Главная
страница 1страница 2 ... страница 8страница 9




Аристарх Обломов

ЖЕНИТЬБА ЧУБАЙСА

(Пьеса для чтения и театра. Комедия в 5 действиях)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Феликс Маркович Жоголь, крупный бизнесмен, 39 лет.

Мариэтта Максимилиановна Коркунова, его жена, 43 года.

Их дети:


Георгий, прозванный Чубайсом, студент столичного вуза, 19 лет;

Софья, 14-15 лет;

Герман, курсант мореходного факультета провинциального вуза, сын Мариэтты Максимилиановны от первого брака, 21 год.

Алевтина Юрьевна Лопаткина, секретарь и управляющая делами при Мариэтте Максимилиановне.

Ротманов Юрий, студент столичного вуза, друг Чубайса со школьных времен,19 лет.

Медведок, советник Мариэтты Максимилиановны, судэксперт, 28 лет.

Наташа, подруга Мариэтты Максимилиановны, 26 лет.

Леопольд, мальчик из хорошей семьи, гость Софьи, несколько младше ее.

Садовник, Иван Афанасьевич, пенсионного возраста.

Палыч, помощник и приятель садовника, неопределенных лет.

Вахтер, Януарий Андреевич, бывший военный, в отставке.

Вика, институтская подруга Чубайса, 19 лет.

Антонина, студентка провинциального вуза, невеста Германа, гувернантка Софьи, 20 лет.

Ким Кимыч, генерал и бывший министр, давний знакомый семьи Жоголей, в настоящее время директор конезавода, около 70 лет.

Каин Леон Натанович, олигарх

Красномырдин, старый знакомый Феликса, с недавнего времени очень богатый человек.

Калерика или Кика, его дочь, 19 лет.
Министр и жена министра.
Эвелина, их дочь, 20 лет.
Мичман.
Гости, прислуга, официанты, охрана, деловые лица, курсанты мореходного факультета.

События происходят на протяжении недели в южном приморском городе и в подмосковной усадьбе.




ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Первые сцены происходят в южном приморском городе (помещение любительского театра), последующие в подмосковной усадьбе (комнаты, коридоры и холл особняка, участок садового хозяйства).
I
Южный приморский город. В помещении любительского театра.

Герман, Антонина, мичман, курсанты мореходного факультета.



Мичман (заводит за кулисы группу курсантов). Равняйсь! Отставить. Быстро переодеться и на сцену. (Уходит.)

Курсанты переодеваются. Из-за перегородки слышен женский смех. Герман забирается на шкаф и заглядывает за перегородку.

Голос. Герман, кто там?

Герман. Карина из института культуры, Катя Стародубцева... О, Зина Теремкова... Такая фуфырка!

Антонина (входит решительно, раздвигая всех, становится напротив шкафа). Ну?!



Герман (медленно слезает). Все помыслы только о тебе...

Входит мичман.



Мичман (становится между Антониной и Германом). Быстро на сцену. Прогон в костюмах и декорациях. Режиссер сказал, сперва четвертая картина, потом седьмая. Далее - по ранжиру, то есть по порядку. Кто?

Антонина уходит.



Мичман (Герману). Ты в какой?

Герман. В четвертой.

Мичман. В четвертую заход отсюда. (Придерживает Германа за плечо. Другим курсантам.) А вы - на ту кулису.

Курсанты уходят.



Мичман (Герману). Давай, давай. (Выталкивает Германа на сцену.)

Герман уходит и быстро возвращается.



Мичман. Герман, ты чего?! Ступай на сцену!

Герман. Все.

Мичман. Ну, ты даешь!

Слышны голоса со сцены. Герман переодевается опять в курсантское.



Мичман (что-то считает и пишет, протягивает Герману накладную.) Будь другом, сгоняй в мастерскую за бушлатами. Тут рядом. Я потом тебя на ночь в увольнение отпущу.

Герман. Мне не надо.

Мичман. С девушкой порезвишься. Твоя?

Герман. Моя.

Мичман. Как зовут?

Герман. Тоня.

Мичман. Энергичная. В кафетерий ее сводишь.

Герман. У меня денег нет.

Мичман. Я тебе взаймы дам. (Достает из кошелька деньги.) Хватит? (Герман молча берет.) Давай, туда-сюда, тут близко.

Герман. Я роли хотел послушать.

Мичман. Я все тебе передам. В лицах... (Выпроваживает его.) Всего двенадцать мест, бечевкой перетянешь и нормалюк. К концу репетиции успеешь.
II
Там же.

Герман и Антонина.


Антонина. Ты на следующий год в театр ходить будешь?

Герман. Вернусь из плавпрактики и обязательно

Антонина. Тебе же ролей не дают

Герман. Когда-нибудь дадут. Прошлый режиссер давал ведь.

Антонина. Потому что ты ей цветы из отцовского огорода возил

Герман. Не потому. Хотя некоторый подхалимаж театральному деятелю не помешает.

Антонина. Этот тебе главную роль точно никогда не даст

Герман. Присмотрится ко мне и даст. Да я и сам кое-что готовлю. Покажу ему

Антонина. Что именно?

Герман. Из "Горя от ума", из Бомарше...

Антонина. "Фигаро здесь, Фигаро там...". Зачем это тебе?

Герман. А тебе зачем?

Антонина. Нас в институте заставляют

Герман. А я, чтобы все перепробовать. Чтобы потом в жизни лучше свою роль сыграть

Антонина. А-а...

Герман. Театр – это возможность все попробовать. А потом, в реальности, в другом чем-либо, с первого раза и - гениально

Антонина. Где?

Герман. В жизни

Антонина. Смени очки!

Герман. Я серьезно

Антонина. Ну, тебя, зануда

Герман. Пуговица. Ты с отцом говорила о моей стажировке на корабле?

Антонина. Пока нет. Он считает, что ты мне не ровня

Герман. Считает, не считает, пусть просто так поможет. Скажи, учились в одной школе

Антонина. Не учились. Заплати в конторе, тебе все подпишут без отработки

Герман. Денег нет

Антонина. У отца спроси

Герман. Он в Ростове на заработках.

Антонина. А сколько стоит направление на хороший корабль? Не говори, сама узнаю

Герман. Вообще-то, деньги есть. Мать прислала, чтобы я в Москву к ней приехал, на дорогу. Поедем ко мне, я один остался, будем заниматься динь-динь

Антонина. Два часа в автобусе париться... Женись сначала

Герман. Ты меня должна сперва испытать

Антонина. Женись сначала

Герман. Женюсь. Вернусь из плавпрактики и распишемся. Попроси отца, чтобы замолвил словечко.

Антонина. Не станет он за тебя хлопотать

Герман. Ты же еще не просила

Антонина. Знаю. Кто ты такой?!

Герман. Твой отец, хоть и великий человек, но... отсталый. Потому что не хочет отличать личностей высокого интеллектуального склада

Антонина. Повело.

Герман. Вот сосватает тебя за какого-нибудь держиморду. (Изменившимся голосом.) "Рембрандта читала?! В постель!"

Антонина. Интеллектуал...

Герман. Скрывать, Антонина, не буду. Изучил клинопись египетских фараонов, читаю в подлиннике Гомера, Еврипида, Юлия Цезаря, лорда Байрона... Знаю наизусть великое множество стихотворных и прозаических опусов... Прочитал в подлиннике всего Сервантеса, господина Веллиема Шекспира и прочую мелочь – Расина, Кальдерона, Шатобриана...

Антонина. Не дурачься

Герман. Знаком с иностранными языками. Например, "schlafen zusammen?" – то есть. "спим вместе?", по-немецки, "Пийдэмо, крихитко, у лижко?" – то же самое по-украински...

Антонина. Вас там собрали одних мужиков. Только это на уме.

