Главная
страница 1
Конфликт в Политехническом институте по поводу заключения коллективного договора.
Место действия: г.Тольятти, Политехнический институт (далее в тексте – институт, Политех).
Конфликтующие стороны: администрация института во главе с ректором Столбовым В.И. (далее в тексте – ректор) и профком преподавателей и сотрудников института во главе с председателем Калининым А.В. (далее в тексте – председатель профкома).
Время действия: 1998 – конфликт не завершился до настоящего момента.
Краткое изложение сути конфликта: В 1998 году истекал срок действия очередного коллективного договора, заключенного между профсоюзом и администрацией института. За 3 месяца до окончания его действия председатель профкома обратился к ректору с предложением разработать и принять новый договор. Не желая заключать коллективный договор (далее в тексте – КД), администрация начала затягивать процесс решения этого вопроса. Сначала было выдвинуто требование создать Совет трудового коллектива (далее в тексте – СТК), который должен представлять сторону работников в переговорном процессе. Мотивировалось это тем, что профсоюз охватывает только 28% работающих, поэтому не может выступать от лица всего коллектива. Затем началась политика проволочек, в результате которой нового КД в Политехе нет до сих пор. Формально до принятия нового документа действует старый договор, но он не устраивает профком, поскольку многие его пункты уже нарушались администрацией и не соответствуют времени. Председатель профкома института пытается заставить ректора пойти на заключение КД всеми доступными законными методами (обращение в инспекцию по труду, в судебные инстанции), но пока ничего добиться не удалось. Данная ситуация отягощается личным противостоянием ректора и председателя профкома, которое имеет долгую (7 лет) предысторию. Нынешняя история с заключением КД является одним из звеньев перманентно текущего конфликта между профсоюзом и его лидером, с одной стороны, и администрацией во главе с ректором, с другой стороны.
Краткие сведения о Политехническом институте.
Политехнический институт создан 35 лет назад. Это государственное учебное заведение федерального подчинения. Всего в институте работает 1250 штатных работников, с совместителями порядка 1300 человек. Сейчас на 6 факультетах обучается примерно 4,5 ты†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††† учебных заведений – всего около 30. Но самым крупным и солидным учебным заведением является Политехнический институт. Он практически единственный в Самарской области, где большинство вузов стали называться университетами, сохранил статус института.

Институт располагает комплексом учебных корпусов, последние из которых были построены 10 лет назад. Уровень зарплаты в Политехе невысокий по сравнению со средней зарплатой по городу (а она составляет более 3 тыс. рублей, выше, чем где бы то ни было в области). Доцент со всеми надбавками получает примерно 1050 рублей в месяц. Но преподавателей с таким уровнем заработка примерно половина, остальные получают гораздо меньше. Ставка ассистента, к примеру, составляет 300 рублей. Увеличение выплат за счет платного обучения или других источников в Политехе не практикуется. Однако и задержек выплаты в институте не было ни разу за все последние годы. Никаких социальных льгот нет. Последнюю бесплатную квартиру работники института получили 3 года назад.


Стороны конфликта.
Администрация. Позиция администрации полностью определяется ректором. Ректор (сейчас ему 68 лет) в ноябре 1997 года был избран и утвержден в должности министерством, а до этого момента 20 лет возглавлял институт, будучи назначаемым. Избирался ректор на конференции. Но выборы носили формальный характер и походили на обычную для вуза процедуру конкурса на замещение вакантной должности. Так как он уже занимал должность, то конференция была скорее отчетной, нежели выборной. Альтернативных кандидатур не выдвигалось. Ректор отчитался о проделанной работе, делегаты от коллектива подтвердили его полномочия. Правда, победил ректор с минимальным, всего в 10 голосов перевесом. Таким образом, ситуация была достаточно острой, и положение ректора «висело на волоске», несмотря на то, что делегаты на конференцию подбираются. Подразделения, кафедры в институте очень маленькие, там работают 5-10 человек. Естественно, делегатом обязательно выдвигается заведующий кафедрой и еще кто-то из сотрудников. Завкафедрами поддерживают ректора, профком пользуется поддержкой среди остальной части делегатов. Накануне конференции в институте была конфликтная ситуация, и профком много сделал для того, чтобы ректор не был переизбран. Но добиться большинства все-таки не удалось.

