Главная
страница 1
«Türkologiya».-2012.-№1.-С.57-70.
ПО ПОВОДУ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕКОТОРЫХ НАЗВАНИЙ
Алекперов А.
Резюме. В статье рассматривается вопрос о проживании тю­рок на Южном Кавказе начиная с древнейших времён. Изучение та­ких этнонимов и топонимов, как саклаб, каспи, хазар, ас, алан, бар- сель, Телави, Гирдман, свидетельствует об их тюркском происхож­дении.

Ключевые слова: каспи, хазар, Эльбрус, Гирдман, Мусхелишвили
BƏZİ ADLARIN MƏNŞƏYİ MƏSƏLƏSİNƏ DAİR

Xülаsә:Məqalədə bəzi türk tayfalarının Cənubi Qafqazda qədimdə yaşaması izlənilir. Saqlab, xəzər, kaspi, as, alan, barsel, Telavi, Girdman və digər adların tədqiqi sübut edir ki, onlar türk mənşəlidir.

Açar sözlər: kaspi, xəzər, Elbrus, Girdman, Mushelişvili
ON THE PROBLEM OF ORIGIN OF SOME NAMES

Summary: In this article studies the resettlement of the various Turkic tribes in the Southern Caucaus. Studies such names and word of this region as Saqlab, Kaspi, Khazar, As, Alan, Barsel, Telavi, Girdman back to ancient Turkic origin.

Key words: Kaspi, Khazar, Elbrus, Girdman, Muskhelishvili
Современное состояние изучения этнических процессов нередко требует от исследователя ответа на многие ранее не решённые воп­росы. Пробелы в западной и российской исторической науке объяс­няются прежде всего длительным господством в ней определённой методологии. В результате в истории и лингвистике были вырабо­таны два направления - идеологическое и конъюнктурное. Намерен­ное искажение реальных событий привело к тому, что целые народы оказались списанными с исторической арены (например скифы). Их наследие прошлого было предано забвению, а культурные дости­жения приписаны другим. Именно поэтому довольно сложно поло­жение дел и с исследованием этногенеза тюрок Азербайджана. Рев­нивое отношение Запада и России к Османской империи, а затем к Турецкой Республике придало негативный оттенок тюркской ис­тории вообще и истории тюрок Азербайджана - в частности. 200 лет европейская историческая наука не допускает присутствия тюрок в Европе до Рождества Христова. Однако обращение к соответствую­щему ономастическому материалу, представленному в виде различ­ных символов (букв, названий цифр), а также к мифологическим персонажам позволяет утверждать, что тюрки оказали самое непос­редственное влияние на формирование языка и мировосприятия как семитов, так и индоевропейцев [1; 2-4; 5]. Да и изучение этнических процессов Переднеазиатского и Балканского регионов никак невоз­можно без исследования участия в этих процессах тюрок.

В данной статье анализируется ряд этнонимов и топонимов исто­рической Азербайджанской (Кавказской) Албании и современной Грузии, тюркское происхождение которых до сих пор так и не полу­чило полного научного обоснования. Однако прежде чем перейти к рассмотрению этих названий, необходимо уточнить зону распрост­ранения тюрок Азербайджана на территории Южного Кавказа. Что касается северных пределов этой зоны, то их состояние в той или иной степени было связано с положением дел на границе с Грузией, ибо пройти на территорию Азербайджана с севера можно было толь­ко минуя Тифлис или Дербенд. Именно контроль над Дербендом и Тифлисом на севере, над Лянкяраном у Каспия на юге и над Иреваном и Нахчываном на границе с Турцией и определял господство «завоевателя» на Кавказе.

Хотя согласно арабским источникам крайним пунктом Азербай­джана (Албании) на севере являлся Дербенд, можно говорить, что се­верные границы исторического Азербайджана проходили значительно выше. По некоторым предположениям, они простирались до Терека [6]. Северные земли Азербайджана входили в состав Барселии, границы ко­торой на севере были направлены в сторону Северо-Восточного Кав­каза [7. С. 128-129; 8. С. 128]. Но, судя по письменным источникам, Барселия занимала более обширное пространство, нежели предпо­лагают исследователи. Так, В. Ф. Минорский, который считает, что южные пределы Барселии заканчивались на рубеже между тюрко-кумыкским населением, живущим на узкой полосе суши вдоль Каспий­ского моря, и азербайджанскими тюрками, якобы «просочившимися» туда с юга намного позже [9. С. 128-129], допускает в данном случае определённую неточность, ибо Ширван (поздняя иранская калька с тюркского Barsel ‘Страна Льва’) был составной частью Кавказской Албании [10. С. 5-18]. Нашу гипотезу о происхождении данного наз­вания от слова Барс подтверждает и народная этимология [11. С. 16]. Культ Барса / Льва фиксируется источниками как древности, так и ран­него средневековья и «арабского» периода. Ареал этого культа и свя­занных с ним названий достаточно широк. Так, например, в последую­щую эпоху высшим орденом иранских шахов (как материальная мани­фестация Ахурамазды) являлся Şir-e Xurşid ‘Солнечный Лев’, что так­же было калькой с тюркского Барс.

