Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4



ВРЕМЯ ЖАТВЫ

The Harvest Time

12.12.1964г.

Финикс, Аризона, США
WILLIAM MARRION BRANHAM


Время Жатвы

1 Благодарю, Брат Уилльямс. Доброе утро, друзья. Большая честь находиться сегодня утром здесь. И из-за того, что меня так представили, я чувствую себя ещё более незначительным. И я... очень признателен за эту возможность приехать в это утро в Финикс.

  1. Я помню, как я впервые приехал в Финикс, мне было лет семнадцать. С тех пор он, конечно, разросся. Сегодня утром, въезжая в Финикс, трудно было определить, когда мы выехали из Тусона и въехали в Финикс. Они почти что соединились, появилось так много новых кварталов. В тех местах, куда мы раньше ездили и даже верхом на осликах по пустыне, а теперь там мотели и дешёвые магазины, и так далее. И, конечно, тогда понимаешь, что состарился.

  2. И вот я присел здесь, около моего хорошего брата, Брата Вальдёза, и я—я сказал: "Ну что ж, брат... " Мы разговорились, и я сказал: "Конечно, я старею". Я сказал: "Я это чувствую, столько вёрст уже позади". Я сказал: "Подожди, доживёшь до моего возраста", — или как-то так. Я был—я был удивлён, когда узнал, что он где-то на двенадцать лет старше меня. Так что я, тогда мне стало гораздо лучше. Я сказал: "Брат Вальдез, я хочу, чтобы ты... Сколько ты уже проповедуешь Евангелие?"

Он сказал: "Пятьдесят лет".

  1. Что ж, когда он проповедовал, я был ещё совсем малышом. Так что я сказал: "Если бы ты, Брат Вальдез, сегодня провёл это служение". Я сказал: "Я—я молодой человек, — я сказал, — не хотелось бы тут подниматься и стараться убеждать, — я сказал,— старших".

  2. А он просто рассмеялся, сказал: "А как ты думаешь, для чего я сюда приехал?"

  3. Итак, я очень благодарен за Брата Вальдеза. Он мне говорил, что у него здесь есть дом для отдыха. Это—это очень мило. Я ценю это. Пригласил меня когда-нибудь приехать и побыть у них. И это здесь возле Нью-Ривер. Не знаю, известно ли вам, где это, или нет. Я уверен, что если этим занимается Вальдез, то там всё в порядке.

  4. Вот, значит, каждый раз, когда я приезжаю на съезд, я обычно встречаю тех, кто на служениях исцелился или что-нибудь в этом роде. И когда я стоял сегодня утром тут у стола, здесь сидит одна дорогая сестра по фамилии Эрб, она приезжает сюда из Мичигана. Её сын — диктор на этой местной Христианской радиостанции. И она рассказала мне о том, что присутствовала на собрании ещё тогда во Флинте, штат Мичиган. Она получила молитвенную карточку и делала всё, чтобы за неё помолились, но у неё так ничего и не получилось. А она была очень серьёзно больна. И я верю, что сегодня утром Бог прямо здесь исцелил эту женщину, когда стояли прямо здесь, около этого здания.

  5. Я сказал: "Что за время настало! Это было около двенадцати, четырнадцати лет назад, а теперь в городе, названном Финикс, Феникс — это нечто воздвигнутое—воздвигнутое из развалин". Я сказал: "То же самое произошло сегодня и с вами. Я верю, что сегодня Бог воздвиг вас из развалин здоровья и дал хорошее здоровье".

  6. Я буквально вчера вечером услышал — поступало так много звонков. Теперь я ваш сосед, я живу в Тусоне, и звонков было так много, что я был не в состоянии приехать ко всем, так что я просто молился за них по телефону. И они тогда, им приходилось просто оставить свой номер.

  7. И была одна восьмидесятисемилетняя леди, пожилая Христианка, она на какое-то время потеряла рассудок. Она кричала на улице и вызывала полицию, что кто-то отнял у неё ребёнка. Восемьдесят семь лет, понимаете, она потеряла рассудок. И это была милая старушка. Я никогда в жизни не был с ней знаком. Итак, Билли позвонил и сказал: "Помолись как можно скорее, — сказал, — эта леди в тяжёлом состоянии, и говорят, что она умрёт". Сказал: "Она просто... она вне себя".

  8. Тогда я просто повесил трубку, зашёл в комнату и помолился. Через несколько минут она заснула. Она проснулась совершенно здоровой, хорошо поужинала, съела целую порцию курицы, а потом ещё вдобавок мороженое и пирожное. Да.

