Главная
страница 1 ... страница 9страница 10страница 11страница 12страница 13

Лекция девятая


Научное знание как система. Основания науки.

«…обыденное знание именно лишь благодаря систематическому единству становится

наукой, т.е. из простого агрегата знаний превращается в систему.»

(И.Кант. Критика чистого разума)

Основания научного знания.

Существование науки как системы обусловлено всем ходом исторического развития познавательной деятельности человечества. Само возникновение науки является свидетельством объективно сформировавшейся потребности организации знаний в единую целостность. Мир открывается человечеству как Универсум с многообразием и разнообразием его связей и в то же время с единым способом структурной организации. Стихийное умозрительное постижение глубины этих связей позволило выйти на основополагающие принципы организации мира и, соответственно, – знаний о нём. Фундаментальными основоположениями зарождающейся науки стали принципы субстанциального, сущностного единства, всеобщей связи, законосообразности, причинности. Они явились основаниями организации научного знания в единую систему знаний о мире. Не случайно возникновение науки связывают с началом дискурсивной, причинно-объясняющей, сущностно-дедуктированной систематизацией знаний мыслителями античности.

Сегодня системность рассматривается как важнейшее свойство науки, как критерий её отличия от обыденного знания, как способ организации науки, как методологический принцип научного исследования и динамический принцип эволюции науки, становления научной картины мира.

Уже в изначальном процессе формирования научного знания заложены основоположения системного способа не только его организации, но прежде всего осмысления сущностных оснований самой реальности и, соответственно, осмысления сущностных оснований знаний о ней. Естественно, что свое системное обоснование наука обретает в рамках философского мышления, поскольку именно философия (в частности, европейская философия) становится первым опытом синкретичного рационального миропонимания..

Поиск единых оснований мира вывел философскую мысль на проблему порождающих причин «из материального единого», на проблему всеобщей связи, логоса, закона, упорядоченности. Как заметили мыслители древности, есть «одна мудрость: познать смысл того, что управляет всем через всё», что позволило говорить, с одной стороны, о «системе Демокрита», а с другой – о «системе» и «методе» Платона и Аристотеля. Теоретическая мысль дистанцируется от обыденных несистематичных, «рецептурных» знаний. Она не сводится к передаче разрозненных сведений, а выявляет сущность, погружается в смысл происходящего в системе всеобщих связей.

В научное познание уже на этапе его становления входит проблема структурной организации, сложности, а вместе с ней – проблема принципа как системно упорядочивающего основоположения научного знания. Это дало основание великому Аристотелю заявить: « Высшая наука – познание принципов». Знание обретает основание системной организации в принципах. Не случайно Декарт подчеркивал, насколько значимы в познании «всеобщие принципы, или первопричины всего того, что есть или может быть в мире». Принципы становятся способом упорядоченной организации рационального знания и, как следствие, выступают способом объяснения, методом научного поиска и построения более совершенных научных систем. Человечеству открывается «царство законов», которые становятся «существенной целью» и «существенным результатом» науки (Гегель).

Характеризуя философию как «мыслящее рассмотрение предметов», «способ мышления», «единую науку», Гегель дает её четкое истолкование: наука есть система, т.е. целостность, в основании которой лежат принципы. Размышление, опирающееся на принцип (а, по мнению великого диалектика, «размышление прежде всего содержит в себе вообще принцип») в кажущемся беспорядке бесконечных случайностей направляет знание на изучение «устойчивой меры и всеобщего», «необходимости и закона». Именно принцип, каким для Гегеля безоговорочно является диалектика – «движущая душа всякого развертывания мысли», – вносит «имманентную связь и необходимость в содержание науки». Речь идет уже не просто о принципе организации знания как системы, а о логическом основании саморазвития теоретической мысли.

Принцип в структуре объективного мира является основанием его системной организации, соответственно онтологическим основанием содержательно-смысловой структурированности науки, гносеологическим основанием синтеза адекватного знания в целостную систему. В основе формирования науки как целостного знания о мире лежат фундаментальные принципы всеобщей связи и всеобщего развития. Осознание этих принципов как оснований способа объяснения сущности мира вывело познавательный процесс от механического набора знаний к системному мировидению.

