Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4
Олеся Безбах


Элла и Энгельберт

Пьеса в двух действиях.

(современная музыкальная сказка)

Действие пьесы разворачивается в Петербурге (или в Москве, что не принципиально, важно, что это большой город, мегаполис в котором кипит жизнь, есть метро и большое количество приезжих). Декорации, несмотря на их реалистичность, яркие, так же, как и костюмы героев.

Действующие лица:
Алёна – девушка с низким голосом, невысокого роста. Ей 27 лет, но она выглядит очень юно, из-за одежды, выражения лица. Её можно принять за подростка.
Тим – парень, годы которого стремительно приближаются к тридцати. Он высокий, смешной, возможно, у него кудрявые темные волосы.
Лёха – друг Тима, ровесник. Он красавчик, но невысокого роста.
Жанна – подруга Алены, ведет себя по-королевски, независимо от внешности.
Призрак метрополитена.
Нищий.
Три подружки.
Две хиппи.
Два милиционера.
Официантка.

Действие первое.

Картина 1. Комната Алены.

На сцене появляются Тим и Алёна. Она – в пижаме и домашних тапочках, а Тим – в рабочей одежде. У обоих вид такой, словно они не спали трое суток. Они выходят на авансцену, держась за руки. За спиной у них – комната: кровать, шкаф, открытый ноутбук, рядом с которым много бумаг, разбросана одежда.

Алёна и Тим смотрят в зал. Улыбаются. Пауза, довольно долгая. Алёна, не переставая натянуто улыбаться, бросает вопрошающий взгляд на Тима.
Тим: (говорит, спотыкаясь, на ходу подбирая слова, возможна актерская импровизация) «Энгельберт и Элла» – эта история любви… Сегодня мы решили её вам рассказать потому что хотим, чтобы вы её знали… История любви – что может быть интереснее? «Энгельберт и Элла» именно об этом. Энгельберт – это я. Элла – это Алёна…

Алёна: (растерянно) Что… что это за текст?

Тим: Это – импровизация…

Алёна: А тот текст, что я тебе вчера дала – он где?

Тим: Пожалуйста, не надо разговаривать со мной в таком тоне.

Алёна: Отлично… ты его даже не прочитал.

Тим: Я его потерял.

Алена: Еще лучше.

Тим: Ален, да какая разница…

Алёна: Очень профессионально!

Тим: Непрофессионально вот так меня прерывать! Подыграла бы лучше…

Алена: Чему тут подыгрывать?! «Это история любви!» «Элла – это Алёна!» Что за бредятина!?

Тим: Будто ты никогда ничего не теряешь!

Алёна: Что касается спектакля, мой дорогой…

Тим: Ну, давай устроим сейчас перед всему склоку, отменим спектакль из-за какого-то вступления.

Алёна: Это было хорошее вступление!

Тим: Извини, не читал.

Алёна: Знаешь что?!

Тим: Что?!

Алёна: Ничего.

Тим: Прочти его сама! Ты его сочиняла, должна помнить…

Алёна: Это был текст от лица Энгельберта!

Тим: Давай вообще без вступления!

Алёна: А выбора ты не оставил! Давай! (Показывает на комнату) Только мужа еще нет. Чем заполним паузу?

Тим: Я тебя несколько раз просил не называть его больше мужем! Неужели нельзя назвать его по имени?

Алёна: Господи… Какая разница?

Тим: Мне неприятно.

Алёна: Вот сейчас ты мне очень его напоминаешь…

Тим: Спасибо.

Алёна: Ревностью, придирками. Я думала, что мы до этого никогда не докатимся.

Тим: Хорошо. Называй его, как хочешь!

Алёна: Давай теперь будем дуться!

Тим: (намереваясь уйти) Все нормально, я готов начать.

Алёна: (останавливая его) С таким настроением тебе только в крематории работать.

Тим: Возьму на заметку. Там, говорят, хорошо платят…

Алёна: Нет, я так не могу работать!

Тим: Ну, что за капризы, Алён? Люди пришли, ждут, а ты истеришь…

Алёна: Ты хоть понимаешь, что все испортил? Спектакль должен начинаться с того, что мы с мужем… то есть с Никитой скандалим, а не с тобой!

Тим: Да, да. А мы должны излучать вселенскую любовь.

