Главная
страница 1
Людмила Андреевна Секретарь. Фрагмент книги «Дома, события, люди»
Театр Нила Ивановича Богдановского
Немного тех избранных, кому

Дано сказать: «Я прожил жизнь недаром»

Аполлон Майков


Есть люди, которые незаметно проживают свою жизнь, не оставляя в ней следа, а есть личности, которые, поднимаясь над повседневными заботами о хлебе насущном, способный будоражить общество, зажигать своим умом и талантом людские сердца, создавать вокруг себя особую духовную и интеллектуальную ауру. Уход из жизни таких людей всегда заметен и тяжело переживается многими как потеря частицы собственной души. Такой незаурядной личностью был Нил Иванович Богдановский – актер и режиссер, издатель газеты и журналист, деловой человек и любящий отец семейства. Большая и самая плодотворная и интересная часть его жизни прошла в Новгороде. Здесь он осел с семьей уже в зрелые годы. На заработанные собственным трудом деньги построил на Софийской площади, точнее на Газоне, который являлся как бы продолжением площади в сторону Санкт-Петербургской улицы, деревянный театр. Театр открыл свой первый сезон 17 июля 1886 г. Незадолго до строительства Богдановским театра в 1880 г. в Новгороде сгорел прежний деревянный городской театр, открытый для зрителей в 1860 г. В начале XX в. рядом с театром построили женскую гимназию (некоторое время в этом сохранившемся здании после войны размещался ресторан «Ильмень»). Богдановский обзавелся в Новгороде собственным домом. Усадьба его находилась рядом с церковью св. Власия на Большой Власиевской улице. Деревянный дом, а рядом деревянная же типография стояли на месте кафе «Сказка» и двухэтажного здания кинопроката.

Жизнь Богдановского складывалась непросто. Он много испытал в жизни, много повидал на своем веку. Бунтарь, обличитель с неуемной энергией и неуживчивым характером, он принадлежал к типу оригиналов и чудаков, белых ворон, которыми так богата Россия. Были люди, которые ненавидели Богдановского за резкость суждений, нелицеприятную критику, возмущение спокойствия. Но многие, напротив, обожали его, прощали все чудачества.

«Нилочка», как называли его домашние, родился в 1846 г. Детские годы его прошли в Смоленске. Мать была женщиной религиозной и суровой. Она долго не могла смириться с детских лет обнаружившимся у Нилочки стремлением стать актером. Комедианты были в ее глазах людьми самого низкого сорта. Мать сурово наказывала любимого сына за всяческие детские провинности и бунтарский характер. Вспоминая уже в зрелые годы свое детство и юность, Богдановский возмущался тогдашними нравами, жестокостью, с которой обращались с детьми в семье, и палочным режимом в гимназии. «Страшное и кровавое было время», - напишет Нил Иванович в своей книге «Сцена – мой крест». Только в 1870 г., увидев его на сцене театра в Вятке, мать простила блудного сына, сказав: «Ах, Нилочка, как жаль, что ты называешься Мерянским (актерский псевдоним Богдановского – Л. С.). Все-таки добрые люди знали бы, что ты наш сын».

Отец Нила Ивановича служил в Смоленске письмоводителем у архиерея и считал это место «доходным». Но когда он потерял работу, для семьи начались тяжелые житейские испытания: вынужденный переезд в Симбирск, затем в Могилев, бедность, пьянство отца. Уезжая в Могилев, родители оставили сына – ученика Симбирской гимназии – почти без средств, на волю судьбы и попечение знакомых. В 1862 г. Богдановский ушел из гимназии и поступил работать газетным репортером. Началась его самостоятельная, наполненная до краев жизнь. В 1865 г. он переехал в Смоленск к сестре и брату и осуществил свою детскую мечту стать актером. На сцене он выступал под псевдонимом Мерянский. Это сценическое имя, написанное на его первой в жизни афише, ему подсказал брат Михаил. Накануне весь Смоленск с необыкновенной пышностью провожал в последний путь известного шута смоленского дворянина – Мерянского.

Талантливый актер Богдановский-Мерянский с большим успехом выступал на театральных подмостках многих городов России. Орел, Тула, Москва, Петербург, Муром, Арзамас, Одесса – таков неполный перечень этих городов. В одной из гастрольных поездок Богдановский познакомился с капельмейстером Василием Андреевичем Нерушевым и его дочерью – Лизанькой – актрисой, которая вскоре стала его женой.

Помимо актерской деятельности, Богдановский занимался антрепризой, мелким бизнесом. Он проявил здесь незаурядные еловые качества и организаторские способности.