Если на первых порах наука формировалась как теоретическая система, то в последующем именно изначальное обращение к проблемам сущностных и причинных оснований в рамках философского осмысления привело к превращению теории в метод исследовательской деятельности. Метод – это наука в действии, в поиске, это логика, способ выстраивания знания как системы, превращающий знание в эвристическую и прогностическую силу. В итоге наука обретает свой предмет – Его Величество Закон, ставший целью и идеалом научного знания, отличающего его от всех других форм постижения мира. Можно рассуждать о синкретичном подходе античности к осмыслению проблем бытия, об «элементаристском», или «функциональном» подходе экспериментальной науки, синтетическом или аналитическом подходах на уровне современных технологий, но все они – следствие эпистемологической системной последовательности с ее бесконечным эвристическим и прогностическим потенциалом.

Характеризуя науку как полиморфную и полифункциональную систему, современная рефлексия научного знания представляет более или менее устоявшуюся градацию: а) наука как знание; б) наука как форма общественного сознания; в) наука как социальный институт. При такой градации речь идет скорее о функциональной определенности и оформленности науки. В то же время системность науки предполагает осознание прежде всего оснований способа её организации.

Справедливо сказано: «Основания выступают системообразующим блоком, который определяет стратегию научного поиска, систематизацию полученных знаний и обеспечивает их включение в культуру соответствующей исторической эпохи» (Степин В. С. Философия науки. М. 2006. С. 191). В качестве оснований, получивших обстоятельное освещение в отечественной философии науки, выделяются: идеалы и нормы исследования, научная картина мира, философские основания науки. С точки зрения структурно-смысловой организации научного знания анализу подлежат онтологические, гносеологические, методологические основания.

Онтологические основания науки. Не утихающие дискуссии вокруг них в конечном итоге сводятся к проблемам сущности научного знания, его содержания, смысла, цели и, соответственно, способа, средств организации и реализации. Интеллектуальная мысль человечества начинается с первых попыток постижения сущности бытия, универсума, оснований «множественно сущего». Первые философские абстракции – субстанция, связь, логос – свидетельствуют о том, что мысль ищет объяснение в сфере оснований и способе организации, которыми управляет всеобщая связь, закон, порядок. Сама мысль выстраивается по логике осуществляемого поиска сущностно-структурных оснований бытия. Об этом свидетельствуют ранние теоретические модели – пифагорейская, атомистическая, платонова, первая частнонаучная система Евклида, философская система Аристотеля, астрономические построения Птолемея.

Сущностный принцип бытия стал не только основоположением системной организации содержания знания, но и способом рационального осмысления реальности, его онтологическим основанием.

Пионером осознания сущностного принципа а качестве основания системы следует, видимо, признать платоновскую онтологию бытия, правда, при этом придётся дистанцироваться от абсолютизации идеи истинного бытия. Гносеология получает обоснование именно в платоновских размышлениях. Платон создал «пробную систему» гносеологии с аргументированным обоснованием системной последовательности знания, в ней « подлинное знание» предстает как стремление к постижению сущности.

Платон заложил принципы рационального понятийного мышления, которые позже стали основоположениями логического построения научных систем. С платоновской «сущностной» онтологии начинается осознание принципа единства бытия и знания (более раннее суждение Парменида: «Одно и то же – бытие и мысль о нём», – имеет дискуссионный характер), принципов объективности, целесообразной упорядоченности, восхождения от общего к частному. Наконец, Платлном впервые после гераклитовского Логоса была поставлена проблема закона как основания системного движения и организации знания. По существу задана номологическая стратегия научного знания, в которой сущность, закон станут целью, основанием системной организации научного знания, его предметной нормой, объяснительно-доказательным принципом.

Сущностное обоснование неизменно дает направление научной мысли, порождает её глубину и динамику, обусловливает единство знаний, его системность.