Алёна: Чудесно. После подобных издёвок грош цена нашей любви! Мне уже не хочется вообще ничего. Начинай ты, Тим. Расскажи про работу, про Призрака...

Тим: Хорошо. Тогда иди за кулисы. Или что ты там в это время делаешь? Спишь?

Алёна: Ты серьезно?

Тим: Что?

Алёна: Ты серьезно готов сейчас на ходу перекроить всю историю?

Тим: Алёна! Ты сама только что сказала – начинай ты, Тим.

Алёна: Я просто так сказала.

Тим: Что значит – просто так?

Алёна: А то и значит. Ничего мы менять не будем.

Тим: (тяжело вздыхает) Хорошо. Ну, извини. Я не знаю, где оставил твой текст…

Алёна: Проехали…

Тим: Не называй его больше мужем, ладно?

Алёна: Не буду. Но по сюжету-то он мне муж…

Тим: По сюжету называй. А со мной не надо.

Алёна: Хорошо.

Тим: (с неприятием) Вон он уже вышел.
На заднем плане, в комнате появляется мужчина в трусах. Ведет себя так, будто находится в другом измерении – не замечая Алёны и Тима, которые на авансцене. Он надевает белую рубашку, брюки, носки… Постепенно приобретает вид типичного офисного работника. Вид у него довольный – он выспался, побрился, наверняка сделал зарядку и съел на завтрак кукурузные хлопья.
Алёна: Понимаешь, мне обидно! Потому что без экспозиции, в которой зритель видит, что у нас любовь – все остальное не имеет смысла!

Тим: Придется по ходу убеждать. Давай уже начнем. Он там бродит. Сейчас пойдет тебя будить, а на кровати пусто. А это уже из другой сцены…

Алёна: Да, надо поторопиться. (В зал) В общем, у нас любовь.

Тим: Да, я её люблю. Очень.

Алёна: Но история начинается за несколько часов до нашей первой встречи. В тот день…

Тим: Ты не сказала, что любишь меня.

Алёна: Я сказала: «У нас любовь».

Тим: Знаешь, каким тоном?

Алёна: Каким?

Тим: Мы вчера капусту засолили.

Алёна: Ты придираешься…

Тим: (в зал) Нет, ну что – не так?

Алёна: (заглянув ему в лицо) Я люблю тебя.
Она целует его.
Тим: Иди. Только давай не долго там ругайтесь. Встретимся в метро.

Алёна: Мне уже не терпится. Я обожаю эту сцену.

Тим: Когда я…

Алёна: Т-с-с! Ну, не рассказывай! Не интересно же будет.

Тим: Я уже скучаю.

Алёна: И я.




Тим уходит за кулисы. Алёна тихо укладывается на кровать. Муж её к этому времени одет. Он причесывается.
Алёна: (в зал) Он сейчас собирается дарить мне подарок. Mp3-плеер. Мне сегодня исполнилось двадцать семь лет. Согласитесь, не особо щедрый подарок. В несмелых мечтах мне грезилась посудомойка, а в смелых… да что говорить – все мечты двадцатисемилетних неудачниц одинаковые – сменить мужа!
Муж в это время достает подарок. Алена ложится.
Муж: (поет) С днем рожденья тебя! С днем рожденья тебя! С днем рожденья, с днем рожденья поздравляю тееебя! Просыпайся.
Алёна не реагирует.
Муж: Моей ласточке уже пора вставать. (Поет) Солнышко лучистое улыбнулось весело… А-лё-на!

Алёна: Еще пять минут, ладно?

Муж: Нет, нет. У меня для тебя подарок.

Алёна: Подарок?

Муж: (дарит) С днем рожденья.

Алёна: Ой, спасибо. Что это?

Муж: Mp3-плеер для любимой меломанки. Я уже начинил его твоими рокерами.

Алёна: Спасибо, Никита. Спасибо…


Берет плеер, рассматривает и засыпает с ним в руке.
Муж: Я так долго выбирал… Сейчас выбор громадный… Помню, когда-то mp3-плееры были роскошью. А у этого есть диктофон, радио, большой объем памяти… (замечает, что она спит) Ты хоть включи его!

Алёна: (вздрогнув) Что?

Муж: Тебе не нравится.

