Главная
страница 1
Центральная Азия и Кавказ”.-2010.-Том 13.-вып.3.-C.108-117.
ТОРГ ВОКРУГ НОРМАЛИЗАЦИИ АРМЯНО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЙ

В 2008—2010 ГОДАХ: ВЗГЛЯД ИЗ АРМЕНИИ
Арутюн ХАЧАТРЯН

аналитик и главный редактор

Информационного центра Ноян Тапан

(Ереван, Армения)


Введение

Турция и Армения (РА) — соседи. Однако у первой территория — 780 000 км2, а население—72 млн. чел., а у второй— 29 000 км2 и 3,2 млн. чел. К тому же история Турецкой республики насчитывает уже 87 лет, не говоря о многовековой государственности в качестве Османской империи, в то время как у Армении в новое время вообще нет никакого опыта независимого существования за исключением двух лет в 1918—1920 годах: история ее самостоятельной государственности начинается только с 1991 года. Эти два столь различные во всех отношениях государства не поддерживают между собой нормальных отношений. Турция закрыла границы с Арменией (за исключением воздушных границ, открытых с 1994 г.) и наложила эмбарго на торговлю с ней. Это не позволяет Армении пользоваться связывающими две страны железнодорожными и автомобильными путями. К тому же ее торговля с Турцией чрезвычайно несбалансированна, так как рынки Армении полностью открыты для турецких товаров, а Турция практически закрыта для импорта из Армении. По данным национальной статистической службы РА в 2008 году импорт в страну из Турции достигал 268 млн. долл., в то время как экспорт из Армении в Турцию составил всего 1,8 млн. долл. В 2009 году, когда из-за мирового экономического кризиса объем торговли сократился, эти показатели составляли 177,9 млн. долл. и 1,2 млн. долл. соответственно. Разумеется, такое положение дел не устраивает Армению, и она добивается прекращения блокады и снятия торговых ограничений. Хотя, конечно, прежние страхи по поводу катастрофических последствий такой ситуации оказались сильно преувеличенными: экономика Армении сумела приспособиться к меньшим объемам грузооборота, а маршрут «железная дорога — море (паромная переправа) — железная дорога» неплохо обслуживает экспортно-импортные перевозки1.

Все три президента Армении выражали готовность нормализовать отношения с Турцией без всяких предварительных условий. Особо подчеркивались проблемы, связанные с невозможностью для Армении пользоваться наземными путями сообщения на территории Турции. Эта ситуация таит серьезную опасность, ставшую реальностью в 2008 году: тогда военные действия поставили под угрозу железнодорожное сообщение через территорию Грузии — единственный железнодорожный путь, связывающий Армению с внешним миром2. По всем этим причинам Армения крайне заинтересована в открытии границ с Турцией и снятии торгового эмбарго.

Что касается Турции, то на протяжении 1993—2008 годов она ставила предварительные условия для открытия границ и нормализации отношений с Арменией. Главным из таких условий были уступки Азербайджану в проблеме Нагорного Карабаха.


Развитие событий в новейшей истории турецко-армянских отношений.

Краткая хронология

— 16 декабря 1991 года — Республика Турция признала независимую Армению.

— 25 июня 1992 года — Армения приняла участие в учреждении Организации черноморского экономического сотрудничества.

— Ноябрь 1992 года — Турция дала Армении разрешение на импорт зерна и муки через ее территорию.

— Апрель 1993 года — После оккупации Арменией Кельбаджарского района Азербайджана Турция в знак солидарности с Азербайджаном закрыла границу с Арменией и наложила эмбарго на импорт товаров и услуг из Армении.

— 2002 год — Начались турецко-армянские переговоры при посредниче­стве Швейцарии.

— 23 июня 2008 года — Президент Армении Серж Саргсян на встрече с предста­вителями армянской диаспоры в Москве объявил о намере­нии пригласить своего турецкого коллегу посетить Ереван.

— 12 августа 2008 года — Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время визита в Москву озвучил идею формирования Платформы мира и стабильности на Кавказе.

— 6 сентября 2008 года—Президент Турции Абдулла Гюль прибыл в Ереван — фор­мально с целью посмотреть квалификационный матч ро­зыгрыша Кубка мира по футболу между национальными сборными командами Армении и Турции. 14 октября 2009 года, когда в Бурсе проходил второй матч между нацио­нальными сборными двух стран, Серж Саргсян нанес от­ветный визит в Турцию.