Но идеализм не мог стать подлинной методологией науки, хотя и внёс существенный вклад в обоснование системной модели познавательной деятельности. Онтологическим основанием науки является прежде всего объективный материальный мир с его принципами и законами, ставшими непосредственным предметом науки и ее основанием. Статус науки утверждается как объективное по содержанию и онтологической сущности системно организованное знание. Элиминация онтологических оснований выхолащивает объектно-предметное содержание науки, ограничивает способы исследования, ведёт к односторонности методологического обоснования. Наконец, она снимает проблему истинности, без которой наука, лишенная объективности, теряет эпистемологическую и социально –практическую ценность. Объективность знания является важнейшим свойством науки. Качественное разнообразие объективного мира, уровни, формы, способы организации и существования материи определяют не только содержание науки, но и структуру, логику и, в значительной степени, способ научного исследования.

Онтологическим основанием структурированности науки являются законы и принципы объективного мира. Закон – это внутренняя, существенная, необходимая, устойчивая, повторяющаяся связь. В силу этой своей фундаментальной определенности закон является сущностным основанием знания как системы, способом его структурной организации, логикой динамики и развития знания. Логика закона – это логика содержания и развития мысли, ее прогностической направленности, выбора метода и методологического обоснования научного исследования. В силу своей сущностной природы законы становятся основоположением структурирования понятийно-категориального аппарата, логикой языка науки, основанием концептуального единства теории и межтеоретического синтеза. Но следует иметь в виду, что закон – это не прокрустово ложе, ограничивающее мыслительную деятельность, а необходимость, обусловливающая свободу творческой продуктивности науки. Познание законов является целью научного знания в целом и каждой науки в отдельности. Систематизация и классификация законов лежит в основе систематизации наук. Различают законы:


  • По степени общности: всеобщие, общие, частные;

  • По сферам действия: законы природы (живой и неживой), законы общества, законы мышления;

  • По характеру действия: законы развития (диалектические), законы движения, законы функционирования;

  • По формам движения материи: механические, физические, химические, биологические, социальные и т.д.;

  • По типу действия: динамические и статистические (вероятностные);

  • По сфере научного познания: эмпирические и теоретические.

Широкий спектр законов объективной реальности обусловливает многообразие и разнообразие знаний, их логическую последовательность и фундаментальную обоснованность в системе достоверного научного знания. В теоретическом осмыслении законы становятся способом системно-структурной организации знания, междисциплинарного синтеза в единое целостное миропонимание. Разработка исследовательских программ, теоретический анализ, методологическое обоснование, построение прогностических моделей своим фундаментальным корректирующим основанием и целевой направленностью всегда имеют закон. В свое время Бэкон писал: «Ибо хотя в природе не существует ничего действительного, помимо единичных тел, осуществляющих сообразно с законом отдельные чистые действия, однако в науках этот же самый закон и его разыскание, открытие и объяснение служит
о с н о в а н и е м (выделено мной – Авт.) как знанию, так и деятельности» (Ф. Бэкон. Новый органон. М., 1978. Т. 2. С. 80-81).

Науку характеризует объективность и истинность содержания знаний. Но воспроизведение реальности в ее предметности и сущностных основаниях, как и её принципов и законов в идеальной форме, делает не менее актуальной проблему отношения объекта и субъекта.

Стандартной моделью науки называют исследователи диалог субъекта с объектом. Природа, сущность объекта, его функциональность раскрывается субъекту в системе взаимодействия «объект-субъект». Но степень раскрытия определенности объекта, а значит, и уровень адекватности во многом зависит от способов и средств исследовательской деятельности субъекта, от его целей и ожидаемых результатов. Субъект моделирует идеальную реальность, которая может быть логически выстроена сообразно с изучаемым объектом, а может быть механической конструкцией с привнесением им субъективно-ценностных начал. Кроме того (а это обстоятельство характерно для научного знания) субъект строит прогностическую модель, которая может получить (илт не получить) подтверждение и статус научного открытия через определенный промежуток времени. Мало того, субъект силой исследовательской мысли моделирует идеализированный объект, не имеющий аналога в реальности, но играющий роль в научном познании, например, в математике «точка», «прямая линия», «окружность»…

Включение объекта в сферу познавательной и практической деятельности, создание теории, её языка, аппарата, методическая оснащенность исследования, ориентация на идеалы, критерии, эпистемологические стандарты – всё это прерогатива интеллектуальной деятельности субъекта. Проблема же состоит в мере соотнесенности объекта и субъекта. В науке система «объект – субъект» – бинарная эвристическая система, в которой определяющей стороной выступает объект, но творчески деятельной, созидающей стороной является субъект.