По общему мнению, которое мы слышали и от руководителя обкома работников образования, и от председателя профкома Политеха, и от рядовых сотрудников, ректор очень интересный, образованный и разносторонний человек: хорошо поет, пишет стихи. Имеет научный авторитет, есть определенная школа, среди его учеников есть даже доктора наук. Хотя в последние 10 лет речь идет скорее о формальном признании прошлых заслуг. Среди других руководителей вузов до определенного времени пользовался авторитетом, был избран в Совет ректоров. Имеет большое влияние и в городе.

Но у ректора очень авторитарный стиль руководства, и о том, что работать с ним сложно, свидетельствует такой факт: с 1993 года в институте сменилось 4 проректора по административно-хозяйственной работе, 4 проректора по кадрам и режиму, 2 проректора по учебной работе, 3 бухгалтера. При этом состояние помещений института не создает ощущения присутствия крепкой «хозяйской руки» ректора. Корпуса, построенные 10 лет назад, выглядят более пристойно только благодаря деканам. В главном корпусе невооруженным взглядом виден развал хозяйства. Заведующие кафедрами вынуждены брать проблемы с оборудованием, мебелью, ремонтом на себя, чтобы обеспечить учебный процесс. Им приходится решать эти проблемы, в том числе и за счет предоставления льгот отдельным студентам.

В то же время лучшие здания и помещения практически безвозмездно переданы в пользование частному учебному заведению – Волжскому университету им. Татищева, президентом которого является ректор Политеха. Следует подчеркнуть, что основная часть преподавательского состава института (90%) имеет техническую направленность и не задействована в этом гуманитарном университете. Помимо этого ректор создал и возглавляет общественную благотворительную организацию «Образование». Все внебюджетные средства (оплата обучения, плата за аренду и т.д.) поступают не в институт, а на счет этой организации. Зачастую студенты Татищевского университета платят за учебу не в кассу университета, а в этот фонд, что оформляется как благотворительный взнос. Тратятся эти средства в том числе на оказание материальной помощи работникам образования (на каких условиях подробно опишем ниже). Но основная часть преподавателей института из внебюджетных источников регулярных доплат не получает.

В целом создается впечатление, что ректор создал все эти структуры для решения, прежде всего, собственных финансовых проблем. По мнению председателя профкома института, «назвать его «красным директором» нельзя. В моем понимании «красные директора» предрасположены к социалистическим понятиям. Наш ректор сразу принял идеологию частного капитализма, причем в самых нецивилизованных формах. Зачастую он допускает высказывания, из которых создается впечатление, что институт это его вотчина, которой он безраздельно владеет. На этой почве у нас постоянные конфликты» (из интервью с председателем профкома). Такой подход ректора к управлению государственной собственностью порождает массу финансово-хозяйственных нарушений. Раньше ректору силой своего авторитета удавалось замять скандальные дела, но в последнее время им серьезно занялась прокуратура.
Профсоюзная организация института.
Раньше (до 1993 года) все 100% сотрудников института были членами профсоюза. На сегодня только 28% коллектива – члены профсоюза. В профкоме – 16 человек. Освобожденных работников нет. На 0,5 ставки работают председатель, секретарь и бухгалтер. Среди членов профкома есть люди с 20-летним профсоюзным стажем, и состав профкома мало изменился, только сократился. Заседания проходят регулярно, 1 раз в месяц.

