Главная
страница 1страница 2 ... страница 4страница 5
Аркадий Застырец, © 2002 г.
БУРЯ

трагедия в четырех действиях


Место действия обитаемо
Действующие лица и исполнители
Алонсо, король Неаполя, изображаемый Просперо

Себастьян, его брат, изображаемый Миранды

Просперо, считающий себя законным герцогом Милана

Антонио, его брат, самозванный герцог Милана, изображаемый Просперо

Фердинанд, сын королю Неаполя, изображаемый Просперо

Гонзало, честный старый советник, изображаемый Миранды

Калибан, освобожденный и уродливый раб, изображаемый Просперо

Тринкуло, шут, изображаемый Миранды

Стефано, дворецкий-пропойца, изображаемый Тринкуло

Капитан корабля, боцман, матросы, изображаемые Просперо и Миранды

Миранда, которую Просперо считает своей дочерью

Ариэль, воздушный дух, изображаемый Миранды

Доктор
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Сцена 1

Сквозь треск оголенных проводов, из темноты, изредка освещаемой синими искрами, доносятся голоса капитана, боцмана, матросов и пассажиров, изображаемых Просперо и Мирандой.
Капитан, изображаемый Просперо

Боцман!
Боцман, изображаемый Мирандой

Здесь, капитан. Что скажете?
Капитан, изображаемый Просперо

Что тут сказать... Передай матросам, чтоб навалились покрепче, не то мы себя в такую щель загоним... Живей, живей!


Боцман, изображаемый Мирандой

Шевелись, сердечные! Бодрей, бодрей, ребята! Двигай, двигай! Надави на марсель! Дружно по свистку! И дуй тогда себе твой ветер, сколько влезет, пока небеса не лопнут.


Алонсо, изображаемый Просперо

Боцман? За работу! Где капитан? Подбодри-ка людей.


Боцман, изображаемый Мирандой

Опять повылезли? Сказано ведь — оставайтесь внизу.


Антонио, изображаемый Просперо

Где капитан, боцман?


Боцман, изображаемый Мирандой

Где, где... Вы что, плохо слышите? Чем лезть нам под руку, сидите по каютам. Здесь вы только шторму помогаете!


Гонзало, изображаемый Мирандой

Ну-ну, спокойно... От имени короля...


Боцман, изображаемый Мирандой

Какое дело этой свистопляске до имени короля? Тоже мне — волшебное слово! Сказано — по каютам, сидите и не мешайте работать!


Гонзало, изображаемый Мирандой

Ладно. Только не забывай при этом, кто у тебя на борту.


Боцман, изображаемый Мирандой

Никого, кто был бы мне себя дороже. Вот ты — королевский советник, государственный муж, начальник долбанный... Скомандуй-ка этим стихиям, чтоб утихли, и сделай полный штиль за бортом, а мы тогда канаты побросаем! Используй свой авторитет! Какое там! Небось обоссался со страху, благо — в такой ливень никто не заметит. Ну, так скажи спасибо, что дожил до седин, и в своей каюте приготовься к несчастному случаю: его тут, по всему, недолго ждать. Бодрей, бодрей, сердечные! А вы все — вон отсюда!


Гонзало, изображаемый Мирандой

Рядом с этим парнем на сердце теплее: кому суждено быть повешенным — не утонет! О, Господи, сделай его пеньковую судьбу нашим якорным канатом! Настоящий-то теперь ни к черту не годится. Клянусь, если малый рожден не для виселицы, наше дело — дрянь!


Боцман, изображаемый Мирандой

Рубите мачту, дармоеды!



(Сквозь рев шторма доносится истошный вопль.)

Чума им в глотку! Как завывают! Почище бури и всей нашей братии!

Опять? Чего вам здесь еще? Вот все сейчас побросаем — и разом на дно! Так, что ли? Твердо решили утопиться?
Себастьян, изображаемый Мирандой

Да чтоб тебе, пес ты безжалостный, холерой поперхнуться!


Боцман, изображаемый Мирандой

Охотно. А вы тогда работайте за меня!


Антонио, изображаемый Просперо

Издеваешься, сукин сын? Да ни один из нас в жизни горшка за собою не вынес! Лучше смерть! Зато храбрости нам не занимать и потонуть мы не боимся. Не то, что ты — дерешь себе горло, чтобы поджилки меньше тряслись?


Гонзало, изображаемый Мирандой

Нет, ручаюсь вам, с этим висельником на борту корабль ни за что не потонет, будь он даже слабее ореховой скорлупы и с такой же пробоиной, как у шлюхи распоследней!