Известно, что Сефевиды выступали правопреемниками пред­шествующих государств на территории Азербайджана. Если обра­титься к сефевидско-османским договорам, то можно понять, что территориальные споры между этими государствами регулировались на основе условий предыдущих сасанидо-византийских договоров. Это подтверждается, например, таким фактом. Когда 17 сентября 1612 г. представители сефевидского шаха прибыли ко двору осман­ского султана Ахмеда I, тот согласился на восстановление условий Амасийского договора 1555 г., но при этом выдвинул очередное тре­бование, по которому для предотвращения нападения русских шах Аббас I не должен был препятствовать турецким войскам разрушать их крепости по р. Терек (Тарку) [12. С. 259]. Требование султана, по­лучившее отражение в Сарабском договоре 1612 г. между Сефевидами и Османами, подтверждает принадлежность земель до Терека азербайджанским правителям. Эта же территория с 1653 по 1662 г., а затем вплоть до 1735 г. была причиной раздоров между Россией и Сефевидами [13. С. 196]. Земли от Дербенда до Терека, впослед­ствии названные Дагестаном, были отторгнуты Россией по Гянджинскому договору 1735 г.

Если говорить о Тифлисе, то ещё анонимный автор X в. зафикси­ровал его в составе Аррана / Албании [14. С. 144]. Претензии грузин на город с одобрения Византии начинаются в первой четверти XI в. при Баграте IV. С целью выбить тюрок-мусульман из Тифлиса на конфликт с Шеддадидами, поддерживающими Джафаридов, они в 1062 г. спровоцировали аланов [15. С. 14-15].

Какие бы контраргументы ни приводились оппонентами, за иск­лючением непродолжительного правления Давида IV, на следующий год после победы при Дидгори в 1121 г. ликвидировавшего Тифлис­ский мусульманский эмират Джафаридов, этот город всегда был объ­ектом внимания правителей Азербайджана. Они никогда не воспри­нимали его вне пределов своего государства. Это наглядно демон­стрирует Йусиф ибн Абу Садж, который, повесив армянского царя Смбата I Багратуни [16. С. 48-63], для предохранения своих северо-западных границ от захвата в 914 г. нападает на Тифлис, а затем, подчинив Кахетию, разоряет Картли, Самцхе и Джавахк [16. С. 11]. Так было и впоследствии - при Саларидах, Шеддадидах, Ак-Коюнлу, Сефевидах [17. С. 54-56] и Афшарах. То же самое хотел осу­ществить и Ага Мухаммед-хан Каджар в 1795 г. Одним из условий признания его шахом со стороны турецкого султана он назвал своё утверждение в Тифлисе. Результатом договорённости и стал крат­ковременный поход Ага Мухаммед-хана Каджара на Тифлис в 1795 г. Однако эта традиция была нарушена Георгиевским трактатом 1783 г., а затем манифестом Александра I от 1801 г. о присоединении к Рос­сии Восточной Грузии, а вместе с ней и исконно азербайджанских земель Газаха, Борчалы, Шамшадиля, переданных раньше Теймуразу Надиром. Поэтому права Ш. Гамидова, когда пишет, что грузинские авторы искажают тюркские названия. В частности Албанию они на­зывают Алвани - на грузинский лад [17. С. 56].

Имеющиеся в нашем распоряжении исторические и языковые факты позволяют утверждать, что зона распространения тюрок-азербайджанцев на территории Кавказа была значительно шире и вхож­дение древнеазербайджанских (тюркских) земель в состав других го­сударств Южного Кавказа, России и ИИР совсем не является доказа­тельством «исконной» принадлежности этих земель другим этносам указанных стран.

