Главная
страница 1страница 2страница 3

Шупарка в Борщевском р-не Тернопольской обл. - чув. чăпăркка “кнут”;

c. c. Ялтушков возле Бара и возле Жмеринки Винницкой обл. - чув. юлташ “товарищ”.
Западнее Черкасс из одного болота вытекают реки Ирдынь и Ирдынька, которые впадают в Днепр одна выше, а вторая ниже города. Внимательно рассмотрев карту, можно понять, что когда-то это была проток, который отделялся от Днепра так, что образовывался остров, на котором был построен город Черкассы. Чувашское иртěн “отделяться” очень хорошо подходит к этой ситуации. В связи с этим следует отклонить предлагаемое для расшифровки названия слав. ръд «красный», которое не совсем подходит также и фонетически (Янко М.П. 1998, 155). К тому же что само название города также может быть древнебулгарского происхождение. В Чувашии есть не менее десятка населенных пунктов с окончанием на -кассы от чув. кассă “село, улица” (Егоров Г. 1993, 38). Для первой части слова в чувашском языке также есть широкий выбор.

В Кировоградской области топонимов булгарского происхождения очень мало. Но два из них довольно правдоподобно этимологизируются на базе чувашского языка. Леса вокруг села Камбурлеевка, на южной окраине Павлыша Кировоградской области, хотя их теперь осталось очень мало, очевидно, были богаты на грибы, поскольку чув. кăмпа “гриб” и пурлă “богатый” дают нам право на такое предположение. А если названия села Кандаурово и реки Кандауровские воды происходят от чув. кăн “поташ” и тăвар “соль”, то это может потянуть за собою целую цепочку соображений. Уже было предположено, что древние булгары умели добывать соль методом выпаривания и продавали ее соседям (Стецюк В, 1998, 57). Но здесь речь идет не об обычной, поваренной соли, поскольку тогда не нужно бы было специального обозначения для слова тăвар. Сомнительно, что тогда уже люди умели добывать поташ (углекислый калий) из древесного пепла. Поэтому наименование реки может происходить от названия какой-то другой соли, которая была растворена в ее воде. О реке с горькой водой в Скифии писал Геродот. Описывая реку Гипанис (Гипаний), он указывал, что в начале этой реки у нее пресная вода, а на расстоянии четырех дней пути от моря ее вода становится очень горькой. Вот как он это объясняет:

Это потому, что в него впадает один горький источник, который хотя и совсем малый, но очень горький и вода его смешивается с водой Гипания, большой рекой среди малых, и этот источник придает его воде такой вкус. Этот источник находится на границе стран скифов-пахарей и ализонов. Название этого источника по-скифски Эксампай, а по-эллински - Священные пути” (Геродот, IV, 53).

Гипанис Геродота обычно связывают с Южным Бугом, а Кандауровские воды впадают в Ингул, поэтому древнегреческий историк, возможно, имел ввиду другую реку с горькой водой. Однако это не столь важно - в этой местности могут быть залежи хлористого калия (из него в принципе можно получать поташ), поэтому у многих ручьев может быть горькая вода. В частности Б. Рыбаков писал, что горький вкус имеют воды Черного Ташлыка, который впадает в Синюху (Рибаков Б. А., 1979, 36). Для нас есть важным другое - булгарское происхождение названия Кандауровские воды подтверждается особенностями местности.

Точно так же, как на основе чувашского языка, много топонимов Украины расшифровываются на основе курдского языка. Ранее на основе этого языка уже была этимологизирована определенная часть скифского ономастикона (Стецюк, 1999, 89-93; Стецюк, 2000, 23-28). Это позволяет сделать предположение о том, что при общей тюркоязычности скифов какая-то их часть была ираноязычной и говорила на диалекте пракурдского языка, который мы будем для удобства далее называть просто курдским языком. При этимологизации топонимов Украины оказалось, что около 250 из них имеют курдсоке происхождение, и более всего их находится на территории Хмельницькой, Винницкой и Тернопольской областей (48, 44 и 38 единиц соответственно). Довольно много их также в Черкасской, Житомирской Черниговской и Полтавской областях, есть они и на Волыни, и на Ровенщине. Несмотря на то, что распределение топонимов по областях дает нам определенное представление о их концентрации, наличие на той же самой области топонимов разного происхождения порой в приблизительно одинаковой пропорции, вводит нас в заблуждение, как будто носители двух или и трех разных языков жили здесь одновременно вперемешку между собою. На самом деле это не так. Если нанести на географическую карту топонимы булгарского, курдского, немецкого и английского происхождения и не брать во внимание те из них, которые расположенны изолировано среди топонимов другого происхождения, то границы между ареалами топонимов выглядят довольно четкими, а для германских языков сответствуют тем пределам, которые для них были определены графоаналитическим методом.

