Главная
страница 1страница 2 ... страница 6страница 7
Глава 1. Языковая политика и законы о языке.
1. Языковая ситуация

2. Языковая ситуация, характерная для сообщества определяется функциональными отношениями между компонентами социально-коммуникативной системы на том или ином этапе существования данного языкового сообщества.

В Конституции РФ (ст. 68, п. 1) записано: «Государственным языком Российской Федерации на всей территории является русский язык»; в п. 2 той же статьи подтверждается право республик в составе РФ наделять свои титульные языки статуом государственных.


Число языков

в стране


Число

таких стран



Отношение к общему

числу стран, %



1

6

4

2

22

14

3-5

27

18

6-10

24

16

11-50

46

30

Более 50

28

18

Признать существование какого-либо языка – для государства часто означает признать и существование соответствующей (как правило, одноименной) национальности. Это не всегда желательно по политическим и экономическим соображениям.

Диалект


Существует классическое шутливое определение У.Вайнраха: «Язык – это диалект, у которого есть армия и флот» (и который может, следовательно, заставить других считать себя языком).

Дж. Фишман выделяет два понятия: национализм (nationalism) – чувство, которое развивается из национальности и поддерживает ее, «чувство своей национальности», и государственность (nationism) – т.е. практические проблемы государственного управления. Потребности, диктуемые национализмом и государственными интересами, могут входить в противоречие друг с другом в том, что касается языка. В своей работе он пишет, что есть две области, где язык становится государственной проблемой: государственное управление и образование. Процесс управления требует, чтобы была возможна коммуникация между правительственными учреждениями и между правительством и населением. Для этого должен быть выбран какой-либо язык. С точки зрения государственных интересов, наилучшим является тот язык, который наилучшим образом выполняет эти функции. Точно так же образование требует такого языка, на котором знания могут быть наилучшим образом переданы детям. Для «государственности» свойственно выбирать тот язык, который лучше и дешевле выполняет эти функции.

Для национализма же язык, наряду с религией, культурой и историей, является его главным основанием. Язык – это связующее звено между национальностью и ее «аутентичностью». Это понятие абстрактное и эмоциональное; как пишет Фишман, материнский язык – это часть души, сущность национальности. Другая, не менее важная функция языка для национальности – быть средством «контрастивного самосознания» (contrastive identity). Люди, говорящие на одном языке, чувствуют свое единство и одновременно свое отличие от других людей.

Важным индикатором состояния группы является то, в какой мере она поддерживает и сознательно пропагандирует свой язык – или. напротив, в какой мере она готова от него отказаться. Это понятие языковой лояльности (language loyalty); на русский язык его можно перевести еще и как «приверженность языку». (Вахтин, Головко. С. 39-40).


По определению Ч. Фергюсона, «термин языковая си­туация» (language situation)... относится к общей конфи­гурации использования языка в данное время и в данном месте и включает такие данные, как, сколько языков и какие языки используются в данном ареале, сколько че­ловек на них говорит, при каких обстоятельствах и ка­ких установок и мнений в отношении этих языков при­держиваются члены данного коллектива».

Иное определение языковой ситуации было сформу­лировано Л. Б. Никольским, который писал: «Взаимоот­ношение функционально стратифицированных языковых образований изменяется во времени под воздействием общества и языковой политики и, стало быть, представ­ляет собой некий процесс. Этот процесс распадается на ряд состояний. Каждое такое состояние и есть то, что может быть названо языковой ситуацией». Впоследствии в это определение было внесено уточнение и использова­но понятие «формы существования языка» (литератур­ный язык, территориальные и социальные диалекты, про­фессиональные «языки» и т. п.). В одноязычном общест­ве языковая ситуация определяется как система функционально распределенных форм существования языка, соотнесенных с континуумом языковой коммуни­кации, а в многоязычном — как аналогичная система, где вместо форм существования единственного языка функ­циональному распределению подвергаются разные языки, которые могут иметь функциональные «ранги» сред­ства межнационального, регионального, местного обще­ния, быть языками элиты или широких народных масс.



Языковая ситуация – совокупность форм существования одного языка или совокупность нескольких языков в их социальном и функциональном взаимодействии в пределах определенных территорий: регионов или административно-политических образований.

Языковая ситуация всегда привязана к определенной территории. При описании языковых ситуаций используют три ряда признаков: количественные, качественные и оценочные.

Количественные признаки включают число идиомов (языков, диалектов, говоров, вариантов) на данной территории, число говорящих на каждом из них, число коммуникативных областей, обслуживаемых каждым идиомом.

Качественные признаки языковой ситуации характеризуют соотношение идиомов (родственные или неродственные, разновидности одного языка или разные языки и т.п.), функциональную равнозначность или неравнозначность идиомов, характер доминирующего идиома.

Оценочные признаки – это внешние и внутренние оценки идиомов по разным параметрам: коммуникативная пригодность, престижность, эстетическая ценность и т.п. Совокупность оценок языковым коллективом своего идиома составляет language loyalty – языковую приверженность коллектива.

По количественным признакам различаются одно- и многокомпонентные ситуации; определяются демографическая и коммуникативная сущность каждого идиома. Демографическая и коммуникативная мощности часто не совпадают. По этом признаку выделяют равновесные (коммуникативная и демографическая мощности совпадают) и неравновесные (мощности не совпадают). В неравновесных ситуациях отдельные языки могут быть доминирующими, и по этому признаку их классифицируют как однополюсные и многополюсные.