Конечно, знание автором материала, обращение его к соответ­ствующим источникам - это один из самых главных показателей научной значимости того или иного исследования. Но немаловажное значение при этом имеют и моральные качества самого исследова­теля, т. е. какую миссию он выполняет, решая ту или иную истори­ческую проблему, - объективист он или человек, действующий сооб­разно специальным установкам. К сожалению, за редким исклю­чением, изучение древней и раннесредневековой истории Азербай­джана велось с позиций конъюнктурного начала, что и давало повод некоторым соседним коллегам допускать тенденциозные высказы­вания в адрес тюрок Азербайджана. Так, например, грузинский исто­рик Д.Л. Мусхелишвили [18], слишком увлёкшись идеей о пришлости тюрок на Кавказ до P. X., до сих пор предъявляет в своих трудах территориальные претензии к Азербайджану. В то же время он от­мечает, что упоминаемые в грузинских источниках топонимы, такие как Шаки, Эрети, Камбечани, - это названия исторических земель Азербайджанской Албании, а сами грузины являются на этих землях пришлыми [18. С. 20-22]. И всё же, несмотря на это, исторические албанские земли, входящие в состав Грузии, он именует Восточной Грузией [18. С. 22], хотя в анонимной грузинской хронике «Мокцевай Картлиса» «совершенно определённо говорится, что грузины пришли в Закавказье со своей первоначальной родины, которая мыс­лится автором где-то на юге» [19. С. 30].

Какие бы «миграционные идеи», отрицающие нахождение тюрок на албанских землях до Рождества Христова, ни выдвигались [20], наличествующий у нас ономастический материал при сопоставлении его с письменными источниками свидетельствует о том, что тюрок на территории Кавказа необходимо считать автохтонами. Те же из исследователей, кто всё ещё ратует за миграцию тюрок с Алтая, или не откровенны, или не могут оторваться от идеологической установ­ки, именуемой конъюнктурой.

Возьмём, к примеру, название грузинского гор. Каспи, располо­женного на левом берегу Куры при впадении в неё р. Лехуры, в 48 км к северо-западу от Тбилиси [21. С. 499]. Безусловно, это название восходит непосредственно к одному из тюркско-албанских племён - каспиям [22. С. 273-274], фиксируемым письменными источниками на довольно обширном пространстве вплоть до Причерноморья [23. С. 152; 24. С. 17-39; 1. С. 385-402]. По предположениям некоторых учёных, присутствие каспиев в интересующем нас регионе засвиде­тельствовано и археологическим материалом начиная с V в. до н. э. В одной из энциклопедий об этих племенах говорится следующее: «Каспии - племена иберийско-кавказской группы, обитавшие в степ­ных районах Восточного Азербайджана. Впервые упомянуты Геро­дотом в V в. до н. э. Позже ...каспии слились с мидянами, албанами и другими племенами. По имени каспиев получило своё название Каспийское море, а также одна из областей Древнего Азербайджана - Каспиана» [21. С. 499]. Мы считаем, что это несколько неудачный вывод, и потому постараемся обосновать свою позицию.



Согласно Моисею Каланкатуйскому «Каспиана простиралась до ворот Чола» [25. С. 60]. Но, вероятно, не случайно название одной из вершин Кавказа - Казбек (Казбеги) своим происхождением обязано каспиям. При сопоставительном анализе соответствующего материа­ла можно заметить, что каспии - это те же тюрки-хазары [1. С. 385- 402]. Не случайно и то, что в настоящее время названия Каспий и Ха­зар являются синонимами. Могли же они стать международно при­знанными в качестве Dərye-i Mazandaran? Неопровержимым под­тверждением правильности нашего сопоставления является и тот факт, что как каспии, так и хазары готовили рыбий клей [26. С. 249-250; 27. С. 101; 24. С.17-39].