В 1880-х гг. судьба забросила Нила Ивановича в Старую Руссу. В этом небольшом древнерусском городе его очень полюбили как актера и хорошего чтеца. В Старой Руссе Богдановский занялся издательской и журналистской деятельностью. Он начал выпускать «Справочный лист старорусских минеральных вод». Гневные публикации бунтаря-издателя, обличающие темные делишки арендатора курорта А. А. Рохеля, больше всего заинтересованного в собственной прибыли, вызвали со стороны обвиняемого бурные негодования. Автор фельетона «Старорусские заметки», помещенной в газете «Новгородский листок» (11 июля 1882 г.), описывает случай, показывающий, до какой степени дошла эта вражда между Рохелем и Богдановским. Пианист-педагог Книн решил организовать для публики концерт и арендовал для этого курортный зал. Выпустили афишу. Но когда Рохель увидел на афише имя приглашенного для участия в концерте Богдановского, он не дал зала бедному пианисту. «Новгородский листок» был явно на стоне любимца публики Мерянского.

Особенно не задержавшись в Старой Руссе, Богдановский переезжает в Новгород. Этот город он полюбил всей душой. Построив в Новгороде театр, он трудился в нем как актер и антрепренер труппы. В репертуаре театра почетное место занимали любимые пьесы А. Островского: «Бедность не порок», «Сердце не камень», «Доходное место» и др. Для собственного бенефиса 21 ноября 1896 г. Нил Иванович выбрал пьесу «Сердце не камень», в которой блестяще сыграл роль старика Караулова. В сезон 1896 г. на сцене театра были поставлены спектакли: «Чужие» по пьесе И. Н. Потапенко, трагедия У. Шекспира «Отелло», комедия «Гражданский брак» по пьесе Н. И. Чернявского, комедия «Тетинька» по пьесе Ю. Н. Николаева. Постоянно ставились в театре благотворительные спектакли: в помощь «Обществу вспомоществования недостаточных учащихся», в пользу «Новгородского попечительного о бедных общества». Нил Иванович никогда не забывал собственную бедность в начале жизненного пути и всегда старался помочь людям нуждающимся.

В декабре 1896 г. труппа Мерянского гастролировала на сцене гельсингфоргского театра, а новгородский театр принимал в этом же году драматическую труппу гельсингфоргского театра. 22 сентября при открытии гастролей под непосредственным руководством Мерянского приглашенная труппа сыграла спектакль «Доходное место» по пьесе А. Н. Островского.

В составе труппы Мерянского-Богдановского играли актеры: Скарятин, Дубровский, Охотина.

Человек страстный и увлекающийся, Нил Иванович неожиданно охладел к своему детищу, продал театр городским властям и уехал ненадолго в Москву, поступив в знаменитый тогда театр Ф. А. Корша. Инна подмостках этого театра ему сопутствовал неизменный успех. Это была лебединая песнь известного российского актера.

Возвратившись в Новгород, Богдановский с неудержимой энергией принимается за дело, не совсем для него новое, - издание частной газеты «Волховский листок». Талант, увлеченность, неуемная натура проявились и в этом сложном и отнюдь не безопасном деле.

В Новгороде в те годы выходила официальная газета «Новгородские губернские ведомости». И вдруг в провинциальную жизнь ворвался свежий ветер: живое освещение событий городской жизни и при этом сочувственное отношение к «униженным и оскорбленным», обличение несправедливостей и пороков.

Газета освещала всю многообразную жизнь города. В ней можно было прочесть о дебатах в уездных земских собраниях, о спорах в городской Думе, познакомиться с судебной хроникой, новостями из уездных городов и губернского Новгорода. «Волховский листок», издаваемый в 1903 г., наполнен материалами исторического характера. Автором их был Марк Полянский – близкий знакомый семьи Богдановских-Нерушевых. Екатерина Васильевна Нерушева (сестра жены Нида Ивановича) посвятила местному краеведу очерк, изданный отдельной брошюрой в типографии Богдановского. Серия исторических статей М. Полянского не утратила своего значения до настоящего времени: «Подвиг протопопа Аммоса» (№ 92), «Вечевой и древние церковные колокола» (№ 50, 51), «Марфа Борецкая и ее чудный дом» (№ 63), «Семь новгородских соборов» (№ 67) и др.

Много внимания в «Волховском листке» уделялось театральной жизни. По рекламным объявлениям, заметкам и рецензиям можно составить полное представление об истории новгородского театра начала XX в. В газете печатались также стихи и литературные опусы. Помогала Богдановскому в издании газеты Екатерина Васильевна Нерушева. Ее имя как редактора-издателя поставлено в некоторых газетных номерах. Сам Богдановский немало написал для своей газеты в живой разговорной форме очерков и репортажей под псевдонимом «Старец Нил». Он умел извлекать из собственного жизненного опыта факты, представляющие интерес для широкой публики. Свою жизнь он часто делал предметом социально-психологического исследования. Заболев в 1910 г. оспой и оказавшись в московской больнице, где провел длительное время, Нил Иванович написал там серию остроумных зарисовок – «Московские наброски», в которых живописал больничные порядки, обрисовал забавные типажи пациентов клиники.