Боцман, изображаемый Мирандой

На бок ее положи! На бок! К морю задом! Еще на две! Перекладывай суку! Разворачивай!


Матросы, изображаемые Просперо и Мирандой

Все кончено! Молитесь. Мы погибли!


Боцман, изображаемый Мирандой

Холодное нам, значит, на десерт?


Гонзало, изображаемый Мирандой

Король и принц уж молятся усердно.

Давайте тоже, ибо мы на сцене

И в пьесе той же самой, что они.


Себастьян, изображаемый Мирандой

Я не в себе...


Антонио, изображаемый Просперо

Мы все там скоро будем

По милости вот этой банды пьяниц!

Из-за твоей халтуры, негодяй!

Эй, слышишь, боцман? Чтоб ты захлебнулся

И вынырнул! И так двенадцать раз!

А после все же насмерть!
Гонзало, изображаемый Мирандой

Невозможно.

Его повесят, я вам говорю.

Повесят точно, даже вопреки

Любой из миллиардов горьких капель,

Что нас теперь готовы поглотить.


Просперо и Миранда, другими голосами

Помилуй, Бог. Мы тонем, тонем, тонем!

Прощай, жена! Навек прощайте, дети!

Прощай, мой брат! Ко дну, ко дну идем.


Антонио, изображаемый Просперо

Ко дну идем, но вместе с королем.


Себастьян, изображаемый Мирандой

А стало быть, пора и с ним проститься.


Гонзало, изображаемый Мирандой

С какой охотой я теперь обменял бы тысячу фарлонгов моря на единственный акр негодной землицы, вересковой пустоши, или там поросшей бурым дроком... Будь что будет, а лучше бы умереть сухой смертью.


Сцена 2

Миранда будто бы пытается удавиться, пристроив веревочную петлю на крюк в стене. В «последний момент» Просперо, обхватив ее за ноги, не дает свершиться «самоубийству».
Миранда

Оставь меня! Когда своим искусством

Ты в море поднял хладные валы,

Подобно перевернутому небу,

На землю низвергающему огнь,

Штурмующие небо в страшном реве, —

О, Господи! моя не меньше боль,

Чем тех существ, что правя расторопно,

В борьбе за жизнь — на смерть вели корабль

И с воплем разом канули в пучину,

Отчаяньем мне сердце надорвав, —

Когда все это ты сейчас устроил,

Не в силах я на белом свете жить,

Лишенная единственной опоры...

Пусти меня, чудовище!

(Из последних сил пытается оттолкнуть Просперо.)
Просперо

Уймись!


И передай чувствительному сердцу,

Что смерти нет и зло — лишь тень добра.


Миранда

О, скорбный день!


Просперо

Я злого ничего

Не сделал — все одной тебя лишь ради,

Тебя, моя кровиночка, которой

Неведомо, кто я на самом деле,

Кому я — просто Просперо, отец,

Пещеры жалкой чокнутый хозяин...
Миранда

О чем ты? Кто ты? Большего вместить

Мой ум не мо...
Просперо

Теперь настало время

Открыть тебе всю правду. Помоги

Тебя из этой вынуть передряги!



(Просперо поднимается и, продолжая удерживать Миранду, перерезает веревку. Оба падают и продолжают разговор, лежа на полу. Просперо осторожно снимает петлю с шеи Миранды и с отвращением кидает от себя веревку.)

Ползи, змея, укройся в подлый мрак!

Пока я жив, твоя бессильна хватка.

А ты, мой ангел, слезы осуши:

Тебя так поразившее крушенье —

Иллюзия, что вызвал волшебством

Я из кристаллов натрия и йода.

Все спасены. Никто не утонул.

Ни волоса с голов их не упало.

Сядь, девочка, и выслушай меня.

Узнаешь ныне все.
Миранда

Но ты и прежде

Не раз хотел раздернуть предо мной

Завесу тайн... Да только не решался,

Пробормотав: «Не время...»
Просперо

Пробил час.

Приблизилась для истины минута.

Будь осторожна! Помнишь времена

До нашего пришествия в пещеру?

Да нет, едва ли! Не было тебе

Трех лет, когда...
Миранда

Конечно же, я помню.


Просперо

Но что? Иные стены? Голоса?

Что именно, скажи мне...
Миранда

Сладкой дреме

Подобны этой памяти шаги

В густых и теплых сумерках былого,

Где нежат и баюкают меня

Четыре или пять надежных женщин...


