Главная
страница 1
«Азия и Африка».-2012.-№3(656).-С.2-9.
США-КНР: СОПЕРНИЧЕСТВО В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ ОБОСТРЯЕТСЯ
Я.В. Лексютина — Кандидат политических наук, доцент СПбГУ.

Ключевые слова: американо-китайские отношения, США, Китай. Юго-Восточная Азия. АСЕАН, новая военная стратегия США.
Наблюдающееся в последнее десятилетие усиление комплексной мощи Китая сопровожда­ется активизацией его внешней политики. В основе внешнеполитической и внешнеэкономичес­кой деятельности Пекина в различных регионах лежит задача расширения его присутствия. Ак­тивная, наступательная линия поведения Пекина нередко приводит к открытому или латентно­му соперничеству за региональные сферы влияния с другими мировыми державами. В первую очередь, это касается соперничества с США, имеющими обширные интересы по всему земно­му шару и не желающими уступать свои позиции не только в глобальном, но и в региональных масштабах.
Как представляется, наиболее остро американо-китайское соперничество проявляется в Юго-Восточной Азии (ЮВА). Это связано с углубляющимся противоречием между закрепившимся после окончания холодной войны особым положением США как государства, претендующего на положение господствующей силы во всей Восточной Азии, и стремлением Китая утвердиться в роли регионального лидера. При этом ключевое значение в таком противоборстве может сыграть южная часть этого региона - Юго-Восточная Азия, вокруг которой концентрируются практически все протекающие сейчас в Восточной Азии интеграционные процессы.

Характерная для 1990-х гг. определенная дистанцированность Вашингтона от ЮВА, последовавшая за исчезновением единственного серьезного регионального конкурента в лице СССР после окончания холодной войны, позволила Китаю временно беспрепятственно наращивать внешнеполитические и внешнеэкономические позиции в этом регионе. Но еще развернутая после событий 11 сентября 2001 г. антитеррористическая кампания Вашингтона активизировала связи США с рядом государств ЮВА, на территории которых действовали террористические организации, связанные с «Аль-Каидой».

При администрации Б. Обамы на смену характерной для периода президентства Дж. Буша достаточно ограниченной американской вовлеченности в ЮВА пришло полномасштабное возвращение США в регион.

Первые два года реализации курса Вашингтона на «возвращение в Азию» (2009 г. - первая половина 2011 г.) носили скорее подготовительный характер. Белый дом с известной долей осторожности, не желая вызывать излишних опасений со стороны Пекина, приступил к углублению двусторонних отношений с государствами ЮВА и многостороннего диалога в рамках АСЕАН.

А осенью 2011 г. в политике США на азиатском направлении появились новые акценты.

На встречах лидеров стран АТР в рамках Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), АСЕАН и Восточноазиатского саммита в ноябре 2011 г. Вашингтон озвучил ряд заявлений и инициатив, свидетельствующих о существенных корректировках в его внешнеполитической стратегии. Важнейшими из них стали усиление тихоокеанского вектора внешней политики США, планы значительного расширения их присутствия в АТР в целом и в Юго-Восточной Азии в особенности, а главное - готовность открыто бросить вызов Пекину в регионе. «XXI век станет Тихоокеанским веком Америки», - с таким заявлением госсекретарь Х. Клинтон выступила 10 ноября 2011 г. в Гонолулу в преддверии саммита АТЭС1.

И уже спустя несколько дней, стало известно о достигнутой между Вашингтоном и Канберрой договоренности о размещении американских морских пехотинцев и увеличении численности самолетов ВВС США в находящейся в непосредственной близости к ЮВА Австралии (от Индонезии ее отделяют чуть больше 200 км)2. Это особенно показательно: Вашингтон пустил в ход свой главный козырь в Восточной Азии и на Тихом океане - превосходство в «жесткой силе», т.е. военной мощи. Этот сценарий был ранее опробован в Северо-Восточной Азии.

Сейчас идут переговоры и с Манилой об усилении военного сотрудничества с США на основе временного периодического присутствия ВМС США и их сухопутных сил на территории Филиппин и расширения совместных учений3.

Представляя новую военную стратегию США, Б. Обама заявил: «Мы будем усиливать наше присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, бюджетные сокращения не будут производиться за счет этого критически важного региона»4.

Острое соперничество между США и Китаем за сферу влияния в Юго-Восточной Азии, о котором всего несколько лет назад зачастую говорили как о гипотетическом сценарии развития ситуации в регионе в будущем, сейчас уже стало реальностью. Оно проявляется как в военно-политической плоскости, так и в сфере торговли, инвестиций, оказания помощи развитию государств региона и пр.


АСЕАН КАК МОСТ К РЕГИОНАЛЬНОМУ ЛИДЕРСТВУ КНР

С конца 1970-х гг. приоритетной задачей внешней политики Китая стало обеспечение благоприятных мирных внешних условий для проведения в стране экономической реформы. По мере роста мощи Китая эта задача была в 1990-х гг. дополнена установкой на упрочение позиций регионального лидера в Восточной Азии. В силу особой роли АСЕАН в этом регионе Пекин взял курс на укрепление связей с ней, стремясь, прежде всего, возглавить происходящие в Восточной Азии интеграционные процессы.