Топонимы курдского происхождения расположены главным образом на относительно мало залесенной территории с черноземными почвами, которая ограничивается на юге Днестром, а на западе и севере четко выраженными лесными массивами. Как видно на современной карте, границей западного лесового массива является Золотая Липа, а далее полоса лесов тянется от Золочева на северо-восток до Кременнца, а потом идет на восток через Шепетовку на Житомир. На востоке лесовой массив теперь выражен менее четко, но территория южнее Винницы и Хмельницкого значительно более залесена, чем Тернопольщина и западная часть Хмельницкой области. Коротко остановимся на рассмотрении некоторых топонимов, которые были зафиксированы на этой территории. В Тернопольской и Винницкой областях есть несколько населенных пунктов с основой джурин, есть также река Джурин, пп Днестра, и это дает нам основание допускать происхождение этих названий от курд. çoran (джоран) “течь”. Другой правый приток Днестра Барыш с медленным течением может происходить от курд. bariş “спокойный”. Такое же название имеет село на берегу реки. Еще у нескольких сел названия совпадают с названиями ближайших рек или ручьев. В Хмельницькой области есть два села Баглаи, Буглаи и Баглайки. Эти названия могут происходить от курд. beq “лягушка” и leyi “ручей”. Подходит и афг. buglaj “цапля”, но других топонимов, которые бы могли иметь афганское происхождение на Правобережье буквально единицы, и все они имеют другой вариант расшифровки. В Хмельницкой и Винницкой областях есть две реки Жван, а также Жванчик и несколько сел такого же названия. На курдском языке jwan (жван) означает “встреча, свидание”. Фонетическое соответствие полное, но не совсем ясна мотивация названия. Так же не совсем ясной может быть мотивация названия речки Серет, у которой в истоках имеются притоки Серет Правый и Серет Левый, в который впадает еще и Серет Малый. Курд. sereta “начало” не совсем подходит для названия реки, но на противоположном от истоков Серета конце этой территории имеется несколько сел с названием Китайгород, которое может иметь значение “конечное, крайнее поселение” от курд. kutayî “окончание, конец”. Названия сел Нараев, Нараевка в Тернопольской, Хмельницкой и Винницкой областях можно понимать как “семейный очаг”, поскольку курд. nar - “огонь”, а e'yal “семья”.

Ранее делалось предположение о курдском происхождении назнания украинского города Теребовля, который когда-то был даже столицей отдельного княжества. Курдский язык предоставляет возможность объяснять название возвышенно - Святая радость (курд. tereb “радость”, ewlî “святой”). Однако, скорее всего название города происходит от слова теребить «вырубать лес». В современном украинском языке это слово этого значения не имеет, но могло иметь, поскольку в польском языке есть подобное слово trzebić именно с таким значением. Формант – овля просто суффикс. Таким образом, название города означает «вырубка».

