообще-то Союз европейских футбольных ассоциаций (англ. Union of European Football Associations, сокр. UEFA, в русской транслитерации УЕФА) и Международная футбольная федерация (фр. Fédération internationale de football association, сокр. FIFA, в русской транслитерации ФИФА) – это негосударственные международные организации. И подчинение требованиям этих организаций внести какие-то изменения в национальное законодательство или вообще принять закон, посвященный созданию условий для проведения чемпионата по футболу, если мы игнорируем приоритетное значение lex sportiva, должно было бы расцениваться как посягательство на публичный порядок в государстве. Но однако же.обоснованно не расценивается;

2. В соревнованиях по боксу, карате и иным боевым спортивным единоборствам сам факт нанесения побоев и, как следствие, нанесения вреда здоровью (легкого или иной степени) оценивается не с позиции норм уголовного законодательства, как это было бы в любой иной ситуации (вне рамок спортивных соревнований), а в рамках именно lex sportiva – правил проведения таких соревнований. То есть такие ситуации выводятся из-под действия уголовного закона, что нигде напрямую законодательно не закреплено, но по умолчанию признается государством.

3. В целом, любое нанесение вреда здоровью спортсмена во время спортивных тренировок и спортивных соревнований (во время хоккейного, бейсбольного или футбольного матча, во время выступлений гимнастов и т.д.), если мы исключаем lex sportiva, должно рассматриваться либо как уголовное преступление, либо как производственная травма, но не рассматривается. Невозможно свести весь вред здоровью спортсменам во время спортивных состязаний или тренировок исключительно к их «самодеятельности» под свой страх и риск. Потому что специфика спорта такова, что риск указанного вреда объективно существует и имеет тенденцию увеличиваться и усложняться по мере развития спорта.

4. Специфические наказания в спорте, проистекающие из lex sportiva, с точки зрения публичного права, то есть санкционированного государством Закона, совершенно нелогичны и некорректны. Если мы игнорируем приоритетное значение lex sportiva по определенному кругу отношений, то, к примеру, дисквалификация спортсмена (как мера дисциплинарной ответственности, положим, за проявление насилия в отношении соперника) должна квалифицироваться как грубейшее посягательство на его конституционные права (на занятие спортом, на труд и т.д.), и напротив – возникает вопрос, на каком основании спортсмен выведен в данной ситуации из-под действия санкций уголовного или административного законодательства.

5. Установление исключительных прав на вещание спортивных соревнований вне понимания значения lex sportiva не находит объяснений, поскольку в таком случае посягало бы на свободу информации и не укладывалось бы должным корректным образом в стройную систему авторского права.

6. Спортивный контракт в Трудовом кодексе Российской Федерации (глава 54.1) – это факт уже состоявшейся имплементации lex sportiva в право.

Примеров можно привести еще много.

Не случайно пункт 3 статьи 3 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 04.12.2007 № 329-ФЗ (с последующими изменениями) в качестве одного из основных принципов законодательства Российской Федерации о физической культуре и спорте устанавливает принцип «сочетания государственного регулирования отношений в области физической культуры и спорта с саморегулированием таких отношений субъектами физической культуры и спорта».

А.А. Соловьев приводит в пример итальянские спортивные кодексы со смешанной нормативной природой – одновременно правовой (спортивное право) и неправовой (lex sportiva) – Кодекс Высшего Суда спортивной юстиции и Кодекс Национального спортивного арбитражного трибунала164.

Но и значение влияния спортивного права на спорт и на lex sportiva не следует недооценивать. Именно спортивное право придало современному спорту тот его сложноструктурный и многоаспектный вид, какой мы можем лицезреть сегодня.

Филипп Жеста справедливо подчеркивал, что «без нормативно-правовой систематизации спорт в новейшей истории так и не преодолел бы двойную границу развлечений в колледжах, игр и шуток»165.

Вспомним также значение швейцарского национального права в отношении статуса Международного спортивного арбитражного суда в Лозанне и его решений, а также ситуацию с определяющим воздействием решения Европейского суда справедливости по делу Босмана на систему ФИФА.

