Главная
страница 1страница 2 ... страница 24страница 25
ЗАБВЕНИЮ НЕ

ПОДЛЕЖИТ


О репрессиях 30-х - начала 50-х годов в Нижегородской области

Книга первая

НИЖНИЙ НОВГОРОД

ВОЛГО-ВЯТСКОЕ

КНИЖНОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО

1993

ББК 63.3(2Р*4НН) 3-12



Издание осуществлено за счет средств спонсоров"

Редакционная коллегия: A. IL Арефьев, В. С Забурдяев, А. А. Кулаков, А. К. Поляков, А. Г. Хрусталев

Составители: А. П. Арефьев, В. А. Казаков, В. В. Смирнов

Вступительная статья докт. ист. наук А- А. Кулакова, канд. пед. наук Л. П. Гордеевой

Забвению не подлежит: О репрессиях 30-х — 3-12 начала 50-х годов в Нижегородской области. Кни­га первая/Сост. А. П. Арефьев, В. А. Казаков, В. В. Смирнов.— Нижний Новгород: Волго-Вятское кн. изд-во, 1993.— 336 с, ил.



ISBN 5-7420-0500-8

Сборник воспоминании, писем, документов рассказывает о судьбах нижегородцев, ставших жертвами произвола и без­закония в период 30-х — начала 50-х годов. В книге приве­дены биографические сведения о репрессированных, подготов­ленные на основе архивных материалов. Для широкого круга читателей.

0 0503020900—001

3 М140(03).93 3'92 ББК 63.2 (2Р-4НН)

ISBN 5-7420-0500-8

Волго-Вятское книжное издательство, 1993

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ

Книга написана на основе материалов Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Нижегородского областного центра документации новейшей истории (НОЦДНИ) и других источников, используемых впервые и являющихся безмолв­ными свидетелями дошедших до нас трагических и кошмарных событий тех лет. Невозможно вернуть к жизни безвинно погибших, исправить исковерканные человеческие судьбы. И простить такой «геноцид» тоже нельзя, ибо нет прощения поправшим самое свят тое — жизнь, справедливость и человечность.

В сегодняшней сложной и противоречивой действительности нельзя забывать суровые уроки истории, нельзя допустить их по­вторения. Пусть происшедшее в те далекие годы послужит грозным предостережением для всех живых: «Люди, будьте терпимее и гу­маннее, будьте добрее и человечнее, ибо жизнь каждого неповто­рима».

Эта книга — дань памяти тем людям, которые были принесены в жертву во имя установления диктатуры в 30-е годы — начале 5С-х годов. В ней помещены письма, воспоминания, документы, рассказывающие о сломленных судьбах и вере в справедливость и передающие реальное представление о том сложном, бередящем на­ши души периоде. Это как бы живые голоса из прошлого тех, кто был репрессирован, сидел в лагерях и выстоял, и личные впечатле­ния тех, чьи детство и юность пришлись на 30—50-е годы. Трагич­ность судеб людей прослеживается и в биографических справках о репрессированных, приведенных во второй части книги.

Биографические справки расположены по главам. Однако такое деление в некоторой степени условно, так как значительная часть арестованных была осуждена по нескольким пунктам 58 статьи. В главах биографические сведения размещены в алфавитном по­рядке.

Год смерти приговоренных к высшей мере наказания указыва­ется по дате приговора. Если родственникам расстрелянных были выданы свидетельства о смерти значительно позднее и наблюдаются

расхождения в датах, это оговаривается в подстрочном примечании.

В биографических справках не указаны даты проведения до­полнительных расследований органами прокуратуры по реабилита­ции. Они предшествовали отмене внесудебных (особых совещаний, «троек» и т. п.) и судебных решений.

Незначительное количество биографических справок не имеет сведений о начальной трудовой деятельности, месте рождения и дате смерти, что связано с отсутствием таковых как в архивных доку­ментах, так и у родственников, близких и знакомых.

К сожалению, составителям не удалось разыскать фотографий ко всем биографическим справкам на репрессированных. Однако и помещенные в сборнике помогут читателю зримо увидеть тех, кто безвинно пострадал в годы сталинщины. Вглядитесь в их лица. У каждого из них были мечты, реальные планы, и как трагичны их судьбы.