Первые официальные контакты с АСЕАН Китай наладил в начале 1990-х гг. Начав с развития торгово-экономических связей, Пекин вскоре перешел к активному участию в различных многосторонних механизмах в рамках Ассоциации. В 1994 г. Китай присоединился к диалогу по вопросам безопасности - Азиатскому региональному форуму (АРФ), а в 1997 г. - к партнерству на двухсторонней основе в формате АСЕАН+1 (КНР) и многосторонней - АСЕАН+3 (КНР, Япония, Южная Корея).

Переломным моментом в отношениях АСЕАН и Китая стал финансово-экономический кризис 1997-1998 гг., нанесший сильный ущерб экономикам Индонезии, Малайзии, Филиппин, Таиланда и Вьетнама. Пекин, приняв принципиально важное решение воспрепятствовать девальвации юаня и оказав существенную помощь ряду азиатских стран в преодолении последствий этого кризиса, значительно повысил свой авторитет среди стран - участниц Ассоциации. В 2003 г. между КНР и АСЕАН была достигнута договоренность об установлении «стратегических партнерских отношений».

В последнее время Пекин все активнее стал прибегать и к публичной дипломатии, нацеленной в духе «мягкой силы» на изучение и информирование зарубежной аудитории, а также на установление широких контактов. Принимаются меры по расширению в ЮВА географии и численности Институтов Конфуция - специализированных центров изучения китайского языка и культуры. Создание благоприятных условий для обучения студентов из ЮВА, в частности, упрощение процедуры получения китайских въездных виз и предоставление государственных стипендий, способствовали значительному росту их численности в Китае. Уже в 2009 г. в китайских вузах обучалось больше таиландских и индонезийских студентов, чем, например, в США5.

Наиболее прочные связи у Китая сложились с беднейшими государствами региона - Мьянмой, Камбоджей и Лаосом. Особую значимость пекинское руководство придает развитию связей с Мьянмой, обеспечивающей Китаю доступ к Индийскому океану и создание альтернативных беспокойному Малаккскому проливу путей транспортировки энергоносителей в Китай. Поводом для озабоченности не только США, но и Индии служит предоставляемая Китаем Мьянме военная помощь, включая модернизацию ВМС. В частности, Китай участвовал в строительстве военно-морских баз на острове Хиангик и Больших Кокосовых островах, а также модернизации базы ВМС на архипелаге Мергуи.

Конструктивные отношения в последние годы складываются у КНР с таким союзником США, как Таиланд. Бангкоку, в отличие от других стран ЮВА, не обремененному территориальными спорами с Китаем, в целом удается достаточно активно развивать разноплановое сотрудничество с Пекином и при этом сохранять союзнические отношения с США.

В то же время Индонезия и Малайзия не проявляют особой заинтересованности в политическом сближении с Китаем. Сингапур и Вьетнам, хотя и развивают связи с КНР, нацелены и на широкое сотрудничество с Вашингтоном.

Важным инструментом курса на становление КНР в роли регионального лидера стало бурное развитие торгово-экономических связей в последнее десятилетие.

С 2000 по 2009 гг. товарооборот Китая и АСЕАН увеличился в 5,5 раза - с $32,3 млрд.6 до $178,2 млрд., а время как удельный вес КНР в торговле стран АСЕАН со странами мира возрос с 3,5% в 1999 г. до 8,3% в 2004 г. и 11,6% в 2009 г.7 (более поздние данные секретариата АСЕАН отсутствуют). В 2009 г. Китай впервые стал крупнейшим торговым партнером Ассоциации. Следует заметить, что, согласно китайским оценкам, объем товарооборота Китая со странами Ассоциации еще больше: по официальным китайским данным, в 2009 г. этот показатель достиг $213 млрд., а в 2010 г. - $292,8 млрд.8.

Крупнейшими торговыми партнерами Китая в Юго-Восточ­ной Азии выступают Малайзия, Сингапур, Таиланд, Индонезия, Вьетнам и Филиппины, на кото­рые в 2009 г. пришлось 97,6% все­го товарооборота Китая со стра­нами АСЕАН. Наименее развиты торговые отношения КНР с Бру­неем, Камбоджей и Лаосом, объе­мы товарооборота Китая с каж­дым из этих государств не дости­гают и $ 1 млрд.9.

В ноябре 2001 г. по инициати­ве Китая был запущен процесс создания зоны свободной торгов­ли (ЗСТ) КНР - АСЕАН, кото­рая, по оценкам китайцев, может стать третьим по величине регио­нальным общим рынком в мире после Евросоюза и Североамери­канской зоны свободной торгов­ли (НАФТА). При этом Пекин преследовал не только экономи­ческие, но и политические цели, рассчитывая на закрепление за Китаем статуса регионального лидера.

Соглашение о ЗСТ КНР - АСЕАН, охватившее 11 госу­дарств с населением около 1,9 млрд. человек, вступило в силу 1 января 2010 г. и дало ощутимые результаты. Как отмечалось вы­ше, в 2010 г. объем взаимного то­варооборота между Китаем и АСЕАН достиг $292,8 млрд., уве­личившись на 37,5%. При этом объем экспорта Китая в страны АСЕАН составил $138,2 млрд., а импорта - $154,6 млрд. (т.е. Ассо­циации удалось свести торговый баланс в отношениях с Китаем с профицитом в $16,4 млрд). Объ­ем накопленных валовых инвес­тиций, поступивших в Китай из стран АСЕАН, вырос в 2010 г. на 50%-до $11,8 млрд.10.

Создание зоны свободной тор­говли наносит определенный урон экономическим интересам США в ЮВА.

