Главная
страница 1страница 2страница 3

В третьей главе «Художественно-эстетическая теория и практика Испании в XVIII-XIX вв.» посредством анализа художественного материала эпохи войны за независимость и карлистских войн дается проекция на исторические, социологические, психологические, культурные обстоятельства, которые привели к появлению своеобразной испанской концепции культурного развития. Исследуется процесс складывания своего рода национальной типологии культуры, выработанной в недрах специфического испанского мировоззрения.

Сопротивление эстетизма кризисным тенденциям в культуре является его определяющей характеристикой в период становления эстетизма как самостоятельного явления. Эстетизм – не только форма сопротивления диктату жизни в художественном творчестве. Художественные приемы выявляют возможности в качестве инструмента нравственного сопротивления безобразному.

Эстетизм понимается нами как «эстетика жизни», противостоящая процессам смешения, упрощения и разложения в контексте размышлений К. Леонтьева. Для русского философа форма не только выражает сущность явления, как у Платона и Аристотеля, но есть также «деспотизм внутренней идеи, не дающей материи разбегаться».

Параграф первый «Вербальная эстетика как способ художественного познания действительности» представляет собой краткий обзор вербально-эстетических феноменов в культуре Испании XVIII-XIX вв. Одним из наиболее наглядных следствий господства в испанской культуре барочного закона эстетики тождества является, на наш взгляд, тот факт, что в Испании XIX века мирно уживаются художественные направления, не укладывающиеся в рамки одной социально-политической системы. По замечанию И.А.Тертерян, для испанцев характерно специфическое отношение к мировой культуре как коллекции примеров для подражания. Так, модернисты - Сальвадор Руэда, Мануэль Мачадо, Хосе Марти, Мануэль Гутьеррес Нахера, Хуан Рамон Хименес, Антонио Мачадо-и-Руис (1875-1939) и др. в своем творчестве пользовались приемами реминисценций к произведениям европейской литературы.

Примером ориентации испанской культуры на гносеологическую эстетику служит господство эссеизма в стиле испанских писателей, философов, публицистов политиков XVIII-XIX вв. Эссеистика является одной из форм адекватного осмысления и выражения не только действительности, но и самой позиции наблюдающего сознания, которое пытается охватить многообразие мира в его фрагментарности и привести к общему знаменателю. Это поэтика «ниволы» и драматургическая «теория трагической обнаженности» Унамуно, жанр «эсперпенто» и «теория трех проекций» Валье Инклана, «юморизм» Пио Барохи, «жизнизм» Федерико Гарсии Лорки, «корпускулярная манера письма» и «параноико-критический» метод в живописи Сальвадора Дали и т.д.



В параграфе втором «Специфика художественного мышления кризисной эпохи» рассматривается тип эстетического мышления, апеллирующего к языку интуитивно-метафорических, поэтических, многозначных понятий.

Содержание переходной эпохи романтизма вообще и конкретно в Испании расценивается в диссертации с традиционной точки зрения в качестве отражения конфликта между классической и неклассической эстетикой. Иными словами, она связана с прямым или косвенным переживанием кризиса общественной жизни. Проведена параллель между вербально-эстетическими наработками испанского мистицизма эпохи барокко и наследием испанского романтизма. Обращено внимание на то обстоятельство, что запоздалость и кратковременность вступления в свои права испанского Ренессанса и капиталистического накопления позволяет испанцам обратиться к проблеме «утраченного времени» в те периоды, когда в обществе ощущаются итоги этого запоздания. В XVIII-XIX веках испанская культура решала проблему преодоления собственного провинциализма в рамках национально-культурного ряда в попытке объяснить пути взаимной корреляции испанского и общеевропейского. В таком контексте романтизация вербально-эстетических наработок национальной культуры происходит за счет аритмии развития испанской и европейской культурных традиций: Хосе де Эспронседа, Мариано Хосе де Ларра и др. казались крайне современными авторами в самой Испании и вполне традиционными в Европе. Для самих же испанских писателей их объективно обусловленный европеизм (образование, воспитание в Европе, длительное пребывание в эмиграции) стал не только интенсивным уроком художественного мастерства, но прежде всего испанской точкой зрения на процессы трансформации романтического мышления от XIX к ХХ веку.