Книга подготовлена авторским коллективом сотрудников Ниже­городского областного центра документации новейшей истории А. П.

Арефьевым, Т. Б. Волковой, Н. П. Егошиной, В. А. Казаковым, А. И. Ленюшкиной, В. В. Смирновым. Именной указатель составлен Л. П. Гордеевой.

Авторский коллектив выражает глубокую признательность Го­сударственному архиву Нижегородской области, историко-архитек-турному музею-заповеднику, музею А. Д. Сахарова, Нижегородской епархии, обществу «Мемориал» и всем, кто оказал содействие и по­мощь в подготовке сборника.

Редакционная коллегия и авторский коллектив будут призна­тельны всем, кто пришлет отклики на книгу. После изучения, систе­матизации и проверки по документам все замечания будут учтены при дальнейшей работе. Мы обращаемся к читателям с просьбой присылать документы, фотографии, письма, воспоминания и другие материалы, которые будут рассмотрены и использованы при под­готовке новой книги.

Книга, что вы держите в руках, увы, могла быть и не издана. Но нашлись добрые и отзывчивые люди, спонсоры, которые сегодня восприняли трагедию описываемых в ней событий и, не колеблясь, пришли на помощь. Мы обязаны назвать их имена, чтобы вы знали их. Благородство должно быть гласно. Книга «Забвению не подле­жит» издана благодаря финансовому содействию: фирмы НП КИФ (руководитель А. П. Кузнецов); товарищества с ограниченной ответственностью «Авантаж» (О. А. Арефьев); обкома профсою.

за работников госучреждений (А. А. С та р о ст и на); нижегородско­го коммерческого банка «Нижегородец» (Г. В. Андрианов)^ коммерческого банка «Ассоциация» (В. А. Муравьев); Агропро­мышленного коммерческого банка (В. А. Рогожин); НПП «Тех­нолог» (А. П. Шипнлов); фирмы «ННцентр» (Н. А. Воробь­ев); товарищества с ограниченной ответственностью «Негоциант» (Д. В. Цыганков); ГКАФ «Волжанка» (В. П. Карасев); ма­лого предприятия «Научно-производственное общество» (А. В. Ко-ротин); Инкотрансбанка (Н. А. Михалицин); Нижегородского филиала Газпромбанка (Г. Е. Белов); Нижегородского агентства торговли оптом (В, В. Мальцев); Управления Министерства без­опасности Российской Федерации по Нижегородской области; изда­тельства «Нижний Новгород» (В. К. Красу но в).

ЗА ПРАВДУ ИСТОРИИ/ ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ

Книга эт*а необычная. Это часть (нижегородская) большой общесоюзной «Книги памяти» жертвам стали­низма, которая создается сейчас в стране. Она вызваига к жизни начавшимся во второй половине 80-х годов про­цессом обновления нашего общества, направленным на очищение политической, экономической, социальной, ду­ховной сфер жизни общества, всех сторон общественной жизни от тех деформаций, которые сегодня обществен­ное сознание связывает с понятием сталинизма и ста­линщины. Это — книга утверждения попранной спра­ведливости, общенародного покаяния, возвращения за­глушённой в молодых поколениях исторической памяти. Она — проявление того большого интенсивного процесса формирования нового исторического сознания общества, которое освобождается от иллюзий, стереотипов, штам­пов и лозунгов нашей идеологизированной, героико-ми-фической истории, призванных исторически объяснить политические установки на будущее. От такого понима­ния истории, от такого отношения к прошлому общество сегодня уходит — уходит медленно, болезненно, драма­тично.



С большими трудностями сегодня утверждается в сознании общества новое понимание истории, историче­ской правды и смысла уроков истории. Утверждается понимание того, что история — это жизнь народа, это развитие общества во всей сложности, противоречивости этого процесса.

Для нового исторического сознания важно понима­ние того, что история чему-то нас учит. Не исправлять историю, а понять ее уроки, которые она преподносит каждому поколению. Великий русский историк Василий

Осипович Ключевский мудро писал: «...История учит даже тех, кто у нее не учится: она их проучивает за не­вежество и пренебрежение. Кто действует помимо ее или вопреки ее, тот всегда в конце концов жалеет о сво­ем отношении к ней. Она пока только сечет своих непо­нятливых или ленивых учеников, как желудок наказы­вает жадных или неосторожных гастрономов, не сооб­щая им правил здорового питания, а только д^вая им чувствовать ошибки их в физиологии и увеличении их аппетита. История — что власть: когда людям хорошо, они забывают о ней и свое благоденствие приписывают себе самим; когда им становится плохо, они начинают чувствовать и ценить ее благодеяния»1.