Когда в 1910 г. Богдановского посадили на две недели в городскую тюрьму за очередной обличительный материал, то и там он время свое не тратил понапрасну, сочинив цикл стаей «Из тюремной камеры № 21». В одной из них он написал строки, в которых выразилась его огромная любовь к Новгороду: «В Новгороде прошли 35 лет лучшей моей треволненной жизни с надеждой быть и погребенным в славной земле наших предков, а посему никуда в другой город не перекочую и буду сидеть в вонючей и сырой тюрьме». Случилось так, что когда он сидел в тюрьме, умерла его жена. На Петропавловском кладбище похоронил Нил Иванович свою незабвенную Елизавету – там, где ранее нашли успокоение его тесть и двое малолетних детей. Вот самому Нилу Ивановичу пришлось-таки покинуть любимый им город и не по своей воле. Но об этом после.

Богдановский много терпел за критику власть придержащих и резкий «неделикатный» тон некоторых газетных публикаций. Доставалось в «Волховском листке» и новгородскому голове А. Соловьеву, и свояку Соловьева Шульгину, и Тихвинскому голове купцу Василию Пагольскому, и игумену Сковородского монастыря Нафанаилу. Редактора «Волховского листка» постоянно привлекали к судебной ответственности: в 1909 г. – за критику губернатора, в 1910 г. – за книгу «Облава на Авву», в 1911 г. – за то, что по ошибке в числе членов комиссии по обследованию реального училища автор статьи назвал архитектора А. Эренберга.

В газете как нельзя лучше проявилась натура Богдановского: независимый характер, сердечная привязанность и преданность друзьям, полное неприятие любого проявления насилия, корыстолюбия и ханжества, способность совершить незаурядные поступки во имя справедливости и человеколюбия. В 1910 г., когда в городском театре произошел трагический случай – во время спектакля загорелась из-за неосторожности одежда у актера Василия Холмского, и он скончался от полученных ожогов, - Нил Иванович объявил в своей газете сбор пожертвований в пользу семьи актера. Устроил в театре благотворительный спектакль по пьесе А. Островского «Бедность не порок», в котором сыграл роль Любима Торцова. Доход от спектакля пошел в помощь семье Холмского. Рассказывая в газете об этом спектакле, Нил Иванович с присущим ему юмором и некоторой долей иронии так описывает свою собственную игру в спектакле: «Относительно Любима Торцова, которого благосклонно исполнял старый мой приятель актер Мерянский и которого я видел несколько раз в московском театре Ф. А. Корша, считаю долгом не распространяться – похвалить стыдно, обругать жалко, пожалуй, обидится, - отмечу только, что слова рыдавшего Любима «назябся уж я, наголодался. Лета мои прошли, тяжело уж мне паясничать на морозе-то из-за куска хлеба» как нельзя более подходят к ветерану провинциальной сцены, которому давно пора просить, по выражению одного из моих друзей, у Господа Бога деревянный балахон…»

Друзей, как и врагов, у Нила Ивановича было предостаточно. Очень хорошо к нему относился инспектор народных училищ И. П. Можайский. Тесная дружба связывала его с актером и антрепренером городского театра М. Н. Онегиным-Голицыным. На страницах «Волховского листка» Онегин печатал стихи и рассказы собственного сочинения. С большой любовью относился Богдановский к своему наставнику священнику церкви св. Власия А. Успенскому. Не скрывал своей симпатии к известному новгородскому фабриканту, владельцу фарфоро-фаянсовых фабрик И. Е. Кузнецову, характеризуя его как человека «неизменно отзывчивого к чужому горю» Почитал как друга поэта К. Фофанова, который в 1902-1903 гг. жил в Новгороде, а затем в Старой Руссе. Главным в отношении к людям у Богдановского были не меркантильные интересы, а оценка их человеческих достоинств.

