Главная
страница 1 ... страница 17страница 18страница 19страница 20

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ


в которой мы действительно нашли то, что искали.


  • Что вам нужно? – повторил свой вопрос дракон, начинавший похоже злиться…

  • Мы пришли с миром! – прижимаясь спиной к шершавому и неудобному камню, выкрикнул я, некстати вспомнив, что эта фраза была официальным девизом карательных полков Третьей Империи. Будем надеяться, дракон никогда ничего об этом не слышал…

  • Лжете!!

Или слышал…

  • Нет, не лжем! – попробовал я его переубедить.

  • Лжете! Мужчины всегда лгут!

  • Мы не мужчины! – ляпнул я, имея в виду, что мужчины здесь в единственном числе, а не во множественном.

  • Лжете, - дракон понял мои слова именно так, как и любой здравомыслящий… существо. Лживый человек, пытается уверить его в том, что ясно с первого взгляда. И слышно по голосу.

  • Вас двое мужчин!

А-а… Дракона сбило то, что Ана одета в штаны…

  • Я не мужчина! – выкрикнула Ана, тоже благоразумно не высовываясь. Кто его знает, может он только и ждет, чтобы над камнем показалась чья-нибудь голова, чтобы поджарить ее на ужин.

Дракон озадаченно замолчал. Голос Аны был явно женским.

- Два мужчины и женщина? – недоверчиво переспросил он, видимо, сомневаясь в том, что не заметил третьего человека.



  • Нет, нас двое! – уточнила Ана.

  • Две женщины? – запутался дракон еще больше.

  • Нет, я одна…

С этими словами принцесса осторожно высунулась из-за камня. Я дернулся, чтобы ухватить ее за юбку и оттащить обратно, но дракон повел себя довольно мирно, ограничившись взглядом:

  • А мужчина куда ушел?

  • Он… еще здесь…

  • Так вас двое: ты и мужчина?

  • Да!! – обрадовалась Ана наступающему взаимопониманию.

  • А где второй мужчина?

Рано обрадовались…

  • Я – второй мужчина! – с отчаянием в голосе выпалила принцесса.

Судя по звукам дракон сел и отчаянно мотал головой, пытаясь понять, что происходит. Тут мне взбрело в голову самому убедиться в правильности умозаключений, построенных на основе слышимых звуков. Короче говоря, я выглянул…

Увидев меня, дальний родич ящерицы, не раздумывая ни секунды, метнул в нашу сторону огненную струю. Мы с Аной еле успели нырнуть обратно за спасительный камень.



  • Мужчина!!! – разгневанно прорычал дракон.

…Первый раз в жизни встретил дракона и попался какой-то мужененавистник…

  • Почему ты не любишь мужчин? – робко спросила Ана, на всякий случай не показываясь наружу. Кто знает, вдруг он сначала пальнет, а потом будет рассматривать…

  • Мужчины… - взбешено пророкотал драконище. – Они всегда нападают на меня, колют, рубят, стреляют… Они злые…

  • А женщины? – заинтересовалась Ана. Мне приходилось молчать, чтобы не раздражать нашего нового знакомого.

  • Женщины… - в голосе чудовища появились сентиментальные нотки. – Они добрые… Угощали меня вкусностями…

  • Дракон, - торжественно произнесла принцесса, - мы ищем одну девушку…

  • Кто «мы»? – очнулся от приятных воспоминаний дракон.

  • Я и… мой друг.

  • Мужчина?!! Мужчине помогать не буду!!

  • Хорошо, - не стала спорить Ана. – Я ищу девушку. Она невысокая, белокурая, восемнадцати лет…

  • И зовут ее Ола, - продолжил дракон.

  • Да! – радостно подпрыгнула принцесса. – Ты ее видел?

  • Да.

  • А где она? – напряглась Ана. Вот он, решающий момент, то, ради чего мы, собственно, и потащились в такую даль.

