Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

ТЕМКИН Скоро ваша голова пройдет. Вот увидите.

Пауза.

РЕМЕЗОВ Совсем другой регистр.



Пауза.

ТЕМКИН Вы о чем?

РЕМЕЗОВ О патетике.

Пауза.

ТЕМКИН Если не возражаете, вернемся к предмету разговора.

РЕМЕЗОВ Пространство здесь напоминает мне колодец.

Пауза.

ТЕМКИН Хочется все же подобраться к сущности.

РЕМЕЗОВ Когда бы его перевернули вверх дном.

Пауза.

ТЕМКИН Тема, доложу я вам интереснейшая.

РЕМЕЗОВ Любопытная тема, ничего не скажешь.

ТЕМКИН Я много размышлял обо всем этом.

РЕМЕЗОВ По этому поводу существует один восточный анекдот…

ТЕМКИН Благо времени у меня теперь предостаточно.

РЕМЕЗОВ Анекдот. Да. Анекдоты, анекдоты. Много смеемся, не находите?

ТЕМКИН Вот и размышляю, философствую, так сказать.

РЕМЕЗОВ Я тоже, хотя и занят весьма, нет-нет, да и возвращаюсь к этой теме.

ТЕМКИН Хотя философии, если откровенно, терпеть не могу.

РЕМЕЗОВ Солидарен с вами.

ТЕМКИН А вот Ольга Сергеевна сейчас непременно ввернула бы что-нибудь из Эразма.

РЕМЕЗОВ Из какого Эразма?

ТЕМКИН Роттердамского.

РЕМЕЗОВ Роттердамского?

ТЕМКИН Роттердамского, да. Читали?

РЕМЕЗОВ Имел несчастье. Роттердамского, дамского, дамского…

ТЕМКИН Дамского, да.

РЕМЕЗОМ Роттердамского, дамского…

ТЕМКИН Именно, что дамского. И никак нам не наговориться!



Смеются.

РЕМЕЗОВ Люди у вас редко бывают, вот что.

ТЕМКИН Совсем не бывают.

РЕМЕЗОВ А, может быть, оно и к лучшему?

ТЕМКИН Вы знаете, и мне это не раз приходило в голову.

Смеются.

ТЕМКИН И все же мне хочется спросить вас,- А ну, как ошибка?



Пауза.

РЕМЕЗОВ Голова, как будто проходит.

ТЕМКИН Я же говорил вам!

РЕМЕЗОВ Головная боль в нашем возрасте, согласитесь, очень неприятно.

ТЕМКИН Да! Не дай Боже!

РЕМЕЗОВ Надо же? Как рукой сняло.

ТЕМКИН А если подогреть и добавить немного корицы – это нечто!

Пауза.

РЕМЕЗОВ Цирк.

ТЕМКИН Цирк, да и только.

Пауза.

РЕМЕЗОВ Цирк зажигает огни.

ТЕМКИН Цирк сбежал, а клоуны остались.

Смеются.

ТЕМКИН Кто бы что не говорил, вино выше всяких похвал.

РЕМЕЗОВ Послевкусье.

ТЕМКИН А?!

РЕМЕЗОВ Послевкусье.

ТЕМКИН Вещь!

РЕМЕЗОВ И пьется так легко.

ТЕМКИН Как вы понимаете, ни капли дрожжей.



Пауза.

РЕМЕЗОВ (Ощупывает голову руками.) Не болит.



Пауза.

ТЕМКИН Как же с моим вопросом?

РЕМЕЗОВ Простите, вопрос-то я, кажется, позабыл.

ТЕМКИН Охотно напомню. Вопрос звучит так: а что, если ошибка?



Пауза.

РЕМЕЗОВ С вашего позволения еще разик отвлекусь. В свете вышеизложенного я бы сформулировал свою мысль следующим образом: по мне, так мало еще жгут.

ТЕМКИН Мало?

