Главная
страница 1


Власть климата – сильнее всех властей

Монтескье, 1755

Обзор результатов переговоров ООН по проблеме изменения климата – «Аккра 2008» (сессия Специальных рабочих групп, Аккра, Гана, 21-27 августа 2008 г.)
Переговорная сессия в Аккре носила технический характер и имела своей задачей в максимальной степени подготовить документы к Четырнадцатой Конференции сторон РКИК ООН в Познани (1-12 декабря 2008 г.)1. Несмотря на это сессия в Аккре в немалой степени задала тон и стиль будущей работы по подготовке нового международного соглашения о совместных действиях в сфере изменения климата начиная с 2013 г. В настоящем обзоре внимание будет уделено основным, узловым моментам этой работы и их возможным трактовкам2.
Прежде всего, следует сказать, что формат нового климатического соглашения пока еще не определен. В этой связи можно предположить следующие возможные варианты:

  • Поправка к Киотскому протоколу (второй период обязательств по Киото);

  • Новый протокол;

  • Поправка к Конвенции;

  • Сочетание двух или даже трех указанных выше вариантов.

Во всех этих случаях требуется ратификация соответствующего документа странами-участниками. В принципе, новые обязательства могут быть приняты пакетом решений Конференции Сторон РКИК ООН и Совещания Сторон Киотского протокола, что не требует ратификации. Однако легитимность обязательств в этом случае будет, очевидно, значительно ниже. Поэтому данный вариант может рассматриваться лишь как крайняя мера. В целом, такой пакет решений будет приниматься в любом случае - «подзаконные» акты нового соглашения должны определять его детали по аналогии с Марракешскими соглашениями Киотского протокола.
В то же время любой вариант нового соглашения будет усилением и продолжением Киотского протокола, даже если в его названии Киотский протокол не будет упомянут вовсе. При этом, по мнению WWF, в нем должны быть и основополагающие черты, кардинально отличающие его от Киотского протокола, а именно:

  • Позиционирование обязательств как шага на пути достижения глобальной стратегической цели на 2050 г.;

  • Принятие ведущими развивающимися странами обязательств по снижению (ограничению) выбросов в том или ином численном формате (при определенной поддержке развитых стран);

  • Участие США (в едином для всех развитых стран численном формате).