Алёна: Нравится, очень нравится… Только я еще минут пять вздремну, ладно?

Муж: Будильник уже два раза звонил.

Алёна: Угу.

Муж: Опять до пяти утра в Интернете сидела?

Алёна: До шести.

Муж: Интересно, вот что можно делать в Интернете всю ночь? Может, расскажешь?

Алёна: Никита, ты можешь дать мне поспать хотя бы в мой день рождения?

Муж: Ты можешь хотя бы в свой день рождения собраться по-человечески, умыться, погладить одежду и не опаздывать? Как тебя еще не уволили – не понимаю… Был бы я твоим начальником…

Алёна: Размечтался.

Муж: Куда мне до него! Конечно! Почему тебе не сказать прямо – Никита, твой подарок дерьмо собачье.

Алёна: Я уже сказала, что подарок замечательный, но подари мне еще пять минут сна…

Муж: Я понимаю, что это не идет в сравнение с подарками, которые дарят твоим подругам мужья. Что Жанне муж подарил на тридцатник? Тойоту?

Алёна: Мне было бы достаточно, если бы ты нашу машину, которая уже пол года стоит в гараже, отвез в ремонт.

Муж: Той развалюхе, которую нам подарила твоя мама, там самое место.

Алёна: А вместо того, чтобы цепляться к моей матери, мог бы заработать на машину, если тебя что-то не устраивает.

Муж: Вот! Уже разговор на чистоту пошел! Выкладывай, что тебя еще не устраивает?

Алёна: Меня не устраивает, что ты портишь мне праздник с самого утра!

Муж: Я?! У меня было прекрасное настроение! Я хотел тебя порадовать! Но как можно порадовать человека, который только и делает, что спит и сидит в Интернете! Я тебя последние пол года вижу в двух состояниях – с идиотской улыбкой у компа, или под одеялом.

Алёна: Если бы ты хотел меня порадовать, мог бы заранее поинтересоваться, что твоя жена мечтает получить в свой день рожденья! Но тебе это в голову не пришло! Тебя это не интересует! Я тебя не интересую!!!

Муж: (с издевкой) И о чем же мечтает моя жена?

Алёна: (после паузы, в ярости) Сменить мужа!!!


Никита в гневе забирает у неё плеер и уходит.

Алёна засыпает.
На авансцену выходит Тим. Вначале звучит музыка Цоя. Потом меняется…
Тим: Вначале не было ничего, и только дух Цоя носился над водою. Его слушал мой брат, его слушали мои друзья, одноклассники, его именем были исписаны школьные парты и стены… А однажды отец записал мне концерт Роберта Планта, прослушав который я почувствовал... Не знаю, что я почувствовал. Но определенно что-то очень сильное… Мне хотелось немедленно поделиться своим открытием с теми же одноклассниками, друзьями и братом. Мне казалось, что это взорвет их головы, перевернет мир! Но к моему огромному удивлению они, все как один, говорили, что подобная музыка устарела. Хотя, некоторые все же признавали, что старики внесли свой вклад в мировую рок-культуру. Кто-то, будучи обладателем раздолбанной гитары, хвалил технику их игры, а кого-то откровенно раздражали визгливые голоса и бесконечные импровизации. Одно было очевидно – в их души музыка Led Zeppelin не проникала. В мою же она проникла настолько глубоко, что жизнь стала зависеть от емкости батареек и исправности лентопротяжки. (Далее, как фокусник извлекает из карманов плееры). Мой первый плеер был громоздкий, с тугими кнопками. В кармане я носил лак для ногтей на случай, если лента порвется и нужно будет срочно её склеить. Уже потом появился не менее громоздкий дисковый плеер, который было так же неудобно носить в кармане. Нынешний mp3-плеер, на мой взгляд - это лучшее, что было придумано человечеством. Хотя мои друзья, которые успели обзавестись детьми, уверяют, что Нобелевскую премию нужно дать создателю памперсов... Честно говоря, даже не знаю, что на это сказать...
Одевает на шею mp3-плеер.

Пауза. Тим оборачивается, смотрит на Алену. Та спит. Действительно спит.
Тим: Алёна… Ты что, спишь?

Алёна: (сонно) Ну, пожалуйста, еще пять минут…

Тим: Сейчас твоя сцена.

Алёна: (окончательно проснувшись) Что?