Рассматривать более детально в отдельности все топонимы курдского происхождения на этих страницах невозможно, поэтому представим только еще несколько примеров:

с. Авратин, на северо-восток от Волочиска Тернопольской обл. и на южных окраинах Любара Житомирской обл. - курд. avrat, afret “жена, женщина” ;

с. Базниковка, на юго-запад от Козевой Тернопольской обл. - курд. baz “сокол”, nikul “клюв”;

с. Балакири, восточнее Городка Тернопольской обл. - курд. bala "верх", kir “возбуждение, экстаз”;

с. Гермаковка, на юго-восток от Борщева Тернопольской обл. - курд. germik “теплое место”;

с.с. Дедеркалы Большие и Дедеркалы Малые за околицей Кременца Тернопольской обл. - курд. dederi "бродяга", kal “старый”;

с. Джулинка, на северо-восток от Бершади Винницкой обл. - курд. colan “колыбель”;

с. Замехов, восточнее Новой Ушицы, Хмельницкой обл. - курд. zome "кочевая община", hév - “вести”;

с. Калагаровка, на юго-восток от Грымайлова Тернопольской обл. - курд. qal “разжечь”, agir “пламя’;

с. Касперовцы на окраине Залещикоа Тернопольской обл., с. Кашперовка севернее Козятина - курд. kaş “лощина”, pira “мост”;

с. Киликиев, на северо-восток от Славуты Хмельницькой обл. - курд. kelek “паром”;

с. Кинаховцы, на северо-восток от Вишневца Винницкой обл. - курд. kűnax “ночлег”;

с. Кокошинцы, севернее Гримайлова Тернопольской обл. - курд. kok “жирный”, "суп";

с. Кокутковцы, на северо-запад от Тернополя - курд. ko “кривой”, kutek “дубина”;

с. Михиринцы, на северо-восток от Волочиска - курд. mexer “руины”;

с. Палашовка, западнее Чорткова Тернопольской обл. - курд. pelaş "солома";

с. Тауров, западнее Тернополя - курд. tawer “скала”;

с. с. Чепели неподалеку от Бродов Львовской обл. и на северо-восток от Хмельника Винницкой, с. Чепелевка Хмельницкой обл. в окраине Красилова - курд. çepel “грязный”.

Топонимы курдского происхождения концентрируются главным образом в Хмельницкой области и прилегающих районах Тернопольской и Винницкой областей на мало залесённой территории, которая ограничивается на юге Днестром, а на западе и севере четко выраженными лесными массивами, что хорошо видно на карте лесов Украины в первом тысячелетии н. э. (Генсірук С.А. 2002). Вдоль левого берега Днестра полоса курдских топонимов тянется до самого Могилева Подольского, а дальше поворачивает на Гайсин, и после Умани она превращается в разряженную сеть в правобережной лесостепи. На Левобережье специфических топонимов курдского происхождения еще меньше. Но некоторые из них довольно характерны. Под Золотоношей Черкасской обл. есть река Ирклей, лп Днепра и с. Ирклеев на ней, а почти напротив в Тясмин, пп Днепра впадает другой Ирклей. Обе реки текут в оврагах, поэтому курд. erq “яр, обрыв” и leyi - “ручей” подходят к природным условиям очень хорошо. Тот же корень leyi - присутствует в названиях города Балаклея Харьковской области и села Полтавской области. Вторая часть слова - от курд. belek “белый”. В Хмельницькой области есть два села Баглаи, Буглаи и Баглайки. Эти названия могут происходить от курд. курд. beq “лягушка” и leyi “ручей”. Подходит и афг. buglaj “цапля”, но других топонимов, которые бы могли иметь афганское происхождение на Правобережье буквально единицы, и все они имеют другой вариант расшифровки.