Просперо

Их было больше, милая... Но как

В младенческой душе ты удержала

Извне в нее упавшее зерно

Несуетных и блеклых впечатлений?

Быть может, память девичья хранит

И наш с тобой приезд на этот остров?
Миранда

Мне кажется... Нет, дальше — тишина.


Просперо

Двенадцать лет назад, моя Миранда,

Отец твой был миланский герцог и...
Миранда

Что значит был? А ты отцом мне не был?


Просперо

Не думаю, чтоб матушка твоя,

Покойница, живая добродетель,

Лгала мне в том, что ты — мое дитя,

А мне она была супругой верной,

А твой отец был герцогом миланским,

А ты принцессой...
Миранда

Ах ты, Боже мой!

Какою же мы кривдой или правдой

Здесь очутились?


Просперо

Вместе то и то:

Оттуда были изгнаны неправдой,

Но правдою сюда водворены.


Миранда

Вновь сердце сжалось — от одной лишь мысли,

Что боль тебе былое причинит,

Которое в моем сознаньи стерто...

Но что же делать... Ладно, продолжай!
Просперо

Антонио, мой брат родной, твой дядя

Мне вероломным сделался врагом,

Невероятно — тот, кого любил я

Всех в мире крепче, кроме лишь тебя,

Кому доверил дело управленья

И высшие политики ходы,

Меж тем как сам в науку погрузился,

Ища ответа в тайных письменах

На самые заветные вопросы

Измученной незнанием души,

Твой лживый дядя... Слушаешь?


Миранда

Конечно!


Блуждает взор, но слух мой — на посту.
Просперо

Твой дядя наловчился в совершенстве

Капризным просьбам подданных внимать,

А после их обкладывать за это

Колодками немыслимых долгов,

Себе служить вменяя за проценты.

Он вовремя и точно выбирал,

Кого предать лишениям и казни,

Кого вдруг одарить и приласкать,

И сворою, себе послушной, сделал

Меня боготворивших всех моих

Сотрудников в любви и процветаньи.

Подобно ядовитому плющу,

Обвил он цепко ствол моей державы

И высосал... Миранда, ты не спишь?
Миранда

Я слушаю.


Просперо

Внемли мне, умоляю!

В ту пору я зарылся с головой

В науку многих сотен поколений,

Уверенный, что так увижу свет

В конце земного страшного туннеля

И стану чем-то вроде божества

На пике совершенства, и блаженство,

Немыслимое прежде, снизойдет

На жизнь мою из выси беспредельной...

А все свои житейские дела

Препоручил я брату, вероломство

В нем породив доверием своим,

И вырастил, как ласковая мать,

Не зрящая причины омерзенья,

Что всем вокруг уродливый приплод

Внушает, я на собственной груди,

Предательство, чьи тайные масштабы

Доверчивости были сообразны,

Воистину не знающей границ!

Беспутная слепая вера в брата

Его столкнула с разума скалы

В трясину забродившего тщеславья,

И он решил, там совесть утопив,

Что герцог — он, а я — ему помеха,

Не более... Но ты опять меня

Не слушаешь!
Миранда

Да нет же, ты сказал,

Что герцог — он, а ты — ему помеха.

Могла бы излечить и глухоту

История твоя...
Просперо

Так вот, однажды

Уж брату показалась жалкой роль,

Что я ему назначил благосклонно.

Он жаждал полновластья, и Милан

Как девку сутенер, бесстыдно продал,

Неаполя поклявшись королю

Служить мечом и данью ежегодной

Его казну усердно пополнять,

Отечество до нитки обирая.


Миранда

О, Господи!


Просперо

Я сам не знаю, как

Так брат мог далеко упасть от брата,

А стало быть...


Миранда

Я к бабушке моей

С почтением — обязана отметить,

Что чрево доброе рождает иногда

Уродов...
Просперо

И к тому ж еще добавим:

Неаполя помянутый король

Милану был всегда врагом заклятым.

Не мудрено, что с радостью он внял

Антонио предательскому плану —

И тот в глухую полночь отворил

Врагу Милана крепкие ворота...

Была недолгой битва, оттого

Что можно было счесть уже по пальцам

Одной руки сторонников моих,

Стоявших насмерть с наспех обнаженной

Каленой сталью верных мне клинков.

Своим числом легко побив героев,

Предатели изгнали нас с тобой

Оплакивать судьбу свою в чужбине.


Миранда

Увы, не помню тех моих я слез,

Зато теперь я плачу непритворно

В тени твоих речей...


