Главная
страница 1

НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»

http://sibac.info


К ВОПРОСУ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ГУБЕРНАТОРА И ВИЦЕ-ГУБЕРНАТОРА В ЯКУТСКОЙ ОБЛАСТИ НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.

Архипова Алена Ивановна

cтарший лаборант сектора истории Якутии, ИГИиПМНС СО РАН, г. Якутск

E-mail: ali-titova@rambler.ru
В статье рассматриваются взаимоотношения между губернатором и вице-губернатором Якутской области на рубеже XIX-XX вв. – во время пребывания на посту губернатора В.Н. Скрыпицына, известного своими либеральными взглядами, и внесшего заметный вклад в развитие края. Эта проблема ставится впервые, противостояние губернатора и вице-губернатора в конкретной ситуации, в условиях периферии могло отразиться во взаимоотношениях местной власти с центром, в конечном счете, в управлении областью.

Якутская область статус губернии получила с 1851 г. позднее, чем другие губернии Российской империи. Во главе губернии был назначен губернатор, непосредственно подчиняющийся Восточно-Сибирскому, а позднее Иркутскому генерал-губернатору. С 1883 г. учрежден институт вице-губернатора.

Губернатор обладал административными функциями, в его ведении находились: дела судебных органов, тюремного комитета, крестьянских, горных, благотворительных учреждений, по воинской и земской повинностям и ряду других. Вторым лицом в областной администрации являлся вице-губернатор, который, должен был быть непосредственным помощником и сотрудником начальника губернии по всем частям управления; иметь ближайший и ответственный надзор по губернскому правлению; наблюдать за делопроизводством, благоустройством и порядком, в особенности, в канцелярии присутствия, и ее частях; временно управлять областью в отсутствие губернатора [, с. 51]. Большинство вице-губернаторов имело чин статского советника, V разряд табели о рангах.

Губернатор являлся председателем областного совета, его членами были вице-губернатор, с момента введения должности, советники областного правления, окружной прокурор. Наличие областного совета было отличительной чертой в административном отношении , с. . Вице-губернатор же являлся председателем областного правления, которое непосредственно подчинялось Иркутскому генерал-губернаторству и взаимодействовало с министерствами и Сенатом. Членами общего присутствия областного правления являлись; вице-губернатор, советники, прокурор окружного суда, и, по ряду вопросов, председатель окружного суда, ветеринарный инспектор, врачебный инспектор, областной инженер и землемер. На деле, деятельность областного правления была направляема якутским губернатором, который являлся председателем общего присутствия.

В этой связи большой интерес представляет анализ взаимоотношений губернатора и вице-губернатора в условиях отдаленности области от руководящего центра и оторванности, замкнутости в культурном, духовном и экономическом плане. Здесь лучше всего проявлялись личные качества руководителей. Все дела, касающиеся управления областью, были сосредоточены в канцелярии, которая состояла из трех отделений, в 1897 г. появилось четвертое, которое стало отвечать за финансовое состояние области, имело отношения с финансово-хозяйственными органами, следило за налогами, недоимками, ясаком и повинностями. Позднее Якутское областное правление было переименовано в Якутское областное управление.

Всего с 1851 по 1917 г. на посту губернатор побывало 14 человек, вице-губернаторов – 11. На рубеже XIX-XX вв. губернатором Якутской области являлся действительный статский советник Владимир Николаевич Скрыпицын (1892-1903 гг.) За это время на посту губернаторов сменилось 4 вице-губернатора: П.П. Осташкин, Алексей Максимович Лавров (25 мая 1894 -29 июня 1895); Александр Ростиславович Алев ( июля  г. -  октября  г.); Александр Константинович Миллер (2 сентября 1898-26 июня 1903 г. до назначения старший помощник делопроизводителя Департамента полиции) [, с. 19-20, с. 287].

