Главная
страница 1
Белкин М.Л., Белкина Ю. Л.

Магистрант юридический факультет

Киевский национальный университет культуры и искусств, г. Киев

Научный руководитель:

Голосниченко Иван Пантелеевич, доктор юридических наук, профессор

заслуженный юрист Украины



Сопоставление решений Европейского суда по правам человека и

Конституционного Суда Украины

в контексте проблем современного правопонимания
Защита прав человека признана мировым сообществом как наиважнейшая основа укрепления безопасности и процветания человека. В Главе IV «Права человека, верховенство права и гуманитарные вопросы» Доклада от 16 августа 2006 года Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о работе Организации указывается, что Организация Объединенных Наций была создана для обеспечения того, чтобы отношения между нациями покоились на фундаменте международного права, включая права человека и достоинство человеческой личности. «Верховенство права» является ключевой концепцией, пронизывающей всю работу и деятельность Организации. Эти принципы применяются как на международном уровне, так и внутри государств. В Декларации тысячелетия была подтверждена приверженность всех государств верховенству права в качестве наиважнейшей основы укрепления безопасности и процветания человека (п. 104).

Согласно ст. 3 Конституции Украины, Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине нависшей социальной ценностью. Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации, Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. В этом смысле можно утверждать, что принцип защиты права человека является также и конституционным принципом Российской Федерации.


В Меморандуме о развитии сотрудничества между Конституционным Судом Украины (далее – КСУ) и Конституционным Судом Российской Федерации от 14.06.2000г. Конституционный Суд Украины и Конституционный Суд Российской Федерации отметили важность сотрудничества между органами конституционной юрисдикции для последующего расширения всесторонних взаимовыгодных украинско-российских отношений; обогащения и обмена правовыми культурами двух стран, в частности, практикой защиты и реализации конституций, законов и других правовых актов; важную роль органов конституционной юрисдикции в обеспечении верховенства права, основных прав и свобод человека. Согласно ст. 4 Меморандума, стороны на регулярной основе будут осуществлять обмен решениями, выводами, постановлениями, принятыми Конституционными Судами двух стран, а также другими материалами правового характера, научными и экспертными исследованиями.

С другой стороны, на сегодня является очевидным, что без анализа и использования опыта других стран полноценное развитие национальной правовой системы является невозможным. Поэтому процесс познания права в сравнительном плане – это объективно необходимый процесс1. Таким образом, сравнительный анализ решений КСУ и Европейского суда по правам человека (далее – Евросуд) представляет интерес для уяснения проблем современного правопонимания в области защиты прав человека как в Украине, так и в России. Рассмотри некоторые аспекты этой темы относительно обеспечения прав человека.

______________________

1Марченко М. Н. Теория государства и права: Учебник для студентов вузов, обуч. по направлению и спец. «Юриспру­денция». — М.: Юридическая литература, 1996. — 432 с.

1.Смертная казнь. Согласно Протоколу № 6 от 28.04.1983г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) смертная казнь отменяется. Никого не может быть осужден к такому наказанию или казнен. Никакие отступления от положений этого Протокола на основании статьи 15 Конвенции не допускаются. Никакие оговорки относительно положений этого Протокола на основании статьи 57 Конвенции не допускаются.

Согласно ст. 102, 103 Решения Евросуда, 1989г., в деле Soering v. United Kingdom, де-факто в странах – участниках Конвенции в мирное время смертная казнь больше не существует. В тех некоторых странах - участниках Конвенции, законодательство которых сохраняет смертную казнь как наказание за некоторые виды преступлений в мирное время, смертные приговоры, если они и выносятся, не приводятся в исполнение. «В западноевропейских правовых системах сложился консенсус относительно того, что в современных условиях смертная казнь больше не соответствует региональным нормам правосудия». Это формулировка организации «Международная амнистия» отражена в Протоколе № 6 к Конвенции, который предусматривает отмену казни в мирное время. Протокол № 6 был открыт для подписания в апреле 1983р. и вступил в силу в марте 1985 года. Последующая политика стран-участниц, которые почти повсеместно отказались от применения казни, может рассматриваться как общее согласие о необходимости упразднить исключение, которое содержится в пункте 1 статьи 2 Конвенции и, соответственно, отказаться от текстуального ограничения эволюционного толкования статьи 3. Однако Протокол № 6, как более позднее соглашение, свидетельствует, что в 1983 году в намерения государств-участников входило использовать обычный метод внесения изменений к Конвенции с целью дополнения ее новым обязательствами отменить смертную казнь в мирное время — и, что еще более существенно, сделать это с помощью факультативного правового акта, который позволял каждому государству самому выбрать момент для принятия на себя такого обязательства.