Акценты их взаимодействий исторически менялись. В науке Нового времени существовал приоритет объекта. Для этапа неклассической физики характерна актуализация роли познавательных средств воздействия на объект, современная наука ориентируется на гуманистические, общечеловеческие ценности. Но на всех этапах эволюции научного знания его необходимым условием, онтологическим и гносеологическим основанием является объект–субъектное взаимодействие. Произвольная конструкция знания на субъективистских началах превращает науку в схоластическую схему.

Гносеологические основания. Наука – гносеологическая модель реальности. Исторически сложились два основных типа моделей. Эмпирическая модель своим основанием имеет опытное знание, связанное с непосредственным воспроизведением предметного мира. Рациональная модель построена на логике теоретических конструкций. Но в том и в другом случае непосредственно или опосредованно исходными посылками этих моделей являются объективные основания, если к этой проблеме не подходить с субъективно-идеалистических позиций берклианского или махистского толка. В сущности – это различие эмпирического и теоретического способов исследований. На эмпирическом уровне преобладает обращение к факту, описание объекта со стороны его внешних связей. Этому уровню соответствует определенный язык и методы исследований. Сущностно-структурные основания, внутренние связи исследуются на теоретическом уровне языком логических абстракций, методами рационального познания.

Речь идет об уровнях единого научного познания, взаимопроникающих и взаимодополняющих друг друга. Отсутствие одного из них равносильно отсутствию науки. Они являются эпистемологическим способом организации знания как системы, способом исследования его принципов и законов, насыщения науки понятийно-категориальным языком, раскрывающим сущность мира во всех его проявлениях логически выстроенными теоретическими системами, гносеологическими программами, определяющими стратегию научных исследований и открытий. Ни одна гносеологическая система не может иметь научной ценности, если она не выражена адекватным языком науки.



Язык науки в широком смысле – информационно-знаковая система, средство и способ существования и развития мысли. Спецификой языка науки является его понятийность как способ отражения общих существенных связей реальности. Наука в отличие от обыденного знания оперирует специальным (искусственным) языком, возникшим (созданным) с момента появления научного знания в качестве способа мыслительной деятельности. Язык науки – это язык принципов и законов. Сущность мира, системная организация, структурные основания, причинная обусловленность, динамика развития объясняется языком науки.

Язык науки имеет сложную структуру. В зависимости от уровня научного знания следует различать (но не противопоставлять) язык эмпирический и теоретический. Предметная (дисциплинарная) специфика научного знания находит отражение и выражение в языках естественных, логико-математических, технических и гуманитарных наук. Важную роль в системе частнонаучного знания играет категориальный язык философии.

Существует мнение, что язык частнонаучного знания отличается конкретностью и точностью. Но заслуживает внимания суждение Аристотеля о том, что наиболее точными науками являются те, «которые исходят из меньшего числа элементов». А это значит, что научное знание говорит не языком многочисленных, случайных и несвязных перечислений, а языком первоначал (оснований) – сущности, причины, единого основания, системы. Гегель характеризует процесс познания как поиск, выявление всеобщего, сущностной природы в любом единичном, ибо любое единичное является «моментом» всеобщности. И в этом смысле «понятие целиком конкретно», «понятие содержит момент единичности, особенности, всеобщности». А всеобщее обладает значением «сути дела, существенного, внутреннего, истинного». (Гегель. Наука логики. М.-Л. 1929. С.48). «Точность», «конкретность» – понятия относительные, так как их использование в данной системе требует дополнительных обоснований и учета определенных условий. Природа понятия определяется глубиной проникновения в сущность.

Возникает вопрос: можно ли говорить о концептуальной насыщенности формализованных математических символов? Можно и нужно. Во-первых, потому, что в науке любые символы (знаки) работают только в системе связей (формулы, математические уравнения, алгоритмы, схемы…), в которую они включаются как носители определенного смысла, а связь всегда предполагает смысл и значение. Например, «классическая физика никогда не оперировала символами, смысл которых неизвестен». (Полторацкий А., Швырев В. Знак и деятельность. М. 1970 С. 106). Во-вторых, непосредственно или опосредованно они выражают ту или иную определенность (реальную, вероятностную, потенциальную…) объекта (математического, физического, идеализированного…).