Просперо

Но я еще


Не все тебе открыл и от событий

Былых тебя обязан привести

К сегодняшнему делу, а иначе

К чему все муки?..


Миранда

Если было так,

Скажи мне, почему нас не убили?
Просперо

Вопрос отличный! Что ж, отвечу так:

Убить нас не посмели, ибо знали

Что может всенародная любовь

Ко мне — жестоким бунтом обернуться

И кровью их заставить заплатить

За нашу кровь, пролитую безвинно.

Вот почему поспешно и тайком

От берега отплыв миль семь иль восемь,

Нас на воду спустили с корабля,

Со скарбом погрузив в худую шлюпку

Без паруса и весел, и судьбе

В одной упряжке с дикими волнами

И буйным ветром, плачущим навзрыд

В ответ на наши жалобы и вздохи,

Доверили...


Миранда

Наверно, я тебе

В том плаваньи, увы, была обузой?
Просперо

Нет, ангелом, о девочка моя,

Хранителем моей несчастной жизни.

Улыбкой изумительной своей

Ты чудом шторм и тучи разгоняла

И на море, и на сердце моем,

Легко внушая мужество и веру

В спасение...


Миранда

В спасение? Но как?!


Просперо

По воле Божьей, добрым провиденьем...

Был хлеб у нас и пресная вода

Щедротами советника Гонзало,

Что был своим назначен королем

Отправку нашу по морю устроить

И нас холстом и спичками снабдил,

Бельем и... словом, всем необходимым,

К тому ж, из человечности своей

И зная, как люблю свои я книги,

Он передал мне лучшие тома,

Те самые, что более ценю я,

Чем герцогство...
Миранда

Ах, если б увидать

Того Гонзало...
Просперо

Может, и увидишь.

Итак, в итоге горестей морских

Мы прибыли на этот злачный остров,

Где я тебя прилежно воспитал

И обучил старательно наукам,

От коих избалованных принцесс,

В любом краю приваженных к безделью,

Пожалуй, затошнило бы...
Миранда

За все


Благодарю, а все же объясни мне,

Зачем на бедных странников наслал

Ты эту бурю?
Просперо

Я тебе отвечу.

Причудливый Фортуны поворот,

Ко мне теперь, как видно, благосклонной,

Привел на счастье к этим берегам

Всех недругов моих одновременно.

В зените став, зеленая звезда

Вчерашним утром путь мне осветила,

И голос был пророческий: «Ступай

И действуй, не колеблясь, ибо ныне

Твоею волей сбудутся мечты,

А если этот случай ты упустишь,

Кляни потом себя». Ну, вот и все.

Теперь усни, усни, моя Миранда,

Глубоким и целебным будет сон.

(Миранда закрывает глаза и делает вид, что заснула.)

Эй, Ариэль, ко мне, ко мне скорее,

Сюда, слуга мой ветреный, сюда!
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Привет тебе, могучий повелитель!

Я здесь, и я готов тебе служить —

Лететь и плыть, в огонь нырять и мчаться

На облаках: послушен Ариэль

Во всей красе — любым твоим приказам.

Лишь намекни.
Просперо

Скажи-ка, шустрый дух,

Ты сделал бурю точно, как велел я?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

По всем статьям!

Корабль атаковал я королевский —

Сначала на нос, с носа — на шкафут,

На палубу, на мостик, по каютам,

Тут — пламенем, там — искрами взорвусь,

А то рассыплюсь сотней головешек

И полыхаю в сотне разных мест —

На мачте, на нок-рее, на бушприте,

Юпитеровых молний, чьи броски

Предвестьем грома вспарывают небо,

Проворнее. Куда там! Пламя, треск,

Звериным рыком серные потоки

Нептуна всполошили самого,

Валы его в позорный ввергнув трепет!

Трезубец-то его, и то дрожал

От ужаса...
Просперо

Мой храбрый дух, скажи-ка,

Кто был на корабле в несчастье тверд

Настолько, чтобы слушаться рассудка

И действовать спокойно?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Ни один.


Объятые безумья лихорадкой,

Послушные отчаянья толчкам,

Все, кроме моряков, кидались в пропасть

Соленой пены за борт корабля!

А прежде всех пошел вниз головою

Сын короля красавец Фердинанд

С лицом, гримасой страха искаженным,

И с волосами дыбом, будто дым,

Вопя истошно: «Пусто в преисподней!

Все черти здесь!»


Просперо

Отлично, дух мой верный!