Данную позицию учитывал КСУ при принятии решения от 29.12.1999г. № 11-рп/99 по делу № 1-33/99 «Относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) положений статей Уголовного кодекса Украины в части, которая предусматривает смертную казнь как вид наказания (дело о смертной казни)». В п. 6 своего Решения КСУ прямо сослался на позицию Евросуда как на один из источников права, указав, что смертная казнь как вид наказания противоречит статье 28 Конституции Украины, в соответствии с которой «никто не может быть подвергнут истязанию, жестокому, нечеловеческому или такому, которое унижает его достоинство, обращению или наказанию». Указанная статья воспроизводит положение статьи 3 Конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 года. Несоответствие смертной казни этой статье Конвенции подтверждает Европейский суд по правам человека, юрисдикцию которого относительно толкования отмеченной Конвенции признала Украина. Приведенное дает основания для вывода, что неотъемлемое право каждого человека на жизнь неразрывно связано с его правом на человеческое достоинство. Как основные права человека они предопределяют возможность реализации всех других прав и свобод человека и гражданина и не могут быть ни ограниченные, ни отмененные. В результате КСУ установил, что положения Уголовного кодекса Украины, которые предусматривают смертную казнь как вид наказания, являются такими, что не отвечают Конституции Украины (является неконституционными).

Не секрет, что в постсоветских странах, в т.ч. в Украине, достаточно противников отмены смертной казни. В этом контексте очень важно, что неконституционность этой меры признана именно КСУ, что создает гарантии против любых попыток восстановить соответствующие положения в будущем.

2.Судебный контроль за возбуждением уголовных дел. Судебный контроль за действиями должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, является важным условием защиты прав человека в уголовном процессе. Вместе с тем, постсоветским странам в наследство от советского периода достались уголовно-процессуальные кодексы (УПК), которые предусматривают возможность обжалования решений и действий органа дознания и следователя только прокурору. Необходимо отметить, что ограничения на судебное обжалование действий должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, не находят понимания в судебной практике Евросуда. Так, в решении от 30.03.2004г. по делу «Мерит против Украины» (заявление № 66561/01) Евросуд отметил, что подача жалоб прокурору не может рассматриваться как «эффективный» и «доступный» способ защиты прав гражданина, поскольку статус прокурора по национальному законодательству и его участие в уголовном производстве против заявителя не предоставляют достаточной гарантии для независимого и беспристрастного рассмотрения прокурором жалобы заявителя. Суд отметил, что прокуратура осуществляет функции расследования и обвинения, а потому ее положение в уголовном производстве должно рассматриваться как положение стороны этого производства. Суд отметил, таким образом, что обращение к прокурору, который был стороной уголовного производства в этом деле, не предоставляет обоснованной надежды на успех, поскольку оно не было «эффективным». Следовательно, на заявителе не лежала обязанность воспользоваться этим средством.

Впоследствии Европейский суд по правам человека использовал этот вывод в качестве прецедента в деле «Ткачев против Украины» (заявление № 39458/02, решение от 13.12.2007г.).

Вместе с тем, возможность судебного контроля за возбуждением уголовных дел позволяет предупредить серьезные ущемления прав человека. Так, КСУ в Решении от 30.01.2003г. № 3-рп/2003 по делу № 1-12/2003 указал, что Постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное с несоблюдением требований законодательства Украины, может породить для отдельных лиц последствия, которые выходят за пределы уголовно-процессуальных отношений, и нанести такой вред конституционным правам и свободам в результате несвоевременного судебного контроля, что возобновить их будет неосуществимым. Откладывание проверки судом такого Постановления на стадию предварительного рассмотрения уголовного дела или на стадию рассмотрения его по сути, отсрочка судебного контроля ограничивают конституционное право человека на судебную защиту, которая является гарантией всех прав и свобод человека и гражданина. На данное время возможность обжалования таких Постановлений гарантируется статьями 236-7, 236-8 УПК Украины, которые в полной мере действуют с 2007 года, при этом обжалованию подлежат не только Постановления о возбуждении уголовного дела против конкретных лиц, но и принятые по факту совершения преступления, если они касаются конкретных лиц.