Сейчас большинство развивающихся стран категорически против обязательств, тем более в численном формате. Хотя есть и приятные исключения – ЮАР, Южная Корея. США также заявляют о своей особой позиции и предлагают формат обязательств, который отличается от формата, предусмотренного Киотским протоколом. Это означает, что для принятия в Копенгагене окончательного документа предстоит еще очень многое сделать, чтобы согласовать позиции сторон и как можно ближе приблизиться к идеалу.
Движение к стратегической цели. К настоящему времени накопленные научные знания в сочетании с усилением «ударов стихии» не оставили сомнений в антропогенном и опасном характере краткосрочных изменений климата последних десятилетий. Выход Четвертого оценочного доклада МГЭИК и политическое признание его выводов всеми лидерами Большой Восьмерки, а также ведущими развивающимися странами позволили сформулировать и официально поставить в повестку дня стратегическую задачу – к середине 21 века снизить глобальные выбросы парниковых газов в 2 раза. Строго говоря, для стабилизации изменения климата на относительно безопасном уровне – 2 град. С, нужно больше. Кроме того, возможны вариации стратегической цели, например, в зависимости от начала отсчета снижения (1990 г., 2000 г., 2008 г. и т.п.), от включения или не включения в расчет эмиссии СО2 от сведения тропических лесов и т.д.
Распределение сил во времени. В контексте относительно краткосрочного нового соглашения на 2020 г. (что наиболее вероятно), прежде всего, важен достаточно весомый первый шаг – влияние на глобальные выбросы до 2020 г. «Простое» указание на цель недостаточно, если за первое из 4 оставшихся десятилетий будет пройдено лишь несколько процентов дистанции.
Доклад МГЭИК предлагает, чтобы к 2020 г. развитые страны в целом снизили выбросы парниковых газов на 25-40% по сравнению с 1990 г. Тогда к 2050 г. они смогут снизить выбросы на 60-80% от уровня 1990 г. В сочетании с ограничением, а затем и сокращением выбросов развивающимися странами это позволит достичь стратегической цели с достаточно высокой вероятностью.
Некоторые страны уже заявили о своих намерениях. Например, ЕС (27 стран) готов в любом случае снизить выбросы к 2020 г. на 20% по сравнению с 1990 г. Если другие страны примут на себя столь же «суровые» обязательства, то в этом случае ЕС обещает снизить выбросы на 30% от уровня 1990 г. Япония готова к 2020 г. снизить выбросы на 14% по отношению к существующему уровню (взяв за базу 2005 г.). Заметим, что выбросы Японии сейчас почти на 8% выше, чем в 1990 г., а значит к 2020 г. уровень будет лишь на 6% ниже, чем в 1990 г. Для сравнения: выбросы ЕС уже сейчас на 6% ниже, а выбросы России почти на 30% ниже, чем в 1990 г. При этом и ЕС, и Япония предполагают часть снижения достичь за рубежом, то есть купить квоты через механизм чистого развития или иным образом.
Безусловно, для каждой конкретной страны и вклад в глобальный процесс до 2050 г. в целом, и временной график внесения этого вклада могут отличаться. Можно предложить различные шкалы, формулы и метрики справедливого расчета вклада и графика; подобные вопросы очень активно обсуждались в коридорах встречи и на неофициальных семинарах. Однако представляется крайне маловероятным, чтобы страны приняли обязательства на основании единого расчета или формулы. Мир для этого еще не «созрел». Скорее всего, будет принято взаимоприемлемое политическое решение о процентах, основанное на национальных экономических расчетах и условном паритете распределения «тяжести мер» между развитыми странами и их помощи развивающимся странам в деле адаптации и снижения выбросов.
Распределение сил между «севером и югом» (развитыми и развивающимися странами). На Бали было решено, что меры по снижению выбросов предпринимают и развивающиеся страны, но при наличии помощи со стороны развитых стран. Кроме того, развитые страны оказывают развивающимся странам поддержку в адаптации к изменениям климата. Баланс между затратами на решение проблемы изменения климата внутри развитых стран и размерами международной помощи (в широком смысле слова, включая закупку квот через МЧР) прямо влияет на численные обязательства развитых стран. Поэтому переговоры об объемах и механизмах помощи развивающимся странам в адаптации и в снижении выбросов должны идти параллельно с переговорами о численных обязательствах развитых стран.
При этом очевидна необходимость дифференциации развивающихся стран. Различия между ними столь велики, что требуется выделение отдельных групп. С юридической точки зрения, основополагающим принципом работы Группы 77 и Китая является отсутствие дифференциации. Крупнейшие страны, прежде всего, Китай и Индия стремятся сохранить Группу как единое целое. Однако уже сейчас официально выделяется Группа наименее развитых стран и группа малых островных государств, хотя они и выражают свою точку зрения в рамках общей позиции Группы 77 и Китая. С другой стороны, есть крупнейшие страны (G8+5 или BRICS), которые тоже фактически образуют группу. Дифференциация развивающихся стран представляется неизбежной, вопрос в сроках этого процесса и официальном закреплении «границ».
Наиболее передовые развивающиеся страны уже официально заявляют о своих целях. Перед встречей в Аккре ЮАР заявила о намерении стабилизировать растущие сейчас национальные выбросы парниковых газов к 2020 - 2025 гг. и затем начать их снижение. В Аккре Южная Корея официально заявила, что в следующем году объявит о своих целях ограничения и сокращения выбросов.
Китай неоднократно объявлял о своих амбициозных планах сокращения удельных выбросов на единицу ВВП, но упорно отказывается говорить о динамике абсолютных значений. Китай настаивает на национальном уровне контроля за выполнением любых планов, то есть он против представления своих планов в виде международных обязательств. С другой стороны, складывается впечатление, что Китай хочет рассматривать «расширенный и углубленный МЧР» как элемент численных международных обязательств развивающихся стран. В определенной мере те или иные численные обязательства Китая – не только важный элемент движения к глобальной стратегической цели, но и знаковый момент, влияющий на уровень участия в новом соглашении США и России.