  9. Видите, Бог суверенен. Он так реален, Он может... Даже не надо никуда ехать; просто—просто попросить об этом.

  10. По-моему, в это утро наш ведущий или кто-то другой, или, может быть, это Брат Вальдез в своей молитве сказал: "Мы не получаем, потому что не просим. Мы не просим, потому что не верим".

  11. Мне очень понравилось пение этих молодых людей. Брат Вальдез, мы, люди постарше, отметили, с какой искренностью тот молодой человек засвидетельствовал, что он познал Иисуса.

  12. Так вот, мы знаем, что очень часто обнаруживаешь, что эти квартетики и пение, я... Вот ещё фраза служителя, Брат Вальдез сказал: "Иногда всем им грош цена". Потому что, такое впечатление, что сегодня всё это превратилось в какое-то шоу, вместо той—той посвящённости и искренности, которыми обладали когда-то пятидесятники.

  13. И искренность этих ребят, я—я оценил это. Да благословит вас Господь, ребята. И я был...

  14. Я не сторонник телевидения. Как вам известно, я большой его противник. И в Тусоне я вообще-то снимаю дом, пока устроим своё жильё; нам там построят дом, если Господь позволит. И у этой леди, которая сдаёт в аренду дом, это наша знакомая, замечательная Христианка, но в том доме у неё стоял телевизор. Ну, у меня дети-подростки, и вы знаете, какие они — они к нему так и липнут. И вот пару дней назад утром, когда я только вернулся с поездки с Братом Стромеем... не знаю, здесь ли сегодня Брат Стромей или нет, он — президент филиала в Тусоне. Моя юная дочь, которая сидит там, в конце, позвала меня посмотреть. Сказала: "Мы хотим включить телевизор, будут петь какие-то квартеты", — или что там было.

  15. Так вот, я очень хороший критик, и я—я сожалею, но я—я—я могу быть только таким, каким я создан. Если я делаю что-то вопреки своему характеру, я лицемер. А я не хотел бы оказаться таковым перед вами. Я—я хочу быть просто таким, какой я есть, и тогда вы знаете, на чём мы стоим. И, наверное, я даже чересчур критичен.

  16. Но, просто, мне легло на сердце раскритиковать такое, потому что мне это напомнило какую-то голливудскую постановку — сама глупость в поведении. Не было видно той надлежащей святости. И они пели псалмы в ритме рок-н-ролла, и в золотистых тапочках. Неужели дошло до того, что Евангелие превратилось в какое-то шоу? Если же так оно и есть, то я—я не хочу иметь с этим ничего общего. Я хочу того, что реально и подлинно, и мы и хотим сохранить это таким.

  17. Вот, мне—мне кажется, братья, что эти два, вот здесь, можно переставить. Вот так, сейчас вам лучше слышно?

  18. Итак, в следующую субботу утром, если воля Господа, мне выпала большая честь впервые говорить в филиале во Флагстаффе, штат Аризона. Вот этот брат, только не помню, как его зовут, его президент. [Брат говорит: "Честер Эрл".—Ред.] Честер Эрл, Брат Честер Эрл. Только что имел возможность познакомиться с ним в это утро, как раз когда я приветствовал замечательного евангелиста из Индии, брата-индуса. И он сказал, что в следующую субботу утром я буду там говорить. Вас всех радушно приглашают на это собрание. Мы надеемся, что Господь нас благословит.

  19. А затем, в последующий понедельник вечером в Тусоне будет приём. Господь удостоил меня чести говорить к... там на приёме двадцать первого декабря, в Тусоне. Вас, конечно же, радушно приглашают приехать в тот вечер на приём.

  20. А потом, как объявил Брат Уилльямс, я снова приеду сюда, чтобы сделать как бы небольшое вступление перед началом съезда.

  21. И вот, я вызвал какие-то помехи, Брат Уилльямс? Там... Что говорите? Теперь лучше? Так лучше. Отлично.

  22. Я, конечно, надеюсь, что многие из вас смогут найти время приезжать на одно или на каждое вечернее и дневное собрание.

Они, они начинаются семнадцатого в семь, в воскресенье после обеда? [Кто-то говорит: "В половине второго".—Ред.] В половине второго. В половине второго, в воскресенье после обеда. Я хочу также сказать, что, если Господь позволит, я буду молиться за больных на—на—на тех собраниях и делать всё возможное, чтобы помочь вам.