РЕМЕЗОВ Мало. Мало. Надо бы как во времена инквизиции.

ТЕМКИН Эк, куда хватили!

РЕМЕЗОВ Ничего подобного. Что же, по-вашему, во времена инквизиции одни звери жили?

ТЕМКИН Звери – не звери, но согласитесь…

РЕМЕЗОВ Просвещенные, не меньше нашего люди.

ТЕМКИН Однако…

РЕМЕЗОВ И целомудрия было побольше, нежели теперь.

ТЕМКИН При чем же здесь целомудрие?

РЕМЕЗОВ И цирка поменьше.

ТЕМКИН Не готов согласиться.

РЕМЕЗОВ Меньше, меньше.

ТЕМКИН Пока не готов.

РЕМЕЗОВ Вот именно в те времена душа, как раз, трудилась. Вспоминаете поэта? Вспоминаете?

ТЕМКИН А ну, как ошибка?

РЕМЕЗОВ Ошибка?! Исключено.

ТЕМКИН Не очевидно.

РЕМЕЗОВ Что?

ТЕМКИН Совсем не очевидно.

РЕМЕЗОВ О чем вы? Судьба ведет нас изумительно легко и ловко.

ТЕМКИН Вот то, что ловко – согласен. В этом пункте или, что у нас теперь, подпункте? совершенно согласен с вами.

РЕМЕЗОВ Ведь как мы рассуждаем?

ТЕМКИН Послал же Господь собеседника!

РЕМЕЗОВ Мы рассуждаем следующим образом.

ТЕМКИН Спор явно приобретает научный характер.

РЕМЕЗОВ Если мы делаем то-то и то-то, вследствие чего находим спасение и утешение, так это мы сами так решили и мы же сами того достигли.

ТЕМКИН Это – издержки воспитания. Это – воспитание. Однозначно.

АННА (Ремезову.) Ваш мальчик приедет?



Анна говорит это очень тихо, и собеседники не слышат ее.

РЕМЕЗОВ Да, но всех воспитывали приблизительно одинаково.

ТЕМКИН Не стану спорить.

РЕМЕЗОВ Во всяком случае, ориентиры были едиными.

ТЕМКИН Не спорю. Некое равенство присутствовало.

РЕМЕЗОВ А на поверку вышло: все – я?! (Пауза.) Я сам? (Пауза.) Дудки. Иллюзия. (Пауза.) Обман зрения.

ТЕМКИН Что-то видеть стал последнее время неважно. У вас как со зрением?

РЕМЕЗОВ На самом деле невидимая рука хватает нас за шкирку и волочит. Только успевай ногами перебирать, когда ноги целы. А нет ног - и без ног тащит.

ТЕМКИН (Смеется.) Точно.

РЕМЕЗОВ А куда тащит, в печку или на солнышко – это уж как заслужил.

ТЕМКИН Это так. Надо же? Никак не можем наговориться.

РЕМЕЗОВ Потому судьбу, как карты и любят и ненавидят одновременно. Те, что умеют получить удовольствие в любых обстоятельствах – любят. Те, что бояться – ненавидят.

АННА (Ремезову.) Ваш мальчик приедет?

Анна говорит это очень тихо, и собеседники не слышат ее.

ТЕМКИН Справедливо. Но, согласитесь, многое зависит еще и от взгляда на предмет.

РЕМЕЗОВ От взгляда на предмет - да, но и к получению удовольствий надобно призвание иметь.

ТЕМКИН Тю-тю-тю. Это - что считать удовольствием.

РЕМЕЗОВ Самые простые вещи.

ТЕМКИН Ольга беломор курит. Есть в этом что-то от прежней, той еще жизни.

РЕМЕЗОВ Самые, что ни на есть простые вещи.

ТЕМКИН Для иного удовольствие – сложная система знаков и условностей.

