Главная
страница 1


ПОСТАНОВЛЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И ИХ МЕСТО В СИСТЕМЕ АКТОВ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Г.А.Василевич

Генеральный прокурор Республики Беларусь

доктор юридических наук, профессор

Заслуженный юрист Республики Беларусь


Как известно, Конституции Республики Беларусь вступила в силу 30 марта 1994 г. В последующем было осуществлено широкое обновление текущего законодательства. Однако еще сохраняют свое существование ряд актов Верховного Совета Республики Беларусь, которые облечены в форму постановлений.

На практике возникают вопросы относительно того, к какой группе правовых актов их следует относить – к законодательным актам, актам законодательства и т.п. Решение данного вопроса имеет не только теоретическое, но и прикладное значение, так как достаточно часто в действующих законах, декретах имеются ссылки на то, что соответствующие общественные отношения регулируются законодательными актами, в других случаях указывается более конкретно – например, решениями Правительства, ведомственными актами. Так, в статье 198 ГК указано, что для отдельных видов требований законодательными актами могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (как известно, общий срок исковой давности устанавливается в три года). Согласно Положению о порядке возмещения ущерба, нанесенного субъектам хозяйственной деятельности незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц, утвержденному Постановлением Верховного Совета Республики Беларусь 16 июня 1993 г., право субъекта хозяйственной деятельности на обращение в хозяйственный суд с иском о признании акта государственной власти (управления) недействительным сроком не ограничено. В соответствии с пунктом 10 указанного Положения «право субъектов хозяйственной деятельности на возмещение ущерба, нанесенного им незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц, подлежит защите в течение одного года с момента возникновения права на иск. При этом ущерб может быть возмещен не более чем за один год, предшествующий подаче заявления в хозяйственный суд». В ст. 3 ГК дан перечень законодательных актов: он ориентирован на существующую систему законодательства. Однако в этой части нет коллизии между ст. 198 ГК и Положением от 16 июня 1993 года, т.к. в упомянутой статье ГК сделана отсылка на иной нормативный (законодательный акт). По ходу заметим некоторую некорректность формулировки пункта 10 (см. также ст. 15 ГК). Хотя более важным является вопрос, в контексте статьи 198 ГК, о возможности руководствоваться указанными в Положении сроками. То есть можно ли постановления Верховного Совета относить к законодательным актам, которые могут устанавливать сокращенные или более длительные сроки по сравнению с общим сроком исковой давности.

Для ответа на возникший вопрос следует руководствоваться не только действующей Конституцией, Законом «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», иными современными законами, но и теми правовыми предписаниями, которые действовали на момент принятия Верховным Советом Республики Беларусь, в том числе Конституцией Республики Беларусь (БССР) 1978 года, действовавшей до 30 марта 1994 года, Временным регламентом Верховного Совета, иными нормативными правовыми актами, а также сложившейся юридической практикой, которая восполняла существовавшие на тот момент пробелы в правовом регулировании.

Не позволяет решить возникшую проблему Закон от 30 января 1995 года «О соотношении актов Верховного Совета Республики Беларусь, имеющих юридические последствия». Сам по себе этот закон не большой – он состоит всего из трех статей. Автором настоящей публикации в период работы в Конституционном Суде приходилось обосновывать его неконституционность по ряду позиций. В качестве общего замечания отметим, что содержание указанного закона и его нацеленность свидетельствовали об отходе его авторов от закрепленной в Конституции 1994 года концепции разделения властей и выстраиваемой в связи с ее принятием новой иерархией нормативных правовых актов.

Так, в статье 2 Закона указывалось, что постановления Верховного Совета имеют одинаковую с законами Республики Беларусь юридическую силу. Не отвергая обязательность для исполнения постановлений, если они приняты в пределах полномочий Верховного Совета, все же после 30 марта 1994 г. они должны были иметь подзаконный характер. Как представляется, законом от 30 января 1995 г. Верховный Совет пытался легализовать свою явно неконституционную практику, которую он продолжал проводить в жизнь, несмотря на вступление в силу 30 марта 1994 г. в действие новой Конституции: в соответствии с этой практикой до середины 1996 года законы вводились в действие постановлениями Верховного Совета, которые подписывались не Президентом Республики Беларусь, а Председателем Верховного Совета; аналогично, ратификация международных договоров в нарушение Конституции осуществлялась не законами, а постановлениями.

Поэтому для нового этапа правового развития, с принятием нового Основного Закона, форма акта – закон, постановление, указ и т.д. – имела принципиально важное значение.

В период активной нормотворческой деятельности Верховного Совета XII созыва, особенно в 1990 – 1994 годы, правильному выбору формы акта – закона или постановления – не всегда уделялось должное внимание. (На это автор обращал внимание в своей монографии «Парламент Республики Беларусь. Конституционно-правовой аспект» еще в 1995 году, см. с.с. 116, 184–187). Не было каких-либо возражений со стороны иных властных структур, например Правительства, когда Верховный Совет облекал свой нормативный правовой акт в форму постановления, а не закона, т.к. оба эти акта все равно подписывались Председателем Верховного Совета, а не каким-либо иным должностным лицом. Многие постановления Верховного Совета, также как и законы, обладали всеми признаками нормативного правового акта (в настоящее время эти признаки указаны в Законе «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»).