Вышеприведенные примеры преследовали одну цель – показать, что игнорирование или отрицание широко распространившейся сегодня практики взаимопроникновения спортивного права и lex sportiva не только уже лишено смысла, поскольку таковое есть повседневность, учитывая масштабы пронизанности интересом к спорту всей современной общественной жизни, но и выступает фактором воспрепятствования нормальному развитию спортивной жизни.
Понкина Алена Игоревна

Магистрант кафедры международного права юридического факультета Российского университета дружбы народов
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

В ОБЛАСТИ СПОРТА В АРГЕНТИНЕ
При рассмотрении направлений и механизмов совершенствования законодательства Российской Федерации о спорте представляет существенный интерес успешный опыт правового регулирования в указанной сфере в тех или иных зарубежных государствах. В настоящем материале анализируется опыт Аргентины.

Имеющиеся проблемы правового регулирования спорта в этой стране обусловлены тем, что действующее законодательство Аргентины о спорте, при всей его обширности (в количественном измерении объема действующих актов), характеризуется недостаточной системностью, разрозненностью, наличием существенных пробелов по ряду вопросов, которые должны регулироваться спортивным правом. К примеру, сдерживающими факторами развития профессионального спорта являются объективно устаревшие нормы о том, что спортивные организации были созданы изначально в форме ассоциаций и по сей день сохраняют статус гражданских объединений без цели получения прибыли (в переводе на язык российского права – некоммерческие организации), поскольку профессиональный спорт требует финансовых вложений, без них он не может развиваться; то есть объективные тенденции коммерциализации спорта (в нормальных формах) вступают в противоречие с изначальной правовой природой спортивных организаций в Аргентине. Существуют также проблемы в сфере регулирования трудовых отношений спортсменов, поскольку на настоящий момент специфика их деятельности учитывается только в отношении профессиональных футболистов, правоотношения же в других видах спорта регулируются общим трудовым законодательством, что нередко создает ряд проблем с дискриминацией игроков, например, в волейбол или в баскетбол. Следует отметить и недостатки устройства администрирования спорта в целом. Проблемы недостаточности стимулирования спортивных успехов спортсменов и организаторской спортивной деятельности определяют необходимость значительного совершенствования системы поощрения развития спорта и, в частности, поддержки студенческого спорта и участия в спортивной жизни людей с ограниченными возможностями, а также целый ряд других проблем.

Анализ аргентинского Стратегического плана развития спорта на 2008–2012 гг. (Plan Estratégico para el Deporte 2008–2012; далее – Стратегический план)166 позволяет выделить некоторые акценты (государственные приоритеты) в политике развития спорта в Аргентине.

Указанный Стратегический план включает три компонента:

– Национальный план развития общественного спорта (Plan Nacional de Deporte Social);

– Национальный план развития спорта (Plan Nacional de Desarrollo Deportivo);

– План по развитию спортивных федераций и их национального представительства (Plan de Deporte Federado y de Representación Nacional).

Исходя из политико-спортивных целей и задач, разрабатываются смежные программы, планы и конкретные направления деятельности, которые в полной мере охватывают спортивную проблематику в Аргентине. Сформированы стратегические направления развития спортивной инфраструктуры, которые учитывают позитивные и негативные факторы, влияющие на реализацию указанного Стратегического плана и его компонентов.

Как заявляется, с этой целью Секретариат по вопросам национального спорта (Secretaría de Deporte de la Nación, профильный аргентинский федеральный орган государственной власти в обсуждаемой сфере) содействует решению проблемы ограниченного и неравномерного развития инфраструктуры спортивных сооружений в Аргентине, предлагая выработку наилучших путей развития спортивной инфраструктуры, способствуя таким образом физкультурной и спортивной деятельности в разных регионах Аргентины.

Для реализации обозначенной цели заявлены следующие приоритетные направления деятельности:

1) реализация общегосударственной переписи спортивной инфраструктуры, позиционируя указанную перепись как основной инструмент планирования и оценки планов и программ;

2) разработка и реализация Национального плана спортивной инфраструктуры (Plan Nacional de Infraestructura Deportiva).