Как и в предыдущем случае, авторы считают очень важным установления права на обжалование Постановления о возбуждении уголовного дела именно КСУ, поскольку любая попытка изменить статьи 236-7, 236-8 УПК Украины в пользу отмены права на обжалование, будет означать неконституционность таких изменений.

3.Гарантии социального обеспечения. Источником конфликтов является неоднократные попытки органов власти Украины при принятии бюджетов на очередной год ограничить те или иные социальные права (льготы). Конфликт данного рода стал предметом рассмотрения Евросудом в деле «Кечко против Украины» (заявление № 63134/00). В п. 22 решения Евросуда от 8.11.2005г. по данному делу определенно, что понятие «собственность», которое содержится в первой части статьи 1 Протокола № 1 Конвенции, имеет автономное значение, которое не ограничено собственностью на физические вещи и не зависит от формальной классификации в национальном законодательстве: некоторые другие права и интересы, например, долги, которые составляют имущество, могут также рассматриваться как «имущественные права», и, таким образом, как «собственность» в целях указанного положения. Вопрос, который нуждается в определении, заключается в том, имел ли в соответствии с обстоятельствами дела, взятыми в целом, заявитель право на материальный интерес, защищенный статьей 1 Протокола № 1. В п. 23 этого же решения Евросуд указывает, что в пределах свободы действий государства определять, какие надбавки выплачивать своим гражданам из государственного бюджета. Государство может вводить, приостанавливать или закончить выплату таких надбавок, внося соответствующие изменения в законодательство. Однако если действующее правовое положение предусматривает выплату определенных надбавок и соблюдены все требования, необходимые для этого, органы государственной власти не могут сознательно отказывать в этих выплатах, пока соответствующие положения являются действующими.

В том же контексте высказывался и КСУ, который неоднократно принимал решения о неконституционности ограничения социальных прав (льгот), в том числе:

-Решение КСУ от 20.03.2002г. № 5-рп/2002 по делу № 1-15/2002 (дело относительно льгот, компенсаций и гарантий);

-Решение КСУ от 01.12.2004г. № 20-рп/2004 по делу № 1-27/2004 (дело об остановке действия или ограничения льгот, компенсаций и гарантий);

-Решение КСУ от 18.06.2007г. № 4-рп/2007 по делу № 1-23/2007 (дело о гарантиях независимости судей);

-Решение КСУ от 09.07.2007г. № 6-рп/2007 по делу № 1-29/2007 (дело о социальных гарантиях граждан).

В частности, в последнем из перечисленных решений КСУ прямо сослался на Решения Евросуда как на один из источников права. Как отметил КСУ, утверждая и обеспечивая права и свободы граждан, государство отдельными законами Украины установило определенные социальные льготы, компенсации и гарантии, которые являются составляющей конституционного права на социальную защиту и юридическими средствами осуществления этого права, а потому в соответствии с частью второй статьи 6, частью второй статьи 19, частью первой статьи 68 Конституции Украины, они являются общеобязательными, в одинаковой степени должны соблюдаться органами государственной власти, местного самоуправления, их должностными лицами. Невыполнение государством своих социальных обязательств относительно отдельных лиц ставит граждан в неравные условия, подрывает принцип доверия лица к государству, что закономерно приводит к нарушению принципов социального, правового государства. Принципы социального государства воплощены также в ратифицированных Украиной международных актах: Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, Европейской социальной хартии 1996 года, Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а также в решениях Европейского суда по правам человека. В частности, согласно статье 12 Европейской социальной хартии 1996 года государство обязано поддерживать функционирование системы социального обеспечения, ее удовлетворительный уровень, прилагать усилия для ее постепенного усиления и тому подобное.