Несмотря на постоянные конфликты, ректор не пытается отнять у профкома помещение, выключить телефоны. Хотя раньше помещение было больше по площади, но под видом ремонта профком потеснили. Политику постепенного выдавливания профсоюза ректорат проводит более гибкими методами (см. ниже).



Главное содержание деятельности профкома на современном этапе - защитные функции. Основной упор делается на колдоговор. Отстаиваются коллективные иски в суде. Много конфликтов по предоставлению жилплощади в общежитии, необоснованным увольнениям. Самый свежий пример. Всем уборщицам, дворникам понизили задним числом разряд. В приказе столько нарушений, что есть шанс отменить его уже на этапе предварительного судебного рассмотрения дела. Профком оставил за собой также организацию нескольких праздников (День здоровья, Новый год и т.д.). Делает это, потому что людям нравится, и они привыкли к этой традиции. С удовольствием организовывали бы культпоходы, но средства не выделяются администрацией, а у профкома их тоже нет.
Нынешний председатель является доцентом Политеха. Кроме профсоюзной организации института возглавляет городскую Ассоциацию председателей профкомов. Был первый раз избран в 1993 году, затем в 1994 году, и в 1999 году вновь переизбран. Впервые баллотировался в разгар скандала вокруг дома, строящегося для сотрудников института. Как говорит он сам, «я пошел на должность председателя профкома потому, что понял, кроме меня этот вопрос с предоставлением жилья работникам никто не решит». Решимость отстаивать права очередников на профсоюзной ниве подкреплялась и личной заинтересованностью, так как сам председатель до сих пор живет в общежитии и стоит в очереди на жилье. Избирался он председателем профкома на альтернативной основе. На выборах был сильный соперник, который выступал с критикой руководства. Он был членом профкома, и часть комитета его поддерживала.

Для понимания характера отношений, сложившихся между председателем и ректором, особо подчеркнем, что ректорат в тот момент даже предпочел поддержать его при голосовании, как более умеренную кандидатуру. Однако в ходе выборов председатель для привлечения сторонников обнародовал договор, подписанный ректором со строительной организацией, которая строила дом для сотрудников института. По этому договору сотрудники не должны были вкладывать никаких денег. В соответствии с долевым участием строители 1/3 часть жилья забирали себе, 2/3 оставляли для института. Ректор этот документ скрыл и объявил сотрудникам, что они должны будут выплатить за квартиры деньги. То есть фактически эти деньги шли бы ему «в карман». На волне этой разоблачительной кампании нынешний председатель профкома и одержал победу. Однако отношения с ректором испортились до такой степени, что они полностью прекратили всякое сотрудничество, и начался затяжной конфликт профкома с руководством института.

Давний конфликт с домом вяло продолжается до сих пор, поскольку среди жильцов дома нет ни одного работника института, которые стояли в очереди. Профком за эти годы неоднократно подавал жалобы в прокуратуру об использовании не по назначению бюджетных средств, но ответа не получал. И только недавно прокуратура завела уголовное дело против ректора по статье превышение полномочий. Но, как говорит председатель профкома, «это все уголовщина, к которой профсоюз не имеет отношения».

Больший интерес представляет история противостояния ректората и профсоюза, в результате которой так сильно сократилась профорганизация. С самого начала «жилищного» конфликта ректор задался целью вообще ликвидировать профсоюз, начав с попыток финансово его подорвать. Он потребовал, чтобы в соответствии с законом были оформлены личные заявления о централизованном перечислении профвзносов через бухгалтерию. Стали оформляться коллективные заявления по подразделениям. Чувствуя явно обозначенное недовольство профкомом со стороны ректора, заведующие кафедрами, руководящие работники, сотрудники бухгалтерии и канцелярии не написали таких заявлений, фактически выйдя из профсоюза. После кампании оформления этих заявлений число членов профсоюза в институте снизилось сразу на 50 %.