Любая формализованная система отвечает требованиям содержания науки и является одним из механизмов разработки научной теории. Не случайно применительно к научной символике и формальным приемам существуют такие понятия, как «математическое содержание», «физическое содержание» и т.п..

Язык науки всегда содержательно насыщен, отличается определенностью, строгостью, четким смыслом, логичностью, обоснованностью, адекватностью, соответствием формы и содержания. Это не случайный набор терминов, а система понятий, соответствующих объекто-предметному содержанию, смыслу, логике научного знания. Мысль строится последовательно, системно-упорядоченно языковыми средствами не только по формально-логическим правилам, но прежде всего по логике развивающегося мира (вопреки позитивистской концепции «языковых форм») и, конечно, не по принципу «знаний по терминам в справочнике» (Лейбниц). Наряду с другими важнейшими факторами язык является способом и средством систематизации знания, формирования научной модели мира как системы. В системе научного знания язык науки – это интеллектуальный язык мира.



Методологические основания. Синтезирующим основанием единства научного знания, обоснования его преемственности, истинности, оптимальности средств и способов достижения цели является методология. Методологию понимают как «совокупность приемов исследования»; учение о методах научного познания; как способ познания объективной реальности, опирающийся на универсальные принципы и законы. Её основанием являются принципы, которые выступают, с одной стороны, регулятивами мыслительной деятельности, а с другой – способами организации, функционирования и развития научного знания.

Методологическое обоснование осуществляется на любом уровне научного познания и характерно для любых его форм и видов. Но в этом процессе важно единство философской, общенаучной и частнонаучной методологии. С другой стороны, специфика методологии выявляется в соответствии с предметом, целями, потребностью в соответственных обоснованиях. В фундаментальном значении методология выступает способом становления и развития знания, его содержательной динамики, структурно-смысловой организации, диалектико-логической обоснованности как в плане единства всеобщего и единичного, так и в плане единства объективного и субъективного, онтологических оснований и гносеологической эскплицированности.

Различают формальную и содержательную методологию.

Формально-логическая методология дает обоснование построения научного знания на базе законов формальной логики по форме организации языковой структуры на принципах синтаксической последовательности. В этом срезе методологии значительную роль в организации знания играют законы и методы формальной логики. Но абсолютизация их, как это имеет место в позитивистской философии, ведет к построению формализованных систем, фактически элиминирующих проблему объективности содержания научного знания. В этом случае структура научного знания, динамика роста, идеалы и критерии становятся методологической проблемой, ибо получают объяснение из нее самой вне связи с объективно–онтологическим основанием. Методология превращается в нормативные правила научной эпистемологии.

Содержательная методология осуществляет содержательно-смысловой анализ знаний, способов и методов их структурной организации, исследовательской деятельности как творческого процесса, закономерностей формирования нового знания.

В целом методология – это не только система норм, единый процесс обоснования научного знания, синтеза в научную картину мира. Методология – это теоретически осмысленная система регулятивных принципов и способов организации научного познания, формирования его в логически обоснованную динамическую систему с имманентно развивающимся эвристическим потенциалом. Именно методология как эпистемологическое основание, способ рационального осмысления и построения знания превращает научные идеи, теории в целостную концептуально последовательную систему рациональных знаний – науку. Но эта единая в своем философско-методологическом обосновании система включает в себя широкий спектр разнообразных знаний, охватывающих реальность во всех ее качественных проявлениях и многообразии, что с естественной необходимостью уже изначально породило проблему классификации наук.



Классификация наук как способ систематизации знания.