Создание художественной реальности есть эстетический прием, утверждающий превосходство искусства над жизнью, несмотря на то, что его использование, на первый взгляд, продиктовано не эстетическими, а моральными и политическими соображениями, как в случае с «Национальными эпизодами» Бенито Переса Гальдоса, с социальными конфликтами в романах Хуана Валеры, с констатацией отсталости испанского менталитета в публицистике Мариано Хосе де Ларры и т.д.

В параграфе третьем «Эстетические характеристики романтизма, костумбризма, реализма и натурализма в Испании XIX века» отмечена тяга испанских художников к маргинальным жанрам и созданию авторских их разновидностей, когда традиционное сопротивление любым попыткам регламентации сказывается в неизменном стремлении освободить творчество от нормативной эстетики. В результате нарушение эстетических норм производит эффект воздействия гораздо больший, чем соблюдение правил.

Аналогичным данному феномену мыслится отстаивание испанцами своей особости, исторически обусловленной условиями тесного сосуществования испанцев-христиан на протяжении долгого времени с двумя чуждыми им по этно-религиозному принципу народами – иудеями и арабами-мусульманами. В этих условиях испанцы не могли объективироваться ни в идеях, ни в реалиях, в противоположность населению других европейских стран, которые обогатили собственный культурный опыт обширным перечнем изобретений, теорий и механизмов. Центростремительные процессы, направленные на самоидентификацию испанского народа, послужили причиной его волюнтаристского пренебрежения наработками рационалистической мысли и объективными достижениями в науке остальной части Западной Европы, которая, в свою очередь, беспрепятственно усваивала положительный потенциал самобытной испанской культуры.



В параграфе четвертом «Эстетическая составляющая феномена испанской самобытности» склонность к «испаноцентризму» объясняется, в частности, следующими факторами:

- превосходство верований и веры над рациональным содержанием национальной культуры,

- волюнтаризм индивида, сводящего смысл жизни к защите собственного «я»,

- важность, придаваемая магическому, сверхъестественному и воображаемому содержанию культуры,

- презрение к ее пониманию чисто прагматическому и рациональному,

- насильственное изгнание инакомыслия в религии, политике, идеологии и др.

В этом ряду синонимичными видятся и попытки реализации имперской идеи: вслед за реконкистой Испания становится мировой державой, после потери последних колоний выпестовывает идею «испанизации Европы», монархический режим Франко задает тон всей последующей внешней политике Испании, ориентирующейся на меркантильные выгоды политического нейтралитета и т.д.

В четвертой главе «Преемственность и отражение в национальном мировосприятии художественных ориентаций различных эпох» склонность к переживанию кризиса расценивается как органическое состояние социокультурной системы. Исследование кризисных периодов в истории испанской культуры приводит к их пониманию не как упадка, а как рубежа, к которому подходит культура при завершении очередной эпохи, чтобы перейти в иное качество. Кризис сродни болезни культуры. Он необходим, чтобы культура преодолела накопившиеся негативные моменты своего бытия и обрела новое дыхание. Кризисное самосознание представляет собой индивидуальную форму «философии культуры», со времен античности бывшую для европейского человека основной формой осознания им своей культуры. Творчество выдающихся испанцев (Кеведо, Гонгора, Фейхоо, Лара, краузисты, Гальдос, Менендес-и-Пелайо, Ганивет, поколение 98 года, Ортега-и-Гассет) свидетельствует о том, что передовая мысль в этой стране постоянно занята проблемами кризиса, его причинами и следствиями.