Но берег близко был?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Да в двух моих шагах!


Просперо

И все спаслись?


Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Живехоньки, хозяин!

И даже в платье чистом и сухом

И несколько, пожалуй, посвежевшем.

Я порознь их на кучки раскидал

По острову, а принца Фердинанда,

Как ты велел, оставил одного —

На берегу оплакивать пустынном

Неаполя несчастную судьбу.

Он, кстати, тут сидит неподалеку,

Вот так лицо руками обхватив.
Просперо

А сам корабль и вся его команда?

Как поступил ты с ними и куда

Послал остатки флота?


Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Судно в гавань

В сохранности завел глубокой ночью

И скрыл от взоров смертных, окропив

Бермудскою волшебною росою,

А всю команду в трюмах усыпил:

Пускай вдали от страхов пограничных

И рабских выживания забот

Вкусят эфир заоблачных видений,

В то время как, пройдя сквозь бурю, флот

Без флагмана плывет домой в Неаполь

С печальным заблужденьем, что король

В утопленники намертво зачислен

Фортуною...


Просперо

Отлично, Ариэль!

Но я тебе еще задам работу.

Который час?


Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

К полудню, может быть...


Просперо

Уж три часа наверно пополудни!

Мы бережно использовать должны

До вечера отпущенное время!


Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Опять труды? Позволь мне, господин,

Пока еще задачу не назначил,

Напомнить обещание твое...


Просперо

Опять капризы! Что ж ты у меня

Потребовать иль выпросить намерен?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Свободу.
Просперо

Раньше срока? Ни за что.
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

О, умоляю, вспомни, разве я

Плохим слугою был? Движеньям воли

Твоей послушен, всюду успевал,

Не прятался, не лгал, не ошибался,

Ни ропота, ни жалоб! Так убавь,

Как обещал, мой срок...
Просперо

Забыл ты, видно,

Чем вечно мне обязан будешь...
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Нет.
Просперо

Забыл, забыл. И кажется чрезмерно

За то великой платой — иногда

Моим веленьем прянуть в стратосферу,

Взболтать на дне морском летучий ил,

Наперекор полярным резким вихрям

Промчаться вкруг земли иль, будто нож,

В ее вонзиться чрево ледяное?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Да нет же...


Просперо

Да, конечно, ты забыл

Вонючую колдунью Сикораксу,

Что скрючилась в уродливый овал

От старости и злости...
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Помню, помню!


Просперо

А вот скажи, к примеру, мне тогда,

Где ведьма родилась? Ну, что?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

В Алжире.


Просперо

В Алжире? Да. Я должен каждый раз

Тебе напоминать, как Сикораксу

За козни мерзкие и злую ворожбу,

Во вред невинным, с треском из Алжира

Изгнали, непонятно для чего

При том в живых оставив?
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Помню, хватит.


Просперо

Сюда ее спустили моряки,

Каргу голубоглазую с ублюдком,

А ты ходил в невольниках у ней,

Но, будучи созданьем деликатным,

Не мог ее приказы выполнять,

Исполненные вони, грязи, крови,

Пропитанные желчью низких душ

И подлыми животными страстями.

Колдунье гнусной преданно служа,

Тебя другие духи засадили

За это в расщепленную сосну,

Где ты был обречен стенать от боли

Двенадцать лет. Но скоро, как назло,

Колдунья сдохла. Опустел сей остров.

И тщетно ты на помощь звал и выл

Под пыткой нескончаемой, как воют

На мельнице с чертями жернова.

Никто не слышал, кроме...
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Калибана.


Просперо

Да, ведьминого выблядка, того,

Что ныне мне покорен, злобный дурень!

Твоим мученьям был он только рад.

Ты позабыл в каком тебя я виде

Тогда нашел? Ты сутками стонал

Так жалобно, что волки и медведи

Поджав хвосты попрятались и лишь

Пытались подвывать тебе ночами.

Я расколол заклятую сосну

И выпустил...
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

О, добрый мой спаситель!


Просперо

А станешь мне перечить, загоню

В дуб вековой, и в нем еще двенадцать

Провоешь зим!


Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

Хозяин, пощади!

Любой приказ послушно я исполню.
Просперо

Исполни — и с вечернею зарей

Лети на волю!
Ариэль, изображаемый Мирандой, делающей вид, что спит

О, великодушный!

Что сделать мне? Скажи, что сделать мне?
Просперо

Морской дебелой нимфой обернувшись,

Явись опять, но мне лишь на глаза,

Невидимый профанам. Живо, живо!