Приведённые данные позволяют пересмотреть соображения ряда исследователей относительно того, что хазары на исторической арене появились только в VII - VIII вв. н. э. [28. С. 118-127]. Общеиз­вестно, что булгары и хазары - тюрки. Упоминаемый в письменных источниках в связи с событиями XIII в. до н. э. Аскалон (евр. ‘Ашкелон’) связан с тюрками-булгарами. Мусульманские авторы (Ибн Руста, аноним - «Худуд ал-А'лам»), говоря о булгарах, на­зывают три их основых рода (bulgar, barsel, askal). Наиболее круп­ным был род аскал (ишгиль ;аскал). Название этого племени зафиксировано в памятнике (saguntym) в честь Кюльтегина. Согласно Ибн Русте хан рода аскал был женат на дочери бун­тарского хана Алмуша [29. С. 141-142; 14. С. 162]. Но ведь Моисей Хоренский упоминает хазар в связи с событиями 193— 213 гг. н. э. [30. С. 261]. Некоторые исследователи полагают, что первые сообщения о тюрках-хазарах, судя по письменным источни­кам, появились в период правления грузинского царя Мирвана (167— 123 гг. до н. э.), который, спасаясь от их набегов, укрепляет Дарьял [31. С. 23]. В позднейших схолиях к тексту грузинской летописи Кавказ именуется Иалбуз, Албуз [32. Коммент. 10], что соответствует тюрк­скому понятию ‘снежная / ледяная вершина’. Если же довериться грузинской традиции, то хазары фиксируются там уже за полторы тысячи лет до P. X. [33. С. 213-247]. По мнению комментатора «Жиз­ни картлийских царей» Г. В. Цулая, который ссылается на Ю. Клапрота и В. Б. Ковалевскую, сказание основано на имеющихся в грузинской исто­рической традиции сведениях о походах скифов через Кавказ в Пе­реднюю Азию в VII в. до н. э. [32; 34. С. 175; 35]. Но это означает, что грузинская традиция, так же как и греко-латино-славянская, считая скифов тюрками [3. С. 113-115], ставит знак равенства между са­ками и хазарами-тюрками. Уже в раннесредневековых источниках скифы упоминаются как (sclavin)/(as-saqaliba)/ (склавайин). Так называли саков - sakalar [3; 36. С. 63-70]. Это позволяет утверждать, что даже в «арабский» период скифы / саки не сошли с исторической арены. Здесь уже следует обратить внимание на такую языковую закономерность, именуемую метатезой, когда sak- читается как kas-, что подтверждает правильность сообщения грузинского анонима. Подобных примеров предостаточно: leqqel; asse; kutartuxar и т. д. Исследования показывают, что наз­вание kaspi (Kas + суф. мн. ч. pi, который одновременно выполнял и функцию топонимического форманта, производного из тюркского понятия oba ‘дом, местность’) и имя х + azar / azar имеют значение ‘асы (аланы), асский муж’, которых, лишь по убеждению В. И. Абае­ва [37. С. 57-68], до сих пор необоснованно причисляют к современ­ным осетинам [38. С. 340-351]. Одним из недостатков многих таких исследований является то, что в них не принимается во внимание упоминание в письменных источниках одного и того же тюркского племени под разными наименованиями, напр.: as / alan ~ vened/ ant ~ saklab ~ bulqar. Так, персидский историк Гардизи, автор сочинения «Зайн ал-ахбар», ссылаясь на Джейхани, говорит об аланах в главе о тюрках [39. С. 41-62]. Идриси, автор XII в., зафиксировал в зем­ле аланов город Ашкал, в названии которого прослеживается имя булгар / аскал [40. С. 210]. Михаил Сириец считает Барселию «стра­ной аланов» [41. С. 79-84]. В арабской версии Агафангела аланы упоминаются вместо албанов, территорию проживания которых и охватывала Барселия / Ширван [42. С. 63]. Поэтому при сопостав­лении понятий as ~ alan становится ясной позиция историков, пред­ложивших такое сравнение. И, как бы ни противились этому пред­ставители иранистики, аланы, известные по источникам как азы / /асы / ясы, опять же были тюрками. Исландский историк Снорри Стурлусон, автор «Младшей Эдды», рассказывая об Одине, от­мечает, что он был главой асов-турок [43. С. 5, 11; 44. С. 75-85; 45. С. 12]. Переводчик «Иудейской войны» Иосифа Флавия пишет: «Язык же ясескый ведомо есть яко Печенежска рода родися (it is well know that the Jas ...language (or people) is descended from Pecenegs...), живущие подле Тана и Меотского моря» [46. С. 454; 47. С. 29]. Следует особо подчеркнуть, что он, используя слово ве­домо, тем самым конкретно подчёркивает ни у кого в то время не вызывающий сомнения факт. Наконец, ещё одно подтверждение этого факта мы наблюдаем у Бируни. Он сообщает: «Va hum cinsu-1-ələn va-l-əs va lüğatuhum ələn mutarkibətu min əl-xvarizmiyə va-1-bəcənəkiyyə» ‘И они род аланов и азов, и язык их, теперь состоящий из хорезмийского и печенежского’ (пер. наш. - А. А.) [48. С. 193— 194]. Печенеги-огузы проживали на «земле Кенгер», впоследствии известной как Гирдман. Значительно позже интересующих нас собы­тий византийский император Константин VII Порфирогенет (Багря­нородный), говоря о приднепровских печенегах, упоминал у них хана Коркутэ из рода гил [49. С. 16—17], в имени которого усмат­ривается имя Коркуд. Поэтому, полагаем, оправдывается ут­верждение учёных о прохождении северной границы Албании по р.Терек [6. С. 129-148]. Если же довериться армяно-грузинским ис­точникам, то название исторических овсов берёт своё начало от имени Уосбоса (арм. Уовбос), сына хазарского правителя [50. С.25; 51. С. 116]. Современные осетины, называя себя иронцами, лишь по иноназванию стали носителями исторического тюркизма, кем сейчас являются, например, болгары.