Первый опыт классификации наук, осуществленный уже древними мыслителями, представляет собой системное построение с обоснованием не только объектной направленности, но рефлексивного способа постижения сущностных оснований. Такую классификацию дает Платон. Подлинной наукой он называл философию, дающую истинное беспредпосылочное знание. Только философия постигает подлинно сущее и дает подлинное знание. Вторая группа – сфера предпосылочных знаний, науки-искусства (арифметика, геометрия, астрономия, музыка); эти науки имеют практическое применение, но высшая их ценность – в теоретическом значении. Именно в этом своем значении знания приближаются к подлинно истинным философским знаниям. Примечательно, что именно в рассуждениях о сущности научного знания Платон обозначил (но не назвал) проблему «установления» закона теоретической наукой. Речь идет об арифметике, наиболее близкой, по его убеждению, к философии науке.

Аристотелевский подход отличает философско-методологическое осмысление оснований и структуры научного знания: выделение основополагающего принципа причинности и связанных с ним принципов оснований, начал и цели как сущностных принципов высшей науки – философии, науки об истине. И хотя классификация наук Аристотелем не дошла до нас в виде завершенной системы, сам способ подхода отвечает требованиям систематизации научного знания и дает методологическое обоснование подходов к классификации современных наук. Разделяя науки по сфере общности и содержанию на роды и дисциплины внутри родов, Аристотель тем самым осуществляет синтез наук в систему, имеющую единое основание и единую цель: получение знания «начал и причин».

Как Платон, так и Аристотель выводят научные знания по существу из онтологических и гносеологических оснований, что изначально исключало механистический способ перечисления и отвечало принципу системной организации знания сообразно сферам и способам его направленности и становления. Соответственно родам Аристотель выделяет теоретические, практические и творческие науки, каждый род содержит специальные науки. При этом он различает высшие и низшие науки в зависимости от ценности предмета, отчетливости, точности знания и конечных целей (начал и причин). В этой единой системе Аристотель выделяет всеобщую науку – «первую философию», науку о причинах и началах всего сущего, высшим вопросом которой является вопрос о сущности: «А наиболее строги те науки, которые больше всего занимаются первыми началами», научить более способна та наука, которая исследует причины. «А наиболее достойны познания первоначала и причины, ибо через них и на их основе познается все остальное …», «… существуют многие науки о причинах, одна - об одном начале, другая - о другом,… какую из наук следует называть мудростью… имеется основание называть каждую из этих наук. Действительно, как самую главную и главенствующую науку… следовало бы называть мудростью науку о цели и о благе …науку о первых причинах,… «о сущности» (Аристотель. Метафизика. Соч. М., 1976. Т. 1. С. 68, 102).

Аристотелевская классификация по существу является классическим образцом философско-методологического обоснования системного способа организации научного знания, его теоретической, эпистемологической фундаментальности. Уже первый опыт систематизации знания мыслителями античности выявил принципиальную роль ее оснований, выступающих в качестве основоположений научности:

– онтологические основания в их объективной, системной упорядоченности и сущности;

– глубина проникновения в сущность;

– единство частных и общих законов;

– фундаментальность принципов;

– целесообразность как принцип системного единства;

– направленность на выявление оснований единства: начало, причина, сущность;

– развертывание знаний по способу логической доказательности;

– систематизация знаний по «степени совершенства» (Аристотель).

Античная классификация предварила специализацию наук, осуществившуюся в эпоху Нового времени, и в то же время систематизацию научных знаний на базе фундаментальной, философской методологии в соответствии с потребностью развивающегося знания и практики и дала классический урок понимания цели научного знания (достижения истины) и его подлинной сущности, которая в постижении оснований бытия. Античная традиция классификации наук в рамках философского способа осмысления получила продолжение в исследовании природы научного знания, его систематизации и методологическом обосновании в Новое время. Проблема оснований прочно вошла в науку и методологию наук. Основание становится фундаментальным принципом организации научного знания, хотя исторически его содержание меняется.