  • Не знаю, - полное впечатление, что дракон пожал плечами.

  • Он ее сожрал, - высказался я раньше, чем сообразил, что подобные мысли лучше держать при себе.

Ана толкнула меня ногой и повернулась к дракону:

  • А куда она делась?

  • Кто? – тупой ящер успел потерять нить разговора.

  • Девушка, которую к тебе привели недели две назад.

  • Никого ко мне не приводили, - отперся дракон.

Теперь нить разговора потеряли мы с принцессой.

  • Две недели назад к тебе привели девушку… - пошла сначала Ана.

  • Нет, никого ко мне не приводили. Никогда.

  • Ты сказал, что видел девушку по имени Ола… - пыталась разобраться Ана.

  • Ну да.

  • Где?

  • Здесь.

  • И ее к тебе не приводили?

  • Нет.

Подлый дракон, похоже, решил отомстить нам за «женщину, которая мужчина»…

  • Она что, сама пришла? – взбеленилась Ана.

  • Ну да, - преспокойно подтвердил дракон.

Ана растерянно посмотрела на меня. Я сам был в шоке. Не добившись от меня помощи, принцесса продолжила дознание:

  • Девушка по имени Ола пришла к тебе сама две недели назад?

  • Ну да, - не стал придумывать новый ответ дракон.

… Погодите, погодите… Мне вспомнилось гадание, которое нам любезно провела госпожа Лизи. Вместо вопроса «Куда везут Олу?» я спросил «Куда Ола направляется?». И получил правильный ответ… Получается, она действительно вышла из дворца и отправилась сюда по доброй воле? Тогда почему в гадании на вопрос о похитителе выпал ответ «Колдун»? И Гронан говорил… Что-то смутно забрезжило…

  • Как она могла сама придти сюда? – недоуменно пробормотала Ана.

  • Хозяин ее заколдовал… - дошло до меня. – Поэтому и Гронан не уловил похитителей.

  • А куда делась Ола? – вновь обратилась Ана к молчащему дракону.

  • Он ее сожрал, - повторил я свое мрачное пророчество.

Ана даже не отреагировала…

  • Ушла, - спокойно заявил дракон.

Час от часу не легче…

  • Куда? – вытаращила глаза Ана.

  • Туда, - ответ был лаконичен.

  • В сторону деревни, - шепотом озвучила указанное драконом направление принцесса.

  • Давно ушла? – уточнил я.

  • Давно ушла? – переадресовала вопрос Ана.

  • Давно ушла? – задумался бестолковый ящер. – Сразу. Пришла, постояла, в пещеру заглянула и ушла.

Все пропало. Пропала наша цель: Ола. За две недели, что мы продвигались к цели, она могла дойти пешком обратно до королевского дворца. А может быть и дошла… хотя нет, иначе об этом бы знал капитан Далин. Все равно, не зная хотя бы приблизительного ее местонахождения и без помощи кайтары ее не найти никогда. Можно возвращаться и сдаваться…

Ана медленно опустилась на землю. Принцессу обуревали те же печальные мысли. Заколдованная подлым колдуном Ола может быть где угодно. Например, в гареме того же самого подлого колдуна… Несчастное личико Аны прямо говорило о том, какие картины жестокого разврата она представляет. Несколько минут мы посидели молча.



  • Эй! – дракон почувствовал, что им пренебрегли. – Женщина! Ты еще здесь?

  • Да, - тоскливо вздохнула Ана.

  • У тебя нет ничего вкусного?

Вот лакомка. А интересно, что он считает вкусным?… Что за мысли в голову лезут…

  • Нет, - безжизненным голосом произнесла Ана, явно уже смирившаяся с тем, что больше свою подругу не увидит.

  • Ну тогда пока, - невежливо ответил дракон и зашуршал в свое темное логово. Выглянув из нашего огнеупорного укрытия, я увидел только скрывающийся в пещере хвост. Мы встали.