Первый конфликт во власти имел место в 1894 г., когда встал вопрос полномочий губернатора и вице-губернатора. 28 ноября 1894 г. В.Н. Скрыпицын, уезжая на обозрение округов, издал приказ о порядке делопроизводства между губернатором и вице-губернатором. В приказе говорилось: «На время поездки моей в Олекминский округ, все дела ведомства Якутского губернатора обращать ко мне, исключая дел, не терпящих отлагательства, исполнение которых возлагаю на вице-губернатора Лаврова» [, л. ]. Однако, на деле было вскрыто письмо, адресованное Скрыпицыну епископом Якутским и Вилюйским Мелетием, и на ряд дел, которые не подлежат под определение «безотлагательные», наложена резолюция губернатора, хотя он их и не рассматривал. В своих действиях вице-губернатор руководствовался ст. 21 «Сибирского учреждения». Данный вопрос разрешился отставкой вице-губернатора. Во всеподданнейшем отчете губернатор подчеркивал, что дела губернатора и вице-губернатора находились в одной канцелярии, с одним персоналом служащих, усложняли и нагружали делопроизводство в ней. В европейской же части России имелись отдельные губернаторские канцелярии, и там вице-губернатор не имел доступа к переписке губернатора.

Вице-губернатор Миллер известен своим докладом Иркутскому генерал-губернатору о состоянии дел в области, в котором указывалось, что «…постоянно обнаруживаемые мною во всех отраслях управления областью весьма серьезные непорядки и упущения…» [, л. ]. Он составил подробный отчет, в котором перечислил, что и когда не было выполнено, описал ряд вопросов, касающихся чиновников Якутской области. В этом деле интерес представляет анонимное письмо, которое дошло до Иркутского генерал-губернатора. В нем мы видим характеристику вице-губернатора, данную одним из приближенных в период замещения им должности губернатора, и описан ряд действий, вызвавших осуждения автора письма. «…Наш вице-губернатор охвачен страстью сделаться губернатором и строит козни В.А. Скрыпицыну. Он не … стесняется высказывать, что будто бы все чиновники, все наше общество пропитано революционным духом, и будто чиновники и политические ссыльные, соединившись, хотят его убить…» [, л. ]. В письме также было сказано: «Он делает вид, что боится за свою жизнь со стороны чиновников и ссыльных, устраивает на улице казачьи пикеты, а сам между тем ходит по вечерам и ночам по улицам, подслушивая разговоры под окнами, на что посвящается им все досужее время. Такие недостойные губернаторского звания поступки роняют авторитет губернаторской власти, а сам он делается посмешищем» [1, л. 22].

Генерал-губернатор, отвечая на это письмо, писал: «Обращаясь к неблагоприятному отзыву вашему о служащих в областном правлении и вообще в области чиновниках, не могу не заметить, что указываемые вами недостатки и плохие чиновники всегда были и будут, но нельзя браковать, а тем более ссориться одновременно со всеми, иначе не с кем будет служить. Худших чиновников следует постепенно заменять, но не прежде как наметив вместо них надежных заместителей. При этом необходимо иметь ввиду, что излишество в требованиях, подрывает самое значение последних» [1, л. 35]. Там же содержится информация о том, что зять губернатора в его отсутствие проживает в его квартире, а свою в то время сдает политическому ссыльному.

Наибольшее развитие получил конфликт вице-губернатора А.Р. Алеева с губернатором В.Н. Скрыпицыным. На этом деле мы остановимся подробнее. А.Р. Алеев назначен на должность  июля  г. и неоднократно писал генерал-губернатору А.Д. Горемыкину о действиях Скрыпицына, докладывал о каждом его решении, и постановлении.

Основные претензии Алеева заключались в следующем: «Скрыпицын единоличным рапортом передает судебно-следственные дела от одних чиновников другим; городская полиция состоит для личных услуг Скрыпицына, полицмейстеры и советники обязаны являться ежедневно, с рапортами и документами», «Областное правление обязано представлять все журналы до исполнения, на утверждение губернатора» [5, л. 8]. «Скопцам разрешается торговля и отлучки от мест причисления» [5, л. 90]. По мнению Алеева, Скрыпицын настаивает на его перемещении из области, но он еще хотел бы «представить множество фактов злоупотребления по управлению вообще, и по скопческим делам в частности» [5, л. 90].