Сегодня обществу плохо, и оно начинает ценить не­обходимость истории, но, рассуждая по Ключевскому, оно еще не научилось «ценить ее благодеяния», т. е. еще не научилось «жить по ней». Жить по истории — это, на наш взгляд, знать прошлое, понимать смысл действий и помыслов наших предшественников, уважать их деяния и постараться понять, чему же их жизнь и опыт учит нас.

Знать и уважать историю, значит понять и самих себя: кто есть такие и откуда мы? Именно в знаний и понимании истории можно найти ответ на те мучительно сложные вопросы, которые встали перед возрождающим­ся обществом. «Книга памяти» — и ответ на эти вопро­сы, и поиски нового осмысления истории.

Как известно, реабилитация жертв сталинских реп­рессий 30—50-х годов началась юразу же после смерти Сталина и особенно активно развернулась с 1956 г. Из лагерей были освобождены сотни тысяч заключенных, с тысяч людей были сняты ложные обвинения, многие безвинно пострадавшие государственные работники, хо­зяйственные и военные руководители, ученые, декели •культуры, рабочие и крестьяне были полностью реаби­литированы.

Н'ачиная с 1962 г. работа по реабилитации репресси­рованных в годы сталинщины была постепенно свернута.

Перестройка и связанные с ней процессы демократи­зации, гласности, укрепления законности требовали вос­становления исторической правды и справедливости, новых политических оценок прошлого, выполнения нрав-



1 Ключевский В,. О. Письма. Дневники.Афоризмы и мысли об истории. М., 1968. С. 265—266.

ственного долга перед памятью старших поколений. По­явилась возможность сказать правду о нашей истории.

Систематическая работа в этом направлении нача­лась с 1987 г., когда были приняты государственные ре­шения и созданы организационные условия для пере­оценки всех политических процессов 30—40-х и начала 50-х годов и пересмотра «дел» граждан, репрессирован­ных сталинским режимом. В центре и на местах были созданы реабилитационные комиссии, открыты многие архивы, спецхраны библиотек, история советского обще­ства стала одной из центральных тем печати, радио и те­левидения, сложилось массовое общественное движение в поддержку жертв сталинщины. Эту работу возглавила Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имев­шими место в период 30—40-х и начала 50-х годов, со­зданная в сентябре 1987 г. под руководством М. С. Со-ломенцева, затем А. Н. Яковлева. Сегодня в обществен­ном сознании формируется полное, целостное представ­ление о сущности сталинизма, социальной базы, полити­ческих условий, причин этого явления. В ходе этой ра­боты уже в 1988 г. были реабилитированы лица, репрес­сированные по таким крупным политическим процессам 30—40-х годов, которые в свое время широко пропаган­дировались как разгром антисоветских шпионских цент­ров и организаций и о которых не было ничего известно общественности ни в 30-е годы, ни в последнее время. Таких процессов было несколько десятков.

Были пересмотрены дела так называемых блоков и организаций: «антисоветский правотроцкистский блок», «ленинградское дело», «военно-фашистский заговор», «антисоветская троцкистская военная организация», «Союз марксистов-ленинцев», «Московский центр», «Кремлевское дело», «антисоветский объединенный троц-кистско-зиновьевский центр», «Параллельный антисовет­ский троцкистский центр», «московская контрреволюци­онная организация — группа «Рабочая оппозиция», «ев­рейский антифашистский комитет».

В 1989 г. были рассмотрены дела так называемой «антипартийной группы правых Сдепкова и других («бухаринская школа»)»; «ленинградской контрреволю­ционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и других», о так называемом «национал-уклонизме».

Анализ документов и материалов, связанных с круп­

ными политическими процессами, показал, что в*се они явились следствием нарушения законности и вопиющего произвола. Материалы по ним грубо фальсифицировались по личному указанию Сталина. Ни «блоков», ни «центров» в действительности не существовало. Их создавали ис­кусственно. Проходившие по политическим процессам лица в судебном порядке реабилитированы.