По качественным признакам выделяют одноязычные и многоязычные ситуации.
Точное число языков не установлено, около 6000. Распределение этих языков неравномерно: в Европе и на Ближнем Востоке вместе – 275 (4%), в обеих Америках – 900 (15%), оставшиеся 81% языков мира приходится на Африку (1900) и Азию с Тихим океаном (3000)

Самой лингвистически богатой страной является Папуа – Новая Гвинея – 850 языков, за ней идет Индонезия – 670 языков, в Нигерии – 410, в Индии – 380, в Камеруне – 270, в Австралии – 250, в Мексике – 240, в Заире – 210 языков. Еще 13 стран имеют каждая от 100 до 160 языков: Бирма, КНР, Малайзия, Непал, Новые Гебриды, Россия, Судан, США, Танзания, Филиппины, Центрально-Африканская республика, Чад и Эфиопия. В этих странах сосредоточено около 5000 языков.

Согласно прогнозу М. Крауса, если темпы исчезновения языков сохранятся, то через сто лет из 6000 языков на Земле останется 600, т.е. 90% языков мира будут утрачены безвозвратно.

Одной из причин быстрого исчезновения языка является целенаправленная государственная политика. Как правило, государство поддерживает государственный язык, в мире на 6000 языков приходится всего около 170 государств, и в 45 из них государственным, официально поддерживаемым языком является английский, в 30 – французский, в 20 – испанский, еще в 20 – арабский и в 6 – португальский. Таким образом, лишь около 50 из 6000 мировых языков (в оставшихся 50 государствах) могут рассчитывать на государственную поддержку.

Процессы языкового сдвига наблюдаются во всех странах. Языковая устойчивость (language maintenance) во многом определяется этноязыковой жизнеспособностью (ethnolinguistic vitality), которая определяется тремя переменными: статус, демография и институциональная поддержка. Статус включает престижность группы в обществе, престижность ее языка в обществе и относительный достаток группы; демография – абсолютное число членов группы, рождаемость, иммиграционное или эмиграционное поведение группы; к институциональной поддержке относятся средства массовой информации, образование, деятельность правительства, культурная деятельность, степень контроля группы над политическими и финансовыми обстоятельствами.

Группе не обязательно иметь высокие показатели по трем параметрам, чтобы чувствовать себя в безопасности. Большие или меньшие шансы выжить имеет группа с высокой суммарной этноязыковой жизнеспособностью.


Национальное государство всегда встает перед необходимостью проведения определенной языковой политики и языкового планирования (строительства). Языковая политика государства всегда является частью общей политики государства. Государство принимает основные принципы политики в отношении языков, которые имеют хождение на его территории, и реализует эту политику в виде языкового планирования. Языковое планирование – это часть более широкого понятия «языковая политика», или, точнее, - это реализация языковой политики.

В процессе языкового планирования могут участвовать общественные силы и даже отдельные люди. Общественные группы могут печатать книги на языке, который они хотели бы сохранить, организовывать преподавание этих языков, культурные события на этих языках и т.п.

Действия отдельных людей иногда также приводят к заметным изменениям в судьбе языка. Наиболее известны:

Сэмюэль Джонсон (Samuel Johnson, 1709-1784) – крупнейший английский писатель, драматург и лексиколог, составитель нормативного словаря английского языка(A Dictionary of the English Language, 1755), который сыграл огромную роль в стандартизации английского языка XVIII века. Значение этого словаря, многократно переиздававшегося, сохраняется до сих пор.

Норвежцы Ивар Аасен (Ivar Aasen, 1813 – 1896) и Кнуд Кнудсен (Knud Knudsen, 1812-1895) в середине XIX века создали и возглавили группу энтузиастов, благодаря усилиям которой в конечном счете появился второй норвежский язык (ландсмол), созданный на базе норвежских диалектов. Этот язык впоследствии стал одним из двух литературных норвежских языков (параллельно с языком бокмол) и известен сегодня под именем нюнорск.

Самый уникальный пример - Элизер Бен-Егуда (Eliezer Ben Yehuda, 1857-1922). Делом жизни этого человека было возрождение иврита как устного языка. В течение 1700 лет иврит не использовался как разговорный язык, а употреблялся лишь для молитвы и чтения свщенных текстов. Бен-Егуда поставил своей задачей создать в Палестине семейный и дружеский круг, в котором говорили бы на иврите. Кроме того, он первым стал издавать на иврите газету и составил монументальный 16-томный «Словарь древнего и нового иврита». Труд Бен-Егуды и его последователей начал давать плоды очень быстро. Уже в начале XX века появилось значительное число ивритских школ и появились первые люди, говорившие на иврите. В значительной степени именно Бен-Егуде Израиль обязан тем, что у страны есть полноценный государственный язык.
В языковой политике национально-языковой компонент является самым заметным, однако кроме него языковая политика в одноязычных социумах будет включать такие вопросы:


  • Кто имеет право выносить рекомендации о «правильном» и «неправильно» в текущем словоупотреблении и насколько обязательны такие рекомендации для физических и юридических лиц?

  • Нужна ли языковая цензура в массовой коммуникации? Что оправдывается стремлением к выразительности, а что следует считать непристойным?

  • Нужна ли реформа орфографии, и если нужна, то насколько радикальная?

  • Поощрять ли литературное творчество на диалектах?

  • Как определить тот минимум владения родным языком, который обязателен для выпускника общеобразовательной школы?

  • Предусматривать (т.е. финансировать ли) занятия родным языком в высшей школе?