— Февраль 2009 года — Началась работа над текстами двух протоколов: «Протоко­ла об установлении дипломатических отношений» и «Про­токола о развитии двусторонних отношений». Работа по подготовке протоколов держится в секрете до 31 августа.

— 23 апрель 2009 года — Министерства иностранных дел Турции, Армении и Швей­царии (страны-посредника) заявили о достижении согла­сия по вопросу о «дорожной карте» процесса нормализа­ции отношений между Арменией и Турцией.

— 31 августа 2009 года — Опубликованы тексты двух протоколов.

— 10 октября 2009 года — В Цюрихе прошло подписание двух протоколов. Начата официальная процедура их ратификации парламентами обеих стран. Позднее в том же месяце протоколы направле­ны в парламент Турции для ратификации.

— 12 января 2010 года — Конституционный суд Армении постановил, что оба про­токола не противоречат Конституции страны. Это юриди­чески открыло возможность для ратификации этих документов парламентом.

— 22 апреля 2010 года — Президент Армении Серж Саргсян сообщил, что Армения приостанавливает процесс ратификации протоколов, по­скольку Турция очевидным образом затягивает его. В то же время он подтвердил намерение Армении продолжать процесс нормализации отношений.


Турция:

поворот к нормализации отношений с Арменией

Подход Турции к отношениям с Арменией принципиально изменился под воздей­ствием августовской войны 2008 года между Грузией и Россией. Подвижки в геополитической ситуации, последовавшие за войной, побудили Турцию искать пути для повыше­ния ее роли на Южном Кавказе. В частности, в это время Турция предложила свою кон­цепцию Платформы мира и стабильности на Кавказе, которая подразумевает создание межгосударственной структуры, включающей все страны региона. А это, в свою очередь, требовало установления отношений между Турцией и Арменией: ведь последняя, не имея нормальных отношений с Турцией, не поддержала бы идею Анкары. Идея встретила оче­видную поддержку со стороны России — не случайно турецкий премьер-министр Эрдо­ган озвучил концепцию Платформы мира и безопасности именно в ходе визита в Москву в августе 2008 года. К этому времени Турция уже давно искала возможность играть более активную геополитическую роль в условиях, сложившихся после окончания холодной войны и распада СССР3.

Анкара сознавала, что прежняя ее политика на протяжении 15 лет не принесла ника­ких результатов и необходимы новые подходы. И что при нормальных отношениях с Арменией у нее очевидным образом окажется больше свободы действий для их выработки и реализации. Это также хорошо согласовывалось с политическим курсом Турции, извест­ным как «нулевой уровень проблем с соседями», выработанным г-ном Давутоглу — глав­ным идеологом внешней политики правящей элиты, занимающим с мая 2009 года пост министра иностранных дел.

Все это сформировало благоприятную для процесса нормализации международную атмосферу. Если Соединенные Штаты Америки и Европейский союз уже давно пытались убедить Турцию открыть границу с Арменией, в то время как Россия — страна, чрезвы­чайно важная для Армении, — в лучшем случае не проявляла интереса к данному вопро­су, то после августовской войны 2008 года и Россия ясно высказалась в пользу нормали­зации отношений между Арменией и Турцией. Это серьезно облегчало весь процесс. Не случайно именно в Москве Серж Саргсян объявил о намерении пригласить в Армению Абдуллу Тюля.

Таким образом, возникла уникальная ситуация, когда в турецко-армянском сближе­нии оказались заинтересованы все «сверхдержавы» (они же «великие державы», или «цен­тры силы»), невзирая на противоречия их интересов, в том числе и в данном регионе. На церемонии подписания протоколов в Цюрихе мир наблюдал уникальную картину: главы дипломатических служб США, России, Франции и ЕС — Хилари Клинтон, Сергей Лав­ров, Бернар Кушнер и Хавьер Солана прибыли на церемонию, чтобы продемонстриро­вать свою солидарность в этом вопросе.


Зачем понадобилась ратификация протоколов?