Бэконовская классификация внесла определенность прежде всего в онтологические основания науки. Будучи сыном своего времени, времени практики и потребности в истинных, конкретно научных знаниях, Ф. Бэкон бросает упрек в адрес умозрительного прошлого: древние пили в науках простую влагу, словно воду, проистекающую сама собой из разума, мы же пьем и предполагаем влагу от зрелых лоз: «Ибо мы строим в человеческом разуме образец мира таким, каким он оказывается, а не таким, как подскажет каждому его рассудок…». Не измышлять и не выдумывать, а открывать все происходящее в природе. Цель науки – «истолкование природы»: открывать форму, или производящую природу, или источник происхождения, а это значит начинать строить науку от «действенных оснований». «Кто знает формы – тот охватывает единство природы… может открыть и произвести то, чего до сих пор не было…» (Бэкон Ф. Новый Органон. Соч. Т.2. М. 1978. С.81).Под «названием форм», как утверждает Бэкон, разумеется закон. Впервые в методологию научного знания вошла фундаментальная проблема закона, ставшая проблемой обоснования научности, истинности знаний наряду с актуальной проблемой практики как критерия (залога) истины.

Но если бэконовская методология классификации выстраивает систему наук на общих принципах единства целей, законосообразности оснований, то сама схема организации наук исходит из трех способностей души: память, воображение, рассудок. Каждой из них соответствует определенная наука: естественная и гражданская история опираются на память, воображение служит основанием поэзии, основанием математики, естествознания и философии является рассудок. Наряду с ними выделяется антропология – знание о человеке.

«Прогресс наук – в единстве «естественной философии» и «отдельных» наук, без этой связи у этих наук, как и у моральной и гражданской философии нет глубины, они скользят по поверхности, науки не растут, они отделены от своих корней», - твердо заявляет Бэкон.

Важнейшим синтезирующем фактором науки является, по утверждению Бэкона, «подлинная и надлежащая мета наук» - «наделение человеческой жизни новыми открытиями и благами». А это уже взгляд в будущее – в XXI век, когда «пути к человеческому могуществу и знанию ближайшим образом сплетены один с другим».

В позитивистской классификации наук О. Конта была нарушена традиция единства классической философии и науки. Метафизические проблемы причины и сущности позитивизмом исключаются из поля зрения науки. Классификация осуществляется по требованиям дисциплинарной системности: математика, астрономия, физика, химия, биология, социология. Кстати, Энгельс считает, что О. Конт списал «иерархию позитивных наук» у Сен-Симона, секретарем которого Конт некоторое время был.

Классификация наук, осуществленная Ф.Энгельсом, исходит из объективных оснований В основу его классификации наук (механика, физика, химия, биология, социология) положена классификация форм движения материи. В то же время Энгельс сомневался, что система наук, построенная способом перечисления, будет отвечать требованиям научности. Энгельс приводит характерный пример: ректор Боннского университета А. Кекуле выделил естественные науки – химию как науку об атомах, физику как науку о молекулах, механику – науку о массах, опираясь, по его же свидетельству, на представления о сущности материи. Английский же журнал («Nature») специфику наук свел к статике и динамике, к чисто механическим процессам, наукам фактически был придан чисто механический способ описания, что позволило отнести к механическим наукам и физиологию. Но механическое движение не исчерпывает движения вообще, ибо «движение – это не только перемена мест в надмеханических областях оно является также и изменением качества». Энгельс подчеркивает: «систематизацию естествознания, которая становится теперь все более и более необходимой, можно найти не иначе, как в связях самих явлений… мы изучаем сперва механическое действие трения и удара. Но мы находим, что дело этим не исчерпывается: трение производит теплоту, свет и электричество; удар – теплоту и свет, а, может быть, также и электричество. Таким образом, мы имеем превращение движения масс в молекулярное движение. Молекулярное движение… переходит в атомное движение: химия. Изучение химических процессов находит перед собой, как подлежащую исследованию область, органический мир... А все химические исследования органического мира приводят в последнем счете к такому телу, которое… есть сам себя осуществляющий перманентный химический процесс, - приводят к белку… химия порождает белок… Физиология «поднимается здесь на некоторую более высокую ступень» (Энгельс Ф. Диалектика природы. // Маркс К. и Энгельс Ф. Избр. соч. М. 1986. Т. 5 С. 579).