  • Следует ли законодательно вводить санкции к физическим и юридическим лицам за использование ненормативной лексики, грубое нарушение норм современного языка?

Национальная политика включает следующие компоненты: 1) теоретическую программу и ее пропаганду; 2) юридическую регламентацию взаимоотношения языков; 3) административное регулирование; 4) экономические меры.

1. Программно-теоретический компонент. Национально-языковая политика опирается на определенное теоретическое и идеологическое обоснование.

2. Аспекты юридической регламентации и границы действия законов о языке.

В Конституциях СССР 1924, 1936 и 1977 гг. деликатная сфера национально-правовых отношений была регламентирована минимально. Конституция 1977 г. декларировала равенство граждан СССР «перед законом независимо от языка», «возможность обучения в школе на родном языке», «право выступать в суде на родном языке», кроме того, предписывала публиковать «законы СССР, постановления и другие акты Верховного Совета СССР на языках союзных республик». Вместе с тем Конституция не ориентировала на создание гарантий соблюдения провозглашенных общих принципов - например, гарантий обучения в школе на родном языке или гарантий сохранения родного языка
3. Административная практика.

4. Финансово-экономические рычаги.

Конструктивные программы национально-языковой политики, стремящиеся расширить сферы использования определенного языка, предполагают значительное финансовое обеспечение. В таких программах каждый шаг стоит денег.

В начале 20 века в России всего 19 языков имели письменность и всего 13 – литературную норму.

1. создания и развития теории языковой нормы и литературного языка, что относится к норме, какие варианты находятся вне нормы;

2. разработки письменности для бесписьменных языков (в 20-30 годы активно развивалось это направление, у некоторых народов письмо было переведено с латиницы на кириллицу.



Бурятский язык. С конца 17 века буряты пользовались старомонгольской письменностью. Постепенно был создан своеобразный литературный извод, на котором велось делопроизводство, обучение грамоте, писались исторические хроники и родословные. В 1931 бурятская письменность была переведена на латиницу, а в 1939 – на русскую графику.

Казахский язык. Письменность до 1930 года на основе арабской графики, затем на основе латиницы, а с 1940 на русской графической основе.

Татарский язык. Письменность до 1927 года на основе арабской графики, затем на основе латинского алфавита, а с 1939 на русской основе.

Башкирский язык. Письменность до 1928 на основе арабского шрифта, с 1929 на латинице, с 1939 на основе русской графики.

Лезгинские языки (подгруппа нахско-дагестантских языков). Из лезгинских языков только лезгинский и табасаранский являются письменными. Письменность была создана после Окт революции 1917 года (для лезгинского языка в 1928, для табасаранского - в 1931, сначала на латинской, а с 1938 – на русской графической основе). Для ряда лезгинских языков письменность начала разрабатываться с конца 80-х годов.

3. двуязычие, сосуществование двух и более языков; выбор одного из языков в качестве средства межнационального общения. По переписи 1989 года общее количество знающих русский язык как родной или второй составило 232,5 млн. человек, или 81,4% всего населения СССР.

4. языковая политика как совокупность практических мероприятий по решению языковых проблем в социуме, государстве (реформа орфографии), закон о русском языке как государственном. Незнание языка как причина отказа в гражданстве.
Современные направления социолингвистических исследований
1. Русский язык как язык межнационального общения.

В 80-90 годы основной проблемой является выделение бывших союзных республик, в которых государственным языком автоматически становился язык титульной национальности республики. По данным переписи 1989 года в России проживало 183 народа (примерно столько же было языков). В течение 1989 года законы о языках были приняты в Эстонии (18.01), Литве (25.01), Латвии (5.05), Таджикистане (22.07), Молдавии (01.09), Казахстане (22.09), Киргизии (23.09), Узбекистане (21.10), на Украине (28.10), в 1990 году были приняты законы о языках в Белоруссии(26.01) и Туркмении (24.05). «Закон о языках народов РСФСР» был принят только 25 октября 1991 года, где русский объявлен государственным языком РСФСР на всей территории РСФСР в соответствии со сложившимися историко-культурными традициями».

Главными вопросами в то время были следующие: 1) сократилось ли употребление русского языка как неродного на территории стран СНГ и Балтии? 2) сократилось ли изучение русского языка как родного и неродного на этой же территории? 3) сократилось ли употребление русского языка в межнациональном общении между бывшими гражданами СССР? 4) Каковы перспективы русского языка как средства межнационального общения?

Опросы населения. Количественное исследование.

Вопросы: На каком языке вы общаетесь дома (с коллегами)?

Какой язык вы употребляете в межнациональном общении?

Знаете ли вы русский язык? Можете ли Вы говорить по-русски?

Какой язык вы считаете родным?



Аспекты юридической регламентации и законы о языке
3. Правовой статус языков. Государственный язык, официальный язык, титульный язык

21 век называют веком информации. Хранение и передача информации осуществляется через язык. Глобализация, усиление миграции спровоцировали обострение языковых вопросов. Обратите внимание на то, что многие используют языковой вопрос в политических целях (Украина). Сегодня во многих странах возникают разные вопросы, связанные с языком. Очень интересен опыт Швеции. Более 20 лет шведское правительство ведет работу по установлению максимально эффективных связей между администрацией и общественностью, существуют специалисты по «простому» шведскому языку, которые, проанализировав традиционное содержание, организацию, стиль правительственных текстов, пришли к выводу, что эти тексты нуждаются в более рациональном и ориентированном на пользователя подходе. За последние пятнадцать лет они создали новые «модели текстов» для нескольких официальных документов, выпустили «Учебник по письму для общественных властей» и «Правила общественных властей». В 1982 г. вышел приказ, гласящий: генеральный директор по правовым вопросам в кабинете министров должен принять меры к тому, чтобы все законодательные акты были написаны четким и простым языком. В 1994 году шведское правительство назначило Группу «простого» языка, которая имеет своей целью убедить власти, что простой язык и понятное общение ведут к демократизации (общественность может выяснять свои права и выполнять свои обязанности), лучшим юридическим правам, эффективности и снижению затрат. Административный процедурный акт (1986: 223) в статье 7 предусматривает, что власти должны «стремиться выражаться ясно».