США. Именно вопрос об обязательном участии сильнейшей страны мира в новом соглашении вносит наибольшую неопределенность в его формат. Теоретически можно представить, что участие США оформлено поправкой к Конвенции, а остальные страны действуют согласно поправке к Киотскому протоколу. Но, вероятно, лишь теоретически, так как единое мнение лидеров Восьмерке о наличии соглашения плохо увязывается с данной конструкцией.
«Проблема США» влияет не только на содержание, но и на сроки выработки соглашения. Делегация США в Аккре фактически ожидала смены команды после выборов нового президента. По оценкам экспертов, новая команда активно заработает не ранее марта 2009 г. и до декабря (т.е. до начала Конференции Сторон РКИК в Копенгагене) ей может банально не хватить времени. С другой стороны, без «авторства американцев» (пусть даже несколько номинального) будет очень сложно ратифицировать соглашение в Сенате США, где надо получить три четверти голосов, при наличии массы консервативных сенаторов, живущих реалиями прошлого века.
Поэтому «проблема США» оказывает прямое влияние и на весь график и формат переговоров и на задачи той или иной сессии. В частности, в Аккре на Рабочем совещании (но не на официальных заседаниях) обсуждался REDD (механизм сокращения сведения лесов в тропических странах), который хорошо воспринимается в США и легко может быть представлен сенаторам как старую американскую идею до-Киотского периода. В коридорах высказывались мнения, что в Познани не надо принимать каких-либо завершенных документов (как блоков нового соглашения), а что лучше подождать США. Говорилось о возможности официальной просьбы США о переносе сроков КС-15 в Копенгагене. Говорилось о «традиционных» уловках в ООН, например, о двойной сессии КС-15 с повторной встречей 15-бис весной-летом 2010 г., желательно там же в Копенгагене, о «синхронизации» 15-бис со встречей Восьмерки в Канаде и т.д. и т.п. Тут важно подчеркнуть, что никакие подобные рассуждения не должны ни расхолаживать – ослаблять вырабатываемые переговорные положения, ни тормозить ход переговоров по сути рассматриваемых вопросов. О необходимости ускорения переговоров и об отставании от графика, намеченного на Бали, говорило много стран, в частности Россия. Эта обеспокоенность совершенно справедлива, лучше признать отставание и ускорить работу, чем не замечать проблему.
График достижения соглашения прямо влияет и на степень детализации переговорных вопросов. Детализация в целом подчиняется универсальному правилу. Сначала она низкая и идет процесс добавления деталей – составление все более детального меню «будущего обеда». Затем часть «блюд» убирается, они слишком спорны, чтобы достичь консенсуса, или слишком сложны, отсутствует научная основа или не ясны экономические последствия и т.п. Именно эта фаза процесса была начата в Аккре. Может быть, даже более корректно сказать, что в Аккре была осуществлена стабилизация «меню», а вот сокращение, возможно, начнется в Познани.
После этого «рецепты» части оставшихся блюд сокращаются до положений, по которым удается достичь согласия, а для ряда «блюд» лишь оставляют в будущем соглашении место – прописывают возможность их последующей «готовки» без необходимости менять само соглашение. С этой точки зрения, в Познани было бы хорошо решить, какие «блюда» доводить в Копенгагене до «рецептов» (например, детальных статей соглашения), а для каких лишь оставить место, например, как это было сделано в Статье 17 Киотского протокола для торговли квотами.
То есть в момент подписания соглашения уровень детализации минимален. После чего идет обратный процесс детализации – подготовки «подзаконных» актов (новых Марракешских соглашений), что занимает 1-2 года. Во время этого процесса, конечно, используются наработки периода до принятия соглашения, но они рассматриваются уже в ином контексте – имея соглашение в целом и известные основные численные обязательства страны.
Ниже приводятся основные технические моменты документов, обсуждавшихся и принятых в Аккре. При этом, конечно, важна была бы оценка «судьбы» того или иного положения 1) детальной проработки к Копенгагену, 2) «простейшего» резервирования там для него места, или же 3) отсрочки до «пост-Копенгагенского» соглашения. Однако, вероятно, это уже одна из важнейших задач для Познани.
Переговоры велись на двух «площадках» - двух официальных Специальных рабочих группах (AWG KP и AWG LCA). Первая работала в рамках Киотского протокола, имея официальный мандат на выработку будущих обязательств стран Приложения 1 по Киотскому протоколу. Вторая работала в рамках РКИК ООН, имея мандат на рассмотрение мер долгосрочной кооперации стран по Конвенции.
AWG KP приняла два основных документа: 1) по торговле квотами и проектным механизмам и 2) по землепользованию и лесному хозяйству. Оба документа имеют вид «меню», которые в Аккре были значительно структурированы, развернуты по одним статьям и сокращены по другим. Это не означает, что «меню» нельзя дополнять или изменять, на данном этапе переговоров это еще возможно, но вероятность основополагающих структурных корректировок намного меньше, чем ранее.
Документ AWG KP по торговле квотами и проектным механизмам3, регламентирует расширение, дополнение и модификацию МЧР, ПСО, торговли квотами, а также общие вопросы. Ниже приводятся лишь основные его моменты в порядке их наличия в документе (а не в порядке приоритетности). Также в документе имеется дополнительный список вопросов, признанных менее важными, они в данный краткий обзор не включены.
МЧР (признание деятельности как МЧР влечет выпуск ССВ - сертифицированных сокращений выбросов для последующей продажи):