Достигнув столь заметных ре­зультатов в торговле со странами Ассоциации, Китай пока все еще значительно уступает США в сфере инвестиционной деятель­ности. По данным АСЕАН, в 2010 г. Китай занимал лишь чет­вертую позицию после США, Японии и Южной Кореи в списке крупнейших государств - инвес­торов в экономику стран Ассоци­ации. Прямые иностранные инве­стиции Китая (ПИИ) в 2010 г. со­ставили $2,7 млрд., что в 3,2 и 3,1 раз меньше, чем американские и японские инвестиции, соответст­венно11. Однако они быстро рас­тут: если в 2003 г. все накоплен­ные прямые инвестиции Китая в АСЕАН насчитывали всего лишь $0,6 млрд., что составляло 1,8% всех капиталовложений КНР за рубежом, то, согласно китайским официальным статистическим данным, на конец 2010 г. они до­стигли $14,4 млрд., или 4,5% всех зарубежных инвестиций12.

Прямые инвестиции Китая в ЮВА концентрируются преиму­щественно в Сингапуре (пример­но половина из них), Мьянме, Индонезии и Вьетнаме.


США: СТАРЫЕ СОЮЗНИКИ И НОВЫЕ ПАРТНЕРЫ

В русле реализации внешне­политического курса на «возвра­щение в Азию» с целью сдержи­вания растущего влияния Пекина Вашингтон придает большое зна­чение упрочению системы воен­но-политических союзов, прежде всего отношений с двумя офици­альными союзниками США - Та­иландом и Филиппинами.

Союзнические отношения США и Таиланда имеют дли­тельную историю и отмечены совместным участием в войнах в Корее, Вьетнаме и в районе Пер­сидского залива. Не располагая собственными военными базами на территории Таиланда, Ва­шингтон с 2004 г. пользуется полным доступом к таиландской военно-воздушной базе Утапао и военно-морской - Саттахип. Та­кая договоренность органично вписывается в американскую стратегию в ЮВА и ряде других регионов - «плацдарм вместо ба­зы». Она предполагает периоди­ческое использование иностран­ных баз для проведения опера­ций и учений без присутствия постоянного воинского контин­гента. Однако политическая не­стабильность в Таиланде и про­грессирующее укрепление связей Бангкока с Пекином чреваты в перспективе ослаблением амери­кано-таиландских союзнические отношений.

Некоторое непостоянство ха­рактерно для союзнических отно­шений США и Филиппин. Это связано, прежде всего, с наличи­ем на Филиппинах относительно многочисленной группы против­ников военного альянса с Ва­шингтоном. Так, в 1992 г. в связи с решением филиппинского пра­вительства не продлевать согла­шение о размещении на террито­рии страны американских воен­нослужащих Вашингтон был вы­нужден свернуть свои военные базы Субик-Бей и Кларк-Филд. После некоторой паузы Манила все же инициировала в 1998 г. подписание двустороннего согла­шения о временном пребывании вооруженных сил США на терри­тории Филиппин, предусматри­вающего совместные военные учения на территории страны и регулярные заходы американ­ских военных кораблей в филип­пинские порты.

Новый виток охлаждения аме­рикано-филиппинских отноше­ний последовал вслед за решени­ем Филиппин в июле 2004 г. до­срочно вывести свой миротворче­ский контингент из Ирака. Более того, наметившееся в начале ны­нешнего века политическое и экономическое сближение Фи­липпин с Китаем стало угрожать прочности американо-филиппинского союза.

Однако Вашингтону удалось придать новое дыхание альянсу благодаря искусной дипломати­ческой игре на противоречиях Филиппин и Китая в Южно-Ки­тайском море. С середины 2010 г. Вашингтон стал предпринимать попытки интернационализиро­вать территориальные споры в акватории Южно-Китайского моря, существующие между Ки­таем и рядом государств ЮВА, а именно: Филиппинами, Вьетна­мом, Малайзией, Индонезией и Брунеем.

Вмешательство Вашингтона привело к ужесточению позиций задействованных сторон и обост­рению напряженности в этой ак­ватории, что, в свою очередь, спо­собствовало росту заинтересо­ванности Филиппин в углубле­нии военного сотрудничества с США, в частности, в модерниза­ции филиппинских ВМС. В янва­ре 2011 г. состоялся первый американо-филиппинский стратеги­ческий диалог, ознаменовавший­ся подписанием соглашения о со­здании рабочих групп по вопро­сам наращивания сотрудничества в обеспечении территориальной обороны и безопасности на море. Участились и совместные уче­ния. Так, в Южно-Китайском мо­ре в 2011 г. состоялись 27-е еже­годные американо-филиппин­ские военные учения Balikatan (апрель), 11-дневные военные учения США и Филиппин Cooperation Afloat Readiness and Training (июнь) и совместные во­енно-морские учения (октябрь).

Отдельного упоминания за­служивают отношения США с Сингапуром, давним неформаль­ным союзником Вашингтона. Помимо торговли, оба государ­ства объединяют обширные ин­тересы в области безопасности. В соответствии с заключенным в 2000 г. соглашением о взаимном обеспечении снабжения и техни­ческих услуг американцы полу­чили возможность пользоваться базой ВМС Чанги для пополне­ния запасов, текущего ремонта и обслуживания американских ко­раблей и базой ВВС Пайя-Лебар - для посадки американских са­молетов. Американские военные корабли осуществляют регуляр­ные заходы в порт Сингапура.