Тим: Сейчас твоя сцена.

Алёна: А какая?

Тим: Ты жутко опаздываешь на работу!
Алёна вскакивает и начинает собираться.
Тим: (зрителям, с нежностью) Вот так у нас каждое утро… Неисправимое существо. Все время опаздывает.

Алёна: Неправда, не все время! Да, в то утро я действительно страшно опаздывала… Где мой свитер? Ну, помоги мне!

Тим: Может, в ванной оставила?

Алёна: Нет. Я посмотрела…

Тим: Вот, в шкафу он… (с ужасом) Разве ты в нем была в то утро?

Алёна: В нем, в нем.

Тим: (разглядывая свитер) Что-то не очень-то праздничный свитер…

Алёна: Знаешь, когда так опаздываешь – не особо задумываешься о том, что празднично, а что нет. Это первое, что попалось мне тогда под руку…

Тим: И юбка мятая.

Алёна: И что?! Ты думал, что когда знакомился со мной, я была при параде?

Тим: Мне казалось, что ты выглядела сногсшибательно…

Алёна: Это просто сейчас я тебе приелась! В то утро я выглядела кошмарно. Уж поверь! Где телефон?!

Тим: Сейчас поищу... Ключи взяла? Деньги? Отчет!

Алёна: Отчет! Черт! Черт! А-а-а… только не это…

Тим: Что случилось?

Алёна: Я его должна была распечатать… Ладно… (хватает ноутбук и кладет его в объемную сумку, звонит телефон). Ага, вот и сотовый нашёлся… Да. Привет. (Тиму, шепотом) Это Жанна. Я уже в метро спускаюсь. В пробке застряла… Скажи ему, что тут пробки ужасные. Через пол часа буду! Ну, как-нибудь! Пожалуйста! Спасибо, спасибо Жанночка! (Кидает телефон в сумку, зрителям). Вообще-то в то утро я собиралась сама и все происходило гораздо дольше и мучительнее. (Целует Тима) Все, я побежала… Спасибо тебе.

Тим: А плеер?

Алёна: Плеер! Никита забрал его или… Сейчас.


Убегает за кулисы. Тут же возвращается с плеером в руке, который тоже бросает в сумку.
Алёна: Наверное, дешевый плеер, раз он с такой легкостью его выбросил... Ну все, до встречи…

Алёна убегает за кулисы.

Тим остается в разгромленной комнате. По ходу текста он поднимет брошенные вещи, заправляет кровать.
Тим: Беспорядок… У неё всегда беспорядок. Когда я впервые оказался у Алёны в гостях, то подумал – все правильно! А какая квартира должна быть у богини? Разбросанные лепестки роз и ангельское пение? Возможно, но для этого она должна жить в замке, в окружении слуг и фей… А богиня с вантузом или со шваброй – нет, это представить невозможно. А если жизнь богини не сложилась? – ни замка, ни слуг, ни принца… Всё самой… А у богинь это плохо получается. Ну, все… вроде получше… (В зал) Что же делал я в это утро? А у меня было очередное свидание с Призраком.

Комната погружается во мрак.


Картина 2. Метро.

Тим подходит к краю сцены. Слышен звук подъезжающего к платформе поезда. Должно быть ощущение, что Тим стоит на краю платформы. Рядом Призрак.
Призрак: Все не можешь решиться? Понимаю… Я сам долго к этому шел.

Тим: Что привело тебя? Что еще, кроме болезни?

Призрак: А ты посмотри вокруг. На людей, которые тебя окружают. Разве ты найдешь среди них счастливое лицо? Посмотри, какие они равнодушные, злые, скучные… Они куда-то спешат и в основном туда, куда им идти не хочется. Я жил так же. И мне это надоело. Я вышел из игры… И не жалею.

Тим: Неужели ты за всю свою жизнь не встретил ни одного счастливого человека?

Призрак: Нет. По крайней мере в метро они не водятся.
Тим смотрит вниз со сцены.
Тим: Я боюсь.

Призрак: Не бойся, дай мне руку.


