Главная
страница 1страница 2страница 3
ДИДОНА

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Дидона, карфагенская царица.

Эней, троянский князь.

Ярб, царь гетульский.

Антенор, сопутник Энеев.

Гиас, наперсник Ярбов.

Тимар, вельможа Дидонин.

Елиза,  

Арсина наперсницы Дидонины.

Воин говорящий Дидонин.

Воины Ярбовы.

Воины Дидонины.

Действие в Карфагене, в Дидониных чертогах.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Явление 1

Эней, Антенор.

Антенор

Се день уже настал, желаемый тобою,


В который будешь царь над здешнею страною.
Дидона свой венец Энею отдает,
И ваши брак сердца навеки сопряжет.
Готовый к торжеству, весь город веселится,
Но спутники... Эней, твой зрак печалью тмится,
Когда дражайшая во власть твою красы...

Эней


О, рок! о, грозный день! о, бедственны часы!

Антенор


Но что же ныне твой геройский дух смущает?
Иль вновь Анхиз в стенах троянских погибает
И спасть от пламени его тебя зовет1?
Иль Гектор, поражен, вторично днесь падет?
Но Трои больше нет, и Троя вся с тобою.

Эней


А я к мучению оставлен жить судьбою.
Прошли преславные геройски времена.
О, полна лаврами Троянская страна!

Почто не тамо я со светом разлучился!


Покрыт бы лаврами, в тень гроба ниспустился;
Мой с блеском жизни луч, навеки преломясь,
Отстал бы от меня, со славой съединясь;
Не зрел бы ты меня, терзаема тоскою,
От мест влекома сих, борющася с собою.

Антенор


Эней!.. сих мест!.. в сей день!.. но кто тебя влечет?
Или воспомнен стал забвен богов завет,
И паки славы глас услышан днесь тобою?
Возможно ли?.. Но, ах! я льщусь одной мечтою.
Не время вспоминать троян упавший град,
Как чувства все тебя к одной любви стремят;
Когда ты к вечному веселью приступаешь,
Вотще о бедных ты, вотще воспоминаешь.
Им нет защитника, и тщетно сам Зевес
Троян восставити тебе велел с небес.

Эней


Почто к мученью мне мученья прилагати
И, ах, растерзанна еще почто терзати!
Когда бы должен был я кровь мою пролить,
Чтоб, жертвуя собой, трояней искупить,
Я б пролил всю; но, ах! Дидону мне оставить
И смертию себя возлюбленной прославить!

Антенор


Но кто ж быть счастливым тебе в сей день претит?

Эней


Всё, всё Энееву к Дидоне страсть винит:
Родителева тень, Троянская держава,
Мой долг, Зевес, сама моя бессмертна слава.
Вчера, как сон принес полезный нам покой,
Мой дух, наполненный Дидониной красой,
Вкушал спокойствие в минуты безмятежны,
И восхищали весь мой разум мысли нежны,
Явился мне отец. Анхизов скорбный вид
В молчании своем показывал мой стыд.
С жаленьем на меня взирая непрестанно,

Он долго воздыхал, стоная несказанно,


И с горестью, открыв уста, сие вещал:
«Неблагодарный сын! того ль я ожидал
От крови моея, богов смешенной с кровью!
Мой сын, любезный сын, отягощен любовью,
Во праздности свой век намерится влачить;
Зевесу клятву дав, дерзает изменить!»
Сим гласом поражен, я сон и одр оставил,
И в храм отца богов1 тотчас свой путь направил,
И, тайно к алтарю собравши там жрецов,
Бессмертных умолять я им велел богов,
Желая своея судьбины облегченья.
Но я для горести рожден и для мученья!
Вотще пред алтарем с стенанием упал
И землю я, простерт, слезами орошал.
Увы! несчастливых молитвы суть напрасны,
И боги сами мне, несчастному, ужасны!
Во храме стены вдруг ужасный гром потряс,
И в ярой молнии небесный гиен не гас.
Начальствующего жреца власы вздымались,
Дыхания и груди от ярости спирались,
Которою его наполнив, небеса
В его устах сии послали словеса,
Лютейшие слова! которы вспоминая,
Ещё я мучуся, терзаясь и стоная.
Так бог в жреце вещал: «О слабый ты Эней!
Где мужество души девалося твоей?
Тебе врученно мной троян оставше племя,
Чтобы посеяти несметных лавров семя;
А семена сии, на дерние упав,
Бесплодны для меня, без пользы свету став».