  • Пойдем обратно? – все тем же мертвым голосом произнесла, глядя в пространство, Ана.

Обратный путь более всего походил на похоронную процессию, возвращающуюся с кладбища, где похоронили целую семью. Принцесса горестно молчала, я не более весело размышлял о том, что провести в Славии мне придется еще недели две и вариантов их проведения всего два: в бегах, подобно травленому зайцу и в камере, скорее всего смертников. Можно скрываться от сыскарей, когда они не знают, в какую именно сторону ты рванул, даже если тебя ищет вся имеющаяся в государстве полиция. Можно. Но недолго. И тот срок, в течение которого можно скрываться непойманным, уже вышел. Ану вернут к папе с мамой, а меня… Даже и думать не хочется о том, что меня ждет. И единственный мой шанс на спасение – сон, после которого все здешние неприятности уйдут из круга моих забот. Неожиданно я поймал себя на странной в данных обстоятельствах и даже противоестественной мысли: мне совершенно не хотелось засыпать. В любом другом мире я ждал сна с нетерпением, а ведь не везде был такой пиковый расклад. Просто в других местах погоня была не где-то в перспективе, а висела на хвосте, образно говоря, дышала в затылок и кусала за пятки. И еще… До сих пор меня никто не любил… И я никого… Да, черт возьми, я влюбился в принцессу!! И дело не в ее ангельской внешности, золотистых волосах, розовой коже, тонких пальчиках… Пухлых губках… Стройных ножках… Круглой… Стоп-стоп-стоп. Не надо увлекаться. Ана – красавица, но я знал столько безумно скучных красавиц… Она еще и умна и отважна и… и… и я просто не встречал такой девушки раньше…

  • Карс, - Ана вырвала из романтических размышлений о себе самой. Я прогнал ненужный лирический настрой. Принцесса явно имела сообщить что-то важное.

  • Карс, я подумала. Твоя мерзкая дрянь в бутылке ведь указывала в этом направлении…

  • Ну да, - кивнул я, не совсем понимая, к чему это.

  • Значит, смотри, - принцесса присела, подобрала палочку и начала чертить на тропинке. – Вот имение Ведомедона… - она изобразила детский домик с трубой, - … вот логово дракона… - в роли дракона выступила страшная рожица, - вот направление. В пещере Олы нет, значит, она либо дальше, либо ближе, так? Дальше она быть не может, там начинаются сплошные болота, к тому же дракон сказал, что она вернулась, откуда пришла. Значит, она находится где-то, не доходя до дракона, то есть мы ее уже прошли…

Я молчал. Вот за это я и люблю эту девочку. Она просто умница, а я – болван и кретин. Действительно, как Ола может оказаться неизвестно где, если кайтара четко указала направление. А мы шли четко по этому самому направлению… И раз у дракона ее нет, то мы скорее всего прошли мимо Олы. А она навряд ли прячется в лесу… Между имением и пещерой только одно место, где она может быть…

  • Она в деревне! – хором произнесли мы с принцессой.

Дальше мы бежали. Смысла в этом не было, если она прожила там две недели, то подождет лишних пять минут, но нам так не терпелось увидеть ее. Мы ждали встречи столько дней, уже потеряли надежду после сообщения дракона, и вот теперь оказалось, что она, возможно, в двух шагах… Никто бы не смог передвигаться не спеша. О том, что наши логические выкладки могут быть неправильными, не хотелось даже и думать.