Таким образом, хазары (это те же каспии, упоминаемые Геродотом) жили на Кавказе задолго до того времени, когда их зафиксировал греческий историк. И, как нам представляется, незачем обвинять грузинского ано­нима в анахронизме. Исходя из приведённых данных, а также оставив в сто­роне согласную т, выступающую в грузинских источниках в качестве топо­нимического форманта (Сомхети, Кларджети, Кахети и др.), который в тюркских языках является одновременно и показателем множественного числа (sakat, türküt, başgird [52. С. 21-37]), можно заметить, что Эрети (на­звание которого почему-то причисляли к названиям нахско-дагестанской группы иберийско-кавказской языковой семьи, а Д. Л. Мусхелишвили сам город считает грузинской территорией [18]) имеет тюрк­скую основу в значении әr ‘муж’ (понятие связано со световым нача­лом, ибо его синонимом является слово аl-), что прослеживается и в названиях xazar/azar. Эти названия сохранили то же самое понятие, которое фиксируется в наименованиях Аран / Албания / Агван / Азер­байджан.

Забегая несколько вперёд, хотелось бы отметить: в тюркских языках морфонема r с развитием её в al-, а также ак- выполняют функцию светового / цветового детерминанта, что нашло своё отра­жение в индоевропейском al- (например natural с метатезой в 1е — оп­ределённый артикль, а также в семитское al- - определённый артикль арабского языка). Следует иметь в виду, что здесь мы говорим об оп­ределении (прилагательном). Учитывая световую манифестацию Бога, синонимом которого у тюрок был Baba (Бог / муж), полагаем, что связанные с ним тюркские понятия ar-, al-, ак- (ака / ağa) вна­чале являлись теоантропоморфным окончанием (Baba + к, Sparta + к, Мазда + к), а впоследствии, с развитием племенных отношений, стали употребляться в качестве суффикса племенной множествен­ности, дословно - ойкоса, напр.: xazar / kazax, kamax / kumıx / kamar ит. д.

Для подкрепления вышеуказанных положений разберём неко­торые албанские топонимы, которые Д. Л. Мусхелишвили почему-то хочет представить как грузинские. Вот что по этому поводу он пи­шет: «...тысячелетний процесс интенсивного проникновения в Эрети восточногрузинских племён, а с IV века и восточногрузин­ского христианства при поддержке политической власти не мог не содействовать неукоснительной ассимиляции местного населения Эрети. На это указывает ...постепенное расширение историко-гео­графического понятия “Кахети” за счёт сокращения Эрети, пока это последнее не исчезло вовсе из живой историко-географической тер­минологии... Кроме этого, правда, косвенного, но неопровержимого, на наш взгляд, доказательства [непонятная логика: «косвенного, но неопровержимого»] мы имеем также прямые указания на те дви­жущие силы, которые обусловливали грузинизацию аборигенов. Это были грузинский язык и грузинская письменность, которые вместе с грузинским христианством глубоко внедрялись в местную среду. На это ... указывает грузинская топонимика Эрети, которая связана с непосредственным проникновением сюда грузинских племён. К счастью, мы имеем возможность точно датировать некоторые из этих топонимов. Так, например, уже Птолемей называет в Алвании “город Телеба” [V. 11. 2], который комментаторы совершенно спра­ведливо идентифицируют с нынешним городом Телави, известным из других письменных источников с X в. как центр Кахети... “Те­лави” же считается формой множественного числа от слова “тела” (‘вязь’). Следовательно, “Телави” по-грузински означает ‘вязи, место вязей’. Итак, если идентификация Телеба - Телави правомерна, то мы уже во II в. констатируем наличие восточногрузинского насе­ления на территории Западного Эрети...» [18. С. 22].