В параграфе первом «Эстетические мотивы концепции «интраистории» Мигеля де Унамуно» представлена модель разрешения кризиса главой «поколения 1898 года». Понятия «агонии», «интраистории», особая трактовка темы бессмертия Унамуно порождены кризисным сознанием наблюдающего философа, четкого сопоставления им прошлого и будущего в кризисном моменте настоящего, стремлением соединить все, что распадается. Отсюда тяга Унамуно к высшим ценностям («надкастильский язык», идея «испанизации Европы» и др.) и его интерес к способам художественного воплощения этих ценностей. Мировоззрение Унамуно направлено «вглубь» и приходит к идее общности всех религий, признания родства и предельной «соизмеримости» между Богом и человеком. Этот вывод Унамуно о взаимотворчестве Бога и человека обусловлен языковой природой человеческого творчества. Унамуно - антиспециалист, создавший свою энциклопедию с ее собственными «мистическими» законами и экскурсами в теологические лабиринты.

Мы приходим к выводу, что для Унамуно характерны:

- сближение философии с поэзией, искусством и вербальной эстетикой, как имеющими общую иррациональную природу;

- принципиальный отказ от систематики, представление вместо системы – жизненной драмы на стыке философии, искусства и религии;

- презрение к позитивизму, распространенное на всю науку, в том числе, гуманитарную;

- акцент на трагедии личности, поиски выхода из трагедии в мистическом самопогружении индивида;

- попытка понять Испанию через функцию ее языка и через наблюдение за развитием языка параллельно динамике развития общества. По его теории, передовые народы развивают язык до высокого уровня, следовательно, экономическое восстановление нации имеет своим непреложным условием соответствующую координацию языка.

Ценность подхода ко всякому явлению жизни с позиции конкретного человека – основная точка соприкосновения философско-эстетической позиции Хосе Ортеги-и-Гассета и Мигеля де Унамуно, сделавших предметом своей философии человека из плоти и крови. Философ, будучи уникально-неповторимым субъектом, в своих размышлениях над тайнами человеческого бытия не должен уходить от своего внутреннего мира, который, по мнению Унамуно, более содержателен, чем философские системы. Внутренняя жизнь личности и ее экзистенциальные проблемы являются, по Унамуно, ее подлинной жизнью и подлинными проблемами. Такую позицию можно считать и претензией мыслителя на истинность своей точки зрения, вследствие чего расценивать его критический взгляд на вещи как проявление эстетизма.



В параграфе втором «Философско-эстетический потенциал гипотезы «смены точки зрения» Ортеги-и-Гассета» утверждение испанского философа о зависимости эволюции точки зрения от духовной дистанции, которая отделяет наблюдающего от объекта наблюдения, интерпретируется в эстетическом ключе. В этой гипотезе нашел свое философское осмысление «испаноцентристский» взгляд Ортеги-и-Гассета на развитие европейских художественных теорий и практик. Бинарному чередованию «классической» и «барочной» эпох в истории культуры испанский философ противопоставил концепцию единонаправленного эсхатологического вектора движения точки зрения художника. Заметим, что Федерико Гарсиа Лорка, столь же неудовлетворенный общепринятой бинарностью, настаивал на идее триады – «аполлоновского», «дионисийского» и «испанского» («ангел, муза, дуэнде») начал. Кроме того, экстраполяция векторной направляющей эстетического развития культуры во времени, в пределе стремящейся к чистому искусству, является проекцией радикального движения эстетического чувства в мире от объекта к субъекту и символизирует свойственную испанскому мировосприятию мистифицированную тягу к смерти.

Законы, отрытые Ортегой-и-Гассетом для искусства, распространяются на философию и другие отрасли наук, как точных, так и гуманитарных.

В диссертации показано следующее:

- Гипотеза «точки зрения» Ортеги и Гассета, представляющая искусство необратимо развивающимся, последовательно очищающимся, дуалистична уже в рамках мировоззрения самого испанского философа, а концепция дегуманизации носит характер рефлексии над подборкой определенных явлений и свидетельствует о выборочном обращении к реалиям современной философу культуры. Представление о векторе эстетического развития, задающем установку на «чистое искусство», не учитывает фактора человеческого интереса, при отсутствии которого познавательный процесс невозможен (Эссе «Musicalia», 1921).

- Красноречивая защита нового эстетического чувства в мире, названного испанским философом «дегуманизацией», наталкивается на ностальгию по любви к женщине, которую эта дегуманизация уничтожает в числе прочих своих жертв. Дана иллюстрация этого процесса в литературе - Стендаль/Пруст - и живописи - Энгр/ Ренуар.