(Обращается к Миранде, перестающей изображать Ариэля.)

Пора моя красавица, восстань

От сладких снов!
Миранда

Меня рассказ твой дивный

Как тяжестью, приятно придавил.
Просперо

Скорее скинь ее! Зову я Калибана.


Миранда

Уже? Опять! Ты знаешь ведь, что мне

Противно видеть этого...
Просперо

Что делать!

Он нужен нам. Таскает он дрова,

В остывшем очаге огонь разводит...

Да мало ли... Эй, слышишь? Калибан!

Ничтожество! Говна кусок! В молчанку

Задумал что ли с нами ты играть?
Просперо, голосом Калибана

И без меня там дров у вас хватает!


Просперо

Добром не хочешь — силой притащу!

Идешь иль нет?

(вдруг увидав в Миранде Ариэля, преобразившегося в морскую нимфу)

Мой нежный Ариэль,

О, нимфа! Дай тебя я поцелую...

Нет, лишь приказ мой на ухо шепну.


Ариэль в образе морской нимфы, изображаемый Мирандой

Все в точности исполню, повелитель.


Просперо

Эй, гнусный раб! Эй, ведьмино отродье,

Засеянное дьяволом самим

В срам, устали не знающий, иди же,

Сюда сию секунду, а не то...
Выражение лица, осанка и характер движений Просперо меняются на глазах.
Калибан, изображаемый Просперо

Да чтоб роса поганая, что мать

Пером вороньим с топи собирала,

На вас обоих пала и в лицо

Вам с падали бы дунул южный ветер

И разукрасил сотней волдырей!


Просперо

За эту речь, ты можешь быть уверен,

К тебе я нынче ночью подпущу

Свирепых духов слаженную свору,

Зудящих, как осиное гнездо,

Безжалостно язвящих все живое,

А ты, замечу, все еще живой!
Калибан, изображаемый Просперо

Я есмь и должен чем-нибудь кормиться

На острове, что честно получил

От матери моей, от Сикораксы,

А вы его украли у меня!

Сперва меня ласкали и кормили,

Водой поили сладенькою, ну,

Зачем-то научили, как зовется

Большой огонь, горящий в небе днем,

И как — поменьше, тот, что светит ночью.

Я сдуру полюбил вас и открыл

Свои богатства — копи соляные,

Поляны ягод, свежие ключи, —

Все отобрали, сделав подчиненным

Того, кто сам себе тут был король!

От острова всего мне уделили

Один холодный камень...
Просперо

Лживый раб!

Тебе добро не внятно — только порка!

Тебя в свое жилище я пустил

С сердечностью... А чем ты мне ответил?

Попыткой обесчестить дочь мою!


Калибан, изображаемый Просперо

Ох, ох, ох, ох! Да жалко, что не вышло!

Чего такого? Трахались бы с ней

Мы каждый день и быстро б населили

Весь остров Калибанами.
Миранда

Подлец!


Тебя я привечала, как родного,

Работать научила, говорить

Взамен тупого дикого мычанья.

Теперь ты мог бы пользу приносить

И ясно выражать, чего желаешь,

Людским благопристойным языком.

Так нет же, нет! Бессильно воспитанье!

Природы злой ему не изменить.

Вот почему держать тебя на скалах

Приходится, подальше от жилья,

Лишь изредка...
Калибан, изображаемый Просперо

И что, что научила

По-вашему меня ты говорить?

К чему мне это? Разве что проклятья

Вам посылать на вашем языке!

И то паршиво! Слов-то не хватает.

Вот, как, скажи к примеру, называть

Мне эту штуку? Морщишься? Краснеешь?

А это что? А это? Это — как?

Ну, умники!


Просперо

Ты кончил? За работу!

А я тебе всегда ее найду.

И если не послушаешься, станешь

Испорченную волю проявлять,

Тебя вгоню я в старческие спазмы,

В тиски, в тиски, в бессилия загон,

Раскаяньем, постом и средним родом...

Цикорием!
Калибан, изображаемый Просперо

Не надо, пощади!

Я поневоле должен подчиниться

Тому, при ком и бог мой Сетебос,

Могучий бог, вассалом робко служит.
Просперо

Бери бревно и вон отсюда, раб!


Просперо перестает изображать Калибана. Миранда изображает Ариэля.
Ариэль, изображаемый Мирандой

(поет)

Шагом, с пятки на носок,

Выходите на песок —

Целоваться-обниматься,

С милкой миленькой милок.