В июле 2005 г. США и Синга­пур подписали рамочное страте­гическое соглашение, которое формализовало двустороннее взаимодействие в области безо­пасности и обороны по таким на­правлениям, как борьба с терро­ризмом, нераспространение ОМУ, совместные военные уче­ния, политический диалог и обо­ронные технологии.

В рамках стратегии «возвра­щения в Азию» администрация Обамы также значительно акти­визировала взаимодействие с Индонезией, Вьетнамом и Ма­лайзией.

Интенсификация контактов США с Индонезией, в основе ко­торой первоначально лежала ко­ординации усилий по борьбе с международным терроризмом, привела к заключению 9 ноября 2010 г. соглашения о всеобъемлю­щем сотрудничестве двух госу­дарств. Стороны намерены нара­щивать взаимодействие в укреп­лении безопасности, экономике, образовании и науке и в военной сфере. Важность Индонезии для США определяется ее непосред­ственной географической близос­тью к стратегически важному Малаккскому проливу, положением крупнейшего члена АСЕАН и са­мого населенного мусульманско­го государства, проводящего уме­ренную политику и пользующего­ся авторитетом в исламском мире.

В качестве перспективного ре­гионального партнера сейчас рас­сматривается и Вьетнам, который может превратиться в «державу средней величины», способную оказывать значительное влияние в ЮВА. Вашингтон стремится ис­пользовать растущую обеспоко­енность Ханоя активным усиле­нием позиций КНР в регионе. Во время государственного визита во Вьетнам в июле 2010 г. госсе­кретарь Х.Клинтон охарактери­зовала развитие отношений с Вьетнамом как составную часть стратегии США, направленной на расширению их присутствия в АТР и, в частности, в Юго-Восточной Азии13.

В 2005 г. США и Вьетнам под­писали соглашение о военном со­трудничестве, предусматривав­шее, среди прочего, обучение вьетнамских офицеров на амери­канских курсах. С 2008 г. прово­дятся ежегодные форумы в рам­ках диалога по вопросам полити­ки, безопасности и обороны, а в 2010 г. было инициировано про­ведение диалога в области оборо­ны, предусматривающего регу­лярные встречи между военными ведомствами двух государств. Ко­рабли ВМС США осуществляют регулярные заходы во вьетнам­ские порты.

Сильный импульс развитию американо-вьетнамских отноше­ний в военно-политической сфе­ре придало подключение Ва­шингтона к проблематике Южно-Китайского моря. В августе 2010 г., на волне обострения аме­рикано-китайских разногласий по вопросу свободы морской на­вигации, состоялись первые в ис­тории американо-вьетнамские совместные учения ВМС в Южно-Китайском море.


ТОРГОВЛЯ: АМЕРИКА НАЧИНАЕТ ОТСТАВАТЬ

На протяжении последних двух десятилетий США остава­лись одним из крупнейших тор­говых партнеров АСЕАН. В пе­риод с 1997 по 2003 гг. США яв­лялись крупнейшим торговым партнером стран региона, а с 2004 по 2007 гг. США лишь периоди­чески уступали пальму первенст­ва Японии.

Однако, несмотря на устойчи­вый рост торговли США со стра­нами АСЕАН в последние два де­сятилетия, по мере расширения мирохозяйственных связей госу­дарств ЮВА удельный вес США в товарообороте региона сокращал­ся. Так, если в 1999 г. этот показа­тель составлял 18,6%, то к 2004 г. он уменьшился до 12,7%14, а в 2009 г. и вовсе упал до 9,7%15. Од­новременно растет доля КНР: если в 1999 г. она составляла всего 3,5%, в 2004 г. увеличилась до 8,3%, а в 2009 г., когда Китай впервые занял позицию крупнейшего торгового партнера АСЕАН, достигла 11,6%.

В 2010 г. товарооборот США со странами АСЕАН на­считывал $178 млрд., таким образом был восстановлен до­кризисный уровень развития торговых связей этих эконо­мических субъектов. При этом 98,5% товарооборота США с АСЕАН приходилось на тор­говлю с шестью государствами Юго-Восточной Азии, в том числе Сингапуром (26,2%), Малайзией (22,4%), Таилан­дом (17,8%), Индонезией (13,1%)16. Наименьший уро­вень развития характерен для торгово-экономических отно­шений США с Брунеем, Кам­боджей, Лаосом и Мьянмой.

Неразвитость экономического взаимодействия США с этими странами (кроме Брунея) обус­ловлена как их бедностью, так и имевшимися вплоть до недавнего времени серьезными политичес­кими разногласиями между Ва­шингтоном и существующими там режимами. Так, например, вплоть до 2004 г. американский конгресс блокировал предостав­ление Лаосу режима наибольше­го благоприятствования, ссыла­ясь на нарушения прав человека и преследование этнического меньшинства хмонгов, выступав­шего на стороне США во время войны в Индо-Китае.

Столкнувшись с усилением конкуренции с Китаем в торго­во-экономической сфере, Ва­шингтон активизировал свою де­ятельность в этой сфере с 2002 г., когда Дж. Буш официально ини­циировал создание Института АСЕАНовской инициативы.