- В самом процессе движения искусства и литературы к собственной «гибели» испанский философ намечает, по сути, эвристические возможности («Эссе на эстетические темы в форме предисловия», 1914; «Время, расстояние и форма в искусстве Пруста», 1922 и др.).

- Исторический обусловленный процесс борьбы натуры и художественной формы, описанный Ортегой-и-Гассетом, на наш взгляд, коррелятивно связан с феноменом периодической смены «классически» и «барочных» эпох. Ходом своих рассуждений Ортега-и-Гассет через платоново представление о восприятии как о равнодействующей двух лучей: одного - идущего от зрачка к предмету и другого - идущего от предмета к зрачку («Размышления о «Дон Кихоте»», 1914) приходит к общепринятому бинарному построению.

- Несмотря на тенденциозное отстаивание «векторной» концепции смены точек зрения, доводы испанского философа при ближайшем рассмотрении служат анализу концепции историко-культурного ритма, оставляемой Ортегой-и-Гассетом как бы «за скобками». Однако в его работах постоянно встречаются «оговорки», которые свидетельствуют о том, что ее детальная проработка либо осталась вне поля зрения философа, либо дана в качестве альтернативного суждения.

В параграфе третьем «Анализ объекта художественного произведения как атрибут психоаналитической эстетики» обращено внимание на то, что при смене культурных эпох в Испании направленность интересов и отношение к светскому знанию и мудрости в интеллектуальной среде ведет к так называемому обмирщению религиозности (контрафактура и мистицизм в эпоху барокко, культ смерти в испанском эстетическом восприятии, воплощающийся в ритуале корриды, боя быков и др.).

Пульсационному переходу самоорганизующейся среды от хаотических состояний к стабильным, характеризующимся наличием макроструктуры, соответствует характеристика культуры Испании как культуры «дионисийско-хаотического» типа, строящегося на кризисных состояниях.



Заключение подводит итог анализу эстетического мироощущения в Испании, предлагаемому в настоящей работе.
Основные выводы и положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях:
Монографии

  1. Устинова И.В. Поэзия Гонгоры и испанская литература XVII века (КУЛЬТЕРАНИЗМ консепизм в философско-теологической и культурной традиции Испании). – М.: Изд-во ПСТГУ, 2008. – 298 с.

  2. Устинова И.В. Луис де Гонгора и Арготе и проблемы испанской литературы XVII века. - М.: Изд-во Гос Публ. Истор. Библ., 2005. – 342 с.

  3. Устинова И.В. Луис де Гонгора-и-Арготе и испанская поэзия ХVII века. - М.: ООО «Компания Спутник +», 2001. – 144 с.


Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

  1. Устинова И.В. О вкладе Ортеги-и-Гассета в разработку проблемы кризиса культуры // Обсерватория культуры. - 2009. - № 5. – C. 92-97.

  2. Устинова И.В. Эвристическая сторона эстетизма//Вестник УРАО. - 2009. - № 3. - С. 160-163.

  3. Устинова И.В.Сочетание восточных и западных мотивов как проявление своеобразия развития испанской культуры//Вестник МГУКИ. - 2009. - № 3. - С. 81-87.

  4. Устинова И.В. Структурные и ценностно-смысловые особенности художественной культуры Испании (конец XVI – первая половина XVII в.) // Вестник МГУКИ. - 2009. - № 2. – C. 19-23.

  5. Устинова И.В. Оценка поэмы «Уединений» Луиса де Гонгоры в свете теории традиционалистской поэтики // Вестник Тамбовского госуниверситета. Серия Гуманитарные науки. – 2006. - № 4 (44). - В 2 т. Т. 2. - С.510-511.

  6. Устинова И.В.Культурологическое и методологическое значение понятия «культеранизм» как феномена испанского барокко // Вестник МГУЛ. - 2001. - № 3(18). - С. 124-133.

  7. Устинова И.В. Некоторые аспекты «Эмблематики смысла» Андрея Белого как ключ литературоведческой интерпретации // Вестник МГУЛ. - 2001. - №3 (18). - С.133-144.