РЕМЕЗОВ Да какие уж там знаки? Посреди зимы, на морозе закрыть глаза и во всем объеме представить себе голую бабу. Красивую голую бабу. Так представить себе, что и запах ее почувствовать, и паром от нее согреться. Вот вам все условности и все знаки!

ТЕМКИН Минуточку. (Пауза.) А это, Анатолий Павлович, уже воображение.

РЕМЕЗОВ Удовольствия должны быть здоровыми, сочными. Должны пульсировать.

ТЕМКИН Минуточку. (Пауза.) Приведенный вами пример относится к воображению, и не спорьте.

РЕМЕЗОВ Да, воображение. И что с того? Пусть воображение. А куда мы без воображения?

АННА (Громко.) Она прожила еще три минуты сорок семь секунд. (Пауза.) Ровно. (Пауза.) Темкин, как вы думаете, она очень страдала? (Пауза.) Она прожила еще три минуты сорок семь секунд. (Пауза.) Ровно. (Пауза.) Темкин, как вы думаете, она очень страдала? (Пауза.) Она прожила еще три минуты сорок семь секунд. (Пауза.) Ровно. (Пауза.) Темкин, как вы думаете, она очень страдала?



Долгая пауза.

ТЕМКИН Нет, Аннушка. Она была без сознания.



Пауза.

АННА Вы наверняка знаете это?

ТЕМКИН Ответственно заявляю, как врач.

Входят Юлия и Ольга. Возвращаются с прогулки.

У Юлии в руках плоская бутылочка с коньяком. Время от времени она прикладывается к ней.

ЮЛИЯ Ах, как здесь хорошо! Воздух сахарный! (Пауза.) А я помню, Оленька, как мы с тетей Лизой на речку ходили. Это было… послушай, а когда же это было?

ОЛЬГА Тебе тогда исполнилось одиннадцать.

ЮЛИЯ Верно. Мы тогда еще отмечали мой день рождения. (Пауза.) И тетя Лиза еще была жива. Я это отчетливо помню. (Пауза.) А что с ней случилось, Оленька?

ОЛЬГА Умерла.

ЮЛИЯ Да, да, конечно. (Пауза.) Прости. (Пауза.) Вы ведь, кажется, очень дружили? (Пауза.) А когда это случилось?

ОЛЬГА Не знаю. (Пауза.) А тебе важно это знать?

ЮЛИЯ А как же? Она и мне не чужой человек.

ОЛЬГА В таком случае, спроси у отца.

ЮЛИЯ (Осматривается.) А что, отца все еще нет?

ОЛЬГА Как видишь.

ЮЛИЯ Но, в таком случае, я не могу у него спросить.

ОЛЬГА Потому-то я и предложила. Ему сейчас совсем ни к чему беседы о мертвых. (Усаживается в кресло.)

Пауза.

ЮЛИЯ (Темкину.) Какая же змея старшая моя сестра. Аннушка! Вы знаете, Дмитрий Ильич, она хотела меня утопить.

ОЛЬГА Юлия!

ЮЛИЯ Только что. Привела к обрыву, за шиповником.

ОЛЬГА Юлия!

ЮЛИЯ Знаете обрыв за шиповником? Привела и дышала мне в затылок.

ОЛЬГА Юлия!

ЮЛИЯ У меня и теперь мурашки по коже.

ОЛЬГА Юлия!

Пауза.

АННА Вы даже не пытались спасти ее, Темкин.

ТЕМКИН Я, к сожалению, не имею представления, как помогать осам.

АННА Проще всего сказать, - я не имею представления, как помогать осам.

ОЛЬГА Анна, оставь Дмитрия Ильича в покое!



Пауза.

АННА Да уж я - не лучше. Можно, можно было успеть предупредить. Топнуть ногой, крикнуть.

ЮЛИЯ Что же вы молчите, Дмитрий Ильич? Знаете вы тот шиповник или нет?

АННА Нет, Темкин, для нас с вами оправдания.



Пауза.