С самого начала нормализации были все основания предполагать, что процесс, на­чавшийся с «футбольной дипломатии», натолкнется на трудности. Вскоре это подтверди­лось: заявления, с которыми официальные лица двух стран выступили в первые же меся­цы после визита президента Абдуллы Гюля в Ереван в сентябре 2008 года, явно противо­речили друг другу. А после опубликования протоколов 31 августа 2009 года наличие се­рьезных проблем стало уже совершенно очевидным. Между сторонами существуют какие-то серьезные разногласия — это было видно уже из того, что публикация протоколов так сильно задержалась: ведь работа над их текстами началась задолго до этого. Более того, было ясно, что подписание протоколов могло бы и дальше откладываться, но Серж Саргсян в заявлениях, сделанных в конце лета 2009 года, ясно дал понять: если процесс нормализации по-прежнему будет топтаться на месте, его ответный «футбольный» визит в Турцию может быть отменен. Эти заявления ускорили дело, и 31 августа тексты прото­колов были опубликованы, а 10 октября 2009-го — подписаны. Однако самым явным признаком наличия серьезных проблем была содержавшаяся в тексте протоколов стран­ная клаузула, в соответствии с которой протоколы могли вступить в силу только после ратификации парламентами двух стран.

Как правило, установление нормальных дипломатических отношений между двумя странами относится к компетенции правительств: именно правительства подписывают все необходимые документы и открывают дипломатические представительства в столи­цах соответствующих стран, когда сочтут это удобным. Но вот протоколы между Турци­ей и Арменией, как уже отмечалось, не вступают в силу до их ратификации парламента­ми. Почему? Очевидно, что данное условие было выставлено Турцией — более сильной стороной на переговорах. Армения была бы только рада как можно скорее нормализо­вать отношения с могущественным соседом и после 16 лет открыть наконец границы (а заодно и снять эмбарго на торговлю). К тому же у правительства Армении не могло быть никаких серьезных проблем с ратификацией, поскольку правящая коалиция во главе с партией Сержа Саргсяна — Республиканской партией Армении — имеет в парламенте твердое большинство и способна преодолеть любое сопротивление внутри страны. Да, от националистической партии «Дашнакцутюн» можно было ожидать ожесточенного со­противления. Эта партия, прежде — младший партнер в правящей коалиции, покинула коалицию в апреле 2009 года, после прозвучавшего заявления о выработке «дорожной карты» нормализации турецко-армянских отношений (очевидно, «дорожной картой» тогда называли протоколы). Однако правящая коалиция остается достаточно сильной и после того, как ее покинула «Дашнакцутюн». При этом было очевидно, что непримири­мая оппозиция Сержу Саргсяну — Армянский национальный конгресс во главе с самым сильным противником Саргсяна на выборах 2008 года, первым президентом Армении Левоном Тер-Петросяном, — готова поддержать инициативу Саргсяна по нормализации отношений с Турцией. Это было очевидно уже в сентябре 2008 года, когда АНК прекра­тил протестную кампанию в Ереване, чтобы только не помешать визиту Гюля. Все это ясно говорит о том, что Саргсян не мог столкнуться с какими-то особыми трудностями, способными осложнить вступление протоколов в силу.

Таким образом, не приходится сомневаться, что условие о необходимости ратифи­кации для вступления протоколов в силу было вставлено Турцией. Очевидно, Анкара опасалась более серьезного сопротивления принятию протоколов, чем армянская сторо­на. И Турция надеялась добиться от Еревана дополнительных уступок в обмен на норма­лизацию отношений и открытие границ.


В чем состоят дополнительные условия Турции?

Дополнительные предварительные условия Турции хорошо известны. Они неоднок­ратно озвучивались и после начала нормализации (с 10 октября 2009 г. по настоящее вре­мя). Турция хотела бы добиться трех целей, не оговоренных в протоколах.



  • Во-первых, она надеется добиться от Армении уступок Азербайджану в вопро­се о Нагорном Карабахе. Турция добивается таких уступок с 1993 года, когда она закрыла границу и наложила эмбарго на любой импорт из Армении. Как уже отмечалось, эта политика не принесла результатов, и Турция выступила с инициативой подготовки, а затем и подписала протоколы с Арменией, в кото­рых карабахская проблема не упоминается. Однако Анкара надеялась с подпи­санием протоколов добиться того, чего не добилась за 16 лет блокады и эмбар­го. Во всяком случае, о таком расчете свидетельствуют публичные заявления ту­рецких лидеров. Великие державы поддерживают позицию Армении, в соответствии с которой урегулирование карабахской проблемы, осуществляемое при посредничестве Минской группы ОБСЕ, — это самостоятельный процесс, никак не связанный с процессом нормализации отношений между Арменией и Турцией. В ходе визита премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву 13 января 2010 года эту позицию публично выразил его российский кол­лега Владимир Путин4.