  • Включение различных типов лесохозяйственной деятельности, возможно, с ограничением общего объема выпуска ССВ.

  • Включение проектов «улавливания и хранения углерода» - CCS (запретить, воздержаться, разрешить).

  • Включение проектов атомной энергетики (запретить, воздержаться, разрешить).

  • Организация секторного МЧР на основании секторной базовой линии. Имеется в виду, что для всех предприятий определенного сектора экономики, например, выплавки стали, проектами МЧР будут считаться меры, приводящие к удельным выбросам меньшим, чем по базовой линии развития сектора в целом.

  • Организация секторного МЧР на основании базовой линии развития сектора экономики определенной страны. Имеется в виду, что страна не Приложения 1 устанавливает план развития сектора, а в случае перевыполнения плана «излишек» (снижение выбросов) считается деятельностью по МЧР. Но в случае невыполнения плана покупать квоты не требуется.

  • Организация секторного МЧР на основании плана снижения/ограничения выбросов определенной страны не Приложения 1. Деятельность, помещенная в план, считается деятельностью по МЧР.

  • Стандартизация МЧР на основе показателей удельных выбросов парниковых газов. В этом случае если деятельность лучше «стандарта», то она автоматически считается МЧР.

  • Преференции или ограничения на определенные типы проектов, поощрение сопряженных выгод, введение дисконтирования или повышающих коэффициентов для проектов, в наибольшей мере содействующих устойчивому развитию. В частности, поддержка проектов, содействующих привлечению инвестиций в возобновляемую энергетику, что было предложено Южной Кореей. Дисконтирование может касаться очень дешевых способов снижения выбросов, не имеющих вклада в экономическое или социальное развитие, например, снижения выбросов HFC-23 в химической промышленности.


ПСО (признание деятельности как ПСО влечет выпуск ЕСВ - единиц сокращения выбросов для последующей продажи):

  • Трансформация проектов МЧР в ПСО при изменении статуса страны.

  • Включение проектов атомной энергетики (запретить, воздержаться, разрешить).

  • Включение различных типов лесохозяйственной деятельности.

  • Преференции или ограничения на определенные типы проектов, поощрение сопряженных выгод


Торговля квотами:

  • Торговля квотами внутри сектора экономики группы стран (части стран Приложения 1 или их всех, с включением или без ряда стран не Приложения 1). В качестве «кандидатов» на неформальных семинарах назывались производство цемента, алюминия, стали, возможно, энергетика. Говорилось о возможности гибкого установления правил, разных стандартов удельных выбросов в разных странах и т.п.

  • Торговля квотами на основании плана снижения/ограничения выбросов определенной страны не Приложения 1. Действия, помещенные в план при успешной реализации получают квоты, которые можно продать.

  • Связь торговых систем стран Приложения 1 и добровольных торговых систем стран не Приложения 1.


Общие вопросы:

  • Возможность переноса квот на будущее (свободная; ограниченная; как по Киото)

  • «Время жизни» определенных «лесных» единиц снижения выбросов.