Во многих странах знание государственного языка (регионального варианта или языка) является важным условием для поступления на госслужбу, а незнание – поводом к увольнению (Украина). В Китае возродили тест на знание государственного языка (был до 1905 года).
Внимание к языку вызвано:


  • глобализацией, породившей интерес к национальным культурам;

  • активизацией миграции;

  • освобождением колоний, признанием независимости бывших республик и связанные с этим проблемы выделения государственного и официального языков;

  • проблемами сохранения вымирающих народностей;

  • политкорректностью (негр – афроамериканец);

  • стандартизацией профессиональных языков.

Мечковская Н.Б. Общее языкознание: Структурная и социальная типология языков. – М.: Флинта: Наука, 2001. – 312с.

Язык возник раньше таких важнейших событий в истории человечества, как искусство (декорированным деревянным и костяным предметам – более 25 тыс. лет, наскальной живописи – около 14 тыс.), как приручение животных и окультуривание растений (это произошло10-6 тыс. лет назад). Примерно 6 тыс. лет назад появились пиктография и иероглифика, 5 тыс. – звуковое письмо.

Формирования звукового языка началось примерно 50-40 тыс. лет назад вместе с возникновением человека современного типа – Homo sapiens sapiens (кроманьонцы).

Предполагается, что первоначальный язык человека существовал как один (единый) язык. Около 30 тыс. лет назад люди расселились по Западной Евразии. В период между 20 и 10 тысячелетиями до нашего времени язык человека разделился на несколько языковых макросемей, из которых позже произошли языковые семьи, существующие в наше время.


Точное число языков не установлено, около 6000. Разные ученые называют цифры от 2,5 до 5-6 тысяч. Такие расхождения вызваны трудностями разграничения языка и диалекта, в особенности для бесписьменного состояния. Языки распределены неравномерно: в Европе и на Ближнем Востоке вместе – 275 (4%), в обеих Америках – 900 (15%), оставшиеся 81% языков мира приходится на Африку (1900) и Азию с Тихим океаном (3000)

Самой лингвистически богатой страной является Папуа – Новая Гвинея – 850 языков, за ней идет Индонезия – 670 языков, в Нигерии – 410, в Индии – 380, в Камеруне – 270, в Австралии – 250, в Мексике – 240, в Заире – 210 языков. Еще 13 стран имеют каждая от 100 до 160 языков: Бирма, КНР, Малайзия, Непал, Новые Гебриды, Россия, Судан, США, Танзания, Филиппины, Центрально-Африканская республика, Чад и Эфиопия. В этих странах сосредоточено около 5000 языков.

Исключительно разнообразны взаимоотношения между отдельными языками и некоторыми социальными параметрами человечества, такими как этничность (национальность), гражданство (подданство), вероисповедание. Существуют кардинальные диспропорции между этими измерениями человечества: если языков на Земле около 6 тысяч, то этносов – примерно 1300; государств – около 220 (в том числе около 200 государств – членов ООН); число отдельных конфессий, если включать в него бесчисленные культы и верования в странах Третьего мира, неопределенно велико.

Из 6 тысяч языков только около 600 языков имеют системы письма, но лишь около 300 из них реально используются в письменной коммуникации.


Государственный язык – язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства.

  • Официальный язык – язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

  • Титульный язык – язык, название которого совпадает (соотносится) с именем этноса, по которому названо национально-государственное или национально-территориальное образование.

По последним данным всего в 4% стран существует один язык.

  • Есть примеры мирного сосуществования разных языков: в Швейцарии четыре государственных, юридически равноправных языка: немецкий (64% говорящих на нем), французский (18%), итальянский (10%) и ретороманский (0,8%). Все четыре языка в равной степени используются в государственном управлении, в армии, в суде, в учебных заведениях, в средствах массовой информации.

  • В Индии, согласно Конституции, государственными языками являются следующие 18 языков: ассамский, бенгальский, гуджарати, хинди, каннада, кашмири, конкани, малаялам, манипури, маратхи, непали, уриа, пенджабский, санскрит, синдхи, тамильский, телугу, урду.

  • Государственный язык – язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства.

  • Официальный язык – язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

  • Титульный язык – язык, название которого совпадает (соотносится) с именем этноса, по которому названо национально-государственное или национально-территориальное образование.

Решение национально-языковых вопросов в современном мире/ Под ред. акад. Е.П.Челышева. – М.-СПб: Златоуст, 2003. – 464с.