  • Во-вторых, Турция надеется остановить процесс международного признания факта геноцида армян в 1915 году. Достаточно сказать, что сегодня более 20 стран официально признали геноцидом массовые убийства армян в Османской империи, и процесс такого признания начался задолго до того, как в результате распада СССР Армения стала независимым государством (Уругвай, например, признал это в 1965 году, Европейский парламент принял аналогичную резолю­цию в 1987 г. и т.п.). Что касается Армении, требование признания факта геноци­да закреплено в ее Конституции (в виде отсылки к тексту Декларации независи­мости августа 1990 г.) и зафиксировано в Национальной стратегии безопаснос­ти, принятой в 2007 году, когда Серж Саргсян был еще министром обороны5. Ру­ководители Армении с самого начала нормализации турецко-армянских отно­шений неоднократно подчеркивали, что нормализация отношений с Турцией никак не отразится на стремлении Армении добиваться всемирного признания факта геноцида. Беспокойство на этот счет до сих пор особенно распространено среди армянской диаспоры. Руководство Армении очень считается с мнением диаспоры, и незадолго до церемонии подписания протоколов в Цюрихе прези­дент Серж Саргсян по собственной инициативе предпринял беспрецедентный шаг: за пять дней он преодолел 40 000 километров и встретился с представителя­ми армянских общин в Париже, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Бейруте и Ростове-на-Дону, обсуждая с ними и разъясняя им — гражданам других стран — свою по­зицию по данному вопросу.

В самих протоколах проблема геноцида никак не упоминается, но в ходе процесса нормализации стороны должны создать совместную «подкомиссию по историческому измерению». Вопрос о том, чем следует заниматься этой подкомиссии, широко обсуждал­ся в обеих странах и комментировался официальными лицами. В частности, представите­ли Турции настаивали, что главным предметом обсуждения будет вопрос о геноциде. Напротив, армянские должностные лица утверждали, что геноцид — это не предмет для дискуссий, и ссылались на текст «Протокола о развитии двусторонних отношений», где говорится, что задачи всех подкомиссий будущей Межправительственной комиссии дол­жны быть определены спустя два месяца после вступления протокола в силу. «Через два месяца после вступления настоящего протокола в силу создается рабочая группа для вы­работки условий, форм и регламента работы Межправительственной комиссии и ее под- I комиссий...» — говорится в протоколе. Основываясь на этом положении, армянская сто­рона утверждает, что задачи и предмет работы будущей «подкомиссии по историческому измерению» до сих пор не определены и армянская сторона не допустит того, чтобы боль­ной вопрос о геноциде стал предметом дискуссии.

■ И, наконец, Турция надеется, что в рамках нормализации Ереван официально признает существующую ныне границу между Турцией и Арменией — прежнюю границу Турции с Советским Союзом. Протокол гласит, что стороны подтверждают «взаимное признание существующей границы между двумя странами в том виде, в каком она установлена соответствующими международно-правовыми договорами». Однако существующая граница была установлена Карсским договором, подписанным 13 октября 1921 года генералом Мустафой Кемалем, не являвшимся на тот момент официальным полномочным представителем турецкого правительства. И этот договор не был ратифицирован парламентом Армении ни в период до 22 марта 1922 года (дата провозглашения Закавказской Федерации, после которой Армения перестала быть субъектом международного права), ни после распада СССР в декабре 1991 года. Более того, существует точка зрения, в соответствии с которой единственной юридически законной границей между Турцией и Арменией является та, что была определена так называемым арбитражным решением президента США Вудро Вильсона в 1920 году, и эта граница проходит западнее нынешней6.