Вот и окраина села. Скорее в трактир, хозяйка наверняка знает, прибывала ли в их село молодая девушка и где она сейчас. Я запыхался и попытался сбавить темп, но принцесса тащила меня за руку, как будто мы опаздывали на поезд. Встреченные на длинной пыльной улице сельчане провожали нас взглядами, без особого любопытства. Мол, городские, что с них взять, чудаки… Площадь, трактир, крыльцо… Ана влетела внутрь, чуть не прищемив меня захлопнувшейся дверью. Внутри было пусто: хозяйка, бармен (как же он правильно называется?) и дурочка, забившаяся в угол с зеленым яблоком в руках. Наше неожиданное и шумное появление привело к некоторому нездоровому оживлению: хозяйка подпрыгнула, дурочка сжалась в вовсе уж компактный комочек, бармен выхватил увесистую дубину, видимо, приняв нас за налетчиков. Полоснув взглядом, Ана в момент углядела хозяйку и бросилась к ней. Я потащился сзади на буксире, хватка у принцессы по-прежнему была мертвая. Хозяйка испуганно вжалась в стенку, прислужник, двинувшийся ей на помощь, застрял за стойкой, размахивая дубиной и отпугивая нас грозными окриками.



  • Что вам надо? – взвизгнула толстушка-хозяйка

Ответа она дождалась не сразу. И мне и Ане нужно было перевести дыхание после кросса. Мы стояли, тяжело дыша и глядя на хозяйку. Принцесса пыталась начать говорить, но издавала только непонятные нечленораздельные звуки. От непонимания происходящего (ворвались, стоят, молчат и дышат) тетушка совсем перепугалась. Даже бармен притих.

  • Тетенька, - наконец смогла выговорить Ана, - вы не видели девушку?

Не самый понятный вопрос…

  • Какую? – запаниковала «тетенька». – Девушек много, не видела я никакой девушки…

Какой вопрос, такой ответ…

  • Две недели назад, - решил я внести свой вклад в добычу информации, - в село могла придти девушка…

  • Две недели назад? – внезапно успокоилась хозяйка.

  • Да, две недели, - поддакнула Ана, сразу же свалившая на меня всю ответственность в допросе.

  • Невысокая, светловолосая… городская, - не знаю, как деревенские определяют городских, но хоть ты весь в лапти оденься, все равно вычислят, - зовут Ола. Не встречали?

  • Ну как же, - важно кивнула тетушка, - проходила здесь такая…

  • Где она? – тут же оттолкнула меня Ана. – Куда пошла? Она еще в деревне?

  • В селе, - немного обидчиво уточнила допрашиваемая.

  • Хоть на хуторе! – рявкнула скромная и вежливая принцесса. – Она здесь?

  • Ага, - еще раз кивнула хозяйка. А в глазах явственно плясали веселые чертики…

  • Где? – зарычала Ана, намереваясь вцепиться в хозяйку и вытрясти из нее ответ.

  • Да вон она сидит…

Что??? Мы с Аной повернулись в указанном толстым пальцем направлении. Там посматривала из-под упавших на лицо грязных волос давешняя дурочка.

  • Да вы что, издеваетесь… - начала заводиться принцесса.

  • Погоди, - остановил я ее, осторожно подходя к идиотке.

Грязные сосульки волос, не менее грязные босые ноги, а уж одежда… Лоскут на лоскуте. И, тем не менее… Я подошел поближе. Дурочка задрожала и замычала, поджимая ноги.

  • Не бойся, - ласково как мог, протянул я, - я тебя не обижу…

Дурочка сжалась, как будто ожидала удара. Я очень-очень медленно протянул руку и отвел от лица волосы…

  • Ола!! – вскрикнула Ана.

Дурочка… в смысле Ола… перепугалась и завыла в голос. Не обращая внимания на мои попытки остановить ее (да она просто отшвырнула меня в сторону!), Ана рванула к своей обретенной подруге и сжала ее в объятьях. Последствия были несколько неожиданными… Ола резко выпрямилась, как сорвавшаяся пружина, вытянулась в струнку, запрокинула голову как эпилептик… и обмякла.

  • Ола… - тихонько позвала ее испуганная такой реакцией Ана.

Ола обвела нас бессмысленным взглядом и неожиданно разревелась. Ана обняла ее и тоже залилась слезами. Так они некоторое время всхлипывали в обнимку под ничего не понимающим взглядом бармена и утиравшей слезы платочком хозяйки. Я стоял над девчонками как дурак, гадая, что мне делать.