Герман. Синий чулок.

Антонина. Сганарель беспортошный

Герман. В общем, последний наполеоновский ультиматум: если вы, буржуйские физиономии, не устроите меня на приличную плавпрактику, месть моя превзойдет Пугачева, Робеспьера и Сен-Жюста вместе взятых.

Антонина. Она у тебя богатая?

Герман. С сестрой почти каждое лето сюда или к нам в поселок приезжала, снимала в гостинице приличный номер.

Антонина. Чтобы себя перед твоим отцом показать... Врачиха, какое богатство... Может, связи есть или родственники влиятельные?

Герман. Вроде нет.

Антонина. А брата видел?

Герман. Я с матерью, в ее новой семье, до трех лет жил. Потом меня отец сюда забрал. Брату тогда год был, я его не помню. Жили в каком-то заводском доме...

Антонина. Поедешь?

Герман. Нет. Это она из-за вежливости. Чего я их буду стеснять?

Антонина. Слушай. Давай контракт заключим. Поезжай в Москву, сориентируйся, а я к тебе приеду. Если где-нибудь удастся зацепиться - может быть, мать твоя поможет – останусь там

Герман. А институт?

Антонина. Переведусь в Москву. Наш неперспективный, захолустный. А тебе сделаю за это хорошую плавпрактику

Герман. Когда?

Антонина. Во втором или в третьем потоке

Герман. Отца попросишь?

Антонина. Не твое дело. Дядю Ираклия.

Герман. На современном крупнотоннажном корабле?

Антонина. На современном

Герман. Приличной судовладельческой компании?

Антонина. Да

Герман. Чтобы потом можно было туда же и на работу поступить?

Антонина. Да

Герман. Не верю... Согласен

Антонина. Станиславский сопливый

III
Комната в особняке на половине Мариэтты Максимилиановны.

Мариэтта Максимилиановна, Наташа, Лопаткина.


Мариэтта Максимилиановна и Наташа занимаются фитнесом (перекатываются через спину друг друга, поднимают, трясут, держат на руках).

Входит Лопаткина.



Лопаткина. Мариэтта Максимилиановна, извините, мое время...

М.М. Я сейчас, Алевтина Юрьевна. (Приводит себя в порядок за ширмой. Возвращается.) Иди, Наташа.

Лопаткина. От Красномырдиных звонили. Прибудут отец и дочь. Ким Кимович приглашен. С кем приедет неизвестно, скорей всего, один, как всегда. Леон Натанович Каин. Будет один или с какой-нибудь новой подругой.

М.М. Красномырдин... Хочу на них посмотреть, коли явятся.

Лопаткина. Куда он денется. Он хоть и числится теперь в самых богатых, но в хорошие дома его не очень то ждут. Дружба с вами для него …

М.М. Полно, полно. Мы – великие персоны … Понятно. Георгий где сейчас? Кстати, кто его Чубайсом прозвал?

Лопаткина. Феликс Маркович. Но не признается, говорит, однокурсники.

М.М. Надо, чтобы он с Георгием поговорил до приезда гостей, настроил его. Лучше, чтобы в вашем присутствии.

Лопаткина. Сокольниковы…

М.М. Сокольниковы. Что от них?

Лопаткина. Тут сложней. Послала им приглашение. Что больше? Министру не прикажешь.

М.М. Что слышно по уголовному делу, по министерству и относительно его самого?

Лопаткина. Я распорядилась купить копии материалов дела. Мое мнение: ничего серьезного. Больше разговоров. Полтора года продолжается, а никаких подвижек. Выборы скоро, министра придерживают на коротком поводке.

М.М. Оно и лучше. Покладистей будет. Хотя: если что серьезное, эта дружба чести нам не сделает. (Берет со стола кипу бумаг.) Вы мне вот это объясните. Уже по нашим делам непосредственным. По Концерну. Феликс Маркович где? Мне балансы принесли. Говорят: еще два-три года его руководства Концерном – придется осколки собирать.

Лопаткина. Медведок сказал: ничего страшного, обычная динамика.

М.М. Дай то бог.

Лопаткина. Феликс Маркович у себя. Ждет вашего вызова.

М.М. Может… пока приглашают в министерство, пусть идет?

Лопаткина. Министром?

М.М. Министром и пытаться не следует, их каждый год десятками сменяют. И замом не надо.

Лопаткина. А приглашают на какую должность?

М.М. Должность то хорошая, но очень уж велика вероятность слететь при первой же смене правительства. А вот директором департамента, это бы нас на данном этапе удовлетворило. Надо сосредоточить связи. Продумайте программу продвижения.

Лопаткина. А Концерн на кого? Полностью передавать наемному менеджменту нельзя. У нас ведь все по старинке: доходы имеешь только там, где каждый день лично присутствуешь.

М.М. Ли Якокка в «Крайслере» и Роджер Смит в «Дженерал моторз» были наемными управляющими. Во-вторых, я - член наблюдательного совета, а вы - ревизионной комиссии. В-третьих, - найдем. И кого назначить в правление Концерна, и кто будет их контролировать. И из числа наемных, и из своих.

Лопаткина. Сама мысль непривычна… Столько лет при нем… при Феликсе Марковиче… Поднялись…

М.М. Напомню Вам, что доля Концерна в нашем совокупном капитале всего лишь одна четвертая.

Заглядывает Феликс, потом входит.



Феликс. Наполеоны, Мюраты, Талейраны … Какие великие события обсуждаете? Какие империи низвергаете или наоборот? Не смущу своим присутствием? (Персонально кланяется Лопаткиной. Протягивает красивую безделушку.) Алевтина Юрьевна, презент, заколка Клеопатры. Найдена в Мемфисе, под четвертой пирамидой слева. (Мариэтте Максимилиановне.) Jenny, а не слишком мы поспешили с приглашениями? Территория усадьбы еще недостаточно благоустроена.

Лопаткина. "Jenny"? Что-то новое.

Феликс. Как Дженни Маркс. Она была умной, красивой, старше мужа на четыре года, и он ее очень любил.

М.М. Балансы по Концерну за первое полугодие принесли. Твое правление, мой друг, опять не на высоте.

Феликс. Мечта моя, гнусные наветы недоброжелателей. Прирост, как в лучших странах Европы.

М.М. На два с половиной пшика?

Феликс. Зато долговременно.

М.М. Это во Франции или Англии может быть долговременно. У нас либо быстро и много, либо – ничего.

Феликс. Мечта моя…

М.М. Довольно, сегодня речь не о том. На званом вечере, возможно, будет присутствовать министр. Сокольниковы, он, жена и дочь. Удели им, пожалуйста, первостепенное внимание. Познакомь девушку с Георгием, пусть поухаживает за ней. Если у него разговор не будет составляться, вступи сам, направь… Ты умеешь, не мне тебе объяснять. Их нам упускать нельзя.

Феликс. Особой необходимости я в этом знакомстве не вижу. Я с министерством Сокольникова почти не соприкасаюсь.

М.М. Во-первых, когда-нибудь может пригодиться. У Сокольниковых связи немалые. Во-вторых, не всю жизнь нам с головорезами и прохиндеями знаться. Сокольниковы и их другая ветвь, Розенберги - дореволюционные известные культурные семьи. В-третьих, их дочь в Москве только полторы недели, закончила учебу за границей, еще никуда не устроена, ни с кем не сдружилась.

Феликс. Симпатичная?

Лопаткина. У тебя одно на уме.

М.М. Мэрилин Монро.

Феликс. Красотка Мэрилин не в моем вкусе.

Лопаткина. Она и не для тебя предназначена.