Предположим, что Телеба - это Телави, хотя к окончательному вы­воду по локализации городов и рек Албании исследователи пока не при­шли [53. С. 120-131]. Сам же Л. Д. Мусхелишвили замечает, что Птоле­мей располагает Телеба не в исторической Грузии, а в Албании. Тем са­мым он подчёркивает, что территория, именуемая им как «Восточная Грузия», на самом деле и есть Албания. Кстати, следует отметить, что в Кубинском районе и сейчас имеется населённый пункт Talabi (Баш Талаби) [45. С. 14]. Возникает закономерный вопрос: почему же, проеци­руясь с позиций своего времени и мышления, Д.Л. Мусхелишвили считает, что Телави, которое располагалось на албанских землях, должно трактоваться с грузинского, а не с албанского, точнее - тюркского? Ведь кроме этого, как отмечает грузинский историк, «косвенного доказатель­ства», якобы подтверждающего его умозаключения, наличие здесь соб­ственно грузинских племён, в современном осмыслении данного термина, ничем не подтверждается. Как уже отмечалось, каспии, но уже тюрки, ар­хеологически фиксируются на территории Грузии с V в. до н. э. Далее, почему Д.Л. Мусхелишвили, этимологизируя первую часть слова Телави – тела - из грузинского как ‘вязь’, а всё название как ‘место вязей’, не обращает внимания на вторую часть данного наименования - -ави, т. е. просто замалчивает его? Для объяснения этого недоразумения обратимся к следующему тезису учёного: «.. .около нынешнего г. Гурджаани зафик­сирован топоним Кахтубани, что на русском языке означает ‘поселение кахов’. Кахтубани, или Кахис-убани, неоднократно встречается в средне­вековом документальном материале» [18. С. 22]. Этим утверждением Д. Л. Мусхелишвили сам даёт нам ключ к разгадке происхождения всего названия Телави и доказывает, что он преднамеренно не раскрывает понятие -ави в указанном топониме. Если принять -(а)ни в названиях Гурджаани, Кахтубани в качестве топонимообразующего форманта кав­казских языков (например Atauni, Iqani, Etiuni или тот же Qardabani) [54. С. 75; 55. С. 355] и исходить из этимологии слова Кахтуба ‘место кахов’ (по Д. Л. Мусхелишвили), то можно заметить., что как в названии Ках­туба, так и в наименовании Телави наличествует один и тот же компонент -ави / -уба, аналогия которому в тюркском -oba / -uwa / -иа / -ev / -еу ‘посе­ление, дом’ отразилась в балканской, причерноморской и переднеазиатской топонимии далёкого прошлого - Тра, Sinopa, Nineviya, Parsua, Khurdab и т. д. [14. С. 159; 15. С. 25]. Уже одно это является неопровержимым свидетельством присутствия тюрок в указанном регионе с древнейших времён. Чтобы доказать, что первая часть в названии Телави также имеет тюркское происхождение, обратимся к очередному источнику соответ­ствующего времени, который и позволит расшифровать указанную часть данного слова. Страбон о дороге, ведущей из Албании в Иберию, пишет следующее: «Проход из Иверии в Албанию идёт через безводную и не­ровную Камвисену к реке Алазонию» [26. С. 143]. Несколь­ко ранее греческий автор сообщает: «Конечный участок дороги охраняет­ся неприступным укреплением. Проход из Албании идёт сначала через скалы, высеченной в камне тропой, затем через пойму, образуемую рекой Алазонием, текущей с Кавказа» [Strabo XI: Ш: 5; 26. С. 140; 6. С. 131]. Если довериться Страбону и учесть, что албаны есть не кавказоязычный, а тюркский этнос, то можно понять: путь из Албании в Иберию проходил по «расщелине», что соответствует тюркскому telik / dəlik ‘отверстие’, ‘нить’ [56.1. С. 388; 57. С. 550]. Иными словами, Телави, согласно геогра­фической раскладке греческого географа, - это Tel(ik) oba ‘проторённое место’, т. е. налицо очередное подтверждение того, что во времена Стра­бона и Птолемея грузинский язык ни в коем случае не мог доминировать в указанном регионе.

Научная новизна и практическая значимость статьи. В статье даётся новая этимология этнонимов саклаб, каспи, хазар, ас и топо­нимов Гирдман и Телави. Применённый вместо прежнего подход к изучению этих названий позволит исследователям, считаясь с при­сутствием тюрок на территории Древнего Азербайджана, по-иному подойти ко многим этническим процессам, которые происходили на Кавказе и во всем Переднеазиатском регионе начиная с древнейших времён.
ЛИТЕРАТУРА

  1. Алекперов Алекпер. Кадусии как древнейший тюркский этнос Азербайджана // Dirçəliş - XXI əsr. Bakı: Azərbaycan Dövlət Quruculuğu və Beynəlxalq Münasibətlər İnstitutu, 2010. T. 147-148.

  2. Он же. О спорных моментах этнической истории Европы и Передней Азии XIII в. до н. э. - IV в. н. э. в свете изучения истории Кавказской Албании // Elm. 2000. 4 мая.

  3. Алекперов Алекпер. Об этническом происхождении скифов // Актуальные проблемы истории Кавказа: Матлы Междунар. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения Р. М. Магомедова (Махачкала, 14-15 апр. 2010 г.). Махачкала, 2010.

  4. Алекперов Алекпер. О кресте, Рождестве и раскрытии их мифологической сущности; Азербайджан - это Атропатена, или Страна Света // Sosial bilgilər: İnformasiya bülleteni. 2000. № 8-9.