Антенор


Что ж хочешь ты начать?

Эней


Обременен тоскою,
Отчаян и лишен надежды и покою,
Злым роком осужден дни тратить во слезах,
Когда мутится ум и меркнет свет в глазах,
Могу ли что начать я, жизни ненавидя,
Мою отраду всю в единой смерти видя?

Антенор


Се мысль достойную защитник наш явил!
Иль мало рок еще Приамов род1 губил?
О Троя бедственна! о мать героев славных,
Великодушием самим бессмертным равных!
Надеясь на богов, я тщетно уповал;
Последнее в себе Эней у нас отъял.
Эней, которого судьбина избирает
За Трою умереть, от страсти умирает.

Эней


Когда б я точно знал, что я, драгой лишась,
Недолго буду жить, страдая и крушась,
И смерть, сию одну мне в горести утеху,
Немедленно найду граждан моих к успеху, —
Я в сей бы горький путь с веселием вошел,
И в смерти бы своей бессмертных дар нашел.
Но, ах! мне должно жить и жить не для Дидоны.
О, люты от небес предписанны законы!
О, долг к отечеству, источник вечных бед!
Мне гроб отечество там, где Дидоны нет!
Мое всё счастье в том, чтобы ее любити,
Ее всечасно зреть, ей вечно милым быти...
Воспомни, Антенор, как алчный Понт ревел
И поглотить он весь Приамов род хотел;
Как волны до небес, свирепствуя, вздымались
И в тот же час от туч до ада низвергались.
День оный в страшну ночь Нептун преобратил:
Гремящий только огнь во мраке нам светил.
Спасенья не было; богов тогда мы звали,
А боги в помощи несчастным отрицали.
Уж адовы врата отверзлись нам тогда.
В разбиты корабли вливалася вода,
Втекала с нею смерть... Прекрасная Дидона
К спасенью нашему подвиглася со трона
И, жалостней богов, на помощь притекла.
Она из челюстей нас смерти извлекла.
Трояне, боги, я неблагодарны будем,
Когда Дидонины щедроты позабудем.
Но я еще, но я всех злобнее стократ:
Я, ею избранный, чтоб, вместо всех наград,
Прекраснейшу любить, с ней браком сочетаться!..

Тираном буду я ей в памяти мечтаться!..


Я жизни ей милей, во мне душа ея,
Я ею вижу свет, всем должен ей; а я
За всю ее любовь, за всё благодеянье
Повергну нежный дух в несносное терзанье!
За то, что хочет мне всё в жертву принести,
За сердце, за престол скажу я ей: «прости!»...
Когда разлуки час, несчастным, нам настанет,
Сказати ей «прости» мне жизни недостанет.

Антенор


Но Троя, боги...

Эней


Ах, весь свет теряю в ней!
В ней зрит вселенную пылающий Эней.
О боги! истину ль о ней теперь вещаю?
Я ею благости все ваши ощущаю.
Не чувствовал бы я, не знав Дидоны, ввек,
Как может счастлив быть на еноте человек!

Антенор


Чем страсти должен ты, то всё воспоминаешь,
А клятвы, должность, честь совсем позабываешь;
Не хочешь вспомянуть, любовью ослеплен,
Чем ты отечеством упавшим одолжен.

Эней


Увы! какой любви я должен отрицаться!

Антенор


Сильна сия любовь; но честь полит расстаться.
Реши, реши судьбу отечества в сей час.

Эней


О, должность! о, любовь! о, Трои жалкий глас!
Терпел ли кто когда подобное мученье?

Антенор


Еще ли чувствуешь о Трое сожаленье?
Та страсть великих душ, к отечеству любовь,
Днесь может ли еще твою тревожить кровь?

Эней


О мой любезный друг! о мук моих свидетель!
Напрасно, может быть, свою ты добродетель
Против страдающа в свирепость превратил,
И, ах, несчастного ты недостойным чтил!
В сей самый час, когда я грудь мою терзаю,
Уже я предприял... ах, что сказать дерзаю!..
Трепещущий язык в устах оцепенел;
Жестокой мысли сей язык открыть не смел...
Любезный Антенор! я сам себя страшуся!..
Но я уж предприял... пускай души лишуся!
Трояне, легче бы мне было умереть!
Хочу... а я еще могу свет солнца зреть!
Хочу... когда могу с Дидоной сочетаться...

Антенор


Вещай, герой!