Несомненное присутствие древних курдов на Правобережье сразу ставит вопрос, каким путем они туда попали. При общем движении иранских племен с территории их первичного поселения между Днепром и Доном на юг и юго-восток можно допускать, что предки курдов пришли в приазовские степи, а оттуда переправились через Днепр и далее двинулись на северо-запад, вытесняя более давних поселенцев, фракийцев на юго-запад, а булгар - на запад. Полоса курдских поселений от Гайсина и далее вдоль Днестра на запад может маркировать этот путь, но наличие топонимов курдского происхождения в Черниговской, Киевской и Житомирской областях дает основание рассматривать вариант, при котором предки курдов с места своей прародины спустились по Десне до Днепра, перешли его и двинулись на запад. Это расселение могло продолжаться довольно долго, и на новых стоянках всегда оставались какая-то часть жителей, которые сохраняли старые названия сел и рек. На самой же прародине курдов топонимов явно курдского происхождения очень мало. Ими могут быть разве что названия рек Бишкинь, Ворголка, Есмань, Звань и производные от них названия сел. Кроме того, по Сейму и Десне есть топонимы, которые можно этимологизировать на основе курдского или других иранских языков. Определить их происхождение сложно. Например, названию г. Замглай и р. Замглай, впадающей в Десну выше Чернигова, хорошо отвечают курд. zong "болото" и leyi “поток”. Но это прародина согдианцев, продолжением языка которых является современный ягнобский. Похожие слова в ягнобском языке не найдены, но в нашем распоряжении и нет словарей ягнобского языка большого объема. То же самое можно сказать и о топонимах Жеведь, Кербутовка, Атюша, Евминка, Бельмачевка. Более уверенно можно говорить о иранских топонимах уже за Днепром. Ими могут быть такие:

г. Бердычев Житомирской обл. – самое убедительное толкование на основе курдского языка: курд. berd “камень”, çew “песок” не только хорошо подходят фонетически, но и соответствуют особенностям местности, ибо в окрестностях города издавна ведется добыча песка и гравия, здесь имеется несколько предприятий камнеобрабатывающей промышленности,

c. Бышев Макаровского р-на Киевской обл. - курд. bişav “раствор”, bişêv “разжижать”, села с таким же названием есть во Львовской и Ивано-Франковской областях,

с. Девошин на северо-запад от Овруча - курд. dewa “лекарство”, şîn “горе”;

с. Кашперовка южнее Новоград-Волынского - курд. kaş “ложбина”, pira “мост”;

с. Кичкири южнее Радомышля Житомирской обл. – курд. keç “дочь”, kerî “часть”,

с. Нараевка на юго-восток от Емичина Житомирской обл. курд. - nar - “огонь”, e'yal “семья”;

г. Наровля в Белорусии на нижний Припяти - курд. nar “огонь”, ewlî “святой”; иранцы известны своим культом огня;

c. Пирки севернее устья Припяти – курд. pîrq “хохот”;

с. Сингуры южнее Житомира (см. также Шенгуры ниже) – курд. sing “кол”, ûre “семена” либо курд. şengari "хороший";

с. Теклевка на северо-запад от Овруча, рядом с Девошиным, с. Текляновка северо-западнее Радомышля Житомирской обл. – название сел может происходить от украинского имени Текля, но названия сел от женских имен достаточно редкое явление, поэтому можно рассматривать курд. tekil “смесь”, têkel “смешанный”;

с. Термаховка на северо-запад от райцентра Иванков Киевской обл., созвучное с названием села Гермаковка (см. выше) – курд. germ “теплый”, term “тело, труп”, ax “земля”,

с. Харлеевка западнее станции Попельня Житомирской обл. – курд. xar “кривой”, leyi “ручей”,

с. Чемков (укр. Чемкив) на левом берегу Припяти при впадении в Днепр – курд. çem “река”, kew “голубой”.

Очевидно, расселение курдов на Правобережье происходило достаточно длительный период. В то время как основная их часть двигалась на запад, в ареале фракийцев кое-где оставались курдские поселения среди иноязычного населения (англосаксов или балтов).

Поскольку топонимики балтского происхождения в древнем ареале англов очень мало (ими могут быть Кекишевка, Кремна, Латаши, Нерчь, Тня, Тенька и др.), вероятнее всего допускать, что англов вытеснили протокурды, а уже позднее сюда пришли балты и заставили протокурдов двигаться далее. Присутствие балтов южнее Припяти подтверждается балто-фракийскими языковыми связями, отмеченными специалистами (Duridanov Ivan, 1969). Итак, протокурды двинулись далее, но перед тем как выбрать окончательное место поселения, они сделали на своем пути еще одну остановку на безлесном пространстве за полосой лесов севернее Шепетовки. Здесь имеется скопление топонимов курдского происхождения - Бачмановка, Киликиев, Мирутин, Нараевка, Хоняков, Манятин. Отсюда протокурды постепенно двигались на юг, вытесняя булгар из их мест поселений. Наличие топонимов булгарского происхождения в Тернопольской, Хмельницькой и Винницкой областях свидетельствует о том, что здесь до прихода протокурдов жили именно булгары, соседствуя с фракийцами на востоке.