К краю платформы подходит Алёна. Звук отъезжающего от платформы поезда. Она говорит по телефону. Видно, что на неё кричат, она пытается вставить хоть слово, но не может. В конечном итоге разговор прерывает её собеседник. Она очень расстроена, едва не плачет… Алёна кладет телефон в карман, растерянно смотрит по сторонам и садится на скамейку, которая находится рядом. Голова склоняется на сумку, которая лежит у неё на коленях.
Призрак: Ещё одна несчастная. Давай же, она не заметит. А если и заметит, то вряд ли поможет… Дай мне руку, Тим…
Тим смотрит на Призрака, потом на Алёну. Та вдруг начинает странно себя вести. Она поднимает голову и на лице её шок, растерянность… Она прикладывает ухо к сумке и слушает. Так несколько раз - то прикладывает, то отстраняется.
Призрак: Она сумасшедшая, разве ты не видишь? Или ты все еще не привык к большому количеству безумцев в этом городе? Тим, некрасиво пялиться на больных людей.
Вдруг Алёна начинает хихикать, достает из сумки плеер. Одевает наушники и тихо подпевает. На лице её блаженство.
Призрак: Ну, подумаешь, сидит девушка и слушает плеер!.. Чего ты уставился?

Тим: А, по-моему, она счастлива.

Призрак: Глупости. Услышала какую-нибудь примитивную песенку про любовь… Разве это счастье?

Тим: Откуда ты знаешь, что она слушает?

Призрак: Ну, сам посмотри на неё – лет двадцать-двадцать два от силы. Что они слушают? Разную дребедень! Тим, ты одинок! Просто не хочешь признавать этого… Ты думаешь, что она тоже слушает Планта, Битлов или Вертинского? Все ещё веришь, что встретишь родственную душу, настоящую любовь? Все это выдумки… Она пустышка, как и все остальные… Тебе скоро тридцать, ты встретил хотя бы одну девчонку, которая бы разделила твои восторги от игры Пейджа? Так с чего же ты сейчас решил, что это она? Все это страх. Цепляешься за край тонущей лодки. Хочешь убежать от проблемы, отодвинуть её во времени. Перед смерть не надышишься, Тим. Ты приходишь ко мне уже неделю. Я, честно говоря, сам подустал от наших бесед и от твоей нерешительности. Прими решение, наконец! Правильное решение…

Тим: Она поет песню Led Zeppelin…

Призрак: Тебе показалось.

Тим: Нет, я знаю эту песню. Совершенно точно… Она из альбома…

Призрак: Делай что хочешь. Только знай, что я тебя предупредил.
Тим начинает от него уходить в сторону Алены.
Призрак: (кричит ему в спину) Ты ещё вернешься, вот увидишь!
Звук подъезжающего к платформе поезда.

Тим сидит рядом с Алёной на скамейку и слушает, как она поет. Глаза девушки закрыты. Вместе с ней звучит песня Роберта Планта. Теперь уже громко.

Наконец, Алёна открывает глаза и замечает Тима. Она смущается, перестает петь. Музыка тоже смолкает.
Тим: Роберт Плант?

Алёна: (снимает наушник) Что?

Тим: Слушаешь Планта?

Алёна: Да.

Призрак: Подумаешь! Как будто это что-то решает!..

Алёна: Представляешь, умудрилась включить лбом плеер! Положила голову вот так (показывает), сижу и слышу – сумка поет!

Тим: (смеется) Я бы испугался!

Алёна: И не просто поет, а голосом Роберта Планта! Думаю, ну все – рехнулась на старости лет.

Призрак: Ребята, вы отличная пара – у одной поющая сумка, у другого говорящий призрак…

Алёна: Потом вспомнила, что в сумке плеер. Просто мне час назад его подарили, я ещё не привыкла… Теперь слушаю… Наверное люди так себя чувствую под наркотиками.

Тим: Я наркоман со стажем – хожу с плеером лет десять…

Алёна: К счастью, музыка не внесена в список запрещенных препаратов. А что слушаешь ты?


Тим дает ей послушать свой наушник. Звук отъезжающего от платформы поезда.
Алёна: Ого!

Призрак: Думаешь, она сейчас бросится тебе на шею? Только потому, что у тебя тоже Led Zeppelin в плеере?


Они вместе слушают его плеер, напевают.
Призрак: (закрыв уши) Вас сейчас заберут в милицию… Наркоманы проклятые! Хватит петь! Заткнитесь!

Алёна: Потрясающая песня.