РЕМЕЗОВ Анна Сергеевна, умоляю, простите. Это я во всем виноват.

ЮЛИЯ (Темкину.) И не боитесь вы, Дмитрий Ильич жить с ней по соседству?

ОЛЬГА Юлия, честное слово, ты мало, чем отличаешься от своей младшей сестры.

ЮЛИЯ Естественно. Родная кровь. (Усаживается в кресло.)



Пауза.

АННА (Ремезову.) Я знаю, Ремезов, вы сделали это не намеренно. (Пауза.) Что уж, такова судьба многих влюбленных. (Пауза.) Вы читали «Ромео и Джульетту»?

РЕМЕЗОВ Да. (Пауза.) Отдельные фрагменты могу цитировать. (Пауза.) Хотите, почитаю?

ЮЛИЯ (Ремезову.) Ой, не смеши меня!



Пауза.

АННА Если бы вы, Ремезов, хоть капельку напоминали Ромео, было бы в точности как у Шекспира, не правда ли?

РЕМЕЗОВ Полностью с вами согласен.

Пауза.

ЮЛИЯ Где же отец?



Пауза.

АННА И теперь вы бы уже не вино с Темкиным пили, а обдумывали, как лучше расстаться с жизнью.

РЕМЕЗОВ Да, повесть довольно печальная.

Пауза.

ЮЛИЯ Оленька, где отец? Тебя не настораживает, что его так долго нет?

ОЛЬГА Бреется.

ЮЛИЯ Сколько же можно бриться?

Пауза.

АННА Шекспир знал толк в любви.

РЕМЕЗОВ Несомненно.

ЮЛИЯ (Ремезову.) Послушай, Ромео, уже темнеет, Алексея все нет. (Пауза.) Ты не волнуешься? (Пауза.) Почему я волнуюсь, а ты не волнуешься? Почему я волнуюсь, а родному отцу и дела нет? Почему? Почему?

РЕМЕЗОВ Сказать?!

Пауза.

АННА Но вы, Ремезов, больше похожи на Гамлета.

РЕМЕЗОВ Ну, что вы?

АННА Думаю, потому все так и обернулось.

РЕМЕЗОВ Не исключено.

ЮЛИЯ Душегуб твой Ремезов. Равно, как и Гамлет. (Ремезову.) И скажи! Мне нечего стыдиться! И стесняться здесь некого! Это, видишь ли – моя семья! (Плачет.) И нечего меня пугать! Меня всю жизнь пугают, только я имела вас всех в виду! Говори! Что хочешь, говори! (Пауза.) Да кто тебе здесь поверит?! Кто?! Кто?!

Пауза.

РЕМЕЗОВ (Спокойно.) Можно было не напиваться?

ЮЛИЯ Мой ответ – нет!

Пауза.

АННА Про себя я называю Гамлета Смерть несущим.

РЕМЕЗОВ Ужас, ужас!

ЮЛИЯ А что мне остается?

ОЛЬГА (Юлии.) Анатолий Павлович совершенно прав.

ЮЛИЯ У вас своя компания – у меня своя компания.

АННА (Ремезову.) Укус болит?

ЮЛИЯ Моя компания – это я сама.

РЕМЕЗОВ (Анне.) Да, можете взглянуть. Огромный волдырь.

Анна подходит к Ремезову, исследует его шею.

АННА Очень больно?

РЕМЕЗОВ Очень.



Пауза.

ЮЛИЯ (Ольге.) Одиночество. Ты знаешь, что такое одиночество?

ТЕМКИН В медицинской терминологии такого понятия как одиночество не существует.

АННА Спасибо, Ремезов.

ЮЛИЯ (Ольге.) Впрочем, откуда тебе знать? Ты – явление общественное.

АННА (Рассматривает осу.) Теперь она будет всегда со мной.

ЮЛИЯ (Ольге.) У тебя и ангелы на том свете маршировать будут.