  8. Устинова И.В. Мигель де Унамуно глазами русского читателя // Вестник МГУЛ. - 1999. - №3 (8). - С.130-135.


Другие публикации

  1. Устинова И.В. Гонгора-и-Арготе (Луис де Гонгорa) // Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. - М.: Энциклопедия, 2007. - Т. 7.- С.394-395.

  2. Устинова И.В. Грасиан-и-Моралес (Бальтасар Грасиан)//Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. Т. 7. - М.: Энциклопедия, 2007. - С.634.

  3. Устинова И.В. Гонгоризм//Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. Т. 7. - М.: Энциклопедия, 2007. - С. 395.

  4. Устинова И.В. Вега Карпьо (Лопе де Вега) // Большая Российская Энциклопедия. В 30 т. Т. 4. - М.: Энциклопедия, 2006. -С. 686-687.

  5. Irina Ustinova. Nicolai Berdiaev y Miguel de Unamuno sobre la crisis del arte // Entre la crisis de identidad i la modernisacion. – Barcelona, 1999. - Р.169-157. (на англ. яз.)

  6. Устинова И.В. Культеранизм Луиса де Гонгоры в свете эйдетической поэтики // Вестник Воронежского государственного университета. Серия Гуманитарные науки. - 2006. - №1. - C. 248-257.

  7. Устинова И.В. Эссеистика Николая Бердяева и Мигеля де Унамуно. Религиозно-философский аспект. // Россия и Запад: диалог культур. - МГУ: ФИЯ, 1998. - С. 335-344.

  8. Устинова И.В. Луис де Гонгора и русский символизм // Русистика и компаративистика. - М.: МГПУ, 2006. - С. 114-121.

  9. Устинова И.В. Проблема кризиса в эссеистике Мигеля де Унамуно и Николая Бердяева. – М.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 1998. - С. 76-78.

  10. Устинова И.В. Эссеистика Мигеля де Унамуно и Николая Бердяева. Опыт сопоставительного анализа. - М.: МПГУ, 1998. - С.301-303.

  11. Устинова И.В. Н.А.Бердяев о кризисе культуры. // Развитие духовности личности как основа возрождения России. - М.: МГУЛ, 2000. - С. 80-82.

  12. Irina Ustinova Essay as an object of comparative studies (Miguel de Unamuno and Nicolas Berdiaev) // Анонимность, безличность, виртуальность в обществе и культуре. - М.: Рубрика, 1998. - С. 53-72. (на англ. яз.)

  13. Устинова И.В. Метафора в испанской поэзии XVII века и ее современное осмысление // XVII век в диалоге эпох и культур - СПб.: Санкт-Петерб. философское общество. Серия «Simposium», 2000. - № 8. - С. 29-31.

  14. Устинова И.В. Философско-теологическая традиция как условие возникновения и осуществления культеранизма // Материалы IV Международных Виноградовских чтений 2005 г. - М.: МГПУ, 2006. - С. 123-127.

  15. Устинова И.В. Жанр эссе и его роль в сопоставительном исследовании // Материалы VI Международной конференции 15-17 апреля 1998. В 2 т. Т. 2. Беларусь, г. Гродно: Изд-во ГрГУ, 1998. - С.105-122.

  16. Устинова И.В. «Эмблематика Смысла» Андрея Белого как ключ к трактовке поэм Гонгоры// Русский символизм и мировая культура. - М.: ГАСК, 2003. - № 2. - С. 20-41.

  17. Устинова И.В. Культеранизм и консептизм в поэзии Луиса де Гонгоры-и-Арготе // Материалы межвузовской конференции VII Виноградовские чтения, март 2003. - М.:МГПУ, 2004. - С.89-109.

  18. Устинова И.В. Испанское барокко: проблемы дефиниции // Материалы Международной конференции VIII Виноградовские чтения. МГПУ, 23-25 марта 2004. - М.: МГПУ, 2004. - С.131-139.

  19. Устинова И.В. Культизмы Луиса де Гонгоры-и-Арготе как свидетельство культурной преемственности эпох // Материалы IV Научно-практической конференции "Синтез в русской и мировой художественной культуре" 25-26 ноября 2004 г. - М.: МПГУ, 2005. - C.35-39.