Национальный план спортивной инфраструктуры основан, в свою очередь, на следующих двух программах:

1) Программа оценки недвижимости, находящейся у Секретариата по вопросам национального спорта, включающая: проект восстановления и установления ценности CENARD; проект установления ценности CERENA; проекты восстановления ряда спортивных объектов; проект лаборатории по контролю применения допинга;

2) Федеральная программа по развитию спортивной инфраструктуры.

В основу концепции последней из указанных программ положены следующие принципы и подходы:

– качественное и количественное улучшение использования сооружений в полной мере;

– поощрение действий местных властей по гарантированию необходимых условий обеспечения технического обслуживания спортивных объектов и их технической безопасности;

– усиление федерального плана строительства и модернизации спортивных сооружений внутри страны.

Федеральная программа по развитию спортивной инфраструктуры, в свою очередь, включает два плана, а именно:

1) план по улучшению и развитию инфраструктуры на местном уровне (провинций, муниципалитетов и т.д.), ориентированный на нужды общественного спорта и федерального спорта;

2) модульный план работ.

Модульный план работ направлен на федеральную перспективу, децентрализацию возможностей использования инфраструктуры средней и высокой производительности, содействие занятиям спортом, более рассредоточенное распределение спортсменов по регионам.

Отправными проблемными точками указанной федеральной программы являются следующие обстоятельства:

– провинции испытывают недостаток в мультиспортивных объектах, которые позволяли бы практиковать различные виды спорта в достаточной географической близости;

– существующая инфраструктура, как правило, не сочетает в себе необходимые условия безопасности и технической надежности;

– инфраструктура дополнительных служб, за исключением туристических центров, как правило, бедна;

– существуют проблемы, связанные с расстояниями, покрываемыми при перемещении представительств и команд, участвующих в периодических и систематических спортивных мероприятиях в Аргентине.

Как заявляется, все это составляет реалии, затрагивающие постоянно и систематически спортивную деятельность на местном и провинциальном уровнях, так же как и затрагивающие реализацию спортивной деятельности на общегосударственном и региональном уровнях.

С учетом указанных существующих проблем Стратегический план предлагает запуск различных модулей работ, стратегически размещенных в различных регионах внутри страны.

В качестве целевых показателей такой государственной политики определены:

– улучшение условий реализации спортивной деятельности на региональном и общегосударственном уровнях;

– снижение логистических проблем и затруднений при перемещении спортсменов и спортивных команд для занятия спортом и их размещении;

– увеличение возможностей обучения с лучшими условиями безопасности и технической надежности и более рациональным использованием времени;

– облегчение процессов отстранения от деятельности и адаптации спортсменов.

В качестве интегральной обеспечительной цели определена реализация соответствующих работ согласно потребностям каждой провинции и региона Аргентины. Их внедрение устанавливается согласно протоколам (с последующим подписанием соглашения), которые должны будут согласовать все заинтересованные и отобранные провинции каждого региона.

Министр социального развития Аргентины и президент Национального координационного совета социальной политики указывала, что в рамках новой социальной политики, направленной на воссоединение общества после десятилетий безработицы и изоляции и взявшей начало еще в 2003 году, Министерство социального развития включило спорт и физическую деятельность в список тех сторон жизни общества, в которые на данный момент необходимо комплексное вмешательство государства167. С этой точки зрения, право на спорт и право на физкультурную деятельность понимаются как права, которые должны быть гарантированы на всей территории государства, во всех сферах деятельности, которые способствуют социальной интеграции, интеграции и развитию человеческого потенциала. Спорт является уникальной сферой деятельности, которая дает возможность самовыражения и где познаются фундаментальные ценности, такие, как целеустремленность, открытость, отзывчивость, совершенствование и сотрудничество, и которая позволяет такой опыт перенести на многие другие сферы жизни общества. Приняв это во внимание, Министерство социального развития приступило к осуществлению Национального плана развития общественного спорта168 в период с 2008 по 2012 год для того, чтобы добиться надлежащего выстраивания гарантий права всего населения на доступ к физической деятельности и спорту, таким образом способствуя всестороннему развитию индивидов на всей территории страны и, через это, повышению уровня защиты прав человека и качества жизни в перспективе169.