Наконец слезное извержение закончилось. Ола отстранилась и уже вполне разумным, хотя и непонимающим взглядом оглядела Ану, меня и всех окружающих.



  • Ана? Граф Эрих? – ну да, она же не знает о моем переименовании… - Что происходит?

Она огляделась еще раз, стирая слезы и еще больше размазывая грязь по лицу:

  • Где я? И что я здесь делаю?

В секунду в зале стало чрезвычайно шумно, как на заседании парламента при обсуждении спорного вопроса. Хотя говорило всего три человека. Ола, как выяснилось, ничего не помнила с момента, когда она легла спать во дворце две недели назад, поэтому сейчас она осыпала нас вопросами о происходящем и происходившем. Ана одновременно отвечала на вопросы Олы, рассказывала о путешествии и описывала свои чувства и эмоции, переполняющие ее в данный момент. Хозяйка вносила свой вклад в гомон рассказами о появлении и пребывании Олы в деревне (или селе). Я несколько раз попробовал вставить свое слово, понял бессмысленность подобных попыток и отошел к стойке. Бармен, философски наблюдавший сцену встречи разлученных подруг, плеснул мне кружечку пивка… Ах, когда придет мой срок покинуть этот мир, на втором месте по степени сожаления будет расставание с волшебным славийским пивом! На первом – разлука с принцессой…

Сдув пену и прихлебывая божественный напиток я с интересом слушал женщин, стараясь выделить из общего шума крупицы информации. Где-то между рассказом Аны о победе над огромной толпой злобных зомби (не зомби они, не зомби!!) и вопросами Олы («Ах, правда? Ох, неужели? А клыки большие?») я умудрился выловить историю появления Олы в селе, вставленную хозяйкой трактира.

Как Ола прошла к дракону никто не заметил, а дорогу она не спрашивала, видимо, ведомая гипнозом Хозяина или чем там он ее заколдовал. Деревенские обратили на нее внимание уже на обратном пути: идет из леса девушка, одета по-городскому, богато, глаза пустые, никого не видит, на вопросы не отвечает. Таким лунатиком Ола добралась до площади, где натолкнулась на столб и остановилась. Немедленно собравшийся деревенский консилиум установил, что девушка явно не в себе, на вопросы не отвечает, вообще не разговаривает, только мычит, а значит выяснить кто она и откуда не представляется возможным. Соответственно, решить, куда девать сей подарок судьбы тоже никто не мог. Конечным постановлением стало следующее: перед нами – явная дурочка, по одежде – из богатых, значит, какая-никакая родня ее будет искать, и, скорее всего, не очень-то обрадуется, если село ее не приютит. Да и жалко как-то убогую…

Приблудную девушку, новоокрещенную как Дурка, отдали на содержание в богатую семью с наказом следить, кормить, ухаживать. А так как лишний дармоед в семье никому на черта не нужен, то Дурку-Олу подряжали на разные мелкие поручения, типа, сходи туда, принеси то, благо убогая простые команды понимала. Мыться она не то, чтобы отказывалась, просто не мылась и все. И не переодевалась. Попытка раздеть и выкупать грязнулю закончилась диким визгом и несколькими прокушеными руками, после чего на гигиену дурочки семья махнула рукой. Лохмотья, болтающиеся на ней сейчас, были останками, или, вернее, остатками того самого городского платья, пришедшего в некоторую негодность после попытки местных парней темным вечерком употребить дурочку в кустиках. Неудачной. Один из покусителей до сих пор выглядит как жертва стаи бешеных кошек...