Феликс. Материал для художника небезразличен; мне с нею работать. Мне более глянутся такие, как Jenny, или на худой конец – Софи Лорен. (вглядывается в Лопаткину) О, Алевтина Юрьевна, вы в профиль - вылитая Софи Лорен. (Лопаткина пятится от него.) А маман-Сокольникова на кого похожа?

М.М. Не дурачься.

Феликс. «Когда в делах, я от веселий прячусь, когда дурачиться - дурачусь». Кого вы из меня делаете? Монстра-соблазнителя! Я был тонкой поэтической натурой. Знал сотню куплетов, писал сам. Алевтина Юрьевна, вы, по-моему, меня явно не дооцениваете. Менеджмент – это ремесло. Мои стихи были неподражаемы. Слог, колорит. Силлабо-тоника. Между прочим, Jenny, Чубайс унаследовал мой незаурядный поэтический дар. Знаешь, что он Софьиной преподавательнице вокала в альбом записал?

М.М. Это ты его Чубайсом прозвал?

Феликс. Помилуй. Как ты могла подумать. Однокурсники. Из уважения. Такой же рыжий, обеспеченный, всезнающий.

М.М. Всезнающий?

Феликс. Мечта моя, это в МГИМО он был, мягко говоря, неотличником. Ныне учится в простом, непримечательном, народном вузе. Людей со значительным социальным положением среди студентов там мало или нет совсем. У парня высокая самореализация. Посмотри, что он написал:
"Я весь хотел бы клавишами стать,

Чтоб только пальцы легкие твои

Прошлись по мне, заставив трепетать,

Когда ты струн коснешься в забытьи." 1



____________________________________________________

1 Из 128 сонета В. Шекспира. Перевод С.Я. Маршака
Талант. Чуть подправить и - в литературный альманах.

М.М. Это Шекспир, сонеты.

Феликс. Шекспир?! Кто бы мог подумать?! Вот вы, Алевтина Юрьевна, вы подумали: «это Шекспир, 342 сонет, второй стих снизу»?

Лопаткина. Подумала. Вся издумалась.

М.М. Ты говорил с ним про ту сокурсницу? Нет? Объясни: если он смотрит на эти вещи серьезно, она ему не пара. Пусть ни себе, ни ей голову не морочит. У него другое предназначение.

Феликс. В министерстве Сокольникова уголовное дело заведено. Если оно о том, о чем я слышал, он будет первым фигурантом.

М.М. Я эти разговоры полтора года слышу. Арестуют так арестуют, значит дальше продолжения не будет. Просто: ездили, гостили. Что, гостей принимать нельзя?

Феликс. Можно, можно. И невозможное возможно.

Феликс заглядывает за ширму, вытаскивает тренажерный велосипед без колес. Садится на него, крутит педали. Потом тренажер вдруг трогается с места, Феликс разворачивается и уезжает.


IV
Там же.

Мариэтта Максимилиановна, Медведок, Чубайс и Наташа.


Мариэтта Максимилиановна просматривает бумаги, лежащие на столе. Звучат подготовленные консультантами информационные материалы.

Голос 1.* "Золотой век" живописи, то есть состояние искусства, когда в одной стране творили одновременно два или более гениальных художников, это, конечно же, не только 17 век с его великими голландцами, расцветом фламандской школы и феноменом Веласкеса... "Золотым веком" можно назвать – и Феликс Маркович тут безусловно прав - и 13 век с Камбио, Чимабуэ, Дуччо Буонинсенья и молодым Джотто, и первую половину 14 века с интересной сиенской школой, Симоне Мартини и поздним Джотто, и 15 век с Мозаччо - в начале и Леонардо да Винчи и Боттичелли - в конце ...

Включает другую запись.

Голос 2.* Традиционные крестьянские усадьбы включали избу, гумно, хлев, конюшню и пр. В 17-19 вв. сложился тип дворянского поместья, состоящий из барского дома, обслуживающих построек, парка, церкви, пруда. Городские усадьбы имели дом, служебные корпуса, сад. Сегодняшние аналоги русских усадьб в Западной Европе – виллы – включают загородный дом, сад или парк ...

Переключает на другое сообщение.

Голос 3.* Ниспадающие бегонии предназначены, главным образом, для подвесок, горшков или жардиньерок. Могут все лето расцвечивать внешние домовые и садовые конструкции: террасы и балконы, гроты и виадуки, шпалеры, арки, трельяжи, беседки, фонари, столбы...



М.М. (выключает запись; нажимает кнопку пульта связи.) Вызовите ко мне садовника, Ивана Афанасьевича. И Георгия.

Вновь включает информационные записи.

Голос 4.* Тюильри был построен в 1564 году для Екатерины Медичи. Во время Великой французской революции в Тюильри некоторое время жил король Людовик XVI, позже в нем заседали Конвент и Совет пятисот. В 1871 году; в дни Парижской коммуны, дворец сгорел...

Переключает на другую информацию.

Голос 5.* ... роль Наполеона исполнил Кристиан Клавье. В главной женской роли снялась Изабелла Росселлини, дочь творца "неореализма" Роберто Росселлини и знаменитой актрисы Ингрид Бергман...

Переключает на другое сообщение.

Голос 6.* Деловая женщина объективно не может тратить столько времени на поддержание своего внешнего вида, сколько светские львицы. Поэтому заслуживают внимания предложения имиджмейкеров свободного стиля...

Сообщение охраны. К вам пропущен Медведок.



Входит Медведок.

Медведок. Мариэтта Максимилиановна...

М.М. (выключает запись). Подготовили?

Медведок. Исполнил в точности с вашими указаниями

М.М. Докладывайте

Медведок. Резванович Ирина Кельминовна, 19 лет, 2 курс университета международных отношений, по матери Розинель. Родители в Швейцарии по направлению МИД. Отец четвертый год занимает должность ...

М.М. Про этих пока не надо

Медведок. В конверте перед вами фотографии. Всех, так сказать, главных фигурантов

М.М.(вынимает фото). О, даже в нескольких ракурсах

Медведок. В трех. На форзаце подписано – кто.

М.М. Хорошо

Медведок. Калерика Красномырдина, 19 лет, студентка колледжа ландшафтного дизайна. Мать – домохозяйка. Отец включен в каталог самых богатых...

М.М. Про этих знаю, знакомые нашей молодости. Как она учится?

Медведок. Не отличница...

М.М. Понятно

Медведок. Эйнштейн сказал: отличник – первый признак отсутствия гениальности.

М.М. Эйнштейн такого не говорил

Медведок. Разве? Я уточню. Ездила за границу изучать иностранные языки. Один раз в Швецию, один раз в Финляндию.

М.М. Какие языки?

Медведок. Французский и немецкий.

М.М. Почему в Швецию и Финляндию?

Медведок. Просто так. Начальные языковые туры. Была на отдыхе в Германии, по путевке; приобретенной на месте, и во Франции (Ницца, бронировался номер)

М.М. Одна?

Медведок. Всегда с матерью

М.М. Следующая

Медведок. Бейгельзимер Ольга Станиславовна, 17 лет, школьница, подала документы сразу в три вуза. Отец – крупный предприниматель. Происхождение стартового капитала неясно. Стоимость недвижимости в Москве и Санкт Петербурге оценочно 180-190 млн. долларов

М.М. Достаточно. Дальше.

Медведок. Калиновская Ирина, 19 лет, студентка медицинской академии, Отец, Эрнест Ефимович, профессор той же академии. Дедушка, Ефим Эрнестович Калиновский, владелец сети бензоколонок в Канаде.

М.М. Поляк?

Медведок. Еврей. В данном случае это хорошо. Дети Георгия Феликсовича, так сказать, ваши внуки, извините, будут считаться чистокровными евреями. Это высоко ценится... В случае любой эмиграции, двойного гражданства, и вообще мало ли что у нас тут когда-нибудь случится...