Особая роль отводится созда­нию зон свободной торговли (ЗСТ). Потенциальные партнеры США по соглашениям о создании зон свободной торговли должны удовлетворять двум базовым кри­териям: быть членом Всемирной торговой организации (ВТО) и за­ключить с США Рамочное согла­шение о торговле и инвестициях. Рамочные соглашения США под­писали с Брунеем, Камбоджей, Индонезией, Малайзией, Филип­пинами, Сингапуром, Таиландом, Вьетнамом и АСЕАН в целом.

Однако в действительности до подписания соглашения о сво­бодной торговле дело дошло лишь с Сингапуром. Создание зо­ны свободной торговли в 2004 г. доказало свою эффективность: двусторонний внешнеторговый оборот резко возрос, и в 2009 г. Сингапур стал 11-м крупнейшим внешнеторговым партнером США. Не первый год переговоры о создании ЗСТ ведутся с Малай­зией и Таиландом, однако сторо­нам пока не удалось достичь ком­промисса.

Важную роль в экономичес­кой региональной стратегии Ва­шингтона играют инвестиции в экономику стран ЮВА. В 2010 г. на страны АСЕАН пришлось 4% мировых американских ПИИ, или $157 млрд.17. В 2010 г. США стали крупнейшим государством-донором инвестиций в страны АСЕАН, их доля в полученных регионом инвестициях в 2010 г. составила 11,3%18.

Крупнейшим получателем американских инвестиций в ЮВА на протяжении многих лет остается Сингапур, доля которого в их общем объеме в регионе в 2010 г. достигла 67,3%. При этом большая часть инвестиций на­правляется в сферу услуг Синга­пура и около 11,3% - в элек­тронную отрасль и производ­ство компьютеров. Весьма су­щественны вложения США в экономики Индонезии, Ма­лайзии и Таиланда. Привле­кательным для американского капитала стал индонезийский нефтегазовый сектор промы­шленности, на который в 2010 г. пришлась четверть всех американских капитало­вложений в Индонезии. По­ловина американских ПИИ в Малайзии и Таиланде прихо­дится на отрасли обрабатыва­ющей промышленности.


«НОВАЯ СТРАНИЦА» В ОТНОШЕНИЯХ С АСЕАН

Еще при Дж. Буше Вашингтон проявил интерес к интенсифика­ции контактов с АСЕАН, кото­рой прежде отводилось весьма скромное место во внешней по­литике США.

До этого отношения со страна­ми ЮВА развивались преимуще­ственно на двусторонней основе, а Ассоциация считалась разрознен­ной группой малых пассивных го­сударств, державшихся в фарва­тере великих держав и зависящих от баланса сил между ними19.

Ситуация изменилась ввиду стремительно возросшей роли АСЕАН в региональных делах, особенно в современных интегра­ционных процессах. В феврале 2009 г. состоялся первый в исто­рии официальный визит госсе­кретаря США Х.Клинтон в секре­тариат АСЕАН. Во многом знако­вым стало подписание американ­цами в июле 2009 г. основопола­гающего Балийского договора АСЕАН 1976 г. о дружбе и со­трудничестве, от присоединения к которому США длительное время воздерживались. Был запу­щен также механизм регулярных саммитов лидеров государств партнерства США-АСЕАН.

Определенные изменения ад­министрация Обамы внесла в свою политику в отношении Мьянмы, жесткость которой слу­жила постоянным источником раздражения в отношениях США с АСЕАН с тех пор, как Мьянма в 1997 г. стала полноправным чле­ном Ассоциации. Весной 2009 г. госдепартамент США обнародо­вал новую политику в отношении Мьянмы, предполагающую при сохранении американских санк­ций ведение диалога с представи­телями мьянманского военного режима, что в большей степени соответствует курсу АСЕАН на «конструктивное вовлечение» Мьянмы. В начале декабря 2011 г. состоялся первый более чем за последние 56 лет визит госсекретаря США в Мьянму. Х.Клинтон заявила президенту страны Тейну, что стремится по­нять, настало ли время открыть новую главу в отношениях двух стран, и что критерием для Со­единенных Штатов будет готов­ность хозяев продолжить едва обозначившуюся демократиза­цию. Она также встретилась с ли­дером оппозиции лауреатом Но­белевской премии мира Сан Су Чжи, которая годом ранее была выпущена из-под многолетнего домашнего ареста.

Однако в целом партнерство США и АСЕАН значительно от­стает от бурного развития интег­рационных процессов между АСЕАН и Китаем на двусторон­ней основе и в рамках формата АСЕАН+3. Лишь в октябре 2010 г. США, как и Россия, стали полноправными участниками действующего с 2005 г. Восточно-азиатского саммита, нацеленного на создание Восточноазиатского сообщества.

Одновременно с попытками играть более активную роль в со­здаваемых при доминирующей роли Китая интеграционных ре­гиональных структурах Вашинг­тон осуществляет усилия по со­зданию альтернативных интегра­ционных проектов, в которых США заняли бы ведущее место.

В качестве наиболее перспек­тивной подобного рода интегра­ционной структуры может счи­таться Транстихоокеанское партнерство (ТТП), участника­ми которого сейчас являются Бруней, Сингапур, Новая Зелан­дия и Чили. Переговоры о при­соединении к этому соглашению, предполагающему создание зо­ны свободной торговли, ведут США, Австралия, Малайзия, Пе­ру и Вьетнам. Свою заинтересо­ванность также проявили Япо­ния, Южная Корея, Канада, Мексика и Тайвань. На прошед­ших в ноябре 2011 г. встречах лидеров АТЭС Вашингтон наме­ренно акцентировал внимание участвующих в саммите сторон на перспективности ЗСТ, созда­ваемой в рамках ТТП20.