Еще немного ранее булгары начали заселять юг ареала тевтонов, а потом двинулись на восток в сторону Днепра. Удивительным образом топонимы булгарского происхождения образуют четкую цепь поселений на расстоянии 10-20 км одно от другого. Эта цепь тянется от Сокаля на севере Львовской области выше Радехова на Радивилов, потом поворачивает на восток и идет южнее Кременца, Шумска и Изяслава до Любара, потом поворачивает на юго-восток, проходит выше Хмельника, через Калиновку, и здесь уже не цепь, а целая полоса топонимов идет в направлении Днепра. Севернее этой цепи также есть топонимы булгарского происхождения, но они разбросаны бессистемно. Полоса курдских поселений, которая тянется вдоль Днестра на восток может свидетельствовать о том, что курды, очевидно, двигались одновременно с булгарами до Днепра, вытесняя остатки фракийцев за Днестр, а далее повернули в причерноморские степи.

На Левобережье булгарские топонимы тянутся главным вдоль Ворсклы, Псла, нижней Сулы, а также спорадически встречаются на большой территории в виде треугольника от Киева до Харькова и Курска. Здесь же попадаются и топонимы, происхождение которых можно считать в общем иранским, но уверенно об этом можно говорить только в отношении некоторых. Например, название села Шенгуры, расположенное недалеко от Кобеляк Полтавской области, можно связывать не только с курд. şengari "хороший" или с афг. šengara "девушка, которая убежала, чтобы выйти замуж за любимого”, (см. также Сингуры выше), но также с другими похожими словами языков финно-угорской группы. Само же село расположено в ареале формирования древнего персидского языка. В такой ситуации могут быть разные варианты. Не выявлено ли подобное слово в персидском языке, или ареалы формирования отдельных иранских языков определены неточно, или село основали иранские переселенцы из более северных ареалов и дали ему свое название, или это слово финно-угорского происхождения, поскольку не исключено, что когда-то какая-то западно-финская этническая группа продвинулась в низовья Ворсклы и оставалась здесь продолжительное время. Возможные и совсем неожиданные объяснения. В ситуации, когда статистический материал очень беден, делать далеко идущие объяснения рисковано. Тем не менее, иногда сомнения бывают минимальные. Для примера, в смешном названии небольшой речушки Тарапунька, пп Лютеньки, лп Псла можно видеть иранское происхождение и переводить как “Черный гриб”, поскольку во всех иранских языках tar (a) означает “черный”, а pongo, ponka, fank - любой круглый предмет. Ранее это слово означало просто “гриб”, и оно в этом значении присутствующее в многих языках (кроме иранских также лат. fungus, морд. панга и др.), однако только иранское слово хорошо подходит для его обозначения. Бросается в глаза, что чаще иранского происхождения бывают гидронимы, нежели названия населенных пунктов. Название р. Ворсклы можно понять, принимая во внимание курд. war “место” и афг. skvel “стрижка овец”. В ягнобском ареале есть река Обеста, лп Клевани, пп Сейма. Для объяснения ее названия хорошо подходит общеиранское ab, ob “вода” и ягн. asta “шумный”, однако не хуже подходит лит. «река» (Янко М.П. 1998, 253). Для названий другого притока Клевани, Эсмани и притока Свапы Османи подходит общеиранское asman, osmon “небо”. Название реки Харасеи, пп Свапы, пп Сейма образовано от общеиранского xur, xor “солнце” и saia “сиять”. Но есть и названия населенных пунктов, которые можно этимологизировать на базе иранских языков

с. Варва на реке Удай юго-восточнее Прилук – афг. varva “стервятник”; предлагается таке происхождение от слав. корня вар «кипеть» (Янко М.П., 1998, 65).

c. Келеберда на правом берегу Днепра напротив Канева – фонетически хорошо подходят курд kele “голова”, berd “камень”, однако, скорее всего, нужно искать определение к афг. kālə “дом”. Лучше всего по смыслу подошло бы слово для названия камня, подобнjt курдскому berd, но оно пока не обнаружено, хотя в персидском такое слово есть (bärd). В афганском есть berta “назад, обратно”, которое тоже можно иметь в виду. Происхождение от лат. «вольноотпущенный» (Янко М.П., 1998, 65).выглядит абсолютно безосновательным.