  1. И находящиеся здесь в это утро братья-служители из окрестностей Финикса. Я приехал сюда, в этот зал, я... Каждый раз, когда я приезжал, я обычно делал небольшой объезд и ездил по церквам, в каждую церковь. Потом я увидел, что это нелегко, потому что некоторые церкви не очень большие. И мы, конечно, не хотим, чтобы кто-либо из братьев остался за дверью из-за того, что у него маленькая церковь, и тогда-то и появляются трудности, люди не помещаются. Так что если... Я подумал, что лучше собраться в одном месте, и что я сам это устрою, и мы здесь соберёмся и проведём служение, просто короткое евангелизационое служение, и помолимся за больных и так далее. Перед...

  2. Может быть, мне перейти на тот другой, вот этот лучше? [Кто-то говорит: "Нет, этот, этот на запись".—Ред.] Этот на запись. Ладно.

  3. Может, будет лучше, если я буду делать так. И я хочу, чтобы мои братья из здешних церквей, пасторы здесь, в Финиксе, знали, что мы так сделали, приехали сюда, в этот зал, именно по этой причине — чтобы все смогли собраться в одном конкретном месте. А побывать у всех братьев невозможно, их очень много. Вы видели, сколькие поднялись сегодня утром, и, наверно, тут нет и половины. Поэтому невозможно побывать у всех за те несколько дней, которые у нас здесь есть до, перед съездом.

  4. И я уверен, что на съезде мы чудесно проведём время. Вы услышите замечательных проповедников. Этот Брат Кэш, Кэш Хамбург, Хэмбург. Ого, кто из вас слышал его? Он — настоящий тайфун. Да. Извините меня, мне не стоило так говорить. Это брат, но—но, мы как-то были вместе. Знаете, я не пойму, как вы приходите слушать меня, когда есть такой человек. Он может проповедовать, даже не переводя дыхание. Я—я не знаю, как у него это получается, я... но он действительно многое успевает высказать. Недавно я ездил с ним на съезд в Нью-Йорке, и после собрания он захотел пригласить меня на ужин. И я пришёл в то место, и я уже готов было уйти, когда брат... он был и на полу, и везде, где только можно, проповедовал всем, кто только там был. Он сам по себе — очень своеобразный человек.

  5. И я уверен, что брат из Калифорнии вам тоже понравится. Как его зовут? Не могу вспомнить, как его зовут, он — один из выступающих. Я—я тоже забыл, как его зовут. Но говорит он мощно, и он вам точно понравится. Наверно, там будут сильные проповедники, понимаете, такие как Брат Роберте и многие великие мужи этого времени.

  6. Поэтому я с благодарностью размышляю о месте Писания, которое мне сейчас вспомнилось. И однажды Давид посмотрел на ковчег Господень, находившийся в шатрах. И он сказал... Он сидел с пророком того времени, Нафаном. Итак, он сказал: "Неужели я буду жить здесь, в доме, жить в доме кедровом, а ковчег завета Господа моего под шатром?"

  7. И пророк ему сказал: "Делай всё, что у тебя на сердце, Давид, потому что с тобой Бог". Вот и всё, что он мог сказать.

  8. Но в ту ночь Господь явился пророку и сказал: "Пойди, скажи слуге моему Давиду, что Я взял его от той овчарни, когда он пас тех немногих овец, вот, и сделал его имя, как у великих людей", — не самое знаменитое имя, не самое великое имя, но причислил его к великим людям, которые были в то время на земле.

  9. И я подумал: "Давиду была явлена благодать Божья!" И я подумал: "Я мог бы и о себе так сказать. Когда я вижу привилегии этого времени, в которое мы живём, в заключительные часы мировой истории, и быть причисленным к таким мужам, которые к нам приезжают на собрания". И пусть Господь преизобильно благословит вас.

  10. Так вот, мой хороший друг, Брат Вальдез, сказал: "Брат Бранхам, мне надо будет уехать, думаю, без пятнадцати десять или в пятнадцать минут одиннадцатого". Сказал: "Я сяду в самый конец, чтобы не мешать—не мешать тебе на проповеди". Он уже раньше бывал на собраниях.

  11. Я—я немного медлительный, и, знаете, мне надо обдумывать, когда говорю. И я тут записываю места Писания, и, может быть, заметки, но потом мне приходится возвращаться назад, думать, что Господь сказал мне говорить, понимаете, должен ждать Его. И я как бы нерасторопный, так что, надеюсь, не задержу вас в это утро слишком долго.