АННА (Осе.) Я не расстанусь с тобой никогда.

РЕМЕЗОВ Это очень правильно.

ЮЛИЯ (С наигранным весельем.) За стол, за стол, коньяк кончается, пришло время пить вино.

АННА (Торжественно.) Теперь я умолкаю, хотя до зимы еще далеко.

ЮЛИЯ Гуляй, провинция!

АННА (Торжественно.) Прошу меня извинить, некоторое время вы не услышите от меня ни единого звука.

РЕМЕЗОВ Нет, нет, зачем? прошу вас, Анна Сергеевна…



Анна уходит.

ОЛЬГА (Вслед.) Анюта, что там отец? (Пауза.) Скоро его ждать?

РЕМЕЗОВ Она отказалась от слов, Ольга Сергеевна.

Долгая пауза.

ОЛЬГА Черт меня дернул сочинить этот бред про любовь! (Пауза.) Дмитрий Ильич, прошу вас, Анатолий Павлович, много не пейте. Вы уже как будто не в себе.

ТЕМКИН А мы, Ольга Сергеевна, беседою пьяны. (Ремезову.) Анатолий Павлович - замечательный спорщик. (Пауза.) Мне его Господь послал. В подарок за долгие годы молчания. (Пауза.) О таком собеседнике, Ольга, можно только мечтать. (Пауза.) Вот у меня уже и слезы на глазах. (Пауза.) Делаюсь глупым и сентиментальным. (Пауза.) Вы оказались правы, как всегда правы. Пожалуй, я возьмусь изучать вашего Эразма, Ольга Сергеевна. (Пауза.) А знаете, Анатолий Павлович знаком с ним. Ах, какой собеседник!

Ольга Сергеевна открывает книгу и углубляется в чтение.

Юлия Сергеевна закуривает и закрывает глаза, откинувшись на кресле.

РЕМЕЗОВ (Смеется.) Как будто, угомонились. (Пауза.) Послушайте, Дмитрий Ильич, какая тишина.



Пауза.

ТЕМКИН Да. (Вытирает слезы.)



Пауза.

РЕМЕЗОВ Вот при такой тишине хорошо играть в карты. (Переходит на шепот.) А говорить только шепотом.



Пауза.

ТЕМКИН Да. (Пауза.) Так на чем мы остановились?

Пауза.

РЕМЕЗОВ Промочить горло, что ли? (Пауза.) Как бы не спиться. (Пауза.) Эх, наливай, брат!

ТЕМКИН Молодец, умница! Позвольте мне предварительно поцеловать вас, Анатолий Павлович?

Не дожидаясь ответа, Темкин заключает Ремезова в объятия и троекратно целует. После чего наполняет стаканы.

ТЕМКИН Дорогой Анатолий Павлович. Позвольте от всей души приветствовать вас в нашем Иерихоне, месте тщательно сокрытом от холодных ветров цивилизации, но месте не гибельном, ибо сердца, наши сердца… черт, сбился.

РЕМЕЗОВ Выпьем, да и все.

ТЕМКИН Ай, умница!

Выпивают.

ТЕМКИН Вы не знаете грузинских песен?

РЕМЕЗОВ Нет, к сожалению.

ТЕМКИН Но любите их?

РЕМЕЗОВ Безусловно.

ТЕМКИН Обожаю вас, дорогой мой собеседник.

РЕМЕЗОВ А я – вас, Дмитрий Ильич.

ТЕМКИН Вот, опять слеза накатила. Да что же это, в самом деле? (Вытирает слезы.) Так на чем мы, собственно, остановились?

РЕМЕЗОВ Не помню, честное слово.

ТЕМКИН Да плюньте вы на все. Такой вечер!

РЕМЕЗОВ Как будто…

ТЕМКИН Ну же, ну?...

РЕМЕЗОВ Ах, да вот это, мы говорили о том, что всем движет страх.

Пауза.

ТЕМКИН Разве мы говорили об этом?