Тим: Одна из моих любимых!
Звонит мобильный Алёны. Она с досадой смотрит на дисплей, но не отвечает и сбрасывает вызов.
Алёна: К сожалению, мне надо бежать.

Тим: Ты не похожа на человека, который куда-то спешит.

Алёна: Еще пять минут назад я так спешила! Страшно опаздывала на работу. Но по дороге мне позвонил начальник и сообщил, что я уволена.

Тим: И ты не расстроена?

Алёна: Ненавижу свою работу…

Тим: Я тоже скорее обрадуюсь, если меня уволят.

Призрак: Давай, скажи! Скажи ей, где ты работаешь! Если уж быть честным, то до конца!

Алёна: Мне надо идти… Я хоть теперь и без работы, но явиться туда должна. Оставить отчет, забрать свои вещи…

Тим: Тогда, может, вечером встретимся? Послушаем Планта…

Алёна: Вечером у меня вечеринка.

Тим: По случаю увольнения?

Алёна: Нет. Мне сегодня день рождения.

Тим: Сегодня? Поздравляю…

Алёна: Спасибо… Двадцать… пять лет исполнилось.

Тим: Наверное, твой начальник очень жестокий – уволить человека в день рождения…

Алёна: Нет, он нормальный… даже мягкий… Долго терпел меня. Хочешь, тоже приходи на вечеринку? Планта не обещаю, но будет весело. Четыре подружки придут. Будем танцевать.

Тим: Здорово… Только… я не умею танцевать.

Алёна: Я тоже не очень… Научимся!

Тим: И где вечеринка?

Алёна: В кафе Лаки-блюз. Знаешь, где это?

Тим: Знаю.

Призрак: Конечно, он знает! Он выпивает, девушка.

Алёна: Вечеринка в шесть. Буду рада видеть…

Тим: Спасибо… Стой. А как тебя зовут?

Алёна: (протягивает ему руку) Элла Фицджеральд.

Тим: (пожимая ей руку) Очень приятно. Энгельберт Хампердинк.

Алёна: Моя бабушка его слушала.

Тим: А моя бабушка в войну спасла партизана.

Призрак: Идиоты…
Алёна убегает за кулисы. Тим улыбается.
Призрак: Ну, и что ты лыбишься? Вы даже настоящих имен друг другу не сказали! Откуда ты знаешь, кто она? Может, на вечеринке будет её парень? А что ты ей рассказал о себе? Что слушаешь Led Zeppelin? А про то, что у тебя регистрация липовая, почему не упомянул? А о том, что приехал из ближнего зарубежья, что тебе скоро тридцать, а у тебя нет ни жилья, ни образования, ни нормальной работы? Что ты ремонтируешь составы в метро и получаешь за это копейки. Чего ты ей все это не рассказал? А?! Посмотрел бы я тогда, как она пригласила тебя на вечеринку! Ха-ха!

Тим: Я понимаю, почему тебе было плохо. Потому что в людях ты видел только плохое.

Призрак: Нет, я просто не строил иллюзий! А все, что сейчас между вами происходило – это вранье! И я знаю, чем это все заканчивается…

Тим: Не разыгрывай из себя знатока! Ведь я оказался прав – она слушала Планта. Почему я не могу быть правым и во всем остальном?

Призрак: Иди, веселись… Только когда наступит похмелье – я не стану тебе помогать.
Призрак уходит. Звук подъезжающего к платформе поезда.
Картина 3. Комната Тима.

Тим остается на сцене. Звучит Smoke in the water. За его спиной появляются люди, которые энергично меняют декорации. Тим в это время переодевается из рабочей одежды в костюм, который несколько поношен и староват, со стоечкой-воротником. Его тоже приносит кто-то из массовки. В это же время он говорит текст.
Тим: Smoke on the water – именно с этой композиции практически каждый юный гитарист начинает ощущать себя настоящим рок-музыкантом! Я не был исключением – в роли Риччи Блекмора я находил себя весьма достойным. По вечерам, в моем родном городе, во дворе дома собиралось несколько таких Риччи Блекморов и мы начинали хвастаться виртуозностью игры, передавая друг другу единственную на всех гитару. А таких дворов было много… И таких Блекморов, которые помнят свою первую гитару гораздо лучше, чем первую женщину. Несмотря на то, что Smoke in the water, мягко скажем, не самая моя любимая песня у Deep Рurple, она всегда вызывает приятные чувства. И когда она зазвучала по радио сегодня, я узрел в этом особый смысл. Как и тогда, в обнимку с первой гитарой, сегодня я ощущал трепет, счастье, а главное – невероятную силу, которая приходит после первого правильно сыгранного соло.  
На сцене остается только Тим и его друг Лёха.
Лёха: Сколько ей лет?