Теперь, наконец, мне стало понятно, каким именно образом Анна мешает Гронану, и за какие такие прегрешения он решил скормить ее Хозяину. Помните, как только Анна дотронулась до Олы, та мигом пришла в себя. Похоже, прикосновение моей милой принцессы разрушало все колдовские чары подлого колдуна. Тут действительно возжелаешь смерти проклятой девчонки, портящей все замыслы. Интересно только, неторопливо размышлял я, почему это Хозяин бросил похищенную Олу на произвол судьбы и распутных парней? Для чего он ее вообще похищал, чтобы она пересекла полстраны, заглянула в пещеру к дракону и рехнулась? Какой смысл? Какой смысл?… Внезапно до меня дошло.

Я замычал и со всего размаху треснулся лбом о стойку. Галдеж моментально прекратился. Все, особенно бармен, к которому я находился ближе, с опаской посмотрели в мою сторону. Не обращая внимания на недоумевающие взгляды я продолжил стучать головой по твердой поверхности, казня себя за тупость.

Вот кретин… Идиот, недоумок, чурбан, дурак, дебил, даун, имбецил, олух, болван и осел! Это все я, причем все это вместе. Как же я сразу не увидел весь расклад?!

В моих предыдущих размышлениях присутствовали два колдуна: Гронан и Хозяин. Первый хочет избавиться от принцессы, для чего отправляет ее в заведомо смертельное путешествие. Второй для неизвестных надобностей похищает Олу и пытается остановить нас при помощи своих подручных-сектантов. Правильно? А с чего я взял, что в игре участвуют два колдуна? Ведь действительно, откуда? Только и исключительно со слов вышеупомянутого Гронана, которому верить нельзя, даже если он скажет, что дважды два – четыре. Это он, он сам подстроил липовое похищение, с одной единственной целью – отправить нас с принцессой по опасному маршруту! И Хозяин сектантов – он, и никто другой!

Дело было так. Гронан, нисколько не полагаясь на счастливый случай, подготовил план устранения досадной златовласой помехи. План прост: во-первых, находится болван, достаточно смазливый, чтобы принцесса потеряла голову и отправилась на край света. Со мной ему действительно повезло, но наверняка уже была подыскана подходящая кандидатура. Во-вторых, околдовывается Ола и отправляется в драконью пещеру. Сто против одного, что колдовской приказ ей был дан простой: дойти до пещеры. А дальше околдованная, но лишенная цели девушка становится той идиоткой, которая пришла в село… В-третьих, простаку вешается на уши лапша по следующему рецепту: мол, бедняжку Олу похитил злобный колдун, везет ее в свое злодейское логово, спасите несчастную жертву… Непременно вместе с принцессой. Как, как я мог купиться на это? Ведь знал же, что дворец защищен заклинаниями Гронана и, значит, никакой другой колдун, будь он трижды сильнее, не смог бы никого зачаровать… После нашего отправления Гронан рассылает указания сектантам изловить таких-то и сяких-то путников. Мне (лопуху!) всучена бутыль-кайтара, чтобы мы с принцессой не смогли чудесным образом избежать встречи с Церковью Светлого Счастья. А если нам все ж таки повезет, то, возможно, мы влипнем еще куда-нибудь… Например, заночуем в доме, где проводиться чертячья вечеринка (совершенно случайно именно в эту ночь) или притащим к кладбищу камешек-андрагот, который поднимет всех мертвецов в окрестностях... Ну а если наше везение продлится до того, что мы благополучно доберемся до места, то там нас, в свежеизжаренном виде, скушает треклятый дракон. Если же мы, паче чаяния, вытащим свой шанс из миллиона, то тогда можно ласковым голоском спросить у меня, отчего это принцесса так наплевательски относится ко всем попыткам его, Гронана, прихлопнуть ее как муху на торте. Ведь, по плану подлого старикашки, к концу путешествия мы с принцессой уже должны по уши влюбиться друг в друга… Ну как же: симпатичная девушка, смазливый красавчик (по крайней мере, я был им до седых волос…), сближающие опасности… Любовь гарантирована.