Большое значение в ускорении процесса реабилита­ции жертв сталинских репрессий 30—50-х годов имел Ук'аз Президиума Верховного Совета СССР от 16 янва­ря 1989 г., признавший незаконными решения внесудеб­ных органов — «троек», «двоек» НКВД-УНКВД, колле­гий ОГПУ и особых совещаний НКВД-МГБ-МВД СССР, а граждан, репрессированных этими решениями, реаби­литированными. Была осуждена «правовая» основа массовых репрессий. Как известно, важным звеном в создании этой «правовой» основы стало принятое по инициативе Сталина постановление ЦИК Союза ССР от 1 декабря 1934 г. об ускоренном и упрощенном порядке рассмотрения уголовных дел о «контрреволюционных преступлениях». Документом предлагалось вести дела о террористических организациях и актах в ускоренном порядке и завершать их в 10-дневный срок, судебным органам не задерживать исполнения приговоров из-за ходатайств о помиловании, так как эти ходатайства не принимаются Президиумом ЦИК к рассмотрению, и ор­ганам Наркомвнудела приводить приговоры о высшей мере наказания немедленно в исполнение. Этим поста­новлением ЦИК был запущен в дело послушный и без­отказный карательный механизм внесудебной расправы: коллегии ОГПУ, особые совещания, «двойки», «тройки». Наряду с руководством ОГПУ-НКВД в них входили первые секретари ЦК республик, обкомов и крайкомов партии, республиканские, краевые, областные прокуро­ры1. <

Во имя утверждения личной власти Сталина, фор­мирования тоталитарной системы использовались й оправдывались любые средства. Сталинизм и создан­ная им машина по борьбе с малейшими отклонениями от официальной идеологии и политической практики привели к уничтожению цвета нации, нанесли непопра­вимый ущерб советскому обществу, народу.

1 Пирожков В. И еще о реабилитации//Неделя. 1990. № 20. С. 11—12.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. ускорил всю работу по реабилитации, проводимую в стране; практически Закончена работа по восстановлению в законных правах лиц в соответствии с данным Указом. Всего в 1988—1989 гг. и первой поло­вине 1990 г. реабилитировано около 1 миллиона граж­дан. Общее число тех, кому возвращено доброе имя, со­ставляет более 2 миллионов1.

Тщательное и кропотливое изучение архивных мате­риалов специально «созданными в центре и на местах группами работников позволяет определить масштабы трагедии, которую пережил наш народ. С 1930 по 1953 г. по обвинению в контрреволюционных и других государ­ственных преступлениях судебными и разного рода вне­судебными органами было осуждено 3 778 234 человека, из них приговорено к высшей мере наказания — расстре­лу 786 098 человек2.

Работа по реабилитации продолжается в центре и ак­тивно развертывается на местах. Комиссии, созданные в республиках, краях и областях, ведут поиск мест за­хоронений репрессированных лиц, которые объявляются официальными кладбищами и местами скорби, оказы­вается материальная помощь родственникам.

В Нижегородской области к середине 1990 г. пол­ностью отменены все внесудебные решения и осуждены внесудебные массовые репрессии сталинщины. Ведется р'абота по реабилитации невинно пострадавших граждан. На октябрь 1990 г. было пересмотрено 1749 судебных дел, по которым реабилитирован 1831 человек8. Управ­лением КГБ за 1988—1990 гг. было рассмотрено более 1600 обращений граждан по вопросам, связанным с реа­билитацией. Реабилитированным и их родственникам сообщались имеющиеся в делах сведения биографиче­ского характера, возвращались хранившиеся в делах личные документы, письма, фотографии, рукописи и другие материалы. Были разысканы места захоронений. Горисполком принял постановление о признании основ­ным местом захоронений жертв репрессий Бугровское кладбище Н. Новгорода. Там будет создан мемориал4.

1 Известия, 1990. 6 июня.

2 Реабилитация: КГБ СССР сообщает//Правительственный вест­ник. 1990. № 7.

8 Нижегородская правда, 1990. 21 октября. 4 Там же.