Эней


Навек с Дидоною расстаться!

Антенор


Я в страсти твердости не ожидал такой.
Победа славная одержана тобой.
Тот счастлив, кто любви отравы не вкушает;
Но тот велик, ее кто узы разрушает:
И, оставляючи, Эней, страну сию,
Любовью славу днесь величишь ты свою.

Эней


Победа лютая! и слава прежестока!
Ах, как утешен бы я был пределом рока,
Когда б с Дидоною разлуки нашей в час
Покрыла смертна тьма моих зеницы глаз.
Или... чего, увы! несчастный не желает! —
Чтоб та, которою мой страстный дух пылает,
От страсти свободясь, Энея позабыв,
Своих дражайших слез ни капли не пролив,
Лишась меня без мук, бесстрастною осталась;
Чтоб ярость на меня судьбины излиялась,
Не огорчив ничем дражайшую мне грудь,
Которую я мог, к несчастию, тронуть.

Антенор


А может быть, твое желанье и свершится,
И временем твой зрак из мыслей истребится.

Явление 2

Дидона, Елиза, Эней и Антенор.

Дидона


Оставь, драгой Эней, ты мне мою вину,
Что, алчна зреть тебя, пришед в сию страну,
Твой с другом разговор в сей час перерываю:
Стремленью моего я сердца уступаю.
Уж солнце полпути свершило своего,
А я, дражайшего присутства твоего
Лишенная тобой, в тот самый час крушуся,
Когда во храм на брак идти с тобою льщуся.
Что сделалось тебе? Открой мне мысль свою
И слоном ободри печальну грудь мою.
Уж чем, что не был ты со мной одной минуты,
Ты « сердце мне вселил мученья, скорби люты.
Скажи, возлюбленный, как я сюда пришла,
О ком здесь тайна речь из уст дражайших шла?
О мне ль уста твои любезные вещали?
Иль мысли хоть твои меня ли вображали?

Эней


В свидетельство себе зову бессмертных я,
Что образом твоим полна вся мысль моя;
Всегда везде одну тебя любити стану;
Живу, любя тебя, тебя любя, увяну.

Дидона


Ты, клятвами меня спокоити хотя,
Не к сердцу, но к богам ты мыслями летя,
Свидетелями их зовешь своей любови
И, ах, зовешь с такой холодностию крови!
Я не к богам пришла, к Энею моему;
Будь сам свидетелем ты сердцу своему.
Я клятвами твоей горячности не мерю;
Я вздоху твоему единому поверю.

Эней


Дидона!.. Небеса!.. ах, что сказати ей!

Дидона


Вещай, ответствуй мне, возлюбленный Эней.
Но зрак ты от меня дражайший отвращаешь!
Безмолвен ты при мне! Эней, ты воздыхаешь!
Твой дух смущен, но чем? Или во граде сем
Из воинства, вельмож, кто при дворе моем,
Презрев тебя, тебе противен быть дерзает
И, оскорбив твой дух, весь гнев мой привлекает?

Эней


Когда бы я твоим рабом был огорчен,
Обидою б мой дух той не был возмущен;
На гордость низкого взирая с сожаленьем,
С покойною душой ему б я мстил презреньем.
А если посрамлен от равного Эней,
То помощи б искал в одной руке своей.
Никто во граде сем меня не огорчает;
А что несчастен я, то всё изобличает.

Дидона


Несчастен ты? увы! или уже любовь,
Эней, твою ко мне не воспаляет кровь?
Эней! я зрю тебя смятенна, тороплива!
Иль тем несчастен ты, что я тобой счастлива?
Свершилось всё! твоя ко мне минула страсть.
Отсутствие твое вещало мне напасть.
Я стражду; а меня ты оставлял в терзаньи,—
Меня, которая с тобою не в свиданьи,
Которая тогда, когда не зрит тебя,
Скучает жизнию, не чувствует себя.

Эней


Тебя всечасно зреть мое одно желанье;
То знают боги, ты... но Ярбово посланье1
Вступило твоего владычества в предел;
Я быти не хотел помехой царских дел.
Я знаю то, что власть, величества алкая,
Должна всегда, сама себя отягощая,

Сердечно счастие нa должность ту менять,


Котора дух царей одна должна пленять.