На деле, распоряжение губернатора о предоставлении ему журналов областного правления касалось тех, в которых рассматривались дела казенного или общественного интереса, и прошения, поданные на его имя и переданные на обсуждение областного правления. Он подчеркивал, что оно было сделано с целью надзора, чтобы иметь возможность «постоянно следить за деятельностью и направлениями по областному правлению» [5, л. 113]. Помимо того, обращает внимание, что на многих журналах имелись замечания «доложить губернатору», а вице-губернатор в свою очередь налагает протест и постановление: «не требует утверждения губернатора».

Для разрешения сложившегося конфликта Иркутский генерал-губернатор обратился к прокурору Якутского окружного суда Подольскому, с просьбой сообщить причины разлада в действиях местной администрации. Прокурор отметил, что основной конфликт происходит из того, что существуют сомнения в толковании взаимоотношений Якутского губернатора и областного совета, с одной стороны, и областного правления и председательствующего в нем вице-губернатора, с другой [5, л. 171]. В результате чего Алеев считал себя самостоятельным и независимым, а областное правление - стоящим вне влияния и контроля со стороны губернатора.

Роль, которую играл вице-губернатор в системе управления в Якутской области, можно наблюдать по реакции генерал-губернатора и МВД на их доклады. Так, И.Л. Горемыкин писал А.Д. Горемыкину, что вследствие конфликта между В.Н. Скрыпицыным и Лавровым, «обнаружено, что почти весь личный состав чинов Якутского областного управления не соответствует своему назначению». Министр предлагал: если генерал-губернатор сочтет необходимым, то можно обновить весь состав правления. Конфликт Скрыпицына и Алеева получил развитие при поездке генерал-губернатора А.Д. Горемыкина для обозрения Якутской области в июле-августе 1897 г., при которой он хотел лично передать Алееву указания о его бестактном поведении. Что касается кадрового вопроса, то были заменены 3 из 4 советников Якутского областного правления (из лиц ведомства министерства юстиции), только один был признан соответствующим занимаемой должности [5, л. 153]. Алееву было предложено подать прошение об увольнении. В свою очередь, губернатору разъяснено, что областное правление - одно из мест частного губернского управления, является присутствием решительным, а не совещательным, и губернатор не входит в его состав, а вместе с областным советом составляет общее губернское управление, которое состоит выше частного губернского управления. А главный предмет должности якутского губернатора по управлению областью – надзор за правильным и успешным действием всех местных установлений (в том числе и областного правления). Так же было предложено, чтобы бумаги с отметками губернатора далее передавались вице-губернатору и потом в канцелярию.

Иркутский генерал-губернатор обратил внимание А.Р. Алеева на то, что «каждое лицо, состоящее на службе обязано оказывать уважение к поставленному над ним старшему лицу, а тем более губернатору» и предложил «вступить в должные отношения с губернатором» [5, л. 48].

Губернатор в своих обращениях к генерал-губернатору подчеркивал, что в таких условиях работать невозможно и это «нравственно истязует» его. Для разрешения данного конфликта 18 апреля 1897 г. генерал-губернатор А.Д. Горемыкин, обратился к министру внутренних дел И.Л. Горемыкину, с предложением отстранить от должности вице-губернатора Алеева, т.к. «в высшей степени ненормальное положение служебных отношений» в Якутской области, подрывает «в корне те принципы, на которых основывается учреждение каждой власти» [5, л. 60]. Однако, был получен отказ. Промедление в замене должностей объясняется, прежде всего, окраинным положением Якутской области и отсутствием местных квалифицированных кадров. Такое положение дел прекрасно осознавали руководящие чины, в частности, генерал-губернатор А.Д. Горемыкин высказывал свое мнение о том, насколько «затруднительно найти вдали от здешнего края достойных кандидатов на высшие должности; ибо в столь отдаленный край едут из Европейской России люди, почти исключительно не имеющие права рассчитывать на получение сколько-нибудь соответствующего назначения» [5, л. 61]. Ввиду этого И.Л. Горемыкин нашел отстранение Алеева преждевременным.