  12. Я спросил Брата Уилльямса, я сказал: "Брат Уилльямс, сколько у меня есть времени?" Я сказал: "Вот, у меня есть одно место Писания, на которое я мог бы поговорить, это у меня займёт только минут тридцать или где-то так, и распустить всех по домам". И я сказал: "Но, если возможно, мне хотелось бы провести небольшой урок", — о том, что, я считаю, даст вам сегодня нечто, нечто такое, что вы смогли бы взять с собой домой, подумать об этом.

  13. И я, конечно же, не вставал бы сегодня готовиться в половине четвёртого или без двадцати четыре, чтобы просто выйти сюда и показаться. Мне—мне—мне всё равно, на виду я или нет. Я—я приехал сюда, и вчера изучал некоторые места Писания, которые я записал к тому, о чём я искренно молился, и подумал, что, может быть, это кому-то поможет. Я... У нас нет времени на представления и зрелища. Мы—мы должны заняться делом. Я верю, что Иисус очень скоро придёт.

  14. И сейчас это записывается, и, наверно, кто-то получит эту ленту. И я хотел бы сделать такое утверждение, что иногда меня... очень часто меня действительно неправильно понимают. И много раз люди звонили мне, спрашивали: "Брат Бранхам, ты подразумевал это в таком смысле?" И иногда мы что-то говорим, но вы должны знать, подходите к этому через понятия, которыми я это выразил.

  15. И, бывает, я говорю то, что—что, возможно, немного противоречит чьему-то убеждению, я хочу, чтобы вы это хорошо сейчас поняли, кому-то, чьей-то вере. Но у меня есть Послание, я не... от Господа, и я именно так считаю. Другие могут считать, что Оно от дьявола. Другие могут считать, что Оно — чепуха. Но для меня это жизнь. И я не хочу как-то выделяться, когда говорю что-нибудь отличающееся или, может быть, то, что немножко колет или режет людей. Я не подразумеваю этого в таком смысле. Я—я, если же подразумеваю, тогда я лицемер. Я—я говорю это в смысле продвижения к Богу. Я говорю это в том смысле, чтобы люди больше познали Бога. И я говорю это не потому, что я сам что-то такое придумал. Это я обнаруживаю у Бога.

  16. Итак, если на любом из этих съездов я буду говорить о том, что случайно заденет людей или... Скажете: "Я Этому так не верю".

Что ж, я часто делаю такое неотёсанное высказывание. И моя жена, которая там сидит и слушает меня, она знает, что я не придерживаюсь формальностей. Я—я... Например, когда ешь курицу и натыкаешься на косточку. Так вот, настоящий любитель курицы никогда не выбросит курицу потому, что наткнулся на кость. Он просто выбросит кость, а потом ест курицу дальше. То же самое, когда ешь вишнёвый пирог. Если я натыкаюсь на косточку, я—я—я не выбрасываю пирог, я просто выбрасываю косточку. Так что...

  1. И если то, что я здесь говорю, может показаться, на любых моих собраниях, вам покажется косточкой, ну, просто отложите это в сторону и, скажем, отнесите это на счёт моей недостаточной, по сравнению с вашей, осведомлённостью об этом. Так что просто продолжайте дальше есть то, что вам кажется правильным. И я...

  2. Теперь я верю, что Господь благословит Своё Слово. Я твёрдо верю в Слово, и только в Слово. В одно только Слово, и таково Послание, данное мне Господом.

  3. Мы отличаемся друг от друга. Сегодня утром я заметил моих братьев — миссионеры, евангелисты и пасторы стоят здесь, может—может быть, их здесь сто или больше. Любой из них больше меня соответствует требованиям, чтобы встать здесь и говорить. Я в этом уверен. Но, понимаете, каждый из нас, один не может занять место другого. Один не может взять послание другого. Понимаете, у каждого свой путь.

  4. Бог суверенен. Когда Он... Кто, кто мог указать Богу в начале, как и что делать, когда был только Он один? Понимаете?

А если мы имеем Вечную Жизнь, есть только одна форма Вечной Жизни — это Бог. Поэтому, если мы имеем Вечную Жизнь, то мы уже тогда были с Богом, частью Бога. Мы были Его атрибутом. Мы сейчас Его атрибуты. И, конечно, "в начале было Слово". А слово — это выраженная мысль. Следовательно, мы были Его мыслями, потом выразились в слове и стали такими, какие мы сейчас. Вот почему наши имена, может быть, не такие, как у нас сейчас, но наши имена были записаны в Книге Жизни Агнца прежде основания мира. Понимаете? А если их там не было, тогда их там никогда и не будет. Понимаете? И Иисус пришёл искупить всех тех, кто, чьи имена были в той Книге. Понимаете, Он знал.