И вот 10 октября 2009 года, за несколько часов до начала церемонии подписания 1 протоколов в Цюрихе, президент Серж Саргсян сделал специальное заявление, где эти три пункта рассматривались не так, как их толковала Турция7.
Разногласия, тормозящие нормализацию

Таким образом, три названные проблемы остаются серьезным препятствием для нормализации отношений, в которой заинтересованы и Армения, и Турция. Существова­ние этих проблем признают обе стороны, а расхождения касаются вопроса о том, когда эти проблемы должны быть разрешены: немедленно или уже после установления нор­мальных отношений между двумя странами. Эти разногласия стали очевидны уже 10 ок­тября, в ходе самой церемонии подписания протоколов в Цюрихском университете. Ми­нистр иностранных дел Армении Эдуард Налбандян отказался ставить подпись под про­токолами, когда узнал, что его турецкий коллега Ахмет Давутоглу намеревается провозгласить в своей речи после подписания толкование протоколов в духе соответствующих расчетов Турции. Усилиями высокопоставленных гостей (говорят, самой активной была госсекретарь Хилари Клинтон) церемония подписания все же состоялась, но она задержалась на три часа — за это время стороны договорились вообще не выступать ни с какими заявлениями после подписания документов.

В последующие месяцы, когда в обеих странах был запущен процесс ратификации документов, лидеры двух стран выступали с многочисленными заявлениями, в которых каждый толковал три названных выше пункта в свою пользу. При этом каждая из сторон обвиняла другую в выдвижении каких-то предварительных условий для ратификации протоколов, но при этом провозглашала готовность и дальше идти по пути нормализа­ции, если то же сделает другая сторона.

В середине января 2010 года сложилась новая ситуация. Законодательство Арме­нии требует, чтобы каждый международный документ, представляемый для ратифика­ции в Национальную ассамблею, предварительно рассматривался Конституционным судом. 12 января высший суд Армении вынес решение, что цюрихские протоколы не про­тиворечат Конституции, и тем самым открыл путь для их ратификации. Кроме того, в преамбуле к постановлению Конституционного суда были даны разъяснения по поводу трех описанных выше спорных проблем. Суд объявил, что нормализация отношений между Арменией и Турцией не подразумевает

а) каких-либо уступок по проблеме Нагорного Карабаха;

б) отказа от усилий по признанию факта геноцида;

в) автоматического признания нынешних границ между Арменией и Турцией.

Таким образом, суд не сказал ничего нового, чего ранее не заявляли много раз руко­водители Армении, в том числе президент страны (в частности, в своем выступлении 10 октября, о котором говорилось выше), премьер-министр и министр иностранных дел. Тем не менее спустя шесть дней, 18 января, Турция сочла необходимым выступить со спе­циальным заявлением, где выражала обеспокоенность тем, что решение Конституцион­ного суда Армении ставит под угрозу процесс нормализации и выдвигает предваритель­ные условия для ратификации протоколов. 20 января премьер-министр Эрдоган заявил (как цитирует агентство Рейтер): «Мы не представляли протокол в наш Конституцион­ный суд. Мы внесли его прямо в парламент без всяких изменений. ...Это доказывает искренность наших намерений. Армения попыталась внести изменения в текст протокола». Уже из этого видно, что беспокойство турецкой стороны, о котором говорилось выше, было не более чем предлогом для того, чтобы отложить ратификацию.


Армения: приостановка процесса ратификации

22 апреля 2010 года Серж Саргсян выступил с телевизионным обращением, в кото­ром сообщил, что Армения приостанавливает процедуру ратификации протоколов, по­скольку Турция не ратифицировала их «в соответствии с договоренностью, предполагав­шей ратификацию без предварительных условий и в разумные сроки». Руководитель Ар­мении выразил стремление своей страны ратифицировать протоколы после их ратифика­ции Турцией. «Мы будем рассматривать возможности для дальнейшего продвижения, когда убедимся, что в Турции сложилась для этого подходящая обстановка и что у власти в Анкаре находится руководство, готовое возобновить процесс нормализации», — зая­вил Саргсян.

Вывод о том, что нынешнее турецкое руководство не готово «возобновить процесс нормализации», Саргсян сделал после встречи с премьер-министром Турции Эрдоганом, состоявшейся за десять дней до того, 12 апреля, в Вашингтоне. В ходе сорокаминутной встречи лидерам двух стран не удалось прийти к согласию.