Тим: Сказала, что двадцать пять… Но мне кажется, привирает. Хочет казаться старше. На вид лет двадцать-двадцать два… Не больше.

Лёха: Может, тогда оденешь что-то более современное? В этом пиджаке ты выглядишь, как спившийся интеллигент.

Тим: Да будет тебе известно, Алексей, что такие пиджаки со стоечкой-воротником носили битлы.

Лёха: Думаешь, двадцатилетняя девушка это оценит?

Тим: Может и оценит.

Лёха: Она битломанка?

Тим: Не в курсе.

Лёха: Хотя бы как зовут её, ты знаешь?

Тим: Элла Фицджеральд.

Лёха: Ну, серьезно!

Тим: Не знаю…

Лёха: Ты не знаешь её имени, но идешь к ней на день рождения?

Тим: Там и выясню. Я точно знаю, что музыкальные вкусы у нас совпадают.

Лёха: Ты идиот, Тим.

Тим: Умеешь подбодрить друга в трудную минуту!

Лёха: Что-то я не заметил, что у моего друга трудная минута. Светишься, как медный таз. Давно я не видел тебя таким счастливым.

Тим: А что, счастливому человеку не может быть трудно?

Лёха: И что же ему трудно?

Тим: (смотрит на себя в зеркало) Дракуле завидую.

Лёха: Почему?

Тим: (кровожадно) Кровь люблю. Шучу. Даже боюсь. Потому что он в зеркалах, в отличие от меня, не отражается.

Лёха: Начинается старая песня – урод, Дракула…

Тим: Ты просто её не видел… Она такая красивая! Я всегда говорил, что есть девушки, у которых комплекс полноценности…

Лёха: Такое бывает?

Тим: Еще как бывает! Их любили в детстве, у них был участливый папа и ласковая мама. Им кипятили молоко. У них в кармане всегда есть чистый платок. В школе мальчики влюблялись в них так, что боялись дергать за косички, учителя им ставили пятерки, родители водили по театрам и музеям… А на выпускном у них самые красивые платья…

Лёха: (задумчиво) Нет, я таких девочек не встречал. Я видел красивых девочек, которые украдкой ели козявки. Помню, как самую скромную одноклассницу тошнило за углом школы на выпускном. А золотая медалистка, на  которую половина учителей молилась, как-то призналась мне, что отец жестоко избивал её, и училась она хорошо только потому, что боялась. Сейчас она замужем за таким же козлом, который продолжает избивать её в замужестве. А ещё…

Тим: Достаточно. Мне это неинтересно…

Лёха: Да, реальность не очень приятна на вид.

Тим: Я и есть эта реальность. И она неприятна на вид.

Лёха: Мда… С таким настроением ты хорошо повеселишься, Тим.

Тим: И ты мне в этом помог.

Лёха: Вот здрасьте! Я еще и виноват.

Тим: Ты ни при чем… Просто… О чем мне с ними говорить? Вдруг они будут обсуждать Рембрандта и Пазолини…

Лёха: О музыке будешь говорить.

Тим: Весь вечер о музыке? А еще? О своем родном городе? О работе? «Составы ремонтируют так-то…»

Лёха: А кто там будет еще?

Тим: Сказала, что подружки в количестве четырех штук.

Лёха: Четыре подружки! Возьми меня!!!

Тим: Не, Лёха. Она не сказала – приводи с собой друга.

Лёха: Ага, боишься, что я ей понравлюсь?

Тим: Засунь свое самомнение знаешь куда?

Лёха: С самомнением у меня все в порядке. Могу с тобой поделиться.

Тим: Чувствую, не избежать ей после вечеринки вопросов: «Где ты его откопала? Из какой лаборатории он сбежал? Познакомился с тобой в метро? Я бы точно позвала милицию. И я. И я. И я.»