М.М. Но по моей линии...

Медведок. Считается по отцу

М.М. У Феликса Марковича мама русская.

Медведок. Считается по отцу

М.М. Не по отцу, а по матери

Медведок. Разве? Я уточню. Объект особого внимания... Сокольникова Эвелина, 20 лет, два года назад сдала в Санкт Петербурге экстерном полный университетский курс по факультету иностранных языков. И... И только что закончила в Париже колледж по искусству и архитектуре. Вызвана родителями в Москву за неимением средств содержать ее далее во Франции.

М.М. Вундеркинд?

Медведок. Возможно.

М.М. Вы с ней разговаривали?

Медведок. Нет.

М.М. Я же приказала, узнать ближе.

Медведок. Мне Алевтина Юрьевна все передала. Я проник куда-надо... Несколько раз находился рядом с претенденткой и слышал, как и о чем она разговаривает. Речь нормативная, молодежный сленг не употребляет. По-моему, не курит, признаков, что принимает наркотики, не обнаружил... Так... Родители: отец, вы знаете, министр, мать – доцент педагогической академии. Из пращуров по меньшей мере двое были министрами; в роду есть академики, профессора, вице-адмирал и посол. Официально заявленное имущество смехотворное. Если прикажете, займусь розыском?

М.М. Да!

Медведок. Копии налоговых деклараций министра и его жены за последние годы прилагаю...В конверте, что слева от вас

Входят садовник и Чубайс; стоят у двери.



М.М.(Медведку). На сегодня довольно

Медведок. Какие будут дополнительные распоряжения?

М.М. Распечатайте мне подробные справки на всех. Остальное вам сообщит, если понадобится, Алевтина Юрьевна

Медведок откланивается и уходит.



М.М.(садовнику). Иван Афанасьевич, завтра поедите к Бейгельзимерам и посмотрите, как у них устроены ротонды и гроты. Они обещали показать. И сразу же мне начертите небольшой план применительно к нашей территории... Второе. Какова готовность вашего хозяйства к сегодняшнему вечеру? Ни один фонтан запустить так и не удастся?

Садовник. Половины запчастей нет, легче новые фонтаны купить

М.М. Вы что! Это же старинные петербуржские фонтаны

Садовник. Ну, с ними мы не скоро сладим, а остальное все, вроде, чин чином.

М.М. Я перед отъездом на примерку загляну к вам. (Чубайсу.) Георгий, садись.

Садовник уходит.



М.М. Приедет министр с дочерью, окажи ей внимание. Весь вечер будь при ней как прилежный хозяин, предупреждай каждое желание. Понаблюдай, как папа ведет себя с гостями, и попробуй сделать так же.

Чубайс. Курить можно?

М.М. Она не курит. Говори о разных пустяках... Хоть о погоде – тоже неплохо. Не расспрашивай ее ни о чем – чтобы не зазналась. Сама рассказывать станет – слушай с умным видом и не перебивай. Понятно? Меньше говори. Сойдешь и за знатока, и за интеллектуала.

Чубайс. Да, ясно

М.М. Если она пошутит и засмеется или ты пошутишь и она засмеется, можешь сказать, как папа обычно говорит, что она очаровательна, светла, одухотворенна и тому подобное, и поцеловать руку. (Нажимает кнопку на пульте.) Пусть Наташа зайдет ко мне

Входит Наташа.



М.М. Подойди к Наташе и поцелуй руку

Чубайс встает и целует руку у Наташи.



М.М. Держи руку красиво, и ее, и свою. И не с видом приговоренного к гильотине...

Чубайс повторяет действие.



М.М. Нет. Подойди сюда.

Чубайс с обреченным видом подходит к Мариэтте Максимилиановне, стоит, не зная, что делать, затем наклоняется и хочет поцеловать руку.



М.М (переворачивает ладонь и хватает его за нос). Не так! Иди к папе, пусть он тебе покажет

Чубайс уходит.


V
Холл особняка.

Феликс, Лопаткина, Чубайс, Ротманов.


Феликс и Лопаткина пререкаются.

Феликс. У вас лучше получится.

Лопаткина. Скажи ему сам. Мне это к чему?

Входит Чубайс с гитарой.



Феликс. Георгий, что это за девушка?.. Тебя с ней несколько раз видели.

Чубайс. Вика Ликина. Со мной учится.

Феликс. Как? Лиликина?

Чубайс. Вика Ликина.

Феликс. Чья это девушка?

Чубайс. Моя.

Феликс. Видишь ли, приятель мой, так нельзя… Нехорошо.

Чубайс. Обычная девчонка.

Лопаткина. Их вчера видели в клубе на Кутузовском.

Феликс. Опять вот: видели. Было что, не было. Разнесут теперь всем.

Чубайс. А что?

Лопаткина. Смазливая, таких много. Ни роду, ни племени.

Феликс. Кто у нее родители?

Лопаткина (раздраженно). Говорить не о чем! Тебе надо карьеру делать. Использовать все преимущества своего положения. Ты думаешь в Тамбове или каком-нибудь Замихайловске дурней тебя, меня, отца твоего? Нисколько нет. Но они там останутся, в нищете, на десятых ролях, до конца своей жизни. Потому что у них нет преимуществ положения. Они - не в Москве; у них нет денег на элементарные первоначальную атрибутику успешного бизнеса (офис в центре, представительский автомобиль, модную одежду); нет известных и богатых родителей, дедушек и бабушек во Франции; нет знакомых министров и олигархов. А у тебя есть преимущества положения, и ты его не профукай.

Чубайс. Я понимаю.

Лопаткина. Конкуренция! Тут – волки, враз проглотят. И чтоб других обогнать, все связи должны быть сосредоточены и все усилия. Все должны толкать: и фамильные кланы, и родители, и жена, и родители жены. Вот пример твоего отца. Кто бы он был без Мариэтты Максимилиановны?

Феликс. Да я и сам кое-что…

Лопаткина. Просадил бы все в казино и ночных клубах. И тебя, Георгий, это ждет. Слушай, что тебе говорят.

Чубайс. Один, как вы выражаетесь, из клановой семьи женился на простой; она потом премьер-министром стала и его тянула.

Лопаткина. Эта твоя Лиликина премьер-министром не станет. После такой шарашки, где ты теперь учишься, ее в Москве, разве что, кладовщицей на стройку примут. Если с министрами хотел учиться, надо было руками и ногами за МГИМО держаться.

Чубайс. Алевтина Юрьевна, вы же знаете, что у меня с языками возникло затруднение.

Лопаткина. Для такого дела можно было ночами не поспать, все учебники вызубрить. В Лондон можно было съездить в языковое турне...

Чубайс. У меня к языкам нет склонности…

Лопаткина. Вот, Феликс Маркович!

Феликс. Суть такая. Девушку эту оставь. Вечером съедутся гости. Тебя познакомят с дамой, возможно, не с одной. Будь галантным. Постарайся произвести солидное впечатление. Поэкспериментируй. Если возникнут какие-то накладки, я всегда рядом... Приводить чужих, из студентов, даже не пытайся. Охрана усиленная, никого не пропустят.

Феликс и Лопаткина уходят.

Чубайс садится и начинает разучивать песню под гитару.

Чубайс (речитативом). "…Целую теплые твои коленки... Целую теплые твои коленки. Лентяйка милая, вставай, смотри, какие на сливках пенки…"

Входит Ротманов.



Чубайс. Сейчас... (Продолжает разучивание.)

Ротманов. Гости начнут собираться часам к шести

Чубайс (откладывает гитару и извлекает нечто яркое, похожее на галстук, прикладывает к вороту рубашки). Зацени! В бутике случайно натолкнулся.

Ротманов (забирает галстук и прикидывает на себя). Супер!