Вот примерно так и выглядел план Гронана по устранению принцессы Аны с политической арены.

Делиться своими умозаключениями в полном объеме я с девушками не стал. Коротко втолковал им, кому одна из них обязана двухнедельным сумасшествием, а другая – опасностям и нервотрепкам. Рассказ я закончил (как видно он был все же не особенно короток) уже по дороге к дому нашего дорогого друга господина Ведомедона. Принцесса так устала к этому моменту, что ограничилась произнесенным сквозь зубы клятвенным обещанием выдрать Гронану его седую бороду при помощи кузнечных клещей. Ола была намного более многословна. Для выполнения всего того, что она наобещала сотворить с колдуном ей потребовалась бы масса приспособлений, начиная с мясорубки и кончая паровым катком…

Наконец выдохлась и она. Мы шли по пыльной дороге, втроем (дядю Акима, по причине нетранспортабельности, бросили там, где он храпел), девчонки блаженно улыбались, держась за руки, я же, как командир нашего маленького сборного подразделения, составлял стратегический план дальнейших действий.

А вы думали, что все закончилось? Нашим приключениям пришел конец? Ха-ха… Как говорила моя первая жена, Фирра: «Дошел до конца? Иди дальше!» А как же обратный путь? Вы не забыли, что меня ищет вся полиция государства, которой никто не давал отбоя, сектанты вострят на меня свои ножи, гарпанская разведка, наверное, тоже не орден мне хочет вручить за разоблачение своего шпиона-оборотня… Даже проберись я с принцессой и новонайденной в столицу, попади во дворец, не факт, что мне там будут рады до восторженного визга и закатят вечеринку с вином и стриптизом на столе. Там Гронан, которому провал его хитромудрого плана придется поперек души, там дядя Микал, который, скорее всего сначала будет стрелять, а потом заметит принцессу со своей невестой, там королева Лиса, которая, колдовством Гронана вполне может объявить меня гнусным соблазнителем и насильником и потребовать для меня какого-нибудь жуткого наказания посредством ржавых клещей… В общем, против меня чуть ли не весь мир, а за меня – одна принцесса, чей слабый голосок в грохоте топчущих меня сапог никто не расслышит. Хотя есть еще надежда на доблестную контрразведку, уже наверняка осведомленную капитаном Далином о моих геройствах. Зеленые Жандармы могут и помочь… Тут в моей памяти некстати всплыли синее лицо и вывалившийся язык Бома Гартена, мерно раскачиваемого ветром на виселице. Он тоже думал, что Серый Комитет его поддержит…

В итоге мой план на будущее свелся к словам «Там видно будет» и я честно попытался расслабиться. Мозг продолжал работать, не привыкший так быстро переходить от напряжения к безделью, поэтому от нечего делать я размышлял о разнообразной ерунде, которая всегда всплывает в голове, когда нечем заняться…

Вначале я поудивлялся некоторой шутке судьбы: в двух шагах от дома фанатичного коллекционера всех сведений о магии и колдовстве живет настоящий дракон, о чем знает вся деревня (село), а Ведомедон ни сном, ни духом. Впрочем, особо дивиться тут нечему: дракон наверняка давным-давно стал для крестьян не достопримечательностью, а совершенно привычной и обыденной вещью, которая даже не стоит упоминания в разговоре. Вы часто говорите своему собеседнику о том, что у вас в окнах вставлены стекла? Конечно, крестьяне и не думали скрывать факт проживания дракона от господина, спроси он у них: «А что, мужички, не живет ли тут где поблизости какой-никакой дракон?» они бы честно рассказали. Только мы ж всегда думаем, что необычное и чудесное где-то там, далеко-далеко, а никак не у нас на заднем дворе. Тут я припомнил, что вход в Подземное царство в одном из посещенных мною миров находился прямо посредине местной столицы, в двух шагах от столичного телецентра, а знали о нем человек семь.