  • Возможность занять квоты из будущего

  • Введение отчислений с выпущенных единиц ПСО или торговли квотами (в частности, для пополнения Адаптационного фонда помощи развивающимся странам).

К середине октября страны подадут свои предложения по сути вопросов (а затем обсудят в Познани), а к середине февраля по их правовому статусу, что важно, так как многие предложения выходят за рамки Киотского протокола в нынешнем его виде.


Документ AWG KP по землепользованию и лесному хозяйству4. Документ состоит из 4 опций изменений Марракешских соглашений, одна из которых в итоге должна быть выбрана. В первой в целом предлагается:

  • Ряд методических и терминологических корректировок по статьям 3.3 и 3.4 Киотского протокола, но с сохранением имеющегося подхода.

  • Варианты обязательной или добровольной отчетности о видах деятельности по статье 3.4 Киотского протокола.

  • Варианты учета временного нахождения углерода в продукции из древесины (учитывать, создать возможности для учета или не учитывать, как это делается сейчас, когда весь углерод в срубленной древесине сразу переводится в эмиссию СО2 в атмосферу).

  • Варианты учета естественных изменений в лесах (временно убирать из учета леса, подвергшиеся естественным нарушениям (лесные пожары, вспышки вредителей и т. д.); создать возможности для учета естественных воздействий или пока не предпринимать никаких действий).

Остальные опции фактически отличаются от первой только по первому из указанных выше пунктов. Во второй опции предлагается отсчитывать результаты деятельности по статье 3.4 не от ее начала, а от базового года (например, 1990 г.) или некого базового периода (например, от среднего за 1988 – 1992 гг.). То есть включить в учет, то, что происходило между базовым годом и началом деятельности или проекта. В третьей предлагается более сложный подход: отсчитывать результаты деятельности по статье 3.4 от базовой линии, просчитанной от базового года до конца периода обязательств или проекта, то есть от того, что было бы на данной территории без дополнительных действий.


Четвертая опция предлагает радикально изменить нынешний подход к учету поглощения и эмиссии СО2 и перейти к полному учету – балансу СО2 на всех землях без исключения. В этом случае статей 3.3 и 3.4, равно как и определений не требуется, подсчитывается все и всюду. Эта опция вызывает симпатию, так как теоретически с научной точки зрения, так и следует поступить. Но технически это вряд ли осуществимо для следующего периода обязательств. Учет будет лишь частичным, что подорвет работоспособность всей системы.
В целом для лесной деятельности характерна необходимость нахождения компромисса между теоретически желаемым и реально осуществимым с достаточной степенью точности. Также важно исключить возможность уловок и трюков, например, когда бы стоки учитывались, а эмиссии нет.
Отдельным сложным вопросом является учет временной консервации углерода в продукции из древесины. Важно понимать, что древесная продукция – совсем не обязательно сток. Если корректно строить баланс – может быть и источник (как в России).
Еще одним сложным вопросом является учет торфяников и заболоченных земель. Запасы углерода на этих землях огромны, причем основным их «держателем» является Россия и другие северные страны. Сейчас добыча и сжигание торфа учитывается как выбросы в энергетике, однако, остается неучтенным деградация земель при осушении и т.п. По некоторым оценкам потери углерода в торфяниках достигают 10% всех глобальных выбросов СО2 от сжигания ископаемого топлива. При этом львиная доля эмиссии идет в тропических широтах, прежде всего в Индонезии.
Обсуждение вопросов землепользования и лесного хозяйства продолжится в Познани, до этого в середине ноября должны подать в Секретариат свои предложения.
Также Специальная рабочая группа по Киотскому протоколу рассмотрела ряд других вопросов. Из них можно выделить включение в учет выбросов «новых» галогеносодержащих и прочих газов, синтез и использование которых в промышленности был начат в последнее десятилетие, а также обсуждение возможности перехода на более полный учет антропогенного глобального потепления. Здесь имеется в виду расширение сферы охвата нового соглашения за пределы выбросов парниковых газов и учет антропогенного изменения земной поверхности. Это влечет, в частности, изменение альбедо и в принципе может быть выражено в единицах радиационного прогрева атмосферы (в Вт/м2) и суммировано с антропогенным усилением парникового эффекта. В документах это выражается как предложение о замене коэффициентов потенциала глобального потепления парниковых газов (GWP) коэффициентами GTP. Ряд стран поддержали эту идею, ряд, в частности, США выступили резко против, указав на слабую пока научную проработку вопроса и проблемы расчета, которые могут лишить работоспособности всю систему в целом.
AWG LCA обсуждала более широкий спектр вопросов, но с меньшей степенью конкретики, чем AWG KP. В рамках встречи в Аккре были проведены два семинара - Рабочих совещания данной Специальной группы, доклады которых и рекомендации по темам будущего обсуждения составили два основных документа: 1) по секторному подходу и 2) по сведению лесов в развивающихся странах (REDD).
При обсуждении секторного подхода5 (когда те или иные обязательства и/или меры реализуются в рамках сектора экономики группы стран) подчеркивалось, что такой подход может:

  • Быть дополнительной мерой по достижению национальных целей по снижению выбросов развитых стран.

  • Содействовать передаче технологий, привлечению инвестиций и наращиванию потенциала развивающихся стран в решении проблемы изменения климата.

  • Дать значительный вклад в выполнение национальных планов снижения/ограничения выбросов, причем на должном уровне измеряемости, верифицируемости и отчетности.

  • Содействовать привлечению частного бизнеса и межправительственных организаций к снижению выбросов в отдельных секторах экономики.

Среди «кандидатов» назывались такие сектора как энергетика и транспорт, производство цемента, чугуна и стали, алюминия. В частности, может быть следующая схема: все однотипные крупные предприятия развитых стран (а, возможно, и части развивающихся стран) получают одинаковые (или разные, но четко определенные) задания по снижению удельных выбросов (на единицу продукции, например, на тонну алюминия или цемента). Это означает, что фактически страны требуют от бизнеса принять определенный график освоения новых технологий. Но делают это не административными мерами, а дают своим предприятиям определенную гибкость: перейти на новую технологию сейчас или купить квоты, а перейти потом, в зависимости от бизнес-плана развития предприятия. Такая схема уже давно работает на восточном побережье США применительно к выбросам двуокиси серы на электростанциях.


Также как в рамках AWG LCA, так и вне ее шло активное обсуждение международного морского и авиационного транспорта как отдельного сектора мировой экономики. Сейчас бункерное топливо, используемое судами и самолетами на международных рейсах не «принадлежит» ни одной из стран. В отчетности страны указывают объемы такого топлива отдельно, и оно не входит ни в обязательства, ни в расчет выбросов той или иной страны. Логично устранить этот недостаток, например, обязать страны или компании перевозчики платить за выбросы рыночную цену разрешений на выбросы парниковых газов.
Но вопросы бункерного топлива не просты и требуют привлечь Международную ассоциацию гражданской авиации (ICAO) и Международную морскую организацию (IMO). Наиболее вероятный принцип: «заправщик (продавец топлива), платит» не выгоден многим странам. Нужно придумать действенную систему компенсации для развивающихся стран, когда страна, например, малое островное государства, получало бы из Адаптационного или иного фонда гораздо больше, чем платила бы за бункерное топливо.
Еще одна тема широкого обсуждения - передача технологий фактически является одной из форм помощи и инвестиций. Однако она сопряжена с решением сложных вопросов прав интеллектуальной собственности, лицензирования и патентного права. Также передача технологий не должна входить в противоречие с деятельностью Всемирной торговой организации и других международных органов. Пока переговоры по передаче технологий находятся на начальной стадии, когда от всех стран ждут конкретных идей и предложений для последующего обсуждения.
При обсуждении AWG LCA сведения лесов в развивающихся странах (REDD)6 основное внимание уделялось: 1) политическим аспектам устойчивого развития и связи деятельности по прекращению сведения лесов с мерами по снижению выбросов в целом; 2) созданию позитивных стимулов и вариантов получения финансирования; 3) вопросам «постоянства» лесов (то есть что они не будут уничтожены в будущем), недопущению «утечек», вызванных перетеканием деятельности из одной страны в другую; дополнительности деятельности по отношению к коммерчески обусловленной.
Очень важным является выбор принципа финансирования, где могут быть два главных подхода. Первое - финансирование через участие в международном углеродном рынке разрешений на выбросы (как вариант через МЧР и/или с введением специальных единиц). Тогда отсутствие сведения лесов получало бы продаваемые сертифицированные единицы, которые при определенных условиях можно было использовать для покрытия обязательств стран или хозяйствующих субъектов. Второе – не рыночное финансирование через фонды, отчисления или платежи стран и/или секторов экономики, например, деревообработки или международного морского транспорта.
Вопросы финансирования мер по адаптации также активно обсуждались как в рамках AWG LCA, так и вне ее, на семинарах и неформальных встречах. Речь шла как о наполнении уже существующего Адаптационного фонда Киотского протокола, так и о работе будущих фондов или иных финансовых структур. Решения, принятые на Бали, говорят, что теперь развитые страны несут двойную нагрузку, помогая развивающимся странам не только в адаптации, но и в мерах по снижению выбросов, Последнее является условием принятия сильнейшими развивающимися странами обязательств по снижению/ограничению выбросов. Кроме этого, развитые страны должны снижать выбросы в своих странах, причем очень сильно. Все это делает конкуренцию за финансы очень жесткой.