В Пекине возросшую актив­ность Вашингтона по продвиже­нию идеи Транстихоокеанского партнерства рассматривают как попытку создать противовес ини­циативе КНР по созданию зоны свободной торговли в формате АСЕАН+3. Более того, имеются веские основания предполагать, что участие Китая в Транстихо­океанском партнерстве будет обусловлено различными требо­ваниями, как, например, реваль­вацией национальной валюты юаня, защитой прав интеллекту­альной собственности и пр.
ПОМОЩЬ НО НЕ БЕСКОРЫСТНАЯ

Предоставление экономичес­кой помощи представляет собой один из важнейших инструмен­тов внешней политики государ­ства. Оказание помощи призвано содействовать не только налажи­ванию отношений между госу­дарством-донором и государст­вом-реципиентом, формирова­нию позитивного имиджа госу­дарства-донора в общественном сознании граждан страны-получателя помощи, но и повышению авторитета государства-донора в международном сообществе.

Более того, Вашингтон обус­ловливает предоставление помо­щи странам-реципиентам соблю­дением прав человека, привер­женностью демократическим ценностям и надлежащим госу­дарственным управлением.

В ЮВА ограничения на предо­ставление американской помощи в последнее десятилетие приме­нялись в отношении Камбоджи, Мьянмы и Таиланда, а также ми­нистерства обороны Индонезии, что, безусловно, сказывалось на масштабах американской помо­щи этим странам. В то же время Вашингтон оказывал и оказывает поддержку диссидентским груп­пам, как, например, в Мьянме.

Но в 2005-2006 гг. ряд ограни­чений на предоставление помощи по государственной линии был снят.

Объемы американской помо­щи ЮВА за последнее десятиле­тие значительно возросли. С 2000 по 2009 гг. она увеличилась в 3 раза: с $170 млн. до $545 млн.21. Тем не менее, ее масштабы по сравнению с другими регио­нами мира все еще невелики.

Так, в 2009 г. доля стран ЮВА в американской внешней эконо­мической помощи ($33,9 млрд.22) составила всего лишь 1,6%. Крупнейшими ее получателями в ЮВА на протяжении последне­го десятилетия остаются Индо­незия, Филиппины и Камбоджа, а с 2005 г. значительные ассигно­вания США стали выделять Вьетнаму. В 2009 г. эти четыре государства в совокупности по­лучили 92,5% всей региональной помощи США.

Рубежом в вопросе предостав­ления США помощи странам ЮВА стали события 11 сентября 2001 г. Основными партнерами антитеррористической деятель­ности Вашингтона в этом регионе служили Индонезия и Филиппи­ны, где, по данным американских спецслужб, существовала широ­кая сеть террористических орга­низаций, имеющих тесные кон­такты с «Аль-Каидой».

Начиная с 2002 г., резко уве­личились объемы помощи США Филиппинам. Так, например, в 2001 г. это государство получило американскую помощь в размере $49,6 млн., а уже в 2002 г. - $131,3 млн. В предоставлении помощи Филиппинам Вашинг­тон руководствуется задачами противодействия терроризму и поддержания мира в мусульман­ском районе Минданао, а также совершенствования системы уп­равления, содействия экономи­ческим реформам и стимулиро­вания иностранных инвестиций, защиты окружающей среды. Треть помощи направляется на здравоохранение и образова­ние23.

Помощь США Индонезии также существенно возросла - с $94,5 млн. в 2000 г. до $263,1 млн. в 2009 г. Средства направляются в первую очередь на здравоохра­нение и образование: в 2009 г. на них было выделено 56,6% всей американской помощи Индоне­зии24.

С 2005 г., когда были норма­лизованы военные связи двух государств, значительно увели­чились американские ассигнова­ния на программы помощи Ин­донезии в деле поддержания ми­ра и безопасности. Так, в частно­сти, в 2005 г. был снят ряд огра­ничений на военное сотрудниче­ство, введенных в 1993 г. в связи с серьезными нарушениями прав человека в этой стране. Во­зобновлены образовательные и тренировочные программы для индонезийских военных, а также предусмотрена возможность предоставления грантов и низ­копроцентных займов Индоне­зии на приобретение американ­ских вооружений и военной тех­ники.

Сравнительно большие ассиг­нования выделяются Вашингто­ном на помощь Камбодже, одной из беднейших стран Юго-Восточной Азии. В 2009 г. Камбоджа по­лучила $65,2 млн. Помощь этой стране также направляется в ос­новном на образование и здраво­охранение, которые были практи­чески полностью разрушены во время пребывания у власти «красных кхмеров».

В предоставлении помощи Вьетнаму за последнее десятиле­тие было два резких всплеска - в 2005 г., когда помощь увеличи­лась с $12,95 млн. в 2004 г. до $33,4 млн. в 2005 г., а также в 2007 г., когда ее объем возрос с $39,75 млн. в 2006 г. до $61,2 млн. в 2007 г. Основная часть помощи и этой стране направляется в здравоохранение: в 2009 г. его до­ля достигла 83%. Вьетнам стал крупнейшим в Азии получателем финансирования в рамках гло­бальной американской програм­мы «Президентский план экс­тренной помощи в борьбе со СПИДом».

Со своей стороны Пекин так­же активно использует оказание помощи как инструмент усиле­ния позиций в ЮВА.