Некоторое время численность членов профсоюза держалась на этой отметке. Но в конце 1998 – начале 1999 года получила распространение практика обращения работников института за материальной помощью к ректору, как к президенту благотворительного фонда. Давалась материальная помощь от 500 до 5000 рублей. Но условием ставилось требование не писать заявление о согласии перечислять профвзносы через бухгалтерию. Ректор, не ставя напрямую требования выхода из профсоюза, фактически этого добивался. В результате кампании «материальной поддержки» численность профсоюза в Политехе упала до 28 %. По словам профкомовцев, некоторые сотрудники приходили потом в профком, объясняли ситуацию и заявляли готовность платить взносы наличными. Сейчас примерно 100 членов профсоюза платят взносы таким образом, но очень просят, чтобы эти сведения не раскрывали перед администрацией. Таким образом, профсоюз института сейчас - это актив, готовый отстаивать свою позицию.
Борьба профкома против нарушений ректором положений коллективного договора.
Борьба профкома против нарушений ректором действовавшего КД привлекла наше внимание по двум причинам. С одной стороны, эти события непосредственно предшествовали конфликту по поводу заключения колдоговора и хорошо проясняют контекст происходящего. С другой стороны, этот случай интересен тем, что председатель профкома института задействовал в борьбе почти все предусмотренные законом процедуры и инстанции.

В мае 1998 года ректор нарушил 7 пунктов КД, основным из которых был пункт, по которому ректор брал обязательство не повышать плату за проживание в общежитии выше муниципальных тарифов. Был выпущен приказ о повышении платы за общежитие и о взимании со студентов 500 рублей за коммунальные услуги. В институте разгорелся серьезный конфликт, даже были митинги с привлечением студентов, об этом писала пресса. По поводу невыполнения пунктов КД по инициативе профкома полностью была пройдена процедура трудового арбитража. Арбитраж признал правоту профкома, но его решение не возымело на администрацию никакого действия. Использовать забастовку, как способ давления на ректорат, было сложно, так как в общежитии проживают не очень много сотрудников (человек 100), а поднять всех остальных было невозможно. Поэтому профком решил обратиться в суд с требованием отменить ректорское положение, нарушающее пункт КД, и наказать ректора. Районный суд в иске отказал, сославшись на административный кодекс. Обращение председателя профкома в областную инспекцию по труду закончилось тем, что его опять переадресовали к суду, ссылаясь на закон о колдоговорах и соглашениях. По рекомендации юристов из ФПСО председатель профкома решил в надзорном порядке опротестовывать через областной суд действия районной инстанции. В июле 1999 года Президиум областного суда вынес решение, обязав районный суд рассмотреть дело. Но только в отношении незаконности ректорского положения, а не в части нарушения пунктов коллективного договора. То есть из законодательства о соглашениях и колдоговорах дело было переведено в обычный гражданский иск.