Лёха: Если ты решил поднимать свою самооценку, то зеркало – не твой путь.

Тим: Ладно, давай пойдем вместе.

Лёха: Да ты чё! Я пошутил!

Тим: А я серьезно. Что-то мне не по себе. Пиджак этот… Вдруг и правда мне с ними будет говорить не о чем… Должен же я буду с кем-то общаться.

Лёха: Тим, тебя впервые в жизни пригласила на вечеринку девушка с комплексом полноценности, а ты ссышь! Не стыдно?

Тим: Да что мне делать в компании пяти баб?! Точнее, четырех баб и одной богини.

Лёха: Может, они с парнями придут.

Тим: Ага, и она с парнем…

Лёха: У неё есть парень?

Тим: Откуда я знаю?! Я видел её минут десять от силы, а ты хочешь, чтобы я знал, слушает ли она Битлз, есть ли у неё парень… Наверняка есть! Пффф! Конечно, есть! Чтобы у такой девушки не было парня! Штабелями должны падать. Красавцы какие-нибудь породистые… Голубая кровь… А у меня какая кровь? Я свой род дальше бабушки не знаю…

Лёха: Опять про кровь… Ну, придет и придет!

Тим: И скажет: «Познакомься, это мой парень». А парень спросит: «А это кто?»

Лёха: Скажешь, что ты граф Дракула, который боится крови.

Тим: Точно. И напьюсь.

Лёха: Отличный план.

Тим: Спою пару победных песен. Потом скажу: (запрыгивает на стол) «Слушайте все! Особенно вы, четыре подружки! Я люблю её с первого взгляда! Сейчас я ещё немного попою, сделаю предложение каждой из вас, потом всем откажу и поеду домой».




Лёха аплодирует.
Лёха: Только цветы все же купи.

Тим: (слезая со стола) Нет, это банально.

Лёха: Поверь старому ловеласу – с девушками нужно быть банальным. Купишь розу. И не какую-то маленькую, плюгавенькую, а большую, красную. Не экономь! Подаришь, поздравишь… Даже если с парнем… Ничего в этом такого…

Тим: Отстань. Не буду я покупать эту фигню на длинной ножке. У метро вечно мученики стоят, ждут возлюбленных… Зрелище жалкое, скажу я тебе.

Лёха: Откуда тебя забирать пьяного, если что?

Тим: Где еще собираются счастливые люди? В кафе «Лаки-блюз»! Только какого черта туда еду я?

Лёха: Потому что ты сейчас тоже счастлив.


следующая страница >>
Смотрите также:
Элла и Энгельберт
572.16kb.
4 стр.
Интервью Москва Россия Дата интервью: октябрь 2004 Интервьюер: Элла Левицкая 1 кассета 1 сторона
839.68kb.
6 стр.
Интервью Киев Украина Дата интервью: октябрь 2003 Интервьюер: Элла Левицкая 1-я кассета, 1-я сторона
430.04kb.
3 стр.
Интервью Киев Украина Дата интервью: июль 2004 Интервьюер: Элла Левицкая 1 кассета, 1 сторона
724.88kb.
4 стр.
Интервью Москва Россия Дата интервью: октябрь 2004 Интервьюер: Элла Левицкая
554.85kb.
4 стр.
Интервью Киев Украина Интервьюер: Элла Левицкая Дата интервью: июль 2003 1 кассета, 1 дорожка
564.32kb.
3 стр.
Интервью Таллинн Эстония Дата интервью: март 2006 Интервьюер: Элла Левицкая
381.1kb.
3 стр.
Интервью Москва Россия Дата интервью: январь 2005 Интервьюер: Элла Левицкая
548.81kb.
4 стр.
Интервью Таллинн Эстония Дата интервью: июнь 2005 Интервьюер: Элла Левицкая
408.64kb.
3 стр.
Интервью Таллинн Эстония Дата интервью: сентябрь 2005 Интервьюер: Элла Левицкая
569.91kb.
4 стр.
Интервью Таллинн Эстония Дата интервью: июнь 2005 Интервьюер: Элла Левицкая
563.55kb.
2 стр.
Интервью Таллинн Эстония Дата интервью: октябрь 2005 Интервьюер: Элла Левицкая
373.94kb.
3 стр.