Так, в 2003 г., когда Вашинг­тон ввел экономические санкции против Мьянмы, требуя «восста­новления демократии», КНР пре­доставила ей кредит в размере $200 млн24. А после введения Ва­шингтоном ограничений на пре­доставление военной помощи Та­иланду в ответ на произошедший в сентябре 2006 г. военный пере­ворот Китай выделил Бангкоку $49 млн. на оборону и подготовку военных кадров25.

Как и Вашингтон, Пекин свя­зывает предоставление помощи с условиями политического харак­тера. В его случае они касаются, прежде всего, таких болезненных для КНР проблем, как тайвань­ская, тибетская и уйгурская.

Так, в 2006 г. в ответ на неже­лание Вьетнама уступить прось­бам Китая и исключить Тайвань из списка участников саммита АТЭС в Ханое китайские власти временно приостановили помощь Вьетнаму26. И, напротив, после того, как в декабре 2009 г. камбо­джийские власти депортировали обратно в Китай 20 уйгуров, бе­жавших в Камбоджу после столк­новений на этнической почве в Синьцзян-Уйгурском автоном­ном районе Китая, Пекин объя­вил о намерении инвестировать $ 1,2 млрд в инфраструктуру Кам­боджи27.

Китай оказывает помощь странам региона в основном в ре­ализации инфраструктурных и энергетических проектов, что, помимо создания благоприятно­го имиджа среди стран АСЕАН, приносит КНР и вполне ощути­мые выгоды: открывает доступ к энергетическим ресурсам и ми­неральному сырью. В апреле 2009 г. Пекин выступил с новой инициативой, направленной на поддержку инфраструктурных проектов в странах ЮВА. Эта инициатива предусматривает со­здание Фонда инвестиционного сотрудничества Китай - АСЕАН в размере $10 млрд., а также пре­доставление АСЕАН кредитов общей суммой $15 млрд., из кото­рых $6,7 млрд планируется вы­делить в форме льготных креди­тов28.


* * *
Не так давно в экспертном со­обществе нередко высказыва­лась идея о возможности бескон­фликтного сосуществования двух мировых держав - США и Китая. Игнорируя исторический опыт, свидетельствовавший о не­избежной конкуренции между устоявшимся мировым лидером и стремительно набирающим обороты новым центром силы, ряд специалистов ссылались на изменившуюся в результате гло­бализации и роста взаимозави­симости государств природу международных отношений. Они предполагали, что Вашинг­тон и Пекин сумеют обнаружить во взаимном усилении мировых и региональных позиций новые возможности для двустороннего сотрудничества с целью дости­жения обоюдного выигрыша и противодействия многочислен­ным вызовам и угрозам совре­менного мира.

Однако, как представляется, вопреки таким теоретическим по­строениям, деятельность США и Китая по наращиванию своих ре­гиональных позиций в Юго-Вос­точной Азии чревата обострени­ем соперничества между двумя государствами.



1 U.S. Department of State. America's Pacific Century. Remarks. H.R. Clinton, Secretary of State. 10.11.2011 - http://www.state.gov/secretary/rm/2011/ll/176999.htm

2 Remarks by President Obama and Prime Minister Gillard of Australia on Joint Press Conference. 16.11.2011 - http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/11/16/remarks-president-obama-and-prime-minister-gillard-australia-joint-press

 Подробнее см.: Русаков Е.М. «… держа в руках большую дубинку» // Азия и Африка сегодня, 2011, № 3 (прим. ред.).

3 Whitlock Craig. Philippines My Allow Greater U.S. Military Presence in Reaction to China's Rise Washington Post, 26.01.2012.

4 Remarks by the President on the Defense Strategy Review. 5.01.2012 - http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2012/01/05/remarks-president-defense-strategic-review

 Подробнее см.: Пекинский вариант «мягкой силы». Мишина С.И. «Говори мягко...» (прим. ред.).

5 Report to Congress of the U.S.-China Economic and Security Review Commission. 2010, November, p. 124 - www.uscc.gov/annual_report/2010/annual_report_full_10.pdf

6 ASEAN Statistical Yearbook 2008. Jakarta: The ASEAN Secretariat, 2009, p. 78-79.

7 ASEAN Trade by Selected Partner Country/Region, 2009, 15.07.2010 - http://www.aseansec.org/stat/Table19.pdf

8 2010 нянь гоминь цзинцзи хэ шэхуй фачжань тунцзи гунбао (Статистический бюллетень развития национальной экономики и об­щества, 2010), 28.02.2011 - http://www.stats.gov.cn/tjgb/ndtjgb/qgndtjgb/t20110228_402705692.htm

9 Чжунго тунцзи няньцзянь - 2010 (Статистический ежегодник Китая - 2010) - http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2010/indexch.htm

10 http:// www.asean-cn.org/Item/2374.aspx

11 Foreign Direct Investment Net Inflows to ASEAN from Selected Partner Countries/Regions, 15.08.2011 - http://www.aseansec.org/stat/Table26.pdf

12 2010 няньду чжунго дуйвайчжицзе тоуцзы тунцзыгунбао (Ста­тистический бюллетень иностранных прямых инвестиций Китая, 2010), с. 36-37, 42-43 - http://hzs.mofcom.gov.cn/accessory/201109/1316069604368.pdf

 Подробнее см.: Локшин Г.М. Над Вос­точным морем тучи ходят хмуро // Азия и Африка сегодня, 2010, № 8; Лексютина Я.В. Обострение напряженности в Южно- Китайском море: взгляд из ЮВА, КНР и США // Проблемы Дальнего Востока, 2011, № 5 (прим. ред.).