С августа 1999 года профсоюзный лидер пытается оспорить Положение ректора, незаконно принятое в мае 1998 года. Очередное судебное заседание, пятое по счету, назначено на 2 марта 2000 года. Переносы мотивируются техническими причинами. «Сначала судья думала, что это просто разрешится. Потом, то ли на нее давление оказали, то ли еще что. Прошло два заседания, и она сказала, что вопрос очень серьезный и ей нужно время для дополнительного изучения дела. С октября она его изучала, потом болела, потом переносила по другим причинам». Пройдя длительный путь судебного разбирательства, председатель пришел к выводу, что «на уровне Самарской области решать в суде вопросы, связанные с колдоговором, невозможно, нет практики». И это сильно снижает значимость колдоговорной работы в глазах рядовых членов профсоюза: «Когда люди видят, что почти 2 года я не могу в суде отменить незаконное положение, а потом его еще надо будет исполнить, но нет никаких гарантий, они не видят смысла в коллективном договоре» (из интервью с председателем профкома).
Конфликт по поводу заключения колдоговора.
Последний коллективный договор, который официально разрабатывался и принимался ректоратом и профкомом, был рассчитан на 1996-1997 гг. Срок его действия закончился в начале 1998 года. Сейчас формально действует старый договор, поскольку в тексте было оговорено, что он действует до тех пор, пока не принят новый договор. В течение всего 1998 года профком пытался инициировать работу вокруг КД. Сначала администрация не хотела его разрабатывать, поэтому председателю профкома пришлось обращаться в областную инспекцию по труду (октябрь 1998 года) и в суд Центрального района. Он опирался на 28 статью закона о КД об уклонении от заключения соглашения. В суде, сославшись на статью 41 Прим. Административного кодекса, заявили, что это компетенция инспекции по труду. В свою очередь руководитель трудинспекции сказал, что согласно закону о колдоговорах, это должен рассматривать суд. Круг замкнулся, повторилась история с рассмотрением дела о нарушении пунктов КД. Оспаривать решение суда профсоюзный лидер в этом случае не стал, так как администрация в конце 1998 года все же пошла на переговоры. В течение 2 месяцев был составлен проект КД, согласованы почти все пункты. Самые серьезные разногласия возникли по поводу того, кто должен представлять интересы работников. Администрация заявила, что профком не полномочен выступать от имени всего коллектива, раз в нем только 28 % сотрудников института. Этот пункт внесли в протокол разногласий. У председателя профкома было намерение привлечь потом трудовой арбитраж, для подкрепления своей позиции. Но оказалось, что уже тогда администрация задумала создать СТК.

Противостояние профкома и ректората в1999 году развивалось следующим образом. Ректорат приступил к реализации своего плана, целью которого было лишить профком права представлять интересы всех работников в колдоговорном процессе, тем самым отложить принятие КД на максимально возможный срок. Идея создания СТК была мотивирована и озвучена. Профкомовцы, понимая подоплеку ситуации, согласились на создание СТК, поскольку не видели другого способа вовлечь администрацию в переговорный процесс. Более того, профлидер настоял на том, чтобы ученый совет созвал конференцию трудового коллектива.



В марте 1999 года состоялась эта конференция. Первым пунктом в повестку поставили вопрос о создании СТК. Причем этот пункт программы был утвержден на заседании ученого совета буквально за неделю до конференции. Вопрос о заключении КД стоял четвертым.

Несмотря на то, что представители профкома пытались объяснить, что создание СТК ничего не даст и даже приглашали коллег с ВАЗа, поддерживающих такую позицию, было принято решение создать СТК и проведены выборы. Всего в его составе 5 человек. В основном заведующие кафедрами. Но есть 1 представительница профкома, она была избрана председателем СТК. Пропорционального представительства профсоюза в совете нет, так как кандидаты выдвигались факультетами. Но 3 члена СТК можно считать сочувствующими профсоюзу.

Естественно, когда на конференции встал вопрос о колдоговоре, представители администрации заявили, что СТК должен принять участие в разработке договора. Конференция постановила принять проект КД, вынесенного на обсуждение, за основу и продолжить над ним работу с участием СТК. Профком принял решение работать совместно с СТК. Но началась политика проволочек. За 1999 год совет несколько раз собирался на заседания. Председателю профкома пришлось снова доказывать членам СТК пункты КД. У них разделились позиции. Одни считали, что нельзя требовать от администрации каких-то льгот, надо ограничиться тем, что дает министерство. Другая часть заняла более требовательную позицию. Потом администрацией была подброшена идея о том, что в институте нет положений о выделении жилья, о премировании и т.д. Все делается на усмотрение администрации, поэтому надо сначала разработать эти положения, а потом переходить к КД. Однако никакого собственного проекта КД совет трудового коллектива не выработал, так же как ни одного положения. Так неспешно заседал СТК, потом начались каникулы. Все это длится без каких-либо результатов целый год. В октябре 1999 года председатель профкома написал письмо на имя ректора, где отметил, что СТК практически не работает, и предложил созвать конференцию. Ответа так и не поступило.