В изложенном выше контексте понятно, что традиционные подходы, основанные на государственной помощи от развитых стран к развивающимся, не смогут дать достаточно средств. Тем не менее, предложения ряда развивающихся стран сводятся лишь к увеличению процента отчислений от ВВП развитых стран. Китай считает, что развитые страны должны дополнительно отчислять не менее 0,5% ВВП на помощь развивающимся странам в деле адаптации и снижения выбросов парниковых газов. Теоретически это может составить до 185 млрд. долл. в год, однако очень маловероятно, чтобы развитые страны пошли на столь одностороннее принятие груза проблем на плечи своих экономик. Сейчас общая помощь на все нужды развивающихся стран в целом составляет около 0,3% от общего ВВП развитых стран. Группа наименее развитых стран предлагает увеличить помощь более чем в 3 раза, до 1% ВВП.
В определенной степени традиционным можно считать и предложение о налоге (порядка 2%) на выпуск единиц снижения выбросов от проектов ПСО и торговли квотами. Сейчас таким налогом облагаются единицы снижения выбросов от проектов МЧР, но средств в Адаптационном фонде Киотского протокола в любом случае получается явно недостаточно.
Представляет большой интерес предложение Норвегии о проведении аукционов по продаже квот на выбросы, где покупателями бы явились потребители международного бункерного топлива, а средства бы шли на адаптационные меры в развивающихся странах. По имеющимся оценкам, речь идет примерно о 14 млрд. долл. в год. Конечно, в немалой степени это финансирование адаптационных мер за счет повышения цены авиационных билетов и стоимости морских перевозок. Однако, почему бы это не воплотить на практике, если будет налажен строгий контроль за целевым использованием средств для действительно нужных и срочных адаптационных проектов.
Вопросы прозрачного и целевого распределения и расходования средств так же важны для финансирования, как и сбор средств. Без внушающей доверие системы распределения и контроля собрать большие средства невозможно. Это неоднократно подчеркивали развитые страны. Детальное предложение о принципах и способах предоставления средств для мер по адаптации представила Мексика. Важно обеспечить первоочередной доступ к средствам наиболее уязвимым и наиболее слабым странам.
Обсуждение всех указанных выше вопросов будет продолжено в Познани.
Общая оценка и дальнейшая работа
Экологические организации, Секретариат РКИК ООН, ряд ведущих стран, например, страны Зонтичной группы, в целом положительно оценивают встречу в Аккре. Ее стиль и тон были конструктивны, страны стремились найти решения, стремились достигать компромиссов по сути дела, меньше дискутировали о мандате присутствующих в зале людей, а больше о сути обсуждаемых мер и правил. В подготовке предложений и конкретных решений укрепилось лидерство стран «второго эшелона»: Норвегии, Южной Кореи, ЮАР, Швейцарии, Мексики и др. Теперь должен быть «ответ» ЕС и Китая (их позиции должны стать более целенаправленны и конструктивны), а затем и США.
До декабря пройдут министерские встречи (в середине сентября в Аргентине, подготовительная встреча в Варшаве в середине октября); встречи групп стран (в том числе Зонтичной группы, куда входит Россия); пройдет рабочее совещание по сведению лесов в тропических странах (SBSTA REDD); на конец сентября намечено рабочее совещание по совершенствованию Киотского протокола (в соответствии со Статьей 9). Страны представят свои предложения (темы и даты которых, прописаны в документах Аккры), а Секретариат сделает к Познани их компиляции и сводные обзоры;
Встреча в Аккре заложила хорошую основу для эффективной работы в Познани, где с 1 по 12 декабря пройдет Четырнадцатая Конференция Сторон РКИК ООН и Четвертое совещание сторон Киотского протокола, где будут рассматриваться практически все блоки нового соглашения, намеченные на Бали.
На 2009 г. намечены четыре переговорных сессии: март-апрель, июнь, сентябрь и октябрь – ноябрь, после чего в декабре в Копенгагене состоится Пятнадцатая Конференция сторон РКИК ООН, где планируется принять новое соглашение.
Коалиция неправительственных экологических организаций – Climate Action Network, активно работающая на сессиях РКИК ООН в качестве наблюдателя, подготовит к Познани позицию и предложения, которые можно будет посмотреть на сайте www.climatenetwork.org (CAN International) или www.climnet.org (CAN Europe)7
Там же можно найти подробное изложение мнения CAN по рассмотренным выше вопросам и выпуски газеты ECO, ежедневной выходящей во время переговоров и критически оценивающей их ход. WWF как член CAN полностью разделяет нашу совместно выработанную позицию, которая лежит в основе оценок и взглядов данного обзора.
Обзор подготовил Алексей Кокорин, замечания, комментарии и вопросы, пожалуйста, присылайте по адресу akokorin@wwf.ru
01 сентября 2008 г.