СМИ цитировали слова премьер-министра Тайипа Реджипа Эрдогана о том, что «поддержание мира в регионе относится к числу основных элементов в усилиях Армении и Турции по нормализации их отношений и потому разрешение территориального спора между Арменией и Азербайджаном естественным образом связано с процессом нормали­зации»8. Тем самым Эрдоган ясно дал понять, что намерен продолжать прежнюю полити­ку, в соответствии с которой процесс нормализации отношений с Арменией увязывается с проблемой Нагорного Карабаха.

В то же время в Армении полагают, что в турецком руководстве нет полного един­ства в данном вопросе и там присутствуют и сторонники более умеренных позиций. Об этом, в частности, говорит фраза из выступления Сержа Саргсяна 22 апреля: «Я благода­рю президента Турции Абдуллу Тюля за политическую корректность, которую он прояв­лял на протяжении этого периода, и за те добрые отношения, которые сложились между нами».
Неясные перспективы после официальной «приостановки»

процесса армянской стороной

Турция начала процесс нормализации отношений с Арменией, стремясь усилить свою роль на Южном Кавказе (к чему ее во многом подтолкнула война между Грузией и Россией) и во исполнение объявленного ею политического курса «нулевой уровень про­блем с соседями». Таким образом, турецкое правительство заинтересовано в нормализа­ции отношений с Арменией и, как уже отмечалось, внешние факторы благоприятствуют этому. Однако начатый в 2008—2009 годах итеративный процесс нормализации двусто­ронних отношений не достиг цели. И причиной тому были препятствия, поставленные турецкой стороной. Государственный секретарь Хилари Клинтон заявила по этому пово­ду в ходе своего визита в Ереван 4 июля 2010 года: «...мы призываем Турцию предпри­нять те шаги, которые она обещала предпринять, и мы призываем обе стороны искать возможность открыть путь к примирению и нормализации. Решение Армении в апреле этого года... было весьма впечатляющим. Теперь, говоря языком спортивных коммента­торов, мяч находится на другой стороне поля»9.

Сейчас эксперты оценивают шансы на ратификацию протоколов турецким пар­ламентом как крайне невысокие. По их мнению, дело прежде всего в том, что армянс­кая проблема в настоящий момент не принадлежит к числу приоритетов турецкой правящей элиты. Сегодня приоритеты внешней политики Турции лежат на Ближнем Востоке, и значение Армении и Южного Кавказа в целом куда ниже. Кроме того, Тур­ция столкнулась со сложными проблемами во внутренней политике, и, похоже, уже следующим летом в стране состоятся всеобщие выборы. До этих выборов правящая партия вряд ли предпримет какие-то шаги по сближению с Арменией — они в Турции непопулярны.

Серьезное влияние на ситуацию, как представляется, оказывает и азербайджанский фактор. Негативная реакция Азербайджана на нормализацию отношений между Арме­нией и Турцией оказалась сильнее, чем рассчитывала правящая элита Турции. Баку не только повысил цену на природный газ для Турции со 120 до 260 долл. за 1 000 куб. м. Как ни странно это может показаться, 70-миллионная Турция не может позволить себе рос­кошь иметь собственную независимую политику в отношении Армении, если этого ей не позволит 8-миллионный Азербайджан. А Баку требует, чтобы Турция продолжала свою прежнюю политику по отношению к Армении до тех пор, пока не будет достигнут про­гресс в разрешении проблемы Нагорного Карабаха.

Неудача процесса нормализации — это упущенная возможность смягчить напря­женность в регионе. В августе 2010 года Армения и Азербайджан укрепили свои связи с противостоящими друг другу военными системами: Азербайджан подписал договор о «стратегическом партнерстве и сотрудничестве» с Турцией. Армения продлила 25-летний срок размещения на своей территории российской военной базы и получила от России обещание дополнительных военных поставок. В то же время в обеих странах существует понимание того, что нынешнюю ситуацию необходимо изменить. По словам президента Гюля, между двумя странами продолжается «тихая дипломатия».

Сообщают, что в августе 2010 года президент Абдулла Гюль заявил: «Я убежден, что сохранение статус-кво на Кавказе не в интересах Турции, Азербайджана или Армении. Если оставить проблемы замороженными, они в любой момент могут возникнуть вновь»10.