  20. Устинова И.В. Тематика поэзии XVII в. в Испании. Поэты - последователи Гонгоры // Философия и поэзия. - Рязань: РОИРО, 2000. - С. 66-68.

  21. Устинова И.В. О некоторых особенностях поэзии Луиса де Гонгоры-и-Арготе // Вестник ПСТБИ. - 2005. – C. 598-602.

  22. Устинова И.В. Актуальность поэтических принципов Луиса де Гонгоры//Междисциплинарные связи при изучении литературы. Материалы межвузовской научно-практической конференции (17-19 окт. 2005). -Саратов: СГУ, 2005. - С. 241-245.

  23. Устинова И.В. Языковые особенности поэмы Луиса де Гонгоры «Уединения» как основа литературоведческого анализа // Язык художественной литературы как феномен национального самосознания. - Орехово-Зуево. 2006. - С.299-305.

  24. Устинова И.В. Луис де Гонгора-и-Арготе и его «школа»//Изучение творческой индивидуальности писателя в системе филологического образования. Наука-Вуз-школа. Материалы XI всероссийской научно-методической конференции - Екатеринбург: ИФИОС «Словесник», 2005. - С. 157-160.

  25. Устинова И.В. «Арте Майор» Луиса де Гонгоры-и-Арготе (1561-1627) // Идейно-художественное многообразие литературы нового и новейшего времени. Межвузовский сборник научных трудов. - М.: МГОУ, 2005. - № 6. - С. 81-103.

  26. Устинова И.В. «Темный» стиль Луиса де Гонгоры с точки зрения литературной традиции //Синтез в русской и мировой художественной культуре. Материалы VI научно-практической конференции(24–25 ноября 2005г.).- М.: МПГУ, 2006. - С. 288-292.

  27. Устинова И.В. Погребальный сонет Л. де Гонгоры «На смерть Эль Греко» в контексте эйдетической поэтики. // Материалы XVI конференции ПСТГУ. - М.: ПСТГУ, 2006. В 2 т. Т.2. - С. 274-279.

  28. Устинова И.В. Проблемы преподавания испанской литературы XVIII века в ВУЗе // Проблемы современного филологического образования. - Москва-Ярославль: МГПУ-Ремдер, 2005. - №. 6. - С.350-358.

  29. Устинова И.В. Испанская литература XVIII века: основные вехи и социо-культурный контекст//Вестник ПСТГУ, 2006. № 3 (1). - С.74.-94.

  30. Устинова И.В. Мартин Рикер «Читая Сервантеса»//Вестник ПСТГУ, 2007. - № 3 (9). - С.155-166.

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Генезис и эстетическая эволюция испанского барочного мироощущения 09. 00. 04 эстетика
507.54kb.
3 стр.
Эстетическое своеобразие синестетических концепций русского авангарда: генезис и развитие 09. 00. 04 Эстетика
315.97kb.
1 стр.
Техническая эстетика и дизайн Формула специальности: Содержанием специальности 17. 00. 06 «Техническая эстетика и дизайн»
28.81kb.
1 стр.
Биография А. С. Пушкина в литературоведении 1920−1930-х годов в СССР и русском зарубежье: генезис, эволюция, методология
731.7kb.
3 стр.
План. Введение. Начало творческого пути. Серийное домостроение
300.77kb.
1 стр.
Глава генезис и эволюция евразийской идеи
1727.88kb.
10 стр.
Основывается ли традиционная эстетика на ошибке?
301.92kb.
1 стр.
3 раздел архитектура 2-й половины 19 — начала 20 века 5 раздел советская архитектура Украины 10 вывод 22
230.73kb.
1 стр.
Музыкальная эстетика средневековья и Возрождения
906.51kb.
7 стр.
Алексей Лосев Эстетика возрождения Лосев Алексей Эстетика возрождения
1864.43kb.
13 стр.
Беатрис массен
22.71kb.
1 стр.
Правила вида спорта «эстетическая гимнастика» основные положения организация и проведение соревнований
377.06kb.
5 стр.