На основании юридического анализа КСУ пришел к выводу, что Верховная Рада Украины не полномочна при принятии закона о Государственном бюджете Украины включать в него положения о внесении изменений в действующие законы Украины, останавливать действие отдельных законов Украины и/или иным образом изменять установленное другими законами Украины правовое регулирование общественных отношений.

Важное значение для правосудия имеет данное КСУ определение верховенства права. В Решении КСУ от 2.11.2004г. № 15-рп/2004 по делу № 1-33/2004 определенно, что верховенство права - это господство права в обществе. Одним из проявлений верховенства права является то, что право не ограничивается лишь законодательством как одной из его форм, а включает и другие социальные регуляторы, в частности нормы морали, традиции, обычаи и тому подобное, легитимизованные обществом и предопределенные исторически достигнутым культурным уровнем общества. Все эти элементы права объединяются качеством, отвечающим идеологии справедливости, идее права. Такое понимание права не дает оснований для его отождествления с законом, который иногда может быть и несправедливым, в том числе ограничивать свободу и равенство лиц. Справедливость - один из основных принципов права, она является решающей в определении права как регулятора общественных отношений, одним из общечеловеческих измерений права.

Данный взвод КСУ учел в другом своем решении.

4.Свобода распоряжения имуществом. Для защиты интересов бюджета в условиях, когда определенные налогоплательщики не оплачивают налоговые обязательства, украинский законодатель ввел понятие «налоговый залог». Согласно Закону Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами», налоговый залог - способ обеспечения налогового обязательства налогоплательщика, не погашенного в срок. Налоговый залог возникает в силу закона. В силу налогового залога орган взыскания имеет право в случае неисполнения обеспеченного налоговым залогом налогового обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами в порядке, установленном законом. Приоритет залогодержателя на удовлетворение требований из заложенного имущества устанавливается Законом. Вместе с тем, проблемным являлся вопрос о размере налогового залога: согласно первоначальной редакции Закона в налоговый залог попадало все имущество должника, возможно, стоимостью в десятки тысяч и миллионы гривень в обеспечение налогового долга, скажем в десять гривень. Возникает проблема пропорциональности ограничений на распоряжение имуществом.

Согласно ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждое физическое или юридическое лицо имеет право мирно владеть своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом или общими принципами международного права, которое никоим образом не ограничивает право государства вводить в действие такие законы, которые являются необходимыми для осуществления контроля за пользованием имуществом в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

В таких условиях Евросуд особое внимание уделяет пропорциональности вмешательства государства в осуществление права собственности. Данный вопрос рассматривался Евросудом, в частности, в деле Антрик проти Франции2 (Неntгісh v. Fгаnсе), по которому принято Решение от 25.08.1994г. Предмет спора состоял в том, что Госпожа Антрик и ее муж приобрели земельный участок, который был продан за 150.000 франков при условии, что местное муниципальное учреждение не воспользовалось своим правом преимущественного выкупа участка в течение определенного периода. После истечения такого периода договор купли-продажи был зарегистрирован, и заявительница вступила в права владения. Впоследствии, однако, она получила сообщение от налоговых органов, которые, утверждая, что цена покупки была достаточно мала и учитывая подозрение в уклонении от уплаты налогов заявили, что они желают воспользоваться правом преимущественного выкупа данного участка по цене, оплаченной заявительницей, плюс 10%.

Рассматривая это дело, Евросуд пришел к выводу, что принцип пропорциональности был нарушен. Суд отметил, во-первых, что налоговые органы могут путем использования своего права преимущественного выкупа заменить собой любого покупателя, даже такого,

____________________



2 Источник: Шевчук С. Судовий захист прав людини: Практика Європейського суду з прав людини у контексті західної правової традиції. — К.: Реферат, 2006. — 848 с.
который действует абсолютно добросовестно, с единственной целью - предотвратить искушение других уклониться от уплаты налогов. Такое право преимущественного выкупа не имеет своих аналогов в налоговых системах других стран-участниц Конвенции, не применяется систематически, другими словами, не каждый раз, когда цена является более-менее явно заниженной, а нечасто и непредсказуемо. Евросуд считает также, что вопрос пропорциональности должен также рассматриваться с точки зрения риска, который несет любой покупатель относительно возможности применения к его операции права преимущественного выкупа и, таким образом, относительно наказания путем лишения его собственности лишь в интересах предотвращения возможности занижения цены. Осуществление права преимущественного выкупа имеет достаточно серьезные последствия для того, чтобы достичь определенного уровня пропорциональности. Простое возмещение оплаченной цены плюс 10%, а также справедливых расходов, связанных с заключением контракта, не могут быть достаточным для компенсации потери собственности, приобретенной без определенного противоправного умысла.