В феврале 2000 года вновь направлено ректору письмо такого же содержания. Упор делался на то, что от СТК никаких замечаний по КД не поступало. Во время нашего интервью с профсоюзным лидером председатель СТК по телефону сообщила, что была на приеме у ректора, который устно заявил, что в марте собирать конференцию нет возможности. Официального ответа на обращения профкома пока так и не последовало. СТК собирается все реже, определенного графика у них нет. Фактически, кроме председателя, там никто ничего не делает. Те члены, которые были близки позиции профкома, поняли, что выполняют роль ширмы, и самоустранились.

Следующий шаг, чтобы подвигнуть администрацию к заключению КД - подготовка иска в районный суд. Но, имея большой опыт хождения по инстанциям, председатель не очень оптимистично оценивает эту перспективу: «Я понял, что иски по этим делам – это новое. И юристы сами еще не отработали практику и не знают, как это делать. И для себя я сделал вывод, что колдоговор со стороны работодателя сейчас дело абсолютно добровольное. Закон есть, но никаких реальных рычагов, чтобы заставить работодателя заключать КД, у профсоюза нет. Несмотря на то, что у нас есть даже совместное письмо ЦК профсоюза и министерства, которое настоятельно рекомендует ректорам заключать договора. Если ректор не хочет, он его не заключит. Не говоря о том, что на уровне вуза чинятся разные препятствия (СТК и т.д.), но и в суде заставить невозможно. Инспекция по труду от этого устраняется. Наказать ректора за невыполнение или за нежелание заключать КД мы тоже не можем. Единственное средство – забастовка. Но это тоже палка о двух концах» (из интервью с председателем профкома). На уровне областного трехстороннего сотрудничества тоже не нашлось рычагов давления на ректора Политеха. По словам председателя профкома, по его просьбе ректора пытались увещевать начальник трудинспекции, председатель обкома работников образования, председатель ФПСО и даже сам губернатор. Никакого эффекта это не дало. На уровне города тоже никому не хочется с ним связываться. В апреле 1999 года на собрании профактива мэр откровенно заявил, что на основании акта проверки КРУ все руководство института можно отправлять в места не столь отдаленные. Акт отправили в министерство, и на этом пока дело закончилось. Таким образом, неофициальных рычагов влияния на него нет, а официальные каналы плохо срабатывают.
Позиция трудового коллектива.
Все члены профкома понимают нужность КД не только с чисто практической, но и с политической точки зрения. Раз есть профсоюзная организация, значит, наличие КД подтверждает ее статус, ее действенность. Однако большая часть коллектива не разделяет таких взглядов. «Вот когда была история с домом, тогда дело доходило до забастовок. А по поводу КД… Люди поняли, что с нашей судебной системой рассчитывать особо не на что. Что толку биться за колдоговор, если его не выполнят, и ничего не сделаешь. Нет смысла. Если раньше поступала масса замечаний по проекту КД, люди приходили, старались улучшить. Приходилось даже где-то отстаивать интересы администрации, которая не все может. То теперь этого нет. Этот перелом произошел в 1998 году» (из беседы с членом профкома).

По мнению профсоюзного лидера, изменилась психология работников вуза: «Они видят, что официально получить надбавки нельзя, а на получаемые деньги не прожить, что профсоюз борется, но безуспешно. Ученый совет у нас карманный. Видя ситуацию безысходности, они начинают решать свои проблемы сами за счет студентов. Ни о какой профсоюзной солидарности речи не идет. Когда создана система всеобщей зависимости от администрации, преподавателям важнее проявить к ней лояльность. Оставаться членом профсоюза в таких условиях просто опасно». Эта проблема отмечалась и председателем обкома профсоюза работников образования. Рассказывая о своих впечатлениях с конференции трудового коллектива, она была возмущена тем, что открыто никто не поддержал председателя профкома, а в кулуарах потом одобряли его. «Я не выдержала и выступила, спросила, почему же открыто не поддерживаете. Но там все сложно. Где-то он сам неправильно себя ведет. У людей нет желания вставать за него горой. Да и ситуация сложная. Возможности для преподавателей в городе очень ограниченные. Работать негде. Побаиваются выступать против ректора» (из беседы с председателем отраслевого обкома). Нам представляется, что политика ректора под лозунгом «разделяй и властвуй» нанесла глубочайший урон профсоюзу института и делает перспективы колдоговорного процесса весьма сомнительными.