Чубайс. Необычный

Ротманов. Маяковский, чтобы привлечь внимание женщин, повязывал какую-то яркую тряпку. Девицы и замужние дамы сходили с ума.

Чубайс (показывает фотокарточку). А такое видел?!

Ротманов. Кто это?

Чубайс. Одна моя знакомая

Ротманов. Из клуба?

Чубайс. Нет

Ротманов. Из общежития?

Чубайс. С подкурсов. Позавчера познакомился. Такая мартышка! Хочу ее сюда к нам вечером провести

Ротманов. Уж ее точно не пропустят. Совсем новое лицо.

Чубайс. Ты бы знал. Такая мартышка! Может, сестру попросить? Сходи. А? Тебе проще. Со мной она начнет выделываться...

Ротманов. Мне всегда приятно пообщаться с твоей сестрой. Но ты же знаешь, какой на званом вечере будет уровень представительства. По-моему, безнадежно, даже если Соня и согласится нам помочь

Чубайс. Сходи. А?

Ротманов. Совсем новое лицо...

Чубайс. Ну, пусть тогда проведет хоть Вику Ликину
VI
Комната в особняке на половине Софьи.

Леопольд, Ротманов, Софья.


Леопольд, разряженный, как Пьеро, сидит на краешке стула и пролистывает книги, которые стопкой лежат на столе у Софьи. Потом встает и просовывает голову в приоткрытую дверь (в покои Софьи).

Голос. Подождите

Леопольд прохаживается по комнате, заглядывая в углы и за мебель. Подкрадывается к приоткрытой двери.

Голос. Подождите

Входит Ротманов. Леопольд смотрит на него исподлобья, складывает руки на животе и важно молчит

Ротманов. Софью Феликсовну ждешь? (Подходит к столу, просматривает без внимания книги.) Французская классика...

Леопольд. К вашему сведению, Тирсо де Молина и Агустин Морено – испанские драматурги. Возможно, вас ввел в заблуждение несколько истершийся корешок другой книги, на котором можно ошибочно прочитать имя создателя произведения как Шатобриан. Но, к сожалению, и здесь автор не француз; данный том принадлежит перу Ричарда Шеридана, английского драматурга, автора знаменитой пьесы "Школа злословия"...

Ротманов. Будь другом, постой на улице, мне две минуты... (Выталкивает Леопольда в коридор.)

Ротманов заглядывает в приоткрытую дверь (в покои Софьи). Из коридора возвращается Леопольд.



Леопольд. Там пахнет мандариновыми корками

Ротманов. Это Георгий ел апельсин. (Прислушивается.) Кажется, идет. Спрячься куда-нибудь на две минуты! Давай сюда! (Заталкивает Леопольда в шкаф).

Входит празднично одетая Софья.



Ротманов (целует руку). Извините, Софья Феликсовна, я к вам по деликатному делу

Софья. А где Леопольд?

Ротманов. Видите ли, Георгий бы очень желал, чтобы вы посодействовали, так сказать, облегчению пропускного режима... То есть, чтобы охрана пропустила его однокурсницу Викторию Ликину

Софья. А где Леопольд?

Леопольд (выбирается из шкафа). Я-а... Я здесь

Ротманов (заслоняет Леопольда и показывает рукой за спиной, чтобы тот ушел). Оказывая, таким образом, услугу Георгию, вы совершите благородный поступок... Ваш брат...

Софья. Сегодняшний вечер не предназначен для легкомысленных развлечений. Поэтому, Юра, я вынуждена отказать в его и твоей просьбе. Я также нахожу, что эта девушка оказывает на Георгия неблаготворное влияние. У него образовались текущие задолженности по двум предметам. А из-за того, что он не может с ней разговаривать ни на одном из иностранных языков, у него заметно ухудшился английский и французский.

Леопольд заглядывает сбоку. Ротманов вновь загораживает его.



Ротманов. На счет задолженностей по предметам я вам сейчас все объясню...

Софья. Юра, аудиенция по твоему вопросу закончена

Ротманов. На вас, Софья Феликсовна, была наша последняя надежда

Софья. Юра!

Ротманов. Слушаюсь, ухожу. (Уходит.)

Софья. Леопольд, ваше поведение приводит меня в недоумение... (Далее идет нотация на французском, что он должен быть более самостоятельным и не позволять себе легкомысленные поступки. Леопольд иногда подает ответные реплики, тоже по-французски.)
VII
Участок садового хозяйства. Рамка с датчиками, вентилями, переключателями; инвентарь; картонные щиты со схемами; пожарный ящик и т. п.

Садовник, Палыч, вахтер.


Садовник и Палыч занимаются текущими делами. Время от времени с пульта автоматической пропускной приходит вахтер.

Садовник и вахтер в новой повседневной спецодежде. Палыч в старом измазанном краской шерстяном френче, галифе и разбитых рабочих ботинках на босу ногу.



Палыч (подошедшему вахтеру). Скучно одному то? Скоро к нам особо не находишь. Внешнюю ограду доделают и тебя тю-тю

Вахтер. Что вы имеете в виду?

Палыч. Вынесут... За тридцать метров от дома. На внешние усадебные ворота. Будешь вратарем.

Вахтер. Там других поставят.

Палыч. Ты смотри, как устроился...

Садовник. Палыч, не приставай к человеку.

Палыч (вахтеру). Концерн знаешь, кто создал? Афанасьич.

Вахтер. Я вас не понимаю.

Палыч. Расскажи, Афанасьич.

Садовник. Не создал, а посоветовал Феликсу взять госкредит на покупку третьего и четвертого завода.

Вахтер. Это те воровские кредиты …

Садовник. Да нет. Это уже в другие времена...

Палыч. Афанасьичу за это выдали акции на эти заводы. Много, Афанасьич?

Садовник. Жоголи – фамилия известная, связи - несусветные... Феликс не просит, ему предлагают. С откатами, конечно, и приношениями, но не как обычному смертному, по-божески... А научно и практически опереться не на кого. Это сейчас в Концерне управленческий штат – все сверкает, крутится, летает... А тогда собралось правление и ревизионная комиссия, большинство сопляки, как Феликс, головной завод вроде работает, а все равно, что не работает, а они довольны, приличных то оборотов не видели. Зашла речь о кредите -трясутся: возьмем, а как отдавать Говорю: дают бери, а бьют беги. Тебе же предлагают; другие бы за это руками и ногами вцепились, и ты хватайся; это ж - ого-го, сразу выйдешь на другой уровень. Он опять: А коли не смогу вернуть? – Ну, и делов то! Даже если конфискация. У тебя нет ничего, все давно на родственников переписано. Говорит: боюсь, с женой посоветуюсь. А Мариэтта сразу поддержала.

Вахтер. Кто у Мариэтты Максимилиановны родители?

Садовник. Не знаю. Всегда принимает их в городской квартире, мне туда входа нет. Тут живут полтора года, сюда ни разу не привозила. Иногда сама к родственникам ездит. Куда – не известно. И девочка, дочь Софья, с ней всегда ездит, но тоже ничего не рассказывает.

Вахтер. Выученная.

Садовник. Порода. Не знаю, какая родословная у Мариэтты Максимилиановны. По линии Феликса: у них ни одного поколения не было, чтобы кто-то не стал директором крупного завода, или каким-нибудь академиком. У матери Феликса мать была заслуженной артисткой, а отец консулом. Дядя, старший брат отца, был начальником строительства громадной ГЭС в Сибири. Феликс после института мог поехать работать за границу, на хорошую должность.

Вахтер. И вы так просто говорите. От заграничной должности он отказался, в академики звали – не пошел … А ваши племянники и внуки имеют такие преференции? Он палец о палец не ударил. Все бегают вокруг него: на тебе, дорогой; это хочешь?; то хочешь? Выбирай – глаза разбегаются.