В таких условиях Евросуд установил, что было нарушения протокола № 1.



Аналогичным путем относительно пропорциональности вмешательства в реализацию прав собственника пошел и КСУ в своем Решении от 24.03.2005г. № 2-рп/2005 по делу № 1-9/2005 (дело о налоговом залоге). КСУ указал, что положения пп. 8.2.2 п. 8.2 ст. 8 Закона Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» предусматривает распространение права налогового залога на все активы налогоплательщика. При этом не учитывается адекватность суммы налогового обязательства или налогового долга размеру заложенных активов налогоплательщика, что не способствует справедливому решению вопросов применения права налогового залога. По мнению КСУ, размер налогового залога, исходя из общих принципов права, должен отвечать сумме налогового обязательства, что обеспечивало бы конституционное требование справедливости и разумности. Разумность как элемент принципа справедливости предусматривает установление публично-правового ограничения распоряжения активами налогоплательщика за неуплату или несвоевременную уплату налогового обязательства и дифференцирование такого ограничения в зависимости от размера неуплаченного плательщиком налогового долга. В своем Решении КСУ от 2.11.2004г. № 15-рп/2004 отметил, что справедливость - один из основных принципов права, она является решающей в определении его как регулятора общественных отношений, одним из общечеловеческих измерений права. Элементы права, в частности разумность, равенство, мораль, объединяются качеством, которое отвечает идеологии справедливости, идее права, которая в значительной мере нашла отражение в Конституции Украины. Обеспечение поступления в бюджеты и государственные целевые фонды налогов и сборов должно осуществляться путем использования налогового залога на активы налогоплательщика в таком размере, который бы обеспечивал гарантированное возмещение государству неуплаченных налогов в полном объеме. Распространение права налогового залога на все активы налогоплательщика, который превышает сумму налогового обязательства или налогового долга, может привести к лишению такого плательщика не только прибыли, но и других активов, ставя под угрозу его последующую предпринимательскую деятельность вплоть до ее прекращения. Учитывая изложенное, положение пп. 8.2.2 п. 8.2 ст. 8 Закона, которое предусматривает возможность распространения права налогового залога на все активы налогоплательщика независимо от суммы налогового долга, нарушает справедливое решение вопросов применения права налогового залога, то есть является неконституционным.

Таким образом, применение решений Европейского суда по правам человека в национальной судебной практике способствует защите прав человека в условиях современного общества.


Смотрите также:
Сопоставление решений Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Украины в контексте проблем современного правопонимания
142.58kb.
1 стр.
Бюллетень Европейского Суда по правам человека
1305.44kb.
28 стр.
Прав и свобод человека и гражданина в практике конституционного суда украины владимир иващенко
126.9kb.
1 стр.
Рабочая программа учебной дисциплины «Процессуальное право»
321.22kb.
1 стр.
Исполнение постановлений Европейского Суда по правам человека по вопросу эффективности расследования жалоб на пытки и жестокое обращение со стороны сотрудников милиции Анализ проблемы и рекомендации российских правозащитных нпо
292.22kb.
1 стр.
Роль европейского суда по правам человека
359.71kb.
1 стр.
Контексте правоприменительной практики европейского суда по правам человека армен арутюнян
150.85kb.
1 стр.
Исполнение решений европейского суда по правам человека дело «илашку и другие против молдовы и россии»
83.75kb.
1 стр.
Правовая природа решений Европейского суда по правам человека
112.89kb.
1 стр.
Европейский Суд по правам человека и органы конституционного контроля европейских стран: перспективы взаимодействия
104.52kb.
1 стр.
Принципу правовой определенности
291.69kb.
1 стр.
Программа Краткосрочных курсов «Европейская система защиты прав человека. Деятельность Европейского Суда по правам человека и исполнение его постановлений»
60.1kb.
1 стр.