Следует отметить, что в утвержденном Постановлением Верховного Совета от 31 мая 1990 г. Временном регламенте Верховного Совета Республики Беларусь указывалось, что Верховный Совет принимает постановления в целях осуществления распорядительных и контрольных полномочий (ст. 114). В то же время в ст. 3 принятого позднее закона (03 июля 1990 г.) «О порядке опубликования и вступления в силу законов Республики Беларусь и других актов, принятых Верховным Советом Республики Беларусь и его органами» шла речь не только о законах, но и других актах Верховного Совета нормативного характера, которые должны были вступать в силу по истечении 10 дней после их официального опубликования.

Более того, согласно ст. 97 Конституции Верховный Совет обладал правом принятия к своему рассмотрению и решения любого вопроса, находящегося в ведении Республики Беларусь.

Помимо упомянутого постановления Верховного Совета от 16 июня 1993 г. назовем еще несколько типичных актов Верховного Совета, имеющих нормативный характер и которые следовало бы облекать не в форму постановлений, а в форму закона, однако они не утратили своего законодательного характера, в том числе и в силу презумпции конституционности. Например, постановление от 20 марта 1992 г. «О временном порядке валютного регулирования и проведения валютных операций на территории Республики Беларусь». Объяснялось принятие этого постановления тем, что оно имеет временный характер и предполагается скорое принятие закона о валютном регулировании. Огромное значение для жизни общества имело утвержденное Постановлением Верховного Совета Положение о порядке восстановления прав граждан, пострадавших от репрессий в 20-х – 80-х годах. Оно также имеет нормативный характер. Даже судьбоносное решение Верховного Совета от 25 августа 1991 г. «Об обеспечении политической и экономической самостоятельности Республики Беларусь» было облечено в форму постановления. Естественно, оно имело нормативный правовой характер.

Следует обратить внимание, что Верховным Советом Республики Беларусь при принятии законов в начале 1990-х годов в их тексте использовались, различались такие понятия, как «законодательные акты», «законодательство» (см. законы о предприятиях, о собственности, об аренде и др.). В первом случае шла речь о всех актах нормативного характера Верховного Совета, во втором – наряду с ними имелись в виду и акты Правительства.

В связи с изложенным полагаем, что имели место определенные неточности в выборе формы акта Верховным Советом. Однако его практика базировалась на предшествующем опыте нормотворческой деятельности, отсутствии до 30 марта 1994 года реального разделения властей.

Де-факто нынешний белорусский парламент признал постановления Верховного Совета, имеющие нормативный характер, законодательными актами. Так, Законами от 17 апреля 1997 г. и от 04 января 2004 г. вносились изменения и дополнения в Положение о порядке восстановления прав граждан, пострадавших от репрессий в 20-х – 80-х годах; в постановление от 19 января 1993 г. «О порядке введения в действие Закона Республики Беларусь «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь» вносились изменения Законом от 21 июня 1996 г. и др.

В соответствии со ст. 6 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» изменение статуса государственного органа (должностного лица), который принимает (издает) соответствующие нормативные правовые акты, не влечет прекращения действия ранее принятых (изданных) нормативных правовых актов.

Нашей прежней практике известны случаи, когда признавали действие актов органов, которые прекратили свою деятельность, например, акты СНК, ВЦИК.

В соответствии со ст. 5 Закона от 15 марта 1994 г. «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» допускалось действие законов и других нормативных правовых актов до приведения их в соответствие с Конституцией в той части, в которой они ей не противоречили.

Постановление Верховного Совета от 16 июня 1993 г., как и ряд других его постановлений нормативного характера, не признаны утратившими силу, т.е. законодательный орган, а также Глава государства признают необходимость их сохранения, а значит и применения.

Вывод: до введения в действие новой Конституции Республики Беларусь все акты Верховного Совета, имеющие нормативный характер, следует относить к законодательным актам. Это обусловлено как нормотворческой практикой, так и характером конституционно-правового регулирования. С 30 марта 1994 года ситуация принципиально изменилась: принятие решений Верховным Советом нормативного характера в виде постановления явно противоречит Конституции и они не могут признаваться законодательными актами.





Смотрите также:
Постановления верховного совета республики беларусь и их место в системе актов действующего законодательства
67.17kb.
1 стр.
15 марта – День Конституции Республики Беларусь По материалам БелТА
62.9kb.
1 стр.
Ставки государственной пошлины, льготы по уплате государственной пошлины, размер тарифов за оказание дополнительных платных услуг, связанных с регистрацией актов гражданского состояния
46.74kb.
1 стр.
Конституция республики Узбекистан
462.58kb.
1 стр.
Постановление Президиума верховного совета республики хакасия о проекте закона Республики Хакасия №15-37/132-5
468.2kb.
1 стр.
Инструкция об организационно-техническом взаимодействии операторов электросвязи на территории Республики Беларусь
258.44kb.
1 стр.
Закона Республики Хакасия «О бюджетном процессе и межбюджетных отношениях в Республике Хакасия»
310.38kb.
1 стр.
"Гродноавтодор" утверждено: Приказ генерального директора руп «Гродноавтодор»
419.69kb.
2 стр.
Главный государственный санитарный врач республики беларусь
144.5kb.
1 стр.
Справка Министерства образования Республики Беларусь об итогах социально-экономического развития за январь-август 2012 г
219.97kb.
1 стр.
1 Положение разработано в соответствии с Положением об общежити­ях, утвержденным Постановлением Совета Министров Республики Беларусь 15. 09. 1999 №1437 в редакции постановления Совмина от 20. 08
377.82kb.
1 стр.
Декрет президента республики беларусь
112.51kb.
1 стр.