К высказываниям вахтера привыкли и особого внимания не обращают. Садовник и Палыч делают текущую работу.



Вахтер. А то, что Концерн валится! Каждый год нынешнее правление просаживает десять миллионов долларов. И все равно на плаву. Как же! Наворованы миллиарды! Можно двести лет просаживать – никто не заметит. И эти будут в медалях ходить и числиться в гениях промышленного управления.

Палыч настораживается.



Палыч. Афанасьич, о чем он? «Концерн валится…» Ты на заводе член разных советов… Что он говорит – это правда?

Садовник. Ерунда. Третий раз такое слышу. Надо Феликсу сказать: пусть разберется. Короеды где-то завелись. Зависть людей точит.

Вахтер. Я гляжу: он целыми днями на работу может не ездить.

Садовник. А чего зря людей тревожить, когда все отлажено. Он не начальник цеха, а председатель правления. Там есть кому и без него дела делать. Внедрили современную систему управления. Алгоритм!

Вахтер. И? Жить легче стало? Или что?

Садовник. Что, что?! Рентабельность выше. Можно зарплаты поднять. Сколько в Концерне работающих? В одной Москве - тысячи. Не увольняется никто.

Вахтер. Все и всегда было обман. Просто рабочим людям нужно время, чтобы этот обман осознать. Очередная система выжимания пота, ниспосланная сверху… И вы что, сами верите?!

Палыч. Ты че пристал?! Какое «выжимание пота»? Даже я понял, хотя Эрнесту Чегевару в подлиннике не читал. Сказали тебе – алгоритм. Например, ты вот здесь отираешься, а проходная работает: Софью в гимназию увезли, гувернантка несколько раз шмыкала, дружок Чубайса не смог пройти дальше турникета… Ни один кингстон зря не открылся и не закрылся… У алгоритма все рассчитано. А ты говоришь: Феликс дурной.

Вахтер. Я не говорил такого. Я уважаю Феликса Марковича. Но социальные обстоятельства, если они несправедливые, ставят одних людей по отношению к другим в положение непримиримых противников.

Палыч. Испугался?!

Вахтер. Из чего вы сделали такой вывод?

Палыч. Сразу заегозил вокруг Феликса Марковича. Вот я расскажу ему...

Вахтер. Я своих взглядов не скрываю. А относительно вас: я не думаю, что Феликс Маркович ведет с вами приватные беседы, и, даже более того, вряд ли он когда-либо имел с вами какой-нибудь разговор.

Палыч. Имел, имел! Увидит меня, бывало, хлопнет по плечу: ну, как ты, брат Палыч! Отвечаю: ничего, мол, все нормально. Спрашивает: не шалит ли там вахтер такой-то, в отличие от вас с садовником, человек малоизвестный и непроверенный? Отвечаю: нет, ваше высокоблагородие, не шалит … Пока.

Вахтер (неодобрительно качает головой). У-у. У-у.



Садовник. Довольно вам! Скоро наговоритесь и с Феликсом Марковичем, и с Мариэттой Максимилиановной, и с Лопаткиной...

Палыч. Лопаткина – исключительная дама!

Садовник. Мариэтта Максимилиановна собирается теперь регулярно званые вечера проводить. Георгий подрос. А там - Софья на выданье. Перед гостями надо будет чем-то выставиться. Забот хватит, и им, и нам. Альпийские горки, галереи, ротонды, эскапады … Будете камни мне на террасы подтаскивать.

Палыч. Какие террасы? Свободных мест в саду и так не осталось?

Садовник. Под землю будем уходить и в высоту расти. В цокольном этаже - грот, над цоколем, на террасах – ротонды.

Палыч. Представляю: вышел в ротонду, вздохнул, расправил плечи, а снайпер с того берега – хлоп.

Садовник. Защиту будут ставить. Стеклянные пуленепробиваемые щиты с внешней стороны; мы на них повитель навьем, получится, как естественное. А, может, скупят всю полосу на той стороне реки.

Вахтер. А на лужайке перед домом, стало быть, будет поле для игры в гольф?

Садовник. Пока не решили. Надо сперва посмотреть, как у других, прикинуть по ландшафту.

Палыч. Лопаткина, кажись, мелькнула... Посмотреть, что ль? Кабы не поймала... Роскошная женщина! А муж простой железнодорожник. Приезжал сюда, на обычном автобусе, в железнодорожной фуражке. Красный, вспотел... Видать, давлением страдает.
VIII
Там же.

Садовник, Палыч, Вахтер, Мариэтта Максимилиановна.


Садовник занимается текущими делами, Палыч подсматривает в щелку за Лопаткиной, вахтер стоит в стороне и разглядывает стены.

Входит Мариэтта Максимилиановна.

Палыч прячется за один из картонных щитов.

Мариэтта Максимилиановна подходит к садовнику и что-то ему вполголоса объясняет. К ним с листом бумаги подходит вахтер и замирает в ожидающей позе.



М.М (замечает стоящего вахтера). О чем говорит площадь?

Вахтер. Мы предложили олигархам, когда народные силы придут к власти, добровольно сдать свои богатства в пользу народа. Вот декларация, ее можно подписать уже сейчас.

М.М. Когда придете к власти или запишется десять известных фамилий, скажите мне, я тоже запишусь. (Отворачивается от вахтера и продолжает вполголоса разговаривать с садовником.)

Закончив разговор с садовником, Мариэтта Максимилиановна хочет уйти.



Вахтер. Рано или поздно общество придет в тупик.

Палыч проделывает дырку в щите и подглядывает за М.М.



М.М. Новость! Так было и так будет. Вселенское счастье, приход которого ожидают из Америки или Европы, или вожделенное российское чудо не наступит... Изучайте мировую статистику – она не позволит. (Садовнику.) Да, Иван Афанасьевич, чуть не забыла... (Отворачивается и продолжает тихо разговор с садовником.)

Вахтер не уходит, стоит в той же ожидающей позе. (Мариэтта Максимилиановна вновь обращает внимание на вахтера. Улыбается.)



Вахтер. У человека нельзя отнимать текущую веру.

М.М. Надежду на быстрое и коренное обновление русской жизни? Это уже не текущая вера – а национальная фикция. Сколько поколений воспламенялось такими надеждами? Вы считали?

Вахтер. Это не важно

М.М. Важно, ой как важно! Сколько умов истощили, сколько усилий потратили, сколько людей положили... Посчитайте, посчитайте! Сколько таких поветрий было в обозримом прошлом?

Вахтер. Ну, может, пятьдесят, может, сто...

М.М. И был ли хоть раз достигнут ожидаемый результат?!

Вахтер. Вы российскую территорию имеете в виду или вообще?

М.М. Кстати, соотношение России в мире и Европе, по показателям благосостояния, сейчас ничем не лучше, чем во времена Екатерины II... Поэтому, может быть, хватит! И надо смириться с естественным положением вещей. И начать постепенно, без рывков и неимоверных усилий, не ломая ничего, не изменяя каждые десять-двадцать лет приоритеты, накапливать мощь и богатство, как другие делают веками?! Вот и вы предлагаете: достигнутое – побоку, давай опять начинать с нуля?

Вахтер. У людей должны быть одинаковые возможности, а пока этого нет, народ будет недоволен...

М.М. Согласна. Но это обеспечивается иначе: богатые – свои социальные расходы оплачивают сами, за остальных – платит государство. Предъявляйте претензии к нему, к государству. А зачем же жечь дорогие автомобили и ломать уникальные станки? Станет лишь хуже...

М.М. делает шаг в сторону и видит за щитом Палыча. Палыч делает вид, что протирает рукавом прибор.