Рост международной миграции расслоил население национальных государств, где долгое время господствовал монолингвизм.
Первой всесторонней, универсальной и нормоопределяющей международной декларацией, признающей необходимость содействовать развитию индивидуальности меньшинств и разъясняющей права членов меньшинств, явилась Декларация прав лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (Декларация ООН), принятая Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1992 г. после четырех десятилетий жарких споров. В своем программном положении, в Статье 1 (1), она выходит за пределы принципов недискриминации и равенства, требуя, чтобы государство активно защищало меньшинства и способствовало развитию их индивидуальности. Так, Статья 4 (2) предлагает государству «принять меры по созданию благоприятных условий, дающих возможность лицам, принадлежащим к меньшинствам, выражать свои характерные черты и развивать свою культуру, язык, религию, традиции и обычаи, за исключением тех случаев, когда особые обычаи нарушают национальный закон и противоречат международным стандартам». Декларация недвусмысленно требует, чтобы государство допустило использование частного (родного) языка в частной, общественной и коллективной деятельности. Более того, государство не имеет права запрещать использование языка меньшинств в сферах, формирующих общественное мнение, особенно в частных средствах массовой информации, включая книги, газеты, радио и телевидение. Наконец, государство, хотя и не обязано обеспечивать финансовую поддержку, не должно препятствовать использованию языка меньшинств при коллективной деятельности, такой как образование ассоциаций и основание частных школ с преподаванием на языке меньшинств.

Декларация ООН также говорит о публичном использовании языка меньшинств. Статьи 4 (3) и 4 (4), сформулированные менее категорично, чем другие статьи, направлены на содействие развитию индивидуальности языковых меньшинств через образование и на углубление взаимопонимания большинства и меньшинств.

Таким образом, нормативная модель общества, подразумеваемая в международных правовых документах, относящихся к языковым правам, предполагает установление правильного соотношения между сохранением языковых меньшинств, содействием их развитию и функционированием общества в целом.
Условно выделяется три идеальных типа языковой политики: ассимиляция, дифференциация и мультикультурализм (Inglis, 1996: 37; Skutnabb-Kangas, Phillipson, 1994: 80).

Политика ассимиляции нацелена на языковую однородность (гомогенезацию) общества через образование в общеобразовательных школах на официальном языке, использование только официального языка в делопроизводстве, СМИ и т.д., все другие языки вытесняются в область бытового взаимодействия. При политике дифференциации лингвистические меньшинства также исключаются из жизни общества. Как правило, им позволяется создавать параллельные институты (школы, частные средства массовой информации и ассоциации на родном языке), однако через ограничение параллельных институтов языковых меньшинств модель дифференциации стремится ограничить участие в основных институтах общества лиц, принадлежащих к меньшинствам.

Модель мультикультурализма (или плюрализма) в языковой политике, с позиции стремления к признанию участия меньшинств в общественной сфере, имеет два варианта. Первый – региональный – вариант мультикультурализма, в основе которого лежит понятие о соглашательной демократии, стремится достигнуть отсутствия дискриминации, гарантировать равенство отношений и способствовать развитию индивидуальности языковых меньшинств посредством территориального подразделения, федерализма и многоуровневого устройства политического представительства.

Второй – социокультурный – вариант мультикультуризма защищает развитие индивидуальности языковых меньшинств и содействует ему, допуская и поощряя создание параллельных институтов (школ, СМИ, гражданских ассоциаций), которым предоставляется равный статус в общественной сфере. Чтобы обеспечить функционирование связей в общественной сфере, этот вариант, в частности, поощряет билингвизм или мультилингвизм в образовании и средствах массовой информации.


Фундаментальная цель языкового законодательства – регулировать языковые проблемы, которые возникают в результате языковых контактов, конфликтов и проявлений неравенства, обеспечивая условия и средства, касающиеся статуса и использования различных языков в соответствии с некоторыми правилами и критериями.
В октябре 1989 года в г. Рабате состоялась седьмая сессия Конгресса министров культуры арабских стран. «Арабский язык – наша национальная сущность» - так была озаглавлена принятая на заключительном заседании Конгресса декларация, в которой подводились итоги работы сессии, посвященной проблеме «Роль и место арабского языка в арабо-мусульманской культуре и других мировых культурах». Сам факт проведения подобной встречи свидетельствует о стремлении арабского общества усилить влияние сознательного фактора на функционирование арабского языка. Принятие Рабатской декларации (Arab Journal of Culture, 1990, № 18: 11-13), которая подчеркнула, что арабский язык представляет собой «священный фронт, где арабы ведут сражение за арабское единство и за само существование арабской нации», явилось важным событием на данном этапе развития национально-языковой жизни.
Языковая политика и языковое строительство

Языковая политика относится к числу важнейших факторов, влияющих на формирование языковой ситуации. В социолингвистической литературе по-разному определяется смысл понятия «языковая политика»



  • языковой аспект партийно-государственной политики по национальному вопросу (Исаев);

  • регулирование как функциональной, так и структурной сторон языка (Аврорин); Аврорин считает, что Я.п. как часть национальной политики опирается на теорию национальных отношений и теорию языкознания в той ее части, которая касается функционирования языка в обществе и его функционального развития.

  • сознательное и целенаправленное воздействие на язык в определенной языковой ситуации (Катагощина);

  • теория и практика сознательного воздействия общества на ход языкового развития, т.е. целенаправленное и научно обоснованное руководство функционированием существующих языков и созданием и совершенствованием новых языковых средств общения (Григорьев);

  • В Лингвистическом словаре под языковой политикой понимается совокупность идеологических принципов и практических мероприятий по решению языковых проблем в социуме, государстве. Особой сложностью отличается Я.п. в многонациональном государстве, т.к. в этом случае она должна учитывать такие факторы, как многоязычие, своеобразие национального состава и межнациональных отношений, роль отдельных языков и их носителей в общественной жизни. Идеологические принципы и практические мероприятия в области Я.п. взаимозависимы и неразделимы, а поскольку Я.п. является составной частью национальной политики, она в основных чертах зависит от общих принципов последней.