  5. Он же. О происхождении названия мугам // Azərbaycan milli musiqisinin tədqiqi problemləri: Elmi məqalələr toplusu. Bakı, 1999. 3.

  6. Юшков С.В. К вопросу о границах Древней Албании // Изв. АН СССР. 1937. Т. 1.

  7. Новосельцев А.П. Некоторые черты древнерусской государст­венности в сравнительно-историческом аспекте // Древнейшие государства на территории СССР. М., 1985.

  8. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М.: Наука, 1962. Т. 1.

  9. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М.: Изд-во вост. лит., 1963.

  10. Alekperov A. On the problem of autohtonity of the Turkic population of Garabag // Sosial bilgilər: informasiya bülleteni. 2000. № 1.

  11. Халилов Мубариз. Реликты в миниатюре XVI века / Irs (Наследие). 2004. № 1 (19).

  12. История Азербайджана: (XIII—XVIII века) / Под ред. Огтая Эфендиева. Баку: Элм, 1999. Т. 3.

  13. Мустафазаде Т.Т. Азербайджан и русско-турецкие отно­шения в первой трети XVIII в. Баку: Элм, 1993.

  14. Hudud al-A’lam: («The regions of the world» a Persian geography). 372 A. H. - 982 A. D. / Tr. a. exp. by V.F. Minorsky.

  15. Алекперов Алекпер. Связи Азербайджана с «Севером» накануне вторжения сельджуков: (вторая половина IX в. - 60-е годы XI в.): Автореф. дис. ...канд. ист. наук. Баку, 1992.

  16. Он же. Ещё раз об этносе-разрушителе, или о чём звенит колокольчик В.А. Шнирельмана // Азербайджан и азербайджанцы. 2010. Т. 105-106, № 1-2: Рец. на кн.: Шнирельман В.А. Войны памяти: Мифы, идентичность и политика в Закавказье. М., 2003.

  17. Həmidova Şəfıqə. XVIII əsr gürcüdilli mənbələrinin Gəncə, Qarabağ və Kaxetiya bəylərbəyləri tarixin öyrənilməsində rolu // Tarix və gerçəklik: Azərbaycan tarix qurumu. Bakı, 2010. 1.

  18. Мусхелишвили Д.Л. Из исторической географии Восточной Грузии. Тбилиси: Мецниереба, 1982.

  19. Джавахишвили И.А. Основные историко-лингвистические проблемы истории Грузии, Кавказа и Ближнего Востока древнейшей эпохи // Вестн. древ. ист. 1939. № 4.

  20. Qaşqay Solmaz. Ön Asiyada miqrasiya proseslərinə dair. Bakı: Qərb - Şərq, 2009.

  21. Большая советская энциклопедия / Под ред. А.М. Прохорова. М.: Сов. энцикл., 1973. Т. 11.

  22. Ямпольский 3.И Каспи Грузии и этнотопонимические законо­мерности // Археологические памятники феодальной Грузии. Тбилиси, 1974. Т. 2.

  23. Меликов Рауф. Этническая картина Азербайджана в период Ахеменидского владычества. Баку, 2003.

  24. Алекперов А. Ф. Об этническом происхождении названия «Кадус» // Тр. / Ин-т ист. НАН Азербайджана. Баку, 2008. Т. 26.

  25. Каланкатуаци Мовсес. История страны Алуанк / Под ред. Ш.В. Смбатяна. Ереван, 1984.

  26. Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латин­ских) о Скифии и Кавказе. СПб., 1893. Вып. 1.

  27. Магомедов М.Т. Образование Хазарского каганата. М., 1983.

  28. Семёнов И.Г. Образование Хазарского каганата // Вопр. ист. 2008. №8.

  29. Ibn Ruste. Kitab al-A’lak an-nafısa. Leiden: BGA, 1892.

  30. Хоренский Моисей. История Армении / Pvc. пер. Н.О. Эмина М., 1893.

  31. Ağasıoğlu Firudin. Azər xalqı. Bakı, 2000.

  32. Мровели Леонти. Жизнь картлийских царей / Пер. с др.-груз., предисл. и коммент. Г.В. Цулая. М.: Наука 1979.

  33. Патканов К. Ванские надписи и их значение в истории Передней Азии (б. т. л.). Ред. ф. Б-ки НАН Азербайджана. Сер. ФП, № 3160.

  34. Осетины глазами русских и иностранных путешественников / Сост. Б.А. Калоев. Орджоникидзе, 1967.

  35. Ковалевская В.Б. Скифы, Мидия, Иран во взаимоотношениях с Закавказьем по данным Леонти Мровели // Вестн. АН ГССР. Сер. ист., археол., этногр. и ист. искусства. 1975. № 3.