Позиция обкома профсоюзов.
Председатель обкома в этом противостоянии ректора и профлидера не оправдывает ни того, ни другого, понимая, что здесь огромную роль имеют личностные факторы. Понятно также, что фактически идет борьба за объем властных полномочий. Обком стремится строить конструктивные отношения и с профкомом, и с ректором. Председатель обкома считает, что с ним можно найти общий язык, несмотря на то, что особой любви к профсоюзам он не питает. Проблема в том, что участники конфликта никак не хотят между собой договариваться. Обком эта ситуация, конечно, не радует, но разрешить ситуацию пока не удается.

Поддерживая председателя профкома в его законной борьбе с ректором по поводу КД (это проявляется в юридической поддержке, в участии в переговорах, публичной поддержке и пр.), в обкоме, тем не менее, отмечают его некоторые личные черты, мешающие делу. «У него есть одна черта, которая не должна быть присуща профсоюзному лидеру. Выдвигая какое-то предложение, он не утруждает себя аргументами и убеждением людей. Предпочитает занять несколько отстраненную позицию: «не хотите – не голосуйте». Ему не хватает горячности, эмоциональности, чтобы увлечь людей. Может быть потому, что он родом из Прибалтики и в силу этого немного холоден, сдержан» (из беседы с председателем отраслевого обкома). Такой же подход проявляется и в отношениях с официальными инстанциями. Он требует от них официальных ответов, но не очень склонен складывать контакты, вести переговоры, а это в российской практике признается более эффективным.



Председатель профкома института, в свою очередь, ценит поддержку, оказываемую ему в обкоме, даже, несмотря на то, что из-за его действий численность членов профсоюза падает. Он с благодарностью отзывается о консультациях обкомовских юристов, ценит стремление руководства обкома повлиять на его работодателя и готовность встать на защиту его самого как профлидера. Был случай, когда обком защитил его от необоснованного увольнения. Но в то же время проблема видится в том, что ректор находится в федеральном подчинении, и никаких рычагов реального давления на него у обкома тоже нет. Председатель профкома Политеха хотел бы иметь прямой выход на ЦК, но понимает, что и там решать вопросы проблематично: «Что им один институт, когда у них таких вузов более 700 по России».


Смотрите также:
Конфликт в Политехническом институте по поводу заключения коллективного договора. Место действия
167.99kb.
1 стр.
Памятка о порядке разработки и заключения коллективного договора в организации
86.54kb.
1 стр.
Перечень вопросов для проведения опроса среди депозитариев
36.89kb.
1 стр.
Текст коллективного договора
268.73kb.
1 стр.
«Принятие коллективного договора»
172.79kb.
1 стр.
Конкурсной документации для проведения открытого конкурса на право заключения договора
22024.35kb.
182 стр.
Открытый запрос предложений на право заключения Договора на физическую охрану объектов
500.85kb.
5 стр.
Техническое задание на право заключения договора на выполнение работ по модернизации опорно-транзитной телефонной станции
195.2kb.
1 стр.
Обоснование путей совершенствования производственных потоков первичной обработки древесного сырья
378.72kb.
2 стр.
В электронной форме на право заключения
133.67kb.
1 стр.
Коллективный договор № (наименование организации) на год (годы)
283.55kb.
1 стр.
Составители: Д. В. Гринченков, Е. Г. Шевченко
1137.51kb.
9 стр.