Языковая политика, языковое строительство и языковое планирование.

Яз. политика – общее и теоретическое по отношению
Языковая политика – это система мер сознательного воздействия на функциональную сторону языка и – в известных пределах – на его структуру, осуществляемых государством, классом, партией или любыми общественными течениями, мер, являющихся частью их общей политики и соответствующих их целям (Швейцер).

Основные направления языковой политики:

(Герд)

андрей выдрин.
Языковая политика в Узбекистане. Фитрат, Поливанов, Сталин и другие...
[ Царизм и местные зыки в Туркестане ]
[ Узбекский алфавит до кириллицы ]
[ Языковое строительство и политическая борьба ]

То бедственное положение, в котором оказались многие национальные языки СССР после стольких лет декларируемого благополучия и процветания, заставляет возвращаться к страницам истории, чтобы докопаться до первичных причин, вызвавших сегодняшнюю ситуацию, когда понадобилось принимать реанимационные меры. В связи с естественным и неизбежным ростом национального самосознания и возрождением стали возникать проблемы, верному разрешению которых способствует знание первопричин.
Представляется актуальной попытка воспроизвести истинную ситуацию с языком и заменами алфавита соответствующего периода для того, чтобы объективно оценить причины и последствия. На наш взгляд, совершенно неправильно рисовать только черными красками отказ многих народов от арабского алфавита, а тем более - давать сугубо положительную оценку принятию русской графической системы.
История языкового строительства в Узбекистане гораздо сложнее и драматичнее, чем может показаться с первого взгляда. Достаточно сослаться на то, что многие видные деятели республики в области языка и алфавита были репрессированы или надолго изолированы от активной общественной и научной деятельности. Ведь путь становления узбекского литературного языка отмечен ожесточенной борьбой, причем эта борьба часто выходила за рамки научных споров и приобретала политический характер со всеми вытекающими отсюда последствиями. Одной из причин сложностей и трагических явлений в языковой жизни Узбекистана была нараставшая с каждым годом идеологизация сферы языков и языковой политики, когда даже специфические вопросы лингвистики решались людьми, имевшими самое, поверхностное и превратное представление о путях решения языковых проблем.
До сих пор известны далеко не все факты и события, связанные с языковым строительством в Узбекистане. Особенно это касается деятельности конкретных личностей, непосредственных участников, творцов и исполнителей проведения в жизнь языковой политики в республике. Требует всесторонней оценки роль таких крупных фигур, как проф. Фитрат, проф. Е.Д.Поливанов, Махмуд Ходиев, Атаджан Хашимов, Маннон Рамзи, Каюм Рамазан. Они выступали со своими концепциями развития языка, и влияние этих "теорий", "учений", "идеологий" на язык народа настолько велико, что нельзя ограничитьс строкой или страницей для описания каждой... Не претендуя, разумеется, на абсолютную полноту фактов и безупречность выводов, автор высказывает одно из мнений. Поэтому что-то новое и альтернативное, если оно будет аргументировано, представляется и желательным, и полезным.