г. Нежин - афг. nix. an, перс. nišan “знак, признак”; относятся ли сюда топонимы Унеж, Униж (Янко М.П., 1998, 244-245) , которые могут иметь совершенно другое происхождение, неясно.

г. Яготин - афг. jêg “медведь”, atan. “танец”, хотя можно допускать происхождение от собственно имени, в основе которого может быть и.е. корень *ōg “расти» (Янко М.П., 1998, 399).



Подводя короткий итог, можно сказать, что данные топонимики в целом подтверждают определенніе графоаналитическим методом ареалы формирования некоторых германских и иранских языков, а также дают возможность уточнить пути их позднейших миграций.
Древнебулгарская топонимика в Карпатах
При поиске следов пребывания древних булгар в топонимике равнинных областей Западной Украины было обращено внимание на то, что некоторые топонимы в Карпатах тоже могут иметь булгарское происхождение. (Стецюк Валентин, 2002, стр. 16-17). Дополнительные поиски принесли некоторые результаты, которые еще требуют внимательного анализа специалистов по чувашскому языку. Безусловно, какая-то часть толкований основана на случайном созвучии, но само обилие топонимов, не поддающихся расшифровке на основе славянских языков, но могущих быть расшифрованными при помощи чувашского языка, не может быть случайным.
Названия горных вершин

  1. Самая высокая вершина в Карпатах и в Украине вообще называется Говерла (2061 м над уровнем моря). Расшифровке на славянских языка не поддается, а Юзеф Галичер считал слово румынским и переводил как “высокая гора” (Haliczer Józef. 1935.). Это мнение поддерживается М.П. Янко, приводящем рум. hovirla «труднопреодолимый подъем» (Янко М.П. 1998, 99), однако в других романских языках ничего подобного не обнаружено, очевидно, румынское слово заимствовано из украинского. Учитывая чув. кăвар - “горячие угли” при суффиксе -ла, который употребляется при образовании прилагательных, дословно название горы может быть переведено как “пышущая жаром”. Такое название могло бы хорошо подходит для горы вулканичуского происхождения, но географы такое происхождение Говерлы отрицают (Вулканические Карпаты расположены у самой границы Закарпатской низменности). Однако каменные россыпи Говерлы летом очень нагреваются и это могло быть мотивацией для названия горы. Венгерское происхождение (hó „снег”, var „крепость” (возможно, ранее „гора”?) названия следует обросить в ввиду отсутствия венгреских топонимов в ближайшем окружении. Соблазнительное сев. герм. hawer „возвышение” почему-то „не выдержало критики” и поэтому отброшено (Там же).

  2. Гора Дземброня (1877 м). Свершенно необычное для украинцев название горы может быть объяснено как бревно (возможно дерево) чудовищного вида принимая во внимание чув. çам „чудовище” и пěрене „бревно”. (Чув ç звучить як зь или ць). Название для горы не самое подходящее, если только вблизи нее действительно не росло одинокое дерево странной формы. Однако фонетическое согласование очень хорошее, лучшего в других языках просто не найти.

  3. Гора Данцыр (1848 м). Если принять во внимание чув. тун „откалываться” и çыр „обрыв”, то можно предполагать, что когда-то часть горы откололась, образовав обрыв. И мотивация для названия горы и фонетическое согласование хорошие. Следует иметь в виду, что чув. у часто соответствует укр. а.

  4. Перевалу Каратура имеются соответсвия во многих местах, заселеннях тюрками (на Алтае и в Сердней Азии). Это название может быть переведено как „черная гора” (чув. хура „черный”, тăрă „вершина”).