Дидона


Давно ли так Эней любезный помышляет,
Что мысль моя его в величестве теряет?
Един твой взгляд, твой вздох и слово уст твоих
Долг сердца моего и гордость мыслей сих.
Но что ты славы в путь Дидону устремляешь,
Достойна тем в себе супруга ей являешь,
Над ней, над сей страной достойного царя.
Но, ах! любовника почто ты долг презря,
Смущаешь нежный дух в моей счастливой доле?
Будь меньше ты герой, люби маня лишь боле.

Эней


О, коль несчастен я! ты сердце мне разишь!
Неблагодарному ты милости явишь.

Дидона


Неблагодарному! а ты им можешь быти?
Ты можешь пламенну мою любовь забыти?

Эней


Чтоб я забыл!.. увы! узнай, что я терплю.
Кто может так любить, как я тебя люблю? —
Всё нахожу в тебе, тобой единой таю,
И прелести в тебе я новы обретаю.
Я каждый день тебя на каждый вижу час,
А зрю тебя всегда, как зрел я в первый раз.
Но, ах!

Дидона


Сверши.

Эней


Увы! язык в устах немеет;
Мятутся чувствия, и сердце каменеет.
Прости.

Явление 3

Дидона и Елиза.

Дидона


Что зрю, и кто сокрылся от меня!
Сего ли я ждала в минуты брачна дня?
Эней ли от меня, Елиза, убегает?
Чем винна я пред ним? и что сие вещает?
Каким, свирепый рок, ты бедством мне грозишь?
Скажи, Елиза, мне... Жестокая! молчишь!
Эней меня бежит, а я одна страдаю.

Елиза


Теряюсь в мыслях я, сего не понимаю.

Дидона


Свидетельницею, Елиза, ты была,
И разговор мой с ним ты слышать весь могла
Бесстрастна, все мои слова ты примечала.
Рассудка твоего любовь не помрачала.
Скажи, Елиза, мне, не молвила ль чего
Я в оскорбление любезна моего?
Конечно, жар его ко мне уж угасает.
Увы! от мысли сей Дидона умирает!
Пойдем к нему, пойдем; да истолкует он
Со мной поступок сей, мой жалкий слыша стон.
Но если все слова исчислити подробно,—
Вину сей хладности поняти мне удобно.
Он мне о Ярбовом послании вещал;
Любовию ко мне Ярб дух его смущал.
Эней! коль узришь ты во мне когда премену,
Пусть боли истребят меня и Карфагену.
Драгой Эней! стыдись ты мысли своея:
Узнал бы ты, сильна ль к тебе любовь моя,
Когда б совместник твой, властитель всей вселенной,
Тьму скиптров и венцов, любовию плененный,
К ногам Дидониным с собою повергал
И за любовь мою мне тем платить желал;
А ты б меня любил невидим, в низкой части,—
Тогда б увидел ты во всей Дидону страсти,

Пренебрегающу блистанье всех корон


И возводящую тебя к себе на трон.
Летите от меня вы, мысли, прочь ужасны!
Крушения мои днесь были все напрасны.
Коль ревность дух его удобна возмутить,
Драгой Эней меня не может не любить.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Явление 1

Ярб и Гиас.

Ярб

Се зрю противный дом! несносные чертоги!


Где всё, что я люблю, немилосерды боги
Троянску страннику с престолом предают.

Гиас


Твои ль, твои ль глаза потоки слез лиют!
Ты плачешь, государь! твой дух великий...

Ярб


Плачу;
Но знай, что слез своих напрасно я те трачу,
И слезы наградит сии злодея кровь!

Гиас


К чему, о государь, ведет тебя любовь!

Ярб


Любовь? нет, тартар весь я в сердце ощущаю!
Отчаиваюсь, злюсь, грожу, стыжусь, стонаю.
То злоба в сердце сем любви скрывает вид,
То злоба мне сама, как страстен я, явит.
Свирепствующ мой дух потоков алчет крови,
И фурия во мне зажгла сей жар любови!

Ярб должен счастлив быть — иль всё, что есть, сразит.


Но тщетно страсть моя в сей страшный день грозит.
Пускай погибну я, но устремлюсь в отмщенье;
Эней заплатит мне за всё мое мученье:
Как лютая змия, он грудь мою грызет.
Объемлет ярость ум, и сердце ревность рвет.

Гиас


Властитель многих стран, с престола ты нисходишь,
А месть свою один ты в чуждый град приводишь;
Под именем посла дерзаешь предприять...

Ярб


Тебе ль о мщении удобно размышлять?
Молчи, не знающий еще всей царской тайны.
Отважность кончит лишь дела необычайны.