ЦАРИЗМ И МЕСТНЫЕ ЯЗЫКИ В ТУРКЕСТАНЕ



История языков коренных народов Средней Азии уходит далеко в глубь веков, и интересующимся рекомендуем обратиться к оригинальной работе Олжаса Сулейменова "Аз и Я", а также к книге С. Е. Малова. Ожидаемы теперь новые, масштабные и глубокие труды об этом. Мы же обратим внимание на более поздний период, когда Россия силой приобщила к своим владениям обширные территории Средней Азии. Столкнувшись с совершенно иной культурой, национальными особенностями, царская администрация ощутила множество трудностей. Одной из основных проблем стал языковой барьер между прибывшими российскими управленцами и коренными жителями - управляемыми. Положение осложнялось тем, что на территории Туркестана местное население говорило не на одном, а на нескольких языках. На первых порах необходимая связь с населением осуществлялась с помощью переводчиков из местной среды. Такое положение осознавалось нежелательным, но другого выхода не было. Переводчики, пользуясь своим положением и бесконтрольностью, естественно, зачастую проявляли способности "творческого перевода" в собственных интересах или в пользу своих земляков, за что имели соответствующие "надбавки" к жалованью, собираемые с местного населения. Они составляли привилегированную "касту" и нередко творили произвол, серьезно мешавший не только русским чиновникам, но и самим коренным жителям. Об этом много свидетельств в документах и печати того периода.
Необходимость изучения местных языков самими служащими царской администрации была осознана еще при первом генерал-губернаторе К. П. фон Кауфмане. Предполагалось открыть в Ташкенте курсы местных языков и даже объявить конкурс с назначением премии за составление учебника и словаря. Но меры эти, из-за отсутствия средств, не были осуществлены. В 1883 г. в Петербурге открылись офицерские курсы восточных языков, цель которых была доставить офицерам возможность, изучив восточные языки, подготовить себя для соответствующей службы на Кавказе и в азиатских военных округах.
В 1887 году генерал-губернатор Н. О. Розенбах всем представлявшимся ему административным лицам, а также учителям низших училищ края настоятельно рекомендовал приняться за изучение местных наречий, чтобы владеть ими по крайней мере настолько, насколько это необходимо в служебных отношениях с местным населением. Были организованы курсы, но "из-за бесплатности преподавания, большого числа слушателей и ничтожного количества уроков успеха не имели". Курсы местных наречий для желающих открывались затем неоднократно отдельными учреждениями и частными лицами. Например, Машковцевым в 1897 г., штабом округа в 1899 г., Ягелло в 1900 г., Ташкентским отделением общества востоковедения в 1902 г., Ломакиным в 1903 г., но все эти курсы также не решили проблему.
Одно из распространенных мнений, будто вся российская администрация прекрасно владела зыками, критики не выдерживает. Таких было очень немного и одной из причин языкового барьера было нежелание изучать местные зыки. Газета "Заравшан - Самарканд" уже в 1906 году обращала внимание, что "наши чиновники везде с одинаковым упорством не желают знать языка и быта народа, которому они служат", "служащие оправдываются отсутствием свободного времени, которое, однако, они находят на карты и вино".
Самую энергичную деятельность по распространению местных языков вел в 1905 году генерал-губернатор Д. И. Суботич. Его личная точка зрения наиболее полно отражена в письме, которое было отправлено военному министру Редигеру. Вот строки из этого письма: "Сорок лет мы владеем Туркестаном, и до сих пор лиц администрации, знающих хоть несколько туземные языки, можно пересчитать по пальцам. В судебном ведомстве их еще меньше. Положение вещей - гибельное. Как управлять населением, как разбирать тяжбы, не понимая речи управляемых и судимых? Распространяться об этом не приходится, - нужно принять меры. Меры должны быть двоякого характера: поощрительные и карательные; для первых нужны денежные средства, вторые бесплатны, и с них надо начать. Полагал бы необходимым предложить всем чинам администрации, до уездных начальников включительно, изучить в течение года язык населения своего района настолько, чтобы быть в состоянии контролировать переводчиков, эту язву наших азиатских окраин. Засим предоставить им второй год для усовершенствования, а по удостоверении в неисполнении сего требовать прекратить им всякое движение по службе в пределах края и даже увольнять их от службы за бесполезностью.
Конечно, необходимо принять меры к распространению русского зыка среди массы туземцев; но это - задача огромная, дело целых поколений, тогда как обратная постановка должна дать скорые результаты" .
Удивительно, что за послеоктябрьский период "огромная задача целых поколений" практически выполнена, а вот желание генерал-губернатора относительно "скорых результатов" с чинами администрации - не сбылось... Суботичем была создана комиссия, которой поручено "рассмотреть меры, какими можно было бы побудить служащих к изучению местных языков", организовано широкое обсуждение этого вопроса в печати и все материалы дискуссий изданы.
Дискуссии 1906 года выявили различные точки зрения, причем некоторые не потеряли своей актуальности. Например, в газете "Фергана" от 15 февраля 1906 года читаем: "Исходя из того основного положения, что каждая национальность имеет право на самоопределение, а следовательно, не обязана знать общегосударственного языка, маргиланская конституционно-демократическая партия высказалась в том смысле, что всех чиновников, служащих в крае, необходимо обязать через известный промежуток времени знать то или иное местное наречие".
Абсолютное большинство считало обязательным знание служащими государственных учреждений Туркестана местных зыков, но на пути к этому знанию, кроме вина и карт, существовало еще одно препятствие - арабский алфавит. Тогда только и прозвучало первое предложение об использовании русского алфавита. Известный Н. П. Остроумов писал по этому поводу в созданную Суботичем комиссию: "Нужно провести всю жизнь с малых лет среди туземцев и пройти с успехом их тяжелую школу, чтобы стать в уровень с ученым мударрисом или казием, которые учатся десятки лет в своих школах... Поэтому я убежденно рекомендую сообщать необходимые сведения по грамматике языка и вести письменные упражнения в изучаемом языке при помощи русской транскрипции". Следует подчеркнуть, что это касалось только обучавшихся местным языкам европейцев. О замене арабского алфавита у коренных жителей не было не только речи, но и мысли. Но даже предложение Остроумова встретило серьезные возражения со стороны многих участников упомянутого обсуждения.
Как видим, проблема русско-национального двуязычия имеет вековую историю. Теперь перейдем к вопросам письма и алфавита.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН № 53-ФЗ от 1 июня 2005 г.
«О государственном языке Российской Федерации»

3. Порядок утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации определяется Правительством Российской Федерации.

6. При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке.


Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2005 г. № 833 "О федеральной целевой программе "Русский язык (2006 - 2010 годы)"

В Российской Федерации также наблюдается снижение уровня владения русским языком как государственным, особенно среди представителей молодого поколения, сужение сферы его функционирования как средства межнационального общения, искажение литературных норм и культуры речи в среде политических деятелей, государственных служащих, работников культуры, радио, телевидения.

В 2006 году в Астане на Ассамблее народов Казахстана была принята «Концепция расширения сферы применения государственного языка».








ІІ.

Оптимальная модель функционального развития государственного языка в полиэтническом обществе


ІІІ.

Оценка текущей ситуации


ІV.

Основные направления реализации потенциала государственного языка


V.

Механизмы реализации


VІ.

Источники финансирования


язык, выполняя внешнекоммуникативные функции, в разные периоды развития общества является не только средством общения, т.е. «доведения информации до адресата», но и инструментом политики, отражением социокультурных процессов, психологии как отдельного человека, так и целых народов. Политика, проводимая в разных странах, имеет неоднозначный характер. Именно политические реалии, социально-экономический уклад общества получили отражение в сознании народов, вследствие чего сформировались тезисы о языках «великих» и «господствующих», что явилось отражением преимущественного политического, экономического положения одних стран над другими народами.