РЕМЕЗОВ Только об этом и говорили.



Пауза.

ТЕМКИН Неожиданный поворот.

РЕМЕЗОВ Всем движет страх. Страх и только страх.

ТЕМКИН Спорно.



Пауза.

РЕМЕЗОВ И вами, и мной. Всеми, без исключения, дорогой Дмитрий Ильич.

ТЕМКИН Спорно.

РЕМЕЗОВ Спроси я вас сию минуту, боитесь вы чего-нибудь? Если вы честный человек, непременно скажете – очень, очень боюсь. Другое дело – можно не подавать виду.

ТЕМКИН Спорно.

РЕМЕЗОВ Так было и будет всегда.

ТЕМКИН Не уверен.

РЕМЕЗОВ Если не согласны – приведите пример, когда было бы иначе, и я тотчас докажу вам обратное.

ТЕМКИН Оставим это.

РЕМЕЗОВ Отчего же оставим?



Входит Анна.

ТЕМКИН На время оставим. Вы лучше скажите, как же распознать, скверный человек или нет?

РЕМЕЗОВ А вот если уже горит – можно не сомневаться. (Смеется.) Это мы себе выдумываем оправдания, уловки, а там, (указывает на пол.) все точно и предельно ясно.

ТЕМКИН А анализ? Как же анализ?

АННА (Ремезову.) Ваш мальчик приедет?

Собеседники не слышат ее.

ТЕМКИН Должно остаться место анализу?

РЕМЕЗОВ К черту! Видимость одна. Все предрешено и припечатано, - этот герой, а этот – свинья. И как ни крутись, как не лезь из кожи вон, соловью – заливаться, а свинье свиньей оставаться и хрюкать надлежит.

ТЕМКИН Что касается свиней…

РЕМЕЗОВ Я ваших не имел в виду.

ТЕМКИН А, тогда – другое дело.

РЕМЕЗОВ Свиньи, знаете ли, тоже разными бывают.

ТЕМКИН Совсем другое дело.

РЕМЕЗОВ Есть, доложу я вам, такие скверные свиньи, еще хуже скверных людей!

ТЕМКИН Ольга, Юлия Сергеевна, угощайтесь вином. Исключительное вино.

РЕМЕЗОВ Разумеется, я имею в виду зрелых людей, таких, как мы с вами.

ТЕМКИН (Ольге.) Анатолий Павлович первоначально испытал небольшую тяжесть в голове. Но теперь все прошло.

РЕМЕЗОВ Конечно, к молодым людям, в зыбком, как говорится, возрасте в полной мере отнести это нельзя.

ТЕМКИН (Ольге.) Теперь все прошло, и он даже похвалил меня.

РЕМЕЗОВ Скверным человеком юношу, согласитесь, не назовешь.

ТЕМКИН (Ольге.) Анатолий Павлович так удивился, что вы курите беломор, Ольга Сергеевна.

РЕМЕЗОВ Я понимаю, что их опыты, назовем это опытами, не всегда укладываются в рамки так называемых, я подчеркиваю, так называемых норм.

ТЕМКИН (Ольге.) В точности как в прежние времена. Революция, модерн, что-то в этом духе. А у вас, как будто, была кожаная куртка, Ольга Сергеевна?

РЕМЕЗОВ Но, ответьте мне на следующий вопрос, дорогой Дмитрий Ильич.

ТЕМКИН (Переключается на Ремезова.) Да?

РЕМЕЗОВ Когда бы все существовало в рамках, совершалось ли бы когда-либо в России то, что славно совершается и достигалось бы то, что достигалось во все времена, вопреки и на зависть всем? (Пауза.) Не смотря ни на что!

ТЕМКИН Да, но, согласитесь, душевного тепла терять нельзя. Ни при каких обстоятельствах.

РЕМЕЗОВ А страх? А что, собственно, страх? Страх только сил и прыти придает.