13 Remarks with Vietnam Deputy Prime Minister and Foreign Minister Pham Gia Khiem, 22.07.2010 - www.state.gov/secretary/rm/2010/07/145034.htm

14 ASEAN Statistical Yearbook 2008. Jakarta: The ASEAN Secretariat, 2009, p. 78-79.

15 ASEAN trade by selected partner country/region, 2009, 15.07.2010 - http://www.aseansec.org/stat/Table19.pdf

16 Здесь и далее объемы товарооборота США со странами АСЕ­АН рассчитаны по: http://tse.export.gov/TSE/ChartDisplay.aspx

17 Здесь и далее информация по американским ПИИ по: U.S. direct investment abroad: balance of payments and direct investment position data. Annual data. Country detail - http://www.bea.gov/ international/di1usdbal.htm

18 Foreign direct investment net inflows to ASEAN...

19 Сенин P.A. АСЕАН - Соединенные Штаты Америки // АСЕАН в начале 21 в. Актуальные проблемы и перспективы. М„ ИД «Форум», 2010, с. 191.

 Подробнее см.: Локшин Г.М. Россия-АСЕАН: новые проекты и форматы сотруд­ничества // Азия и Африка сегодня, 2011, №2(прим. ред.).

Подробнее см.: Арапова Е.А. Восточная Азия: поиски интеграции // Азия и Африка сегодня, 2011, № 10 (прим. ред.).

20 Kurtenbach Е. АРЕС Nations Pledge Support for TPP // China Post, 15.11.2011 - http://www.chinapost.com.tw/business/global-markets/2011/11/15/322959/APEC-nations.htm

 В официальных документах и эконо­мической науке под «экономической помо­щью» подразумевается предоставление раз­вивающимся странам кредитов (займов), техническое содействие, обучение студентов и т.д. Более узкое значение вкладывается в Официальную помощь развитию (ОПР). Имеются в виду содействие социально-эко­номическому развитию (улучшению инфра­структуры и повышению жизненного уров­ня) и льготный характер предоставления де­нежных кредитов, товаров и услуг. Военная помощь в ОПР не включается (прим. ред.).

21 Здесь и далее объемы помощи США странам Юго-Восточной Азии рассчитаны по: Congressional Budget Justification for Foreign Operations - http://www.state.gоv/s/d/rm/rls/cbj/index.htm

22 U.S. Overseas Loans and Grants (Greenbook). Foreign Assistance Fast Facts: FY2009 - http://gbk.eads.usaidallnet.gov/data/fast-facts.html

23 Lum Th. U.S. Foreign Aid to East and South Asia: Selected Recipients. 8.10.2008, p. 23 - http://www.fas.org/sgp/crs/row/RL31362.pdf

24 Report to Congress of the U.S.-China Economic and Security Review Commission. 2010, November, p. 121 - www.uscc.gov/annual report/2010/annual_report_full_10.pdf

25 Lum Th. Comparing Global Influence: China's and U.S. Diplomacy, Foreign Aid, Trade, and Investment in the Developing World. 15.08.2008, p. 86 - www.fas.org/sgp/crs/row/RL34620.pdf

26 Ibidem.

27 Beijing's Moneyed Advance on Southeast Asia // CBCNews, 8.03.2010 –

http://www.cbc.ca/news/world/story/2010/03/05/f-china-economic-muscle.html



28 Углубляется финансовое сотрудничество между Китаем и АСЕАН // Жэньминь жибао, 4.01.2010 –

http://russian.people.com.cn/31518/6858184.html




Смотрите также:
Сша-кнр: соперничество в юго-восточной азии обостряется я. В. Лексютина — Кандидат политических наук, доцент спбГУ. Ключевые слова
260.16kb.
1 стр.
Программа дисциплины «международные отношения в азии»
187.54kb.
1 стр.
Программа дисциплины Группы интересов и корпоративное представительство для специальности 520900 Политология подготовка бакалавров
256.94kb.
1 стр.
Обзор отрасли: алмазогранильная промышленность Характеристика отрасли
165.5kb.
1 стр.
К вопросу о роли и месте администрации президента
153.57kb.
1 стр.
Актуальные вопросы психологии, социологии и социальных технологий санкт-петербург
1757.96kb.
10 стр.
Предпринимательство (малое): состояние, проблемы и перспективы развития в Республике Таджикистан
270.72kb.
1 стр.
Программа дисциплины «политика и экономика стран восточной, южной и юго-восточной азии»
497.02kb.
5 стр.
Тихонов Игорь Львович директор Музея истории спбГУ, доцент исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат исторических наук Археология и библейский рассказ
62.98kb.
1 стр.
Перспективы участия россии в интеграционных процессах в юго-восточной азии: на примере опыта создания зоны свободной торговли китай асеан
1221.12kb.
5 стр.
Мачнев Виктор Яковлевич, профессор, кандидат исторических наук; Левитская Ирина Виленовна, доцент, кандидат философских наук рабочая программа
360.85kb.
1 стр.
Монография «Союзничество и разобщенность: развитие словенско-хорватских политических отношений в Габсбургской монархии. 1848-1918»
53.2kb.
1 стр.