М.М. (садовнику.) Иван Афанасьевич, еще вот что... Пойдемте, на месте сориентируемся...

М.М. и садовник уходят.


IX
Там же.

Палыч, Вахтер, Садовник, Герман, Лопаткина.


Палыч. Ничего не понял. Ты чего хочешь? Я знаю, что от вашего ора, всех ваших перемен и прогрессов я обнищал вконец. Если бы Афанасьич не отрекомендовал меня перед Мариэттой Максимилиановной, не знаю, на что бы жил. Понимаешь? Тихо должно быть. Деньги и благополучие, все равно как незаконный роман семейной бабы, тишину любят. А то, что недовольны… Люди всегда недовольны: хоть все рубашки с себя поснимай и другим поотдавай - будут недовольны, хоть по три дворца каждому построй …

Вахтер. Это самые примитивные суждения.

Палыч. Куда уж нам уж… Вроде Лопаткина промелькнула. А, может, не она. Надо проследить. Будь другом, постой на шухере. Если чего – свистни.

Вахтер. Ваши предложения неуместны.

Палыч. А-а! Кислятина!

Вахтер, услышав звонок на проходной, уходит

Приходит садовник.

Палыч (развалившись на стуле). Обедать когда пойдем?

Садовник. Надень халат почище и ступай на центральной аллее плафоны протри

Палыч (лениво потягивается). Плохо ешь – плохо работаешь, хорошо ешь – хорошо спишь. О, кажись, гувернантка в сад прошла. Неспроста... С кем она там вожжается? Пойду осторожненько взгляну. (Уходит.)

Входят вахтер и смущенный, озирающийся по сторонам Герман в морской форме. Вахтер кладет на табуретку перед садовником рюкзак.

Герман. Здравствуйте.

Вахтер. Вот вещи. Родственник к Мариэтте Максимилиановне. Заказан полный пропуск. Имеется пригласительная телеграмма. (Кладет перед садовником телеграмму) Пусть пока у вас посидит. (Уходит.)

Садовник читает телеграмму.



Садовник (Герману). Садись. В ногах правды нет.

Герман садится на краешек табурета.

Возвращается Палыч с озабоченным видом.

Палыч. Кажись, заметила. Сразу ушла. Спугнул. Как бы не пожаловалась. (Замечает новое лицо.) Морячок?! (Подает руку.) Палыч. Давай закурим твоих.

Герман протягивает пачку сигарет с фильтром.



Палыч (рассматривает пачку). Не-е, я лучше своих. Я такие сложные не курю.

Закуривают.



Палыч. Ну, расскажи о штормах, дальних походах

Герман. Не знаю...

Палыч. Стоишь на румпеле, тайфуны накатываются, голос человека-рыбы будто зовет тебя в пучину... На экваторе, говорят, небо совсем низкое?

Герман. Не низкое, а другое. Звезды иначе расположены

Палыч (садовнику). Слыхал, Афанасьевич? Это тебе не Хургада. (Герману.) Ему два года подряд туда путевку выдавали. Он у нас, получается, большой путешественник. (Садовнику.) Оттуда до экватора, как от Москвы до каракумского саксаула. (Герману.) Расскажи, морячок! Пиратские каравеллы в теплых морях, людоеды на пирогах... Пираты свирепствуют?

Садовник. Не приставай к человеку. Приехал к Мариэтте Максимилиановне, родственник.

Палыч. Она тебя хоть видела когда-нибудь? Вспомнит, чей ты и в каком колене?

Садовник. Вспомнит. У него телеграмма с приглашением приехать. Лопаткина, видать, посылала.

Палыч. Лопаткина – это знатно. (Герману.) Ну? Рассказывай!

Герман. Чего рассказывать?

Палыч. Чего-нибудь.

Герман. "Никогда я не был на Босфоре, ты меня не спрашивай о нем..."

Палыч. А дальше?

Герман. "Я в твоих глазах увидел море, голубым колышется огнем... "

Палыч. А дальше?

Герман. "Не ходил в Багдад я с караваном, не возил я шелк туда и хну. Наклонись своим красивым станом, на коленях дай мне отдохнуть..."

Палыч. Спишешь мне слова. Выучу, буду бабам рассказывать. Они любят такие погремушки.

Входит Лопаткина. Палыч встает по стойке смирно. Встает Герман.



Палыч. Алевтина Юрьевна, вот парень...

Лопаткина. Кто такой?

Садовник. К Мариэтте Максимилиановне, родственник, по телеграмме.

Лопаткина. Что за вид?! Сейчас вас переоденут

Герман. Зачем?

Лопаткина. Будьте добры, одеться соответственно этикету.

Герман. Мне что-нибудь попроще...

Лопаткина. Не Пьера Кордена, конечно. Ты хорошую одежду и носить-то не умеешь. Это твое? (Показывает на рюкзак.)

Герман забирает рюкзак.



Лопаткина (садовнику). Как только Мариэтта Максимилиановна вернется, зайдите к ней. Заберите один предмет. (Поворачивается к Палычу.) Вы, смотрите у меня!

Лопаткина и Герман уходят.


Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Внутренний сад особняка. Слева он ограничен стенами дома, справа высоким искусно маскируемым забором, всю заднюю часть занимает большая галерея с одним центральным и несколькими малыми входами.

У самого левого края сцены под стеной дома находится участок садового хозяйства (с водораспределительной рамкой, большим пожарным ящиком и т. п.), отделенный от остальной части сцены шпалерами, увитыми лианами и плющом, а также полосой низких подстриженных кустов. Рядом беседка, имеющая вход спереди и сзади. В этой же стороне, в глубине сцены, за беседкой и участком садового хозяйства, выход из дома в сад, им пользуются "свои", т. е. хозяева и постоянный персонал. У правого края сцены – невидимый за кулисой - вход в особняк со стороны внутреннего сада – это парадный подъезд, своего рода "красная лестница", через него входят гости, и совершает первый, торжественный, выход Мариэтта Максимилиановна. У парадного подъезда начинается аллея, которая сворачивает в глубь сада и заканчивается у центрального входа в галерею. В дизайне сада выделяются разнообразные зеленые композиции, декоративные фонари на столбах, памятник сидящему мыслителю (копия известного памятника Вольтеру), элементы строящихся фонтанов и водоспадов, небольшие стилизованные под дизайн фонарей скамейки.

Отдельные сцены могут разыгрываться одновременно на нескольких планшетах (участках основной декорации).
Ясный теплый день. Скоро вечер. В галерее на танцплощадке тихо играет музыка.
I
Беседка.

Феликс, Чубайс, Софья, Герман, Ким Кимыч, Медведок.


Феликс и Чубайс в ожидании гостей сидят в барственном оцепенении, развалившись в легких креслах. Перед ними стол с фруктами и сладостями.

Софья приводит Германа.



Софья. Это - Герман. Вы знаете… (Подводит Германа к Чубайсу.) Это – Георгий.

Чубайс вяло протягивает руку.

Папа, это – Герман.

Феликс (руки не подает, съедает сахарную дольку). Н-да. Очень приятно.

Софья. Папа, поздоровайся.

Феликс (берет из вазы большой апельсин, протягивает Герману). Бесподобная вещь. Вкусно, полезно, и ладони потом пахнут, будто духами «Алла Пугачева»

Ким Кимыч (по-гренадерски притопывает ногой). Почтенные! Честь имею! Не встречаете у ворот…

Феликс (поднимается навстречу). Ким Кимыч! (Подхватывает гостя под руку). Рад видеть, генерал. Вы у нас свой...

Отходят в сторону.



Ким Кимыч. Чуть ногу не зашиб. У тебя на хоздворе. Садовник твой лестницу по земле волочит, вместо того, чтобы взять под мышку и нести. По земле волочит… Я на конец наступил… Моб твою! Поставил его, мерзавца… Убить хотел… Ба, да это зеленый строитель нашего завода... Как его? В Индию путешествовал за три моря? Афанасий Никитин.