Итак, Энгельс исходит, прежде всего, из того, что движение есть способ существования материи, а переход форм движения есть диалектический процесс, сущность которого составляет взаимодействие, выражающее природу всей «движущейся материи в целом». Со ссылкой на Гегеля Энгельс отмечает, что взаимодействие является истиной «caus a finalis» («конечной причиной»). Несколько позже он подчеркивает, что «caus a finalis» суть материя и внутренне присущее ей движение. Диалектика количественных и качественных изменений, перехода от низшего к высшему в системе универсальных взаимодействий на принципе материального единства стала объективным онтологическим основанием классификации наук как единой целостной системы научного знания в отличие от произвольных конструкций.

Энгельс ставит еще одну чрезвычайно важную проблему, особенно актуальную для наших дней: влияние деятельности человека на его мышление. Человек своим воздействием изменяет природу, воздействует на природу, создавая новую среду обитания, и поэтому изменение природы Энгельс называет существеннейшей и ближайшей основой человеческого мышления, а это значит, что система наук должна получить свое развитие в осмыслении последующих проблем.

Современная отечественная классификация наук отличается фундаментальностью методологии, четким построением типологии и широтой охвата сфер научного знания. Наиболее обстоятельно классификация представлена в трудах Б. М. Кедрова. Он выводит типологию наук и четко выделяет научные дисциплины по предмету, целям, методам и сфере исследования:


  • философские науки;

  • математические науки;

  • естественные и технические науки;

  • социальные науки.

В наиболее общем виде современная классификация представлена в виде обобщенной системы, охватывающей сферы деятельности человека: естественные науки, технические, гуманитарные.

Широкая сфера действия научного знания дает возможность выстроить основания классификации как способа системной организации знания:



  • объектно-предметные основания: естественные, математические, технические, гуманитарные науки;

  • функциональные основания: фундаментальные, прикладные науки;

  • уровень и характер научных исследований: эмпирические и теоретические науки;

  • широта охвата объектно-предметной сферы: общенаучные, частно-научные знания;

  • исторические типы: классическая, неклассическая, постнеклассическая наука;

  • методологические основания: философско-методологические, общенаучные методологические дисциплины.

Многообразие типов классификации объясняется различием оснований выведения дисциплинарных систем. Классификация осуществляется по предмету, методу, по способу мировосприятия, по методологическим обоснованиям, по исторической типологии, по мировоззренческой ориентации и т. д. Классификацию в исторической динамике характеризует отсутствие единства оснований, принципов (в силу разнообразия методологий), различие идеалов, норм, критериев. И тем не менее, стремление к систематизации научного знания на всех этапах его исторического развития свидетельствует об объективных тенденциях развития науки как единого процесса достижения истинных знаний о мире, как об универсальной целостности и, соответственно, о стремлении к созданию единой научной картины мира.

<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Учебное пособие. Это особый тип книги: он призван тебе пособить, помочь освоить новую для тебя научную дисциплину ­философию науки. Однако у тебя может возникнуть правомерный вопрос: чем отличается эта книга от других пособий
3097.92kb.
13 стр.
Книга о том, как влиять на людей. «И это после всего, что я для тебя сделал »
1011.99kb.
6 стр.
Перевод: Нора Галь Вот конец тебе; и пошлю на тебя
783.98kb.
4 стр.
Небесные весы Мизан
780.55kb.
3 стр.
Антонио Табукки Чеширский кот
62.79kb.
1 стр.
Наша команда приглашает тебя поучавствовать в одном из самых крутых и монструозных событий в сфере компьютерных технологий — ctf что такое ctf?
25.27kb.
1 стр.
Стихотворения в прозе
690.2kb.
14 стр.
Интегрированный урок: русский язык и обществознание Шелгунова Г. В., учитель русской словесности
47.28kb.
1 стр.
Я тебя люблю, и я тебя тоже нет
2305.7kb.
13 стр.
Кто и зачем тебя зовёт на выборы? О чем эта брошюра?
393.16kb.
1 стр.
Мама В. Лунин я так люблю тебя! Мне нужно, чтобы ты и в час и в день любой Всегда была со мной я так люблю тебя, Что и сказать нельзя! Но не люблю, когда в слезах твои глаза я так тебя люблю! Хоть обойди весь свет, Тебя красивей нет
87.92kb.
1 стр.
Только в киносети «московское кино»! Самая полная версия! «Москва, я люблю тебя!» Киноальманах
20.18kb.
1 стр.