Гиас


Отважность, государь, когда нас честь ведет,
Пребудет ввек славна, хотя и упадет;
Но если, своея игралище мы страсти,
Вдаемся для нее во всякие напасти,—
Отважность такова безумию равна.

Ярб


Мне месть лишь кажется приятна и славна.

Гиас


Но если точно ты отмстити помышляешь,
На чем же, государь, надежду устрояешь
Во предприятиях неслыханных твоих?

Ярб


На гордости вельмож, на сребролюбьи их.
Царица здешних мест, горя к Энею в страсти,
Мне помощь подает сама к своей напасти.
Троянска беглеца владычества стыдясь,
Вельможи многие, в притворстве утаясь,
Покорства кажут вид, но в сердце злость питают;
Непримирительных врагов в себе скрывают;

И многие из них, Дидону погубя,


Хотят ее взложить корону на себя.

Гиас


Оставь усердью то, что смело я вещаю;
И мыслить, государь, того я не дерзаю,
Чтоб ты удобен был рабу престол вручить,
Которого б ты мог возлюбленну лишить.

Ярб


Когда прекрасная и гордая Дидона
Моею ревностью низвергнется со трона,
Коль я возлюбленну удобен поразить,
Могу ли хищника престола я щадить?
Виновник бедствия великия царицы
Достойну от моей воспримет мзду десницы
И, льстясь на трон взойти, во мрачный снидет ад.
Дидона и Эней, вельможи, весь сей град
То будут чувствовать, колико Ярб страдает.

Гиас


Что слышу, государь, и Ярб ли то вещает?
Поняти не могу. Возможно ль, чтоб любовь
Могла позволити пролить дражайшу кровь,
Низвергнув в крайние возлюбленну напасти?

Ярб


Измерь ты яростью моей жестокость страсти:
Несчастливо любя, рассудок я гублю,
Не знаю сам себя, не помню, что люблю.
Игралище страстей и жертва злобна рока,
Свиреп, ожесточен, иду вослед порока;
Без склонности к нему злодейства я страшусь;
Но, ах! к злодействию неволею влекусь.
Погибелью моей любезной утешаюсь
И мстить хочу я той, которой восхищаюсь,—
Но мщенье ли меня сюда влекло, Гиас?
Надежды звал меня сюда сладчайший глас,
Которая меня доныне утешает.

Гиас


Или не вся твоя надежда исчезает?
Мечтой ты, государь, единой обольщен.

Ярб


Надежда есть, доколь их брак не совершен.
Хоть Ярб не мил, но трон его быть может лестен:
Великой властью Ярб всей Африке известен.
Еще б сказал, что кровь богов во мне течет,
Когда б мой род мне был достоинства предмет;
Но я сию мечту Энею оставляю,
А сам собою лишь прославиться желаю.
Гетуллии моей предел распространен,
Престол на многих мой престолах утвержден;
Без помощи богов меня к богам возносят,
Народы многие тьму жертв ко мне приносят.
Но кто Эней? С собой носящий стыд беглец.
Пристойно ли его главе носить венец?
Он храбро, брани в час, на грозну смерть дерзает,
Он воин; но царя сие не отличает.
Иной велик в боях, но на престоле слаб,
На поле властвует, а под короной раб.
Помощник нужен днесь, такой, как я, Дидоне
К правленью скипетром, страны сей к обороне.

Гиас


Хоть польза общества Дидоне то твердит,
Хоть сам рассудок ей за Ярба говорит,
Но как рассудок слаб, когда бунтуют страсти!
О! если б быть могли сердца у нас во власти,
Когда бы разум наш над нами обладал,
Любить Дидону Ярб, конечно, бы престал.

Ярб


Почто отъемлешь ты то сладко заблужденье,
В котором только мне осталось утешенье?
Почто ты правды мне открыл несносный свет?
Гиас, ты думаешь, что мне надежды нет?

Гиас


Безмерной страстию Дидона распаленна,
К Энею всей душой и мыслью устремленна.
Почто скрывать мне то, что будешь сам ты зреть?

Ярб


О, мысль смертельная! Ее душой владеть
Дерзает... кто? Эней! пришлец, троянин лютый!