  5. Хребет Карматура. С учетом подобных названий здесь также содержится чув. хăла тăрă „вершина”. Созвучие с предлагаемым для расшифровки названия рум/ carnitura «поворот» (Янко М.П. 1998, 169) случайно.

  6. Урочище Калатура – „желтая гора” (чув. хăла „желтый”, тăрă „вершина”).

  7. Гора Кукуль (1539 м) . Фонетически прекрасно подходит для расшифровки чув. кукăль „пирог”. Мотивация названия не совсем ясна, поскольку неизвестно, какой формы пироги пекли древние булгары.

  8. Гора Мингол (1085 м). Есть хорошие чувашские фонетические соответствия слову, однако они малоприемлимы для названия горы. Тем не менее на них следует указать, ибо сами по себе значения этих слов довольно близки: чув. мин „румянец” и кул „смеяться”. Человек, который смеется, может стать румяным. В данном случае названию горы могло быть придано по имени человека, имевшего прозвище Мингол.

  9. Вершины гор с названием Магура в Карпатах и прилегающих райнах имеются в большом количестве. Поскольку слово приобрело и нарицательное значение, то их число не поддается учету. В одной Трансильвании таких топонимов 97 (Haliczer Józtf. 1935.). Конечно, может быть принято к рассмотрению славянское слово гора, но непонятными останутся приставка ма- и сама фонетическая трансформация. Более всего для названия горы подходит чув. мăкăр „бугор, шишка”. . Формант –а, очевидно, был принят под влияниесм слав. гора. Наличие большого количества топонимов магура в Румынии объясняется наличием в румынском языке слова măgură „холм”, но оно не имеет аналогов в других романских языках, поэтому само является заимствованым через фракийский из булгарского.

  10. У подножья горы Туркул расположено озеро Несамовите, что дает основание рассматривать для перевода ее названия чув. тăрă „вершина” и кўлě „озеро”.

  11. Перевал Шурдын. С определенной натяжкой можно перевести как страшное, сердитое место (чув. шăрт „гнев” и ен „сторона”). Но интересным является то, что в Татарстане на территории, смежной с Чувашией, есть несколько деревень с похожим, но тоже неясным названием Ширданы. Ранее был известен аул Ширдан, основанный либо чувашами либо мари (Субботкин Артем, 2005).

Ранее предполагалось, что расположенное в Карпатах известное украинское село Тухля получило назнания от старинного чувашского девичьего головного убора тухъя. Однако подобные слова (takja, tafja) для названия женских головных уборов в виде круглых шапочек имеются также в других тюркских, иранских и арабском языках (в русском и удмуртском оно заиствовано из тюркских). Фасмер считал, что слово имеет арабское происхождение (ṭāḳijа), а связи чувашского языка с семитскими – тема, требующая специального изучения. Но главным аргументом против сделанного предположения является то, что село с таким же названим имеется в Польше на совершенно равнинной местности. В связи с этим топним Тухля следует выводить от слова тухлый.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Следы древнего населения Украины в топонимике
423.38kb.
3 стр.
Контакты древнего населения западной сибири по археологическим данным 1920-1930-х гг и
190.33kb.
1 стр.
Предпосылки и проблемы экономической мысли древнего востока
267.87kb.
1 стр.
Варшавский А. С. Следы на дне
1821.81kb.
12 стр.
Следы применения оружия и следы выстрела
88kb.
1 стр.
Финансирование регионального апк
320.66kb.
1 стр.
Национальная академия наук украины государственное космическое агентство украины
36.86kb.
1 стр.
Художественное слово На снегу, как на страничке, Пишут голуби, синички
514.73kb.
1 стр.
Вот, то, что мне удалось найти о гражданском обществе
592.31kb.
4 стр.
"История Древнего мира"
12.46kb.
1 стр.
«Следы зверя» Немало в экспозиции музея истории ОАО «газ» интересных экспонатов, и в числе наиболее ценных рукопис­ный дневник с таким названием. Его вел в годы войны автозаводский художник Иван Иосифович пермовский
59.58kb.
1 стр.
Премия имени Дмитра Яворницкого высшая награда краеведов
10.34kb.
1 стр.