Волны в море улеглись,

Вот и ты со мной ложись,

Поваляемся часок...

Слышишь феи голосок?
Просперо

(подпевает эльфийским голосом)

Всюду только: гав-гав-гав! —

Лают псы сторожевые. —

У-у! У-у! Гав-гав-гав!


Ариэль, изображаемый Мирандой

Тише, тише! Слышишь? Вот

Кукареку! — петух поет.
Фердинанд, изображаемый Просперо

Откуда музыка? С высот? Из глубины?

Теперь утихла. Зазвучит ли снова?

Похоже, это гимны божеству

Какому-нибудь здешнему. Сидел я

И плакал на пустынном берегу

О короле, отце моем, погибшем

В свирепых и прожорливых волнах,

Как вдруг раздался этот странный голос

И в сердце мне, как лезвие, проник

И вырезал из боли наслажденье,

И, зацепив бесхитростным крючком,

Повлек сюда. И смолк... Но вот он, снова!
Ариэль, изображаемый Мирандой

(поет)

Отец твой в темной глубине

И день, и ночь лежит на дне,

И соль из вод в себя впитал

И стал скелет его — коралл;

Сожрав жемчужные белки,

В глазницах мечутся мальки;

По капле в час, по волоску

Добычей станет он песку.

Твой плач и тихий звон — о ком?

Динь-дон! — о чудище морском.

В непостижимой глубине

Король уснул — динь-дон — на дне.

Во сне, увы, не слышит он

Тритонов похоронный звон:

Динь-дон, динь-дон, динь-дон, динь-дон...


Фердинанд, изображаемый Просперо

Об утонувшем песенка отце

Напомнила. Нет, это не земные —

Скорей потусторонние дела!

Пожалуй, я во власти фей и духов...
Просперо

(Миранде)

Разуй свои прекрасные глаза!

Смелей, смелей! Кого теперь ты видишь?
Миранда

Еще один. И взор его горяч,

И тело складное! Но он — бесплотный призрак.
Просперо

А вот и нет! Во всем подобен нам,

Он ест и спит и... прочее. Он смертен,

А значит, жив, не хуже нас с тобой.

Когда бы не ужасное крушенье,

Что пережить бедняге довелось,

Когда б не скорби тягостные тени,

Лежащие на лбу и на щеках,

Его ты без раздумий назвала бы

Красавцем...


Миранда

Я и так могу, поверь,

Сказать во всеуслышанье что это —

Божественно прекрасный человек

И прежде я такого не видала!
Просперо

(вдруг увидав в Миранде Ариэля)

Ты все исполнил, дух, мой славный дух,

Как я задумал. Вечером — свобода!
Фердинанд, изображаемый Просперо

А, ясно, ясно! Вот богиня та,

Кому здесь гимны только что звучали!

Готов повиноваться и служить

Любым твоим капризам!
Миранда

Неужели?
Фердинанд, изображаемый Просперо

Но прежде, умоляю, объясни,

Как я попал на этот дивный остров?

Нет-нет, отставить! Есть вопрос больней:

Ответь мне, кто ты, диво иль девица?


Миранда

Кому-то это чудом из чудес

Покажется... Что делать, я — девица,

Когда тебе угодно...


Фердинанд, изображаемый Просперо

Мой язык?

Я — первый среди тех, кому понятна

С рожденья эта речь. Но где же я?

Где я теперь, о Боже?
Просперо

Как? Ты — первый?

А если бы Неаполя король

Тебя услышал, стал бы ты которым?


Фердинанд, изображаемый Просперо

Хотел бы — третьим, пятым, сто вторым!

Но остаюсь все тем же я к несчастью —

И странно слышать здесь о короле...

Увы, король теперь нас тоже слышит,

Но ничего не в силах изменить.

Он утонул. Я — сын его, и ныне

Не он, а я — Неаполя король.


Миранда

Какое горе!


Фердинанд, изображаемый Просперо

Да, и вместе с ним

Пошли на дно придворные и герцог

Миланский, и отважный капитан,

и боцман, безобразный матерщинник,

и все матросы, сто семнадцать душ:

Джузеппе, Боб, Джованни, Бьенвенутто,

Рене, Хосе, Уильям, Адриан,

Юсуф, Су Ань...
Просперо

Достаточно! Довольно!

Сказал бы я тебе, чего ты сто...

Но после, после... С первого же взгляда

Как вспыхнули они! Мой Ариэль,

Свобода близко. Сэр, всего два слова:

Боюсь, что самозванец ты и лжец!
Миранда

Зачем ты так? Ах, если бы остался,

Кого ты в самозванцы записал,

Со мной на час, его бы я сумела

К себе навек любовью привязать,

Мне кажется...