Каковы масштабы и особенности политических реп­рессий—трагедии, которую пережили нижегородцы (горьковчане) в 30-е — начале 50-х годов? Анализ доку­ментов позволяет выделить две волны репрессий, провоз дившихся в Горьковской области в 30-е го'ды: период с 1936 по май 1937 г. и период с июня 1937 по 1940 г.

Непосредственное влияние на обстановку в Горьков­ской области оказали крупные политические процессы, проведенные в отношении видных деятелей партии и Советского государства в августе 1936 г. и январе 1937 г., а также постановление ЦК ВКП(б) об итогах обмен'а партийных документов в Горьковской краевой парторга­низации.

19—24 августа 1936 г. в Москве в открытом судебном заседании военная коллегия Верховного суда СССР рас­смотрела дело о так называемом «антисоветском объеди­ненном троцкистко-зиновьевском террористическом центре»1. Суду были преданы Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Ка­менев и другие активные участники троцкистской и зи-новьевской оппозиций, а также бывшие члены компартии Германии, всего 16 человек. Они были осуждены к выо шей мере наказания, как сказано в приговоре, «за про­ведение антисоветской, шпионской, вредительской и тер­рористической деятельности, причастность к убийству С. М. Кирова и подготовку террористических актов про* тив руководителей партии и правительства»2.

Среди проходивших по этому делу был проживавший в г. Горьком В. П. Ольберг. Валентин Павлович Ольберг являлся членом компартии Германии. В 1932 г. за фрак­ционную деятельность он был исключен из партии. В июле 1935 г. прибыл в СССР на постоянное жительство и работал преподавателем педагогического иститута в г. Горьком.

5 января 1936 г. при полном отсутствии данных, сви­детельствовавших о преступной деятельности, В. П. Оль­берг был арестован. Через месяц после ареста от него были получены признания, что он нелегально приехал в СССР якобы по специальному заданию Л. Д. Троцкого «с целью ведения троцкистской контрреволюционной работы и организации террористического акта над т. Сталиным»3. В. Ольберг показал, что с начала 1930 г.



1 См.: Партработник. Орган Горьковского крайкома ВКП(б). 1936. № 7—8. С. 4—18.

2 Там же. С. 19—22.

3 Там же. С. 10.

начал заниматься троцкистской деятельностью, «был лично связан с Троцким и его сыном Львом Седовым, выполнял ряд поручений Троцкого... являлся его эмисса­ром»1. Сейчас стало известно, какими методами добива­лись этих признаний. После допроса 25 января 1936 г. Ольберг писал в заявлении следователю: «Я, кажется, могу оговорить себя и сделать все, лишь бы положить конец мукам... Я сделал несчастными не только себя, но и жену мою, брата»2.

В ходе следствия были сфабрикованы обвинения о том, что троцкистскл-зиновьевский блок через Ольберга был связан с иностранными разведками, пользовался услугами шпионов3. Роль агента германского гестапо отводилась брату В. Ольбер'га Паулю. Пауль Ольберг с июня 1935 г. работал инженером-химиком в горьков-ском тресте «Союзмука». После его ареста от него до­бились показаний, что он «связал своего брата В. Оль­берга с гестапо и оказал В. Ольбергу содействие в полу­чении из гестапо паспорта гражданина республики Гон­дурас»4. Дело в отношении Пауля Ольберга было выде­лено в особое производство5, его как немецкого шпиона ждала участь брата. Только в июне 1988 г. пленум Вер­ховного суда СССР отменил приговор и прекратил дело о так называемом «антисоветском объединенном троц^ кистско-зиновьевском центре» за отсутствием состава преступления, В. П. Ольберг был реабилитирован8.

А в 1936 г. В. Ольберг под давлением следователей назвал «скрытых троцкистов», находившихся в г. Горь­ком, из которых он якобы организовал террористическую группу. В закрытом письме ЦК ВКЩб) «О террористи^ ческой деятельности троцкистско-зиновьевского контрре­волюционного блока», разосланном в обкомы, крайком мы, горкомы, райкомы партии 29 июля 1936 г., были на­званы имена Елина и Федотова, которые якобы помогли Ольбергу «легализовать себя и организовать террори­стическую группу, подготовлявшую убийство вождей партии»7. В этом письме ЦК ВКЩб) информировал, что в течение 1936 г. органами НКВД был вскрыт ряд тер*



1 Партработник. 1936. №7—8. С. 10.