Национальный план развития общественного спорта имеет основной своей целью демократизацию доступа к спортивной деятельности и каким-либо видам физической активности независимо от возраста, пола, расовой и этнической принадлежности, вероисповедания, а также уровня физических способностей и принадлежности к той или иной социально-экономической группе. План также направлен на развитие спорта с учетом права на спорт как основного права каждого аргентинца.170

При разработке Плана в качестве основы были использованы Федеральный закон Аргентины № 20.655 от 21.03.1974 «Продвижение спортивной деятельности по всей стране» (с последующими изменениями), Федеральный закон Аргентины № 26.206 от 14.12.2006 о национальном образовании и Закон № 26.061 от 28.09.2005 о защите прав детей и подростков, в соответствии с которым Министерство спорта берет на себя обязательство быть гарантом права на отдых, спортивные и развлекательные игры для детей и подростков. Все программы, входящие в Национальный план общественного спорта, рассчитаны на применение на всей территории государства и на согласование средств и действий на провинциальном и местном уровнях. При этом отдельно выделяется деятельность в муниципалитетах, являющихся важными инструментами объединения общества вообще. Программы были разработаны в соответствии с принципами всеобщности и недискриминации. Общей целью Плана является содействие общественному спорту как значимому компоненту всестороннего развития человека. Также План направлен на повышение показателей участия общин, что способствует массовому доступу населения к спортивной деятельности; содействие созданию спортивных привычек и спортивного образа жизни населения; содействие повышению эффективности спорта в провинциях; поощрение спортивной деятельности в образовательных учреждениях всех уровней; развитие конкурентоспособного спорта; а также на сбор количественных и качественных показателей для дальнейшего планирования организации общественного спорта171.

В Национальный план общественного спорта включены следующие программы: Национальная программа национальных игр; Программа национального спорта и социальной интеграции; Программа развития национального спорта; Программа национального спорта и образования; Программа национального спорта и здоровья; Программа национального спорта для людей с ограниченными возможностями; Программа по созданию национальных спортивных клубов; Программа по созданию национальных центров отдыха172.

В рамках указанных программ осуществляются проекты по проведению конференций, созданию центров по развитию спортивной деятельности, школьных спортивных центров, образовательных лагерей, содействию университетскому спорту. Реализуются программы по содействию спортивной деятельности при различных заболеваниях, таких как астма, диабет и ожирение, а также среди людей с ограниченными умственными и физическими возможностями. Разработаны проекты по улучшению спортивных сооружений, созданию национального реестра спортивных клубов, а также созданию Национального центра спортивного развития и Центра активной и спортивной деятельности на природе. Одна из программ, называющаяся «Аргентина, наша спортивная площадка», предполагает создание спортивных полюсов по всей стране и содействие участию в общественной спортивной деятельности населения всех возрастов, что включает в себя проведение спортивных и развлекательных мероприятий. Данная программа была создана в рамках запуска Стратегического плана спортивной деятельности в Аргентине в период с 2008 по 2012 гг. и во многом реализуется посредством исполнения обязательств по активному участию в спортивной деятельности высших учебных заведений и создания механизмов доступа к спорту всего населения173.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Общероссийская общественная организация «ассоциация юристов россии»
79.19kb.
1 стр.
Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» Рязанское региональное отделение
71.11kb.
1 стр.
Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России»
37.23kb.
1 стр.
Общероссийская общественная организация «ассоциация юристов россии»
2017.9kb.
12 стр.
Общественная организация «ассоциация юристов россии» приморское региональное отделение
43.23kb.
1 стр.
Общероссийская общественная организация «федерация бобслея россии» выписка из постановления президиума
76.18kb.
1 стр.
Общие сведения о состоянии айкидо в Курской области в развитии айкидо в России активно участвуют Общероссийская физкультурно-спортивная общественная организация «Национальный Совет Айкидо России»
60.96kb.
1 стр.
Перечень общероссийских спортивных федераций
357.93kb.
1 стр.
Общероссийская общественная спортивная организация «Союз танцевального спорта России» Региональная спортивная общественная организация «Федерация танцевального
126.77kb.
1 стр.
Утверждено Советом Марийского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России»
46.68kb.
1 стр.
Решением Общего собрания Местной общественной организации «Ассоциация юристов Таганрога»
182.55kb.
1 стр.
Федеральная программа тренерского лицензирования
77.4kb.
1 стр.