Данный конфликт обнажил назревшую проблему устаревшего порядка управления Якутской областью. В связи с этим обсуждался проект положения о распространении на Якутскую область закона от 1 июня 1895 г. о преобразовании губернских учреждений Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерний.

В данной работе проведена попытка рассмотреть взаимоотношения губернатора и вице-губернаторов в Якутской области на рубеже XIX-XX вв. во время деятельности губернатора В.Н. Скрыпицына.



Углубленное исследование и сопоставление конкретных примеров регионального управления позволяет понять, что социально-экономическая ситуация в том или ином крае зависела не только от проводимой внутренней политики государства, но и от качественного внедрения преобразований и умелого ведения хозяйственной деятельности на локальном уровне, что напрямую зависит от опыта и деловых качеств регионального лидера и его подчиненных. А взаимоотношения в вертикали власти тем более интересны, что обе должности назначались центром. И в условиях далекой окраины взаимоотношения, складывающиеся между двумя главными чиновниками области, непосредственно влияли на управление всем краем. Вице губернатор считал себя обязанным следить за правильным исполнением дел губернатором, вследствие чего не раз возникали конфликты, суть которых доводилась до министерства внутренних дел. А.Р. Алеев создавал трудности в работе губернатора, но последний, проявляя волю и энергию, продолжал успешно руководить вверенной ему областью.
Список литературы:

  1. ГАИО. Ф.25. Д..

  2. ГАИО. Ф.25. Д..

  3. Иванова С.В. Органы областной администрации в дореволюционной Якутии (1851-1917 гг.)//Сборник научных трудов. – Якутск, 1994. – Серия: Гуманитарные науки. – 98 с.

  4. ПСЗРИ. Собр. III. Т.3 №1398.

  5. РГИА. Ф.1284. Оп. 185. Д.83.

  6. Сафронов Ф.Г. Дореволюционные начальники Якутского края. – Якутск, 1993 г.  с.; Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917 гг. – Якутск: Бичик, 2000.  с.




Материалы международной заочной научно-практической конференции

«АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ»

10 МАЯ 2011 Г.



Смотрите также:
К вопросу о взаимоотношениях губернатора и вице-губернатора в якутской области на рубеже XIX-XX вв
91.68kb.
1 стр.
Статья посвящена анализу губернаторской власти в Якутской области на рубеже XIX xx вв. Дается характеристика проектов губернатора В. Н. Скрыпицына по управлению краем, выявляется его вклад в развитие области
85.29kb.
1 стр.
Информация об итогах заседания Комиссии по вопросам прохождения государственной гражданской службы Свердловской области
17.19kb.
1 стр.
Отчёт о работе общественных приёмных Губернатора Московской области в 2009 году
401.04kb.
3 стр.
Об именных премиях Губернатора
248.77kb.
1 стр.
Об именных премиях Губернатора
167.84kb.
1 стр.
График встреч с населением и личных приемов граждан в муниципальных образованиях в Камчатском крае Первого вице-губернатора – первого заместителя Председателя Правительства Камчатского края
32.94kb.
1 стр.
Программа «Развитие культурно досуговой деятельности, народного творчества, национальных культур Челябинской области»
176.61kb.
1 стр.
Программа «Развитие культурно-досуговой деятельности, народного творчества, национальных культур Челябинской области»
177.34kb.
1 стр.
Указ Губернатора Иркутской области
519.32kb.
4 стр.
Программа 5 декабря, среда 09. 00 18. 00
66.34kb.
1 стр.
Закон московской области о выборах губернатора московской области в ред законов Московской области
2225.16kb.
6 стр.