Президент Серж Саргсян, со своей стороны, заявил 19 августа: «Не найти двух гра­ничащих друг с другом стран, чья история взаимоотношений не была бы отягощена ис­торическими противоречиями, конфликтами и разногласиями. ...Но существует циви­лизованный ответ на эти вызовы — полномасштабное сотрудничество, взаимовыгод­ная торговля, совместный поиск путей к взаимопониманию. Этой логикой мы и руко­водствовались, когда начинали процесс нормализации армяно-турецких отношений». Эти слова особенно показательны тем, что были произнесены в Гюмри на церемонии, посвященной армяно-российской дружбе, в присутствии российского президента Дмитрия Медведева.

Таким образом, существует надежда, что «тихая дипломатия» приведет к вполне реальным, осязаемым результатам. Однако эксперты не думают, что это может произой­ти до лета 2011 год.



1См.: Khachatrian Н. Is Armenia Blockaded? // War Reports (London), 1997, No. 50. P. 33—34.

2См.: Khachatrian Н. On Razor's Edge: An Armenian Perspective on the Georgian-Russian War // Caucasus Analytical Digest, No. 1: Perspectives on the Georgian-Russian War [http://www.res.ethz.ch/analysis/cad/details.cfm?lng=en&id=94387].

3См.: Искандарян А., Минасян С. Прагматичность политики сквозь реалии исторических ограни­чений: анализируя армяно-турецкий процесс // Аналитические доклады Института Кавказа, январь 2010, № 1.

4См.: Путин: Увязка карабахской проблемы и армяно-турецких отношений — стратегически неверна // ИА REGNUM, 13 января 2010 [www.regnum.ru/news/fd-abroad/armenia/1242195.html].

5Подробнее о Национальной стратегии безопасности см. на сайте [www.mil.am/eng/?page=49],

6Подробный обзор данной проблемы можно найти на сайте: [www.WilsonForArmenia.org]. Разумеет­ся, посетив могилу Вудро Вильсона 12 апреля — в день начала Вашингтонской конференции, Серж Саргсян дал дополнительную пищу для разного рода предположений такого рода

7См.: Address of the President of Armenia to the People of the Republic of Armenia and to All Armenians, 10 October 2009 [http://www.president.am/events/statements/eng/?year=2009&id=51].

8Erdogan: Armenia Talks Linked to Karabakh Settlement // Today's Zaman, 15 April 2010

[http://www. Today’s zaman. com/tz-web/news-207464-erdogan-armenia-talks-linked-to-karabakh-settlement.html].



9Joint Press Availability with Armenian Foreign Minister Eduard Nalbandyan. News of the U.S. Embassy in Yerevan

[http://armenia.usembassy.gov/news070410.html].



10Gül Says «Silent» but «Decisive» Diplomacy under way in the Caucasus // Today's Zaman, 14 August 2010

[http://www.todayszaman.com/tz-web/news-219005-102-gul-says-silent-but-decisive-diplomacy-under-way-in- caucasus.html].




Смотрите также:
Стратегия нового партнёрства ес – Центральная Азия 4-ая Конференция ес – Центральная Азия на высоком уровне
140.59kb.
1 стр.
Центральная Азия и Кавказ
181.16kb.
1 стр.
«Центральная Азия и Кавказ». 2009.№1. С. 38-46. Значение грузино-югоосетинского конфликта для внешней политики турции
191.05kb.
1 стр.
Условия содержания в тюрьмах и местах заключения; права инвалидов; национальные и этнические меньшинства; агрессивный национализм, расизм, ксенофобия и разжигание ненависти; экономические и социальные права; Чечня и Северный Кавказ
615.17kb.
7 стр.
Филиал «умг «Уральск» ао «Интергаз Центральная Азия»
40.76kb.
1 стр.
Филиал «умг «Уральск» ао «Интергаз Центральная Азия»
41.78kb.
1 стр.
Филиал умг «Атырау» ао «Интергаз Центральная Азия»
35.86kb.
1 стр.
Особенности развития России
125.57kb.
1 стр.
Урок 62 (12) по теме: Центральная Азия. Казахстан. Цели: обучающие развивающие воспитательные
94.59kb.
1 стр.
Сообщение для прессы
32.2kb.
1 стр.
Центральная азия накануне и в период монгольского нашествия
840.52kb.
5 стр.
Лист вопросов по Истории Древнего Мира для учеников 6-х классов § 15 Древние Тюрки § 15 / 6-х класс
13.32kb.
1 стр.