Феликс. Иван Афанасьевич

Ким Кимыч. Ну, да... Давно он у тебя? Ни разу не видел.

Феликс. Лет восемь.

Ким Кимыч. Я без сопровождения не привык. Иду и постоянно чего-то не хватает. Еще и руки пустые. Трость, что ли, какую-нибудь дай или пусть из машины арапник принесут. Почему мою охрану не пустил?

Феликс. Подерутся с моими.

Ким Кимыч. У тебя щелкоперы. Где они? Не заметно. А моего сразу видно: рожа кирпича просит; от таких больше порядка.

Феликс. Министр будет. Нельзя.

Ким Кимыч. Этот? Хрюкин? Или Хрекман?

Феликс. Сокольников. С семейством.

Ким Кимыч. Семейство – это кто? Дочь? Сын?

Феликс. С женой и дочерью.

Ким Кимыч (оборачиваясь к сидящим в беседке). Жорка!

Чубайс почтительно встает.

Ты перед ней не расшаркивайся! Я тебя с внучкой своей познакомлю. Во, девка! Сок! Как мать твоя. Пару лет подожди ее. Восемнадцать исполнится, поженю вас и в Австралию отправлю. Моим представителем в страховой компании будешь, у моего деверя. Запомни, Жорка! (Обращает внимание на Германа.) А это кто?!

Герман испуганно вскакивает.

Чужой?! Почему чужие тут сидят?!

Феликс уводит Ким Кимыча, что-то рассказывает ему, вне зависимости с заданным вопросом.



Софья. Георгий, ты выучил новую песню?

Чубайс. Еще нет.

Софья. Герман, ты уже купался в море? Вода нагрелась?

Герман. Теплая

Возвращаются Феликс и Ким Кимыч, за ними следует судэксперт.



Ким Кимыч. Купи у них конезавод.

Феликс. Куплю.

Ким Кимыч. В который раз говоришь "куплю".

Феликс. Куплю.

Ким Кимыч. Когда?

Феликс. Сейчас средств свободных нет

Ким Кимыч. Знаешь ведь, как мне служить у них тошно.

Феликс. Всей душой рад. Свободных денег сейчас нет.

Ким Кимыч (останавливается, поднимает ногу, ощупывает лодыжку). На лестницу наступил. Садовник – мерзавец. Я на хоздвор зашел, взглянуть... расстояние до внешнего периметра, по-моему, маловато. (Медведку) Ты мне нужен. Э-э …

Медведок. Медведок – судэксперт, могу представить рекомендации известных людей.

Ким Кимыч. Тьфу! Перебил. Забыл. Нет, вспомнил. (Феликсу) На заводе, у отца твоего работал обалдуй, начальник гальванического цеха. Как его? На парковке гляжу: он, не он? Рассматривать не стал, много чести. Ты и его, что ль, пригласил? Говорили: вроде, разбогател. Я не слышал, чтобы он что-то из себя представлял. (Медведку) Так вот. Э-э …

Медведок. Медведок – судэксперт.

Ким Кимыч. Подожди. (Смотрит в сторону парадного подъезда.) Это кто там? Он! Обалдуй этот Красномырдин... Не хочу с ним здороваться. Кто он такой?! (Уходит с Медведком.)
II
Площадка у парадного подъезда.

Красномырдин, Калерика, Феликс.

На втором планшете, в беседке - те же.
Красномырдин и Калерика выходят из парадного подъезда и тут же останавливаются.

Красномырдин. Они все важные, на хромой козе не объедешь. И ты то же...

Калерика. Что?

Красномырдин. Нос дери. Невесть с кем не знайся.

Калерика дует губы, дергает ногой... Изображает важную.

Быстро подходит Феликс, жмет руку Красномырдину, тот его крепко обнимает. Феликс высвобождается из объятий и целует руку у Калерики.

Феликс. Сударыня, вы прекрасны!

Калерика. Мы приехали раньше всех. Папа говорит: сразу не пойдем, неприлично. Он стоял у заднего колеса, а я в машине слушала музыку Сен-Санса.

Феликс. Ну как же так! Мы тут ждем не дождемся всей командой (показывает на Георгия, дочь, Германа. Мужчины встают, кланяются). Позвольте представить. Слева-направо. Мой сын Георгий…

Красномырдин. Да, чего там. Сами перезнакомятся. (Берет Феликса под руку и ведет в сторону.) Знаешь, кого я встретил у тебя на парковке? (Калерике.) Иди альпийские горки посмотри. (Феликсу.) Учится в колледже по ландшафтной архитектуре.

Феликс. Одна пошла? Девушка. Как-то неудобно…

Красномырдин. Найдет. Так вот. Кого-кого? Того! Бурбона, фамилию запамятовал… С тобой только что стоял… У меня с ним такая была история, ты, наверно, не помнишь. С отцом твоим я душа в душу работал, по отдельным делам даже его коммерческим поверенным состоял ... Отец твой одно время ненадолго на повышение уходил, а Бурбона, как раз наоборот, сверху турнули и к нам. Всего четыре месяца генеральным был, а шороху наделал… Орет: "Я тебя под суд!" Комиссию по мне назначил... Жук! Отцу звонить будешь, передавай от меня привет и нижайшее почтение. Приятно было работать. Марк Андреевич - боец исключительный, ничего не боялся.

Феликс. Ты смотри как...

Красномырдин. Дело прошлое... Глянь. (Показывает на лацкан своего пиджака, где прикреплен значок)

Феликс. Что это?

Красномырдин. Чтобы ты спросил. Кадетский знак. Я же в Суворовском учился.

Феликс. Да?

Красномырдин. Московское суворовское, настоящее, на Филях. Красные лампасы, парады, первые лица страны на трибуне... Как положено.

Феликс. Блестит до сих пор.

Красномырдин. Я вчера асидолом начистил. Специально купил в военторге. Смотри. (отворачивает фалду пиджака). Тут под винт подкладывается погон - традиция. Написано «МсСВУ» и окантовка. Окантовка означает вице-сержант.

Уходят по дорожке вглубь сада. Красномырдин на ходу показывает этюды из жизни в СВУ.




следующая страница >>
Смотрите также:
Аристарх Обломов женитьба чубайса (Пьеса для чтения и театра. Комедия в 5 действиях) действующие лица: Феликс Маркович Жоголь
1414.87kb.
9 стр.
Комедия в пяти действиях. Действующие лица
584.71kb.
5 стр.
Иерихон комедия в 2х действиях А. Строганов действующие лица
766.83kb.
4 стр.
Комедия в четырех действиях действующие лица
1423.31kb.
5 стр.
Комедия в 2-х действиях. Действующие лица
533.53kb.
4 стр.
Комедия в двух действиях по мотивам одноименного романа Джессики Адамс действующие лица
1243.86kb.
4 стр.
Трава у дома или Где-то в космосе. Пьеса в 6-ти действиях Действующие лица
217.4kb.
1 стр.
Г. Миропольский Двенадцать Пьеса в трех действиях, двенадцати сценах. Действующие лица: Алексей
417.02kb.
1 стр.
Александр Вампилов. Старший сын Комедия в двух действиях действующие лица бусыгин
872.39kb.
4 стр.
Маргарита Ляховецкая Однажды на Луне Пьеса в трёх действиях Действующие лица
757.96kb.
5 стр.
Разум и чувства, или Береги здоровье смолоду! Актуальная пьеса для школьного театра Действующие лица: Петя, «Внутренний мир Пети»
111.97kb.
1 стр.
Пьеса в двух действиях
515.55kb.
3 стр.