1 В данном обзоре сокращения и термины, используемые в переговорах ООН по проблеме изменения климата, даются без расшифровок и пояснений. Это стало возможно благодаря выходу из печати специально подготовленного словаря на русском языке, см. http://www.wwf.ru/resources/publ/book/290/

2 Более подробно с документами встречи в Аккре можно ознакомиться на сайте РКИК ОНН www.unfccc.int

3 FCCC/KP/AWG/2008/L.12 от 27 августа 2008 г.

4 FCCC/KP/AWG/2008/L.11 от 27 августа 2008 г.

5 FCCC/AWGLCA/2008/CRP.4 от 25 августа 2008 г.

6 FCCC/AWGLCA/2008/CRP.5 от 25 августа 2008 г.

7 Также имеется сайт www.climnetcee.org (CAN Eastern Europe and Eurasia, включая Россию и все другие республики бывшего СССР), где размещаются отдельные документы, имеющие особо важное значение для данных стран



Смотрите также:
Власть климата – сильнее всех властей Монтескье, 1755 Обзор результатов переговоров ООН по проблеме изменения климата – «Аккра 2008»
223.93kb.
1 стр.
Обзор результатов переговоров ООН по проблеме изменения климата – «Аккра 2008»
221.25kb.
1 стр.
Краткий обзор результатов Двадцать восьмой Сессии вспомогательных органов ркик ООН
130.97kb.
1 стр.
Глобальное изменение климата
21.58kb.
1 стр.
Докладе «Реакция озер  на изменения климата»
18.81kb.
1 стр.
Переработанный вариант для обсуждения международное сотрудничество по проблеме изменения климата
1249.82kb.
8 стр.
Переработанный вариант для обсуждения международное сотрудничество по проблеме изменения климата
1226.34kb.
7 стр.
Пункт 5 предварительной повестки дня Прочие вопросы "Круглый стол" по проблемам изменения климата и транспорта
594.69kb.
2 стр.
Доклад о ходе работы в области биоразнообразия и изменения климата и биоразнообразия засушливых и субгумидных земель
308.59kb.
1 стр.
Изменение климата и здоровье населения ш. А. Ильясов канд техн наук, О. Н. Шабаева ведущий специалист
181.24kb.
1 стр.
Стратегические вопросы горизонтальной политики: Изменения климата и транспорт −
94.22kb.
1 стр.
Должность: Прогнозы выбросов парниковых газов и общий эффект политик и мер с помощью times
81.99kb.
1 стр.