  1. "Горшечник, — как нам говорится в Римлянам 8, — кто может указывать горшечнику? Может ли глина сказать: 'Сделай меня этим, тем'?" Видите? Нет. Бог должен проявить все Свои атрибуты. И поэтому Он должен создать один сосуд бесчестия, а другой — почётный, чтобы, конечно, выделить тот один. Вот, но Он суверенен, видите, никто не может указывать Ему, что делать.

  2. И Он делает нас разными. Нам даже говорится в Библии, что звёзды отличаются друг от друга, одна звезда отличается от другой. Знаете, в Небесах существует разнообразие Ангелов, Ангельских существ; есть Ангелы, есть Херувимы, есть Серафимы, и они—они Там отличаются. И мы все разные. И у Бога есть большие горы, у Него есть равнины, степи, трава, пустыня, вода. Видите, Он—Он разнообразный, Он—Он — Бог разнообразия. И посмотрите сегодня на Его народ здесь: некоторые из нас белые, другие чернокожие, другие смуглые, другие жёлтые, другие краснокожие; видите, это Его народ. Он... Он—Он — Бог разнообразия, и поэтому я считаю, среди Его служителей у Него то же самое.

  3. Теперь давайте на минутку склоним головы для молитвы. И прежде чем прочитаем Слово, я, наверно, сейчас скажу вот что. Я знаю, что если я немножко затяну, и вам нужно будет встать и выйти, я пойму, вот, я это прекрасно понимаю. Теперь давайте помолимся. И во время молитвы, склонив головы к праху, из которого Бог нас взял, если здесь будет кто-нибудь, желающий чтобы его вспомнили в молитве, просто поднимите руку. Он, Он точно знает, что у вас в сердце, под той рукой.

  4. Дорогой Небесный Отец, мы с серьёзностью приближаемся к Тебе, обратив головы к праху, из которого Ты нас взял. И потом, мысленно мы вспоминаем, как однажды ночью Ты спросил у Авраама, смог бы он "сосчитать песок на морском берегу?" А потом Ты сказал ему "посмотреть на звёзды", и — "смог бы он их сосчитать?" Конечно, это было невозможно. И Ты ему сказал, что "его семя будет неисчислимо, как песок на морском берегу и как звёзды, освещающие небеса". Сейчас наш разум, наша мысль, вернее, мысли в нашем разуме, когда мы склоняем головы к песку, из которого мы взяты; тогда, наши сердца смотрят в Небеса, куда мы направляемся. От песка к звёздам, являясь Семенем Авраама! Мёртвые во Христе, мы являемся Семенем Авраама и наследниками с Ним по обетованию.

  5. И сегодня утром мы пришли сюда общаться за насущной физической едой, которую мы уже приняли, чтобы на это не отвлекаться. А теперь мы желаем, чтобы Ты даровал нам от этой Небесной Манны, той Пищи, которая даст силу той Жизни, что в нас. Как кровь переносит сейчас эту пищу, чтобы укрепить, создать ещё клетки, подкрепить нас на этот день, так дай нам получить от Христа, чтобы Он вошёл сегодня в наш дух через Слово и—и укрепил нас для того часа, в котором мы живём. Потому что день близится к концу, и ложатся вечерние тени, пришёл вечерний Свет, и мы вскоре услышим зов "взойти Ввысь", и в тот час мы хотим быть готовыми. Так что помоги нам, Отец.

  6. И ни один человек не достоин открыть Книгу или снять Печати с Неё, но Агнец, закланный от основания мира, пришёл, взял Книгу и снял Печати. О, Агнец Божий, приди сегодня утром, открой нам Книгу, и дай нам заглянуть туда вместе с Тобой, Господь, и увидеть, что мы должны сделать, чтобы приготовиться к этому часу. Благослови каждую церковь, благослови предстоящие собрания, каждое из них, и чтобы наше небольшое собрание сочеталось с предстоящими. И когда мы сегодня будем уходить отсюда, пусть мы сможем сказать, как пришедшие из Эммауса: "Не горели ли в нас сердца наши, когда Он говорил нам по дороге?" Даруй это, Отец. Мы просим во Имя Иисуса. Аминь.

  7. Теперь для тех, кто хотел бы открыть, обычно, когда служитель читает, вам нравится следить за чтением, чтобы видеть, откуда именно он говорит, если у вас есть Библии, и откройте, пожалуйста, Святого Матфея 4-ю главу.