ТЕМКИН Ни при каких обстоятельствах.

РЕМЕЗОВ Страху не надобно сопротивляться. Его любить в себе нужно. Как талант.

ТЕМКИН Хорошо. Если принять за основу вашу теорию, как, в таком случае, распорядимся мы с историей?

РЕМЕЗОВ А что, история?

ТЕМКИН Придется все переписывать начисто.

РЕМЕЗОВ Почему же это?

ТЕМКИН Взять хотя бы татар. Татаро-монгольское нашествие. Ведь сумели таки после трехсотлетнего страха скинуть с себя это ярмо? Как с этим быть? Здесь противоречие.

РЕМЕЗОВ Никакого противоречия. А за ваш пример обожаю вас еще больше.

ОЛЬГА (Откладывает книгу.) Сколько любви разом обрушилось на Липки! Прямо как у Чехова. Быть беде.

АННА Уже.

Юлия Сергеевна открывает глаза.

ОЛЬГА Что?

АННА Беда уже случилась.

ОЛЬГА Аннушка, давай закругляться с этой историей, детка. Что там отец?

АННА Бреется.

РЕМЕЗОВ (Темкину.) А разве я употребил расхожее заблуждение, дескать «страх парализует»?

ЮЛИЯ Сколько же он может бриться?

АННА До этого он спал.

РЕМЕЗОВ Нет. Я сказал страх – движетель. (Пауза.) Как раз парадоксально, что триста лет не отмечалось никакого движения.

ЮЛИЯ Прелюбопытное зрелище наблюдать мужчин за вином. Они прямо на глазах превращаются в геев.

ОЛЬГА Юлия, я тебя очень прошу. Скоро спустится отец...

ЮЛИЯ Ты думаешь, он не знает кто такие геи?

РЕМЕЗОВ А я на стороне геев. Всячески приветствую и поддерживаю их. У меня в казино…

ОЛЬГА Отец не любит этого.

РЕМЕЗОВ Но мы не имеем право пренебрегать ими!

ТЕМКИН Хорошо, пусть так. Наверное, с некоторыми оговорками, в чем-то с вами можно согласиться.

РЕМЕЗОВ Требую безоговорочного согласия!

ОЛЬГА Анатолий Павлович, видите ли, отец – человек старой формации.

ТЕМКИН (Ремезову.) Позвольте, но молодежь то? Или горячо любимая вами молодежь и здесь не в счет?

ЮЛИЯ Какую именно формацию, Оленька, ты имеешь в виду? Мы же не знаем, сколько ему лет? Если предположить, что он жил во времена Рима…

АННА Жил. Я знаю это наверняка. И имею доказательства.

ОЛЬГА Анюта, ты же объявила, что будешь молчать.

АННА А я и молчу.

ТЕМКИН (Ремезову.) А знаете, кому вы присягаете на верность своей позицией?

РЕМЕЗОВ Все равно. Все равно кому. Те, что сверху клюют нас по головам – близнецы братья. Разница во внешности – не в счет. Вот, как раз, в качестве примера удачно подходит ваша терракотовая армия. В качестве метафоры, так сказать.

Анна садится за стол.

АННА Налейте и мне вина.

ОЛЬГА Это еще что такое, Анна?

Пауза.

АННА Налейте мне вина.



Пауза.

ОЛЬГА Дмитрий Ильич, вы слышите?

ТЕМКИН Ольга Сергеевна, уверяю вас, это очень и очень хорошее вино. Моя гордость. Аннушка, детка, подставляй стакан. (Наливает Анне вино.)

Анна залпом выпивает полный стакан.

ОЛЬГА Не ожидала от вас, Дмитрий Ильич.

ТЕМКИН У Анюты горе. Нужно понимать. (Ремезову.) Итак. Анатолий Павлович, с тем, чтобы разобраться во всем этом…

АННА (Протягивает стакан.) Еще вина.



Пауза.