А я без мщения теряю здесь минуты,


В которы, может быть, — о, нестерпима часть! —
Совместник мой, свою усугубляя власть,
В ласканиях ее над Ярбом торжествует,
А Ярб презрение лишь только испытует.
Не знаю в горести, которую терплю,
Я ненавижу ли или еще люблю.
Но, ах! доколь мой рок совсем не разрешится,
Дай сердцу моему надеждой сладкой льститься.
А может быть, она, вообразя свой трон
И сильного царя услыша страстный стон,
Мысль царску ощутив, ко славе обратится
И, вшед сама в себя, той страсти устыдится...

Гиас


Дидону вижу я, идущу зреть тебя;
Скрепися, государь, не забывай себя.

Явление 2

Дидона, Ярб, Елиза, Гиас.

Ярб


Доколе Ярбово желанье изъяснится,
Внемли сие, что он делам твоим дивится,
Которыми царей ты многих превзошла.
Там дикие места, пустыню ты нашла,
Где пышный град, твоей премудростью творенный,
Несется к облакам на зависть всей вселенной:
Град создан кажется небесною рукой,
Обуреваемым надежда и покой.
На трон ты вознеслась для подданных блаженства.
Но мало то; в тебе все вижу совершенства
И восхищаюсь, зря всех прелестей собор.
Достоин Ярба был пленить твой нежный взор
И, в сердце утвердя его твою власть вечно,
Склонить сего царя тебя любить сердечно.
Твоею красотой вся кровь его кипит:
Восходит ли на трон рабов своих судить,
Стремится ль на врагов, разжен воинской бранью
Всем жертвует тебе, твоею всё чтит данью,
Тебе всё хочет он повергнути с собой:

Престолы и венцы, себя и свой покой —


Он всё в сей час к ногам Дидониным приносит,
А сердца твоего в награду только просит.
Соделай Ярбову мучению конец;
Возвыси сей престол, прибавь к венцу венец.
Или гнушаешься блистающим в порфире?
Кто ж из царей тебя достоин будет в мире,
Коль презрен будет Ярб, никем не побежден?
Твой скиптр в руках твоих им будет утвержден.
Твой трон днесь страшен стал; но тем себе опасен,
Подвержен тот бедам, кто стал другим ужасен.
Склонись к сему царю: желание его
Есть польза важная престола твоего.

Дидона


Великого царя увидевши посланье,
Иное думала услышать я желанье.
Я чаяла, что Ярб с престола своего,
Ища величества союза моего,
Десницу дружества к Дидоне простирает,
Чтобы против того, кто рушити дерзает
Спокойство Африки неправедной войной,
Став подкрепленному страны сея рукой,
Надежнее сразить предерзостна злодея;
Для пользы общества своей я не жалея,
Стеснила б множеством пучину кораблей,
Поля покрыла б тьмой блистающих мечей;
Желанье б Ярбово быть не могло бесплодно,
Я сделала б то всё, что Ярбу лишь угодно.
Но сердцем нам своим нельзя повелевать.
Возможно ль естества устав одолевать,
Противу самого себя вооружаться,
И к горести своей с немилым сочетаться?
Чтить Ярба и жалеть — вот всё, что я могу,
И дружество к нему вовеки собрегу.

Ярб


Что Ярб тебе не мил, тому вину он знает.

Дидона


Коль знает он, почто ж тобою вопрошает?

Ярб


Царица! постыдись ты страсти своея.

Дидона


Возможно ли, чтобы того стыдилась я,

следующая страница >>
Смотрите также:
Трагедия в пяти действиях действующие лица
412.33kb.
3 стр.
Комедия в пяти действиях. Действующие лица
584.71kb.
5 стр.
Буря трагедия в четырех действиях Место действия обитаемо Действующие лица и исполнители
824.01kb.
5 стр.
Пьеса в пяти действиях Действующие лица
760.82kb.
4 стр.
Трагедия в одном действии Действующие лица
130.56kb.
1 стр.
Комедия в 2-х действиях. Действующие лица
533.53kb.
4 стр.
Драмы маскарад драма в 4-х действиях, в стихах действующие лица
865.46kb.
4 стр.
Иерихон комедия в 2х действиях А. Строганов действующие лица
766.83kb.
4 стр.
Комедия в четырех действиях действующие лица
1423.31kb.
5 стр.
Праздник урожая Действующие лица
49.1kb.
1 стр.
В гостях у принцессы кассиопеи Действующие лица
83.82kb.
1 стр.
Юлия Савиковская Неудачная репетиция (Семейная драма в 5 действиях) Действующие лица
1196.15kb.
8 стр.