  8. И теперь, прежде чем говорить, я назову свою тему; в некоторой степени хотел бы преподать это как учение и по ходу говорить. И это я почему-то озаглавил, не знаю, почему, я озаглавил так: Время Жатвы.

  9. И мы прочитаем Писание для обоснования этой мысли, чтобы извлечь отсюда содержание текста. Мы прочитаем Святого Матфея 4-ю главу, частично. Это при искушении Иисуса. После того как Он исполнился Святым Духом, Он был поведён в пустыню.

Итак, когда Иисус возведён был Духом в пустыню, для искушения от дьявола,

И, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал.

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.

Он же сказал ему в ответ: написано: "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих ".

Потом взял Его дьявол в святой город и поставил Его на крыле храма,

И он сказал Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз; ибо написано: "Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не споткнёшься о камень ногою Твоею".

Иисус сказал ему: написано также: "не искушай Господа Бога твоего ".

И опять взял Его дьявол на... весьма высокую гору, и показал Ему все царства мира и славу их,

И он сказал Ему: всё это дам Тебе, если, падши, поклонишься мне.

... Иисус сказал ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи ".

  1. Я хочу немножко вернуться, опять к 4-му стиху.

Он же сказал ему в ответ: написано: "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих ".

  1. Итак, в качестве темы я хотел бы взять это "каждое Слово, исходящее из уст Божьих". Так вот, пока будем говорить, не упускайте этого из виду.

  2. Иисус однажды сказал, в Святого Иоанна 6:48, думаю, это там, так как я отметил это сегодня утром: "Я — Хлеб Жизни". Это было на празднике Пасхи, когда евреи ели кошерный хлеб в память о той манне, которая ниспадала в пустыне, и—и они пили там из источника, символизирующего Скалу, бывшую в пустыне, и у них было большое празднество. И Иисус посреди всего этого воскликнул и сказал: "Я — Хлеб Жизни. Ваши отцы ели манну в пустыне на протяжении сорока лет, и они все до одного умерли. Но Я — тот Хлеб, приходящий от Бога с Небес. Если человек будет есть от Него, он не умрёт". И о скале Он сказал: "Я — та Скала, Которая была в пустыне. Я — та Скала, из которой пили ваши отцы".

  3. "Как это?" Они сказали: "Тебе не больше пятидесяти лет и говоришь, что Ты видел Авраама? Теперь мы знаем, что в Тебе бес, и Ты сумасшедший".

  4. А Иисус сказал: "Прежде чем был Авраам, Я СУЩИЙ". Видите, "Я СУЩИЙ" был Огненным Столпом, что был в кусте и говорил с Моисеем. И если вы разберётесь в этих существительных и местоимениях — не "Я был, Я буду". "Я СУЩИЙ" — это настоящее время, всегда.

  5. Мы задумываемся о том, что же Он Сам тут говорит, что "Я — тот Хлеб Жизни". Как же этот человек мог быть Хлебом Жизни? Вот, что нас удивляет. "Хлеб — это Моё тело", — сказал Он. Но как же этот Человек мог быть Хлебом? Это странновато, но пусть это вас не смущает. Людей Его времени это озадачило.

следующая страница >>
Смотрите также:
Время жатвы the Harvest Time 12. 12. 1964г. Финикс, Аризона, США william marrion branham
921.27kb.
4 стр.
Иегова-ире jehovah-Jireh 12. 02. 1961г. Лонг-Бич, Калифорния, США william marrion branham
369.25kb.
1 стр.
Время жатвы у12. 12. 1964 финикс, аризона, США
909.05kb.
6 стр.
Обвинение the Indictment 07. 07. 1963г. Джефферсонвилл, Индиана, США william marrion branham
888.26kb.
5 стр.
Парадокс 17. 01. 1965 финикс, штат аризона, США
470.95kb.
3 стр.
Пасхальная печать у10. 04. 1965 финикс, аризона, США
749.98kb.
5 стр.
No fci порода / Breed Время / Time
243.51kb.
1 стр.
What time do you have breakfast? В какое время вы завтракаете? Во сколько ты завтракаешь
18.04kb.
1 стр.
Основания веры
2381.57kb.
12 стр.
Жизнь в Божьем Царстве
2227.06kb.
11 стр.
Реши пример и соотнеси буквы с ответами действий
28.99kb.
1 стр.
Предстоящий шторм 29. 02. 1960 феникс, аризона, США
397.88kb.
3 стр.