ТЕМКИН Аннушка, девочка, может быть достаточно?

АННА Еще вина.



Темкин наливает Анне еще полстакана, которые она немедленно выпивает и уходит.

ТЕМКИН Вы на самом деле интересуетесь терракотовой армией?

РЕМЕЗОВ Да что же только я? Она теперь волнует все человечество.

ТЕМКИН Правда?

РЕМЕЗОВ Исключительно волнует. Что это за армия такая? С какой целью создана?!

ТЕМКИН Да!

РЕМЕЗОВ Какие функции надлежит ей выполнить?

ТЕМКИН Да, да!

РЕМЕЗОВ И тотчас следует: а какие функции самим-то нам надлежит выполнить?

ТЕМКИН Точно!

РЕМЕЗОВ Правомочны ли мы заниматься терракотовой армией, когда не можем осознать, кто же мы сами-то есть?!

ТЕМКИН Да, да, да!

РЕМЕЗОВ Кто, почему и зачем?!

ТЕМКИН Да, да, да!



Пауза.

ЮЛИЯ (Прислушивается.) Анатоль, ты сейчас ничего не слышал?

РЕМЕЗОВ Нет.

Пауза.

ЮЛИЯ Мне показалось треск мотоцикла.

РЕМЕЗОВ Нет.

Пауза.

ЮЛИЯ Вслушайся хорошенько.

РЕМЕЗОВ (Прислушивается.) Да нет ничего.

Пауза.

ЮЛИЯ А вы, Дмитрий Ильич, ничего не слышите?

ТЕМКИН (Прислушивается.) Вроде, тишина.

Пауза.

ЮЛИЯ Выходит, показалось. (Пауза.) Скоро будет совсем темно. (Пауза.) Поехать ему навстречу?

РЕМЕЗОВ Но ты же знаешь, он не любит этого.

ЮЛИЯ А если он не найдет дорогу?

РЕМЕЗОВ Найдет. Сообразительный мальчуган. Порой, даже, чересчур.

ЮЛИЯ Ну, не знаю.

Ольга снова читает.

Темкин наполняет стаканы.

ТЕМКИН Выпейте вина, Юлия Сергеевна.

ЮЛИЯ Бедные, бедные дети.

ТЕМКИН Мне не терпится узнать ваше мнение.

ЮЛИЯ Ведь они все-все понимают.



Юлия выпивает, зажмуривается от удовольствия.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Иерихон комедия в 2х действиях А. Строганов действующие лица
766.83kb.
4 стр.
Яд осязания драма в двух действиях А. Строганов действующие лица
643.39kb.
3 стр.
Комедия в пяти действиях. Действующие лица
584.71kb.
5 стр.
Комедия в четырех действиях действующие лица
1423.31kb.
5 стр.
Комедия в 2-х действиях. Действующие лица
533.53kb.
4 стр.
Комедия в двух действиях по мотивам одноименного романа Джессики Адамс действующие лица
1243.86kb.
4 стр.
Александр Вампилов. Старший сын Комедия в двух действиях действующие лица бусыгин
872.39kb.
4 стр.
Аристарх Обломов женитьба чубайса (Пьеса для чтения и театра. Комедия в 5 действиях) действующие лица: Феликс Маркович Жоголь
1414.87kb.
9 стр.
Комедия в 3-х действиях Действующие лица
978.87kb.
5 стр.
Григорий Галь Пелопоннес Комедия в двух действиях 2008 Действующие Лица
563.75kb.
3 стр.
Драмы маскарад драма в 4-х действиях, в стихах действующие лица
865.46kb.
4 стр.
Касатка комедия в четырех действиях Действующие лица: Анатолий Петрович (князь Бельский). Варвара Ивановна Долгова — его тетка. Илья Ильич Быков — ее воспитанник. Раиса Глебовна — невеста Быкова. Маша, Марья Семеновна Косарева — Касатка
582.76kb.
4 стр.