2 Известия ЦК КПСС. 1989. № 8. С 86. 8 Там же. С. 109.

4 Партработник. 1936. №7—8. С. 11. 6 Там же. С. 18.

6 Известия ЦК КПСС. 1988. № 6. С. 102.

7 Там же. С. 115.

рористических групп, троцкистов и зиновьевцев, в том числе и в г. Горьком, которые ставили своей задачей подготовку террористических актов против руководите­лей партии и правительства. Террористическая группа в г. Горьком была организована для убийства Сталина. Как говорилось в письме ЦК, убийство предполагалось совершить во время первомайских празднеств 1936 г. В этих целях руководитель троцкисткой организации рек­тор пединститута И. К. Федотов должен был команди­ровать террористов в Москву под видом отличников уче­бы пединститута и обеспечить таким образом возмож­ность участвовать в демонстрации на Красной площади1,

О том, как фабриковали «контрреволюционную груп­пу» и «дело» Елина, свидетельствует выступление одного из руководителей области Ю. Кагановича на V област­ной партконференции, где он пояснял: «Вопрос о Елине и весь вопрос в целом очень тщательно анализировался, разбирался в НКВД, в обкоме партии, ЦК ВКП(б), разбирался под углом того, кто, как и насколько был свя­зан с Елиным»2. Это привело к тому, что в сфальсифи­цированную террористическую организацию были вклю­чены преподаватели и студенты педагогического инсти­тута, Горьковского института марксизма-ленинизма, те, кто в разное время работал вместе с М. Л. Елиным.

2 октября 1936 г. военная коллегия Верховного суда СССР приговорила к расстрелу 25 человек — членов якобы существовавшей в г. Горьком в 1930—1936 гг. троцкистско-зиновьевской оорганизации. Как руководи­тели этой организации были обвинены Елин, Федотов, Фуртичев.

Марк Львович Елин начал трудовую деятельность с 15 лет на кожевенной фабрике. Бойцом Красной Армии в 1920 г. он вступил в ряды РКП (б). С декабря 1920 по 1925 г. — на комсомольской работе в Луганске, зав. отделом Юго-Восточного бюро ЦК РКСМ, зам. зав. орг­отделом ЦК ВЛКСМ. В 1930 г. по окончании Института красной профессуры был направлен в Н. Новгород, где работал директором подготовительного отделения ИКЛ, в 1932—1933 гг. — зав. культпропотделом Горьковского горкома, в 1933—1935 гг. — секретарем Свердловского райкома партии. Был делегатом XVII съезда ВКП(б). В 1935 г. М. Л. Елин был зав. отделом культуры и про­


следующая страница >>
Смотрите также:
Книга первая нижний новгород волго-вятское книжное издательство 1993 ббк 63. 3(2Р*4НН) 3-12
4375.08kb.
25 стр.
Решение № г. Нижний Новгород >26. 02. 2010 г. 6/3
57.79kb.
1 стр.
Решение № г. Нижний Новгород 26. 04. 2012 г.  16/3
104.35kb.
1 стр.
Учебное пособие Нижний Новгород 2003 ббк 65. 9 (2) 32 5 К
5084.23kb.
20 стр.
Учебное пособие Том I эволюция концептуальных подходов Нижний Новгород 2004 (07) ббк 66. 4я7 т 91
8290.83kb.
33 стр.
Г. Нижний Новгород, 603005 г. Нижний Новгород
52.99kb.
1 стр.
Решение № г. Нижний Новгород 20. 12. 2012 г.  72/2
43.51kb.
1 стр.
Решение № г. Нижний Новгород >24. 11. 2011 г. 53/2
26.62kb.
1 стр.
Решение № г. Нижний Новгород >30. 11. 2010 г. 42/36
21.64kb.
1 стр.
Г. Нижний Новгород, 603005 г. Нижний Новгород
63.82kb.
1 стр.
М. И. Михайлов основы эстетики нижний Новгород 2011 ббк 87. 8 М 69
1985.58kb.
9 стр.
Т. ф. 31 Нижний Новгород. Общий вид в сторону Речного вокзала и площади Маркина с северо-запада
68.17kb.
1 стр.