  36. Алекперов А.Ф. К интерпретации одного рассказа в сообщении персидского анонима «Худуд ал-Алем» // Изв. АН АзССР. Сер. ист., филос., права. 1991. № 1.

  37. Алиев Играр. О проникновении на территоршо Азербайджана ираноязычных племён в конце II - начале I тысячелетия до н. э. // Изв. АН АзССР. Сер. ист., филос., права. 1987. № 2.

  38. Мизиев И.М. История Балкарии и Карачая с древнейших времён до походов Тимура. Нальчик, 1996.

  39. Бартольд В.В. Извлечения из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар»: Прил. к «Огчёту о поездке в Среднюю Азию с научною целью». 1893— 1894гг.//Соч. М., 1973. Т. 8.

  40. Бейлис В.М. Ал-Идриси (XII) о Восточном Причерноморье и юго-восточной окраине русских земель // Древнейшие государства на территории СССР: Мат-лы и исслед. 1982. М., 1982.

  41. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.: Наука, 1990.

  42. Агафангел. Крещение армян, грузин, абхазов и аланов св. Григорием: Арабская версия / Пер. Н. Марра// Зап. Вост. отд-ния Импер. Рус. археол. о-ва. 1905. Т. 16, вып. 2-3.

  43. Стурлусон Снорри. Младшая Эдда. Л., 1970.

  44. Алекперов А.Ф. О «незначительной» путанице русской историографии // «Kitabi-Dədə Qorqud» dastanının 1300-illiyinə həsr olunmuş elmi-nəzəri konfransın materialları. Bakı, 1999. № 1.

  45. Миллер Б. Таты, их расселение и говоры: (Материалы и вопросы). Баку: О-во обслед. и изуч. Азербайджана, 1929.

  46. Мещерский Н.А. «История Иудейской войны» Иосифа Флавия в славяно-русском переводе. М., 1954.

  47. Pritsak О. The Pecenegs // Arch. Eurasiae Medii Aevi. Lidse, 1975. 1.

  48. Волин С.Л. К истории Древнего Хорезма // Вестн. древ. ист. 1941. № 1.

  49. Плетнёва С.А. Половцы. М., 1990.

  50. Прокопий из Кесарии. Война с готами / Пер. С.П. Конд­ратьева. М., 1950.

  51. Меликсет-Бек Л.М. Хазары по древнеармянским источ­никам в связи с проблемой Моисея Хоренского // Исследования по истории культуры народов Востока. Л., 1960.

  52. Golden Р.В. The people نوكردة// Arch. Eurasiae Medii Aevi. Lidse, 1975. 1.

  53. Муравьёв С.А. Птолемеева карта Кавказской Албании и уровень Каспия // Вестн. древ. ист. 1983. № 1.

  54. Мещанинов И.И. Язык Ванских клинописных надписей. Л.: Изд-во АН СССР, 1932.

  55. Он же. Аннотированный словарь урартского (биайнского) языка. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1978.

  56. Kaşgari Mahmut. Divanü lügat-it-Türk tercümesi/Çeviren Besim Atalay. Istanbul, 1939-1945. С. 1-3.

  57. Древнетюркский словарь. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1969.

  58. Мамедова Фарида. Кавказская Албания и албаны. Баку, 2005.

  59. Xəlilov М.С. Albaniyanın yaşayış yerləri: (IV-X əsrlər). Bakı, 2010.



Смотрите также:
«Türkologiya». 2012.№1. С. 57-70. По поводу происхождения некоторых названий алекперов А. Резюме
192.39kb.
1 стр.
Активность 137 Cs и 90 Sr в грибах и некоторых объектах растительного и животного происхождения в пермском крае 03. 02. 08 Экология (биология)
271.2kb.
1 стр.
Алексей Миллер (1), Вагит Алекперов
30.35kb.
1 стр.
«Поволжье»
15.63kb.
1 стр.
Тема проекта
23.63kb.
1 стр.
1. о связи между гидронимами и названиями поселений в об­щем
108.03kb.
1 стр.
Семинар по вопросам стран происхождения 1-2 декабря 2005 г., Будапешт Неофициальный перевод Судан
560.46kb.
4 стр.
Фамилия переводчика Петряков Язык: английский Предметная область
27.68kb.
1 стр.
Названия населённых пунктов Приаргунья
91.42kb.
1 стр.
Нашего классного часа спрятана в загадке
124.47kb.
1 стр.
Общероссийской общественной организации «ассоциация юристов россии»
49.06kb.
1 стр.
Лукина Екатерина Сергеевна исследовательская работа Урбанонимы Рязанского района Юго-Восточного административного округа города Москвы Форма презентации доклад
178.77kb.
1 стр.