Фердинанд, изображаемый Просперо

О, если ты — девица

И до сих пор у нежности твоей

Предмета нет, законной королевой

Неаполя я сделаю тебя!
Просперо

Ну-ну полегче! Сэр, еще два слова.

(Натянем-ка потуже свежий лук

Их обоюдной страсти, чтобы дальше

Ушла любви горящая стрела.

Запретом подсластим итог желаний

И сдобрим вожделение борьбой.)

Еще два слова: я вполне уверен,

Что прикрываясь именем чужим,

Ты как шпион проник на этот остров,

Меня сместить надеясь!
Фердинанд, изображаемый Просперо

Нет, клянусь!


Миранда

Как может зло гнездиться в этом храме?

Ну, разве что и вправду от добра

Его ничто уже не отличает!


Просперо

Пошли со мной! А ты меня не смей

Еще просить за этого каналью!

Ему я к шее ноги прикую,

Заставлю пить одну морскую воду,

А есть — траву и мидии сырые,

И скорлупу изгнивших желудей.

Идем же!
Фердинанд, изображаемый Просперо

Нет, так просто я не дамся!

Врагу придется силой доказать,

Что он, что я...

(Делает такое движение, будто приставляет к горлу Просперо меч.)
Миранда

(хватая его за руку)

Отец, я умоляю!

Он выдержал вполне экзамен твой

И доказал, что смел и простодушен.


Просперо

Что слышу я? Меня моя нога

Учить решила? Спрячь свой меч, изменник!

Ударить смело совесть не дает?

Я прутиком тебя обезоружу

В два счета!


Миранда

Пощади его, отец!


Просперо

Да отпусти же ты мою штанину!


Миранда

Тебе порукой стану за него!


Просперо

Молчать, негодница! Еще хотя бы слово,

И ненависть во мне ты разожжешь

Из искры гнева. Тоже мне, нашелся

Для негодяя — в юбке адвокат!

Подумай-ка, ты в жизни не видала

Других людей: лишь он да Калибан.

Так он, поверь, не краше Калибана

На фоне прочих, ангелов пред ним.
Миранда

Мне ангелов не надо, я согласна

Его уродство взять за красоту.
Просперо

Пойдем, смирись. Теперь ты — как младенец:

Хоть заорись, а драться — слишком слаб.

Пойдем, пойдем!


Фердинанд, изображаемый Просперо

И правда что, бессилен!

Как будто сплю, иль в теле я чужом...

Но это наваждение и горе

Всех давешних потерь моих — пустяк!

В тюрьму? Пойду охотно, если только

Надежда есть, что буду каждый день

Я видеть эту девушку сквозь прутья,

И мне дороже всех красот Земли

Тюрьма такая.


Просперо

Все идет по плану!

Иди за мной! Отлично, Ариэль!

Склонись, еще чего тебе шепну я...

Идем, подлец!
Миранда

Ты слышишь ли меня?

Стой на своем! Отец по жизни мягче.

Не знаю, что напало на него...


Просперо

Как горный ветер, будешь ты свободен,

Когда исправно выполнишь мои...
Ариэль, изображаемый Мирандой

Все сделаю.


Просперо

Просить за негодяя

Бессмысленно. Все кончено. Идем.


следующая страница >>
Смотрите также:
Буря трагедия в четырех действиях Место действия обитаемо Действующие лица и исполнители
824.01kb.
5 стр.
Трагедия в пяти действиях действующие лица
412.33kb.
3 стр.
Комедия в четырех действиях действующие лица
1423.31kb.
5 стр.
Случайность (Мини-спектакль в четырёх действиях) Действующие лица
31.37kb.
1 стр.
Трагедия в одном действии Действующие лица
130.56kb.
1 стр.
Комедия в 2-х действиях. Действующие лица
533.53kb.
4 стр.
Сценарий Н. Суслов Главные действующие лица и исполнители Озолин
886.25kb.
2 стр.
Драмы маскарад драма в 4-х действиях, в стихах действующие лица
865.46kb.
4 стр.
Прощальный вальс
108.18kb.
1 стр.
Иерихон комедия в 2х действиях А. Строганов действующие лица
766.83kb.
4 стр.
Комедия в пяти действиях. Действующие лица
584.71kb.
5 стр.
Праздник урожая Действующие лица
49.1kb.
1 стр.