В настоящее время, признавая процессы глобализации, следует также учитывать острую необходимость сохранения национальной самобытности народов. В странах, где население в силу исторически сложившихся обстоятельств состоит из представителей различных национальностей, одним из важнейших условий их стабильного, устойчивого развития является межнациональное согласие, толерантность отношений между гражданами. Этому в полной мере должна способствовать языковая политика государства.
Предлагается оптимальная модель функционального развития государственного языка в полиэтническом обществе.

Исходя из основных положений Конституции Республики Казахстан, государство гарантирует проведение языковой политики, способствующей сохранению и дальнейшему развитию языков представителей различных национальностей, этнических групп. В первую очередь, этому также способствует создание условий для взаимодействия и взаимообогащения культур, основой которых является язык. Конституционное закрепление получило право граждан «на пользование родным языком и культурой, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества».

Государство осуществляет свою задачу в области языковой политики, языкового строительства только на основе Конституции, Законов, других подзаконных актов, принятых в соответствии с ней. Наряду с этим государство видит свою задачу и в постоянном совершенствовании нормативной правовой базы, использовании позитивного международного опыта, регулировании правоотношений в этой сфере, что позволяет учитывать интересы и потребности многонационального населения, особенности языковой, демографической и политической ситуации внутри страны.

За годы независимости Казахстан уже доказал правильность проводимого курса на демократизацию, развитие институтов гражданского общества. В стране, где проживают представители более 130 национальностей, вот уже свыше 10 лет успешно действует уникальный институт, представляющий эффективный механизм решения межнациональных проблем, каким является Ассамблея народов Казахстана, действуют общественные объединения, свыше 5 тысяч неправительственных организаций. Государством налажен успешный диалог с НПО, средствами массовой информации. Особое место в нашем обществе занимают и национально-культурные центры, которых в стране более двухсот. Они выражают духовно-культурные запросы представителей различных национальностей, являются отражением национальной самобытности, проводят большую работу по развитию культуры, родного языка представителей различных национальностей, и в то же время их деятельность является свидетельством взаимоуважения людей разных национальностей, граждан нашей страны.

В условиях такой полиэтнической «палитры» общества, соответственно, и языковая политика должна быть построена на традициях взаимоуважения государства и граждан, создания в обществе обстановки уважительного отношения к закону, формирования позитивного правосознания. Это является одной из главных целей и задач данной Концепции.

В Послании Президента народу Казахстана «Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге нового рывка вперед в своем развитии» от 1 марта 2006 года Глава государства подчеркнул, что «мы сохраняем и развиваем многовековые традиции, язык и культуру казахского народа, обеспечивая при этом межнациональное и межкультурное согласие, прогресс единого народа Казахстана».

Вместе с тем, согласно Конституции нашей Республики Казахстан является унитарным государством с президентской формой правления. Поэтому действующая в стране модель функционального развития языков представляется наиболее оптимальной.

Народ Казахстана, «объединенный общей исторической судьбой, созидая государственность на исконной казахской земле», через Конституцию выразил свое отношение к вопросам языковой политики: государственным языком в стране является казахский язык. Учитывая лингвистическую, демографическую ситуацию в стране, исторически сложившиеся условия развития общественных отношений, социально-культурные традиции, русский язык признан официально употребляемым языком. Государство заботится о создании условий для изучения и развития языков народа Казахстана.

Именно эта модель функционирования языков позволяет учитывать духовные и культурные запросы граждан Казахстана, способствует сохранению межнационального согласия, политической стабильности, дальнейшему развитию и углублению демократических процессов, укреплению институтов гражданского общества.

Вопрос о качестве исполнения Закона, принимаемых нормативных правовых актов, различных программ, в целом являющихся механизмом реализации законодательства о языках, составляющих основу государственной политики в области развития языков, должен рассматриваться через призму работы всех государственных органов, органов местного самоуправления, их взаимодействия с общественными объединениями, неправительственными организациями, учебными заведениями, средствами массовой информации, и др.




следующая страница >>
Смотрите также:
Языковая политика и законы о языке. Языковая ситуация
1095.52kb.
7 стр.
Языковая политика и дилеммы идентичности в Израиле
289.01kb.
1 стр.
«Межнациональные отношения и языковая ситуация в Карагандинской области»
248.11kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс по дисциплине языковая политика в рк магистерская программа «Активный билингвизм и межкультурная коммуникация»
1066.13kb.
5 стр.
Лингвокультурная ситуация vs языковая коммуникация
18.08kb.
1 стр.
Круглый стол Языковая политика и языковое планирование в сфере трудовой миграции
21.69kb.
1 стр.
Монографии / monografie языковая деятельность. Основы функциональной методологии лингвистики, Тернополь 1996
194.81kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс по дисциплине языковая политика в рк магистерская программа «Активный билингвизм и межкультурная коммуникация»
809.17kb.
4 стр.
Языковая структура образа рассказчика в жанре non-fiction
409.9kb.
2 стр.
Языковая личность как категория исторической культурологии
386.15kb.
2 стр.
Языковая политика в Казахстане. "Казахстанский патриотизм должен перенять черты американского "
118.11kb.
1 стр.
Семинарских занятий Раздел Культура речи и языковая норма. Нормы современного русского языка Тема Орфоэпическая норма (форма проведения практическое занятие) Вопросы к теме
335.7kb.
1 стр.