О чудачествах, комических свойствах натуры Богдановского хорошо написал актер М. В. Шевляков, приглашенный новгородским антрепренером в труппу своего театра. Воспоминания Шевлякова под названием «Оригиналы и чудаки» были опубликованы в журнале «Исторический вестник». Как пишет Шевляков, «Мерянский был большим комиком по натуре, хотя держал себя до того серьезно и свирепо, что мало знавшие его способны были перед ним трепетать». Страстно любил лошадей, и верховые прогулки доставляли ему истинное удовольствие. Однажды, когда через Новгород проезжал на коне хорунжий Пешков (он совершал путешествие с Дальнего Востока в Петербург, чтобы доказать свою преданность царю), Нил Иванович присоединился к нему и на своей кляче приехал вместе с Пешковым в столицу. Вместе они производили комическое впечатление. Нил Иванович, высокий, сухопарый, с удлиненной головой напоминал Дон-Кихота. Приезд их походил на хорошо разыгранный фарс, тем более, что Богдановский совсем не испытывал верноподданнических чувств.

И все-таки самым любимым делом и страстным увлечением всей жизни Богдановского неизменно оставался театр. Не случайно он назвал свою книгу «Сцена – мой крест…» На писание книги воспоминаний подвигла его любимая внучка Викторина Кригер, ставшая знаменитой балериной. В предисловии к книге автор написал не без юмора: «Посвящается врагам, друзьям и ученикам актера Мерянского». Главы этой книги печатались в «Волховском листке», затем две части книги вышли отдельным изданием. Так как дневник с записями у Богдановского похитили из квартиры, книгу он писал по памяти. Это калейдоскоп наиболее ярких, отложившихся в памяти эпизодов долгой и интересной жизни.

Известно, что Богдановский имел двух дочерей от первого брака. Зинаида в 1910 г. училась в Петербургской консерватории и концертировала на сцене новгородского театра с известным артистом императорских театров Л. М. Сибиряковым. Вторая дочь Надежда пошла по стопам отца и стала актрисой. Писала также детские пьесы для спектаклей. Жила в Москве, но постоянно приезжала в Новгород. 25 ноября 1911 г. с труппой Н. П. Казанского в городском театре играла в благотворительном спектакле по пьесе И. В. Шпажинского «Чародейка». Средства от спектакля предназначались для приюта католического благотворительного общества. Сочувственное отношение к нуждающимся Надежда Ниловна унаследовала от своего отца. Ее муж В. А. Кригер был актером и режиссером московского театра Ф. А. Корша и пользовался большим успехом у публики. Кригеры приобрели дом в Новгороде на Санкт-Петербургской улице. Этот дом унаследовала их дочь Викторина Кригер, которая постоянно приезжала в Новгород и проводила в этом доме свои отпуска. В 1910-1948 гг. Кригер работала в Большом театре г. Москвы, где исполняла ведущие партии в балетах «Лебединое озеро», «Конек-горбунок», «Дон-Кихот», «Бахчисарайский фонтан». Она много гастролировала по Советскому Союзу и за рубежом. За исполнение партии Мачехи в балете С. Прокофьева «Золушка» Кригер была удостоена Государственной премии. Ее успешная балетная деятельность была оценена званиями Заслуженной артистки СФСР и Заслуженного деятеля искусств РСФСР. В 1955-1963 гг. она заведовала музеем Большого театра. Умерла в 1978 г. в Москве.



А ее неугомонный дед, который навсегда собирался остаться в Новгороде, не принял душой ни революцию, ни советскую власть и уехал в Таллин. После смерти первой жены он женился второй раз и боготворил свою Ксению, которая была на 42 года моложе его. Прожив долгую жизнь, он обрел успокоение на кладбище в Таллине.
Источник: Секретарь Л. А. Дома, события, люди. (Новгород. XVIII – начало XX вв.). Великий Новгород, СПб., 1999. С. 103 – 110.


Смотрите также:
Театр Нила Ивановича Богдановского Немного тех избранных, кому Дано сказать: «Я прожил жизнь недаром»
101.16kb.
1 стр.
Страна на берегах Нила и ее жители Нил река жизни
26.52kb.
1 стр.
Трэш Бог ди-джей, а мы танцоры, Судьба рисует свои узоры: Кому тату, кому – кубизм, Но, в общем, то же идиотизм, Кому – на сердце, кому на лбу. Давай-ка, потанцуем, детка, и я из жизни уйду
3640.27kb.
6 стр.
С каким театром тесно сотрудничал Чехов? А малый театр
14.02kb.
1 стр.
Программа проекта театральной студии мастерской /тсм/ «Город Мастеров»
124.8kb.
1 стр.
Г. Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 1897 первый арест
490.91kb.
5 стр.
Привет пишу для тех, кому интересно возможно только для себя
24.02kb.
1 стр.
Литература №5, 2000 год : могила
328.82kb.
1 стр.
Театр – это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра
203.01kb.
1 стр.
300 – летие со дня рождения Петра Ивановича Рычкова
158.92kb.
1 стр.
Мечиев кязим беккиевич (1859-1945)
67.74kb.
1 стр.
Памятка для тех, кому предстоят допросы
178.48kb.
1 стр.