От загадок прошлых миров я закономерно перешел к загадкам нынешнего. Мне до сих пор оставались непонятными три вещи: почему мне кажется знакомым лицо святого Горгана на иконе, какого черта градоначальник распоряжается полицией, и кем в молодости служил сенатор Гратон… А также, почему в Славии наблюдается такое количество здоровяков на душу населения. Королевский дядя-адмирал, священник из деревеньки с чертовым домом, дядя Аким, сынок господина Ведомедона, странный батюшка-пленник сектантов… И все могучие как мамонты… Воздух, что ли, такой?

Потом меня метнуло к размышлениях о судьбах государства, Славии в данном случае. Впрочем, тут размышлять было не о чем. Славии конец. С таким-то королем… Уже неважно проиграет ли она войну с Гарпанией или вдруг произойдет чудо. Скажем, гарпанский король скажет: «Ха-ха, славная шутка, а вы что, и вправду поверили, что я хочу воевать?». В этом случае не сейчас, так через полгода в стране случится революция, переворот, путч, мятеж, восстание, да все что угодно. Потому что когда власть слаба, ее меняют на сильную… А согласия слабой очень часто и не спрашивают… И не так уж и важно, придут к власти военные заговорщики, захватят ее молодчики из «Зеленого треугольника» или клоуны из «Народного счастья», для короля и его семьи разница будет невелика… Какая разница между веревкой, заботливо укрепленной на уличном фонаре и пулей, влетевшей в затылок в темном и сыром подвале? Какая разница? Если результат один… На короля мне, по сути дела, плевать с высокого минарета, а вот на Ану… Если бы я остался в этом мире, я бы смог ее спасти, у меня богатый опыт выживания в условиях государственных катаклизмов, но ведь моя родная планета не сделает мне такого подарка, не оставит меня с единственной девушкой, которую я полюбил…

Цепь моих печальных размышлений прервала будущая жертва революции, запросившая отдых. Мы свернули с дороги и устроились под раскидистым дубом. Я опирался спиной о ствол, с одной стороны ко мне прижималась Ола, с другой – принцесса, и мои мысли опять свернули на тропинку чувств…

Находиться в этом мире мне осталось примерно недели две. Все это время, хочу я того или нет, мне придется тесно общаться с влюбленной в меня принцессой. Самое главное: не усиливать ее влюбленность, иначе она может и не перенести мой уход (на ее нынешнем состоянии она отделается недельным плачем) и не дать ей понять, что и я без ума от нее. Значит, нужно строго контролировать себя: не допускать ни лишней холодности и сухости ни лишней нежности. Чисто дружеское отношение. Никаких поцелуев, объятий, ласок… ласк… короче ласки неуместны. Поэтому сегодня ночью, когда мы доберемся до дома господина Ведомедона, нужно будет… нужно будет… навестить принцессу в ее уютной спаленке, посмотреть, не холодно ли ей спать одной, и не нужна ли ей грелка на все тело. А то ерунда какая-то получается: мы с Аной вместе две недели, она влюблена в меня как кошка, а я даже ни разу не поцеловал ее, не говоря уж обо всем остальном. Нужно срочно наверстывать упущенное…

Погодите-погодите… Я перемотал еще раз свои последние мысли. Как это: «Наверстать упущенное»? Я что, только что собирался переспать с принцессой Аной?! О, нет, только не то, о чем я подумал! Я уже как-то говорил Ане, что могу в любой момент превратиться в кровавого маньяка, если вдруг моя родная планета решит, что я слишком долго уже прожил с одним и тем же характером и нравственными устоями. Вот что-то подобное и происходит. В кровавого не кровавого, но в маньяка я превращаюсь… надо что-то делать!

Еще хорошо, что эта смена моей психоматрицы (кажется, это так называется… да к черту терминологию!) произошла не сразу, а скачками. Нужно как-то подготовить принцессу, к тому, что я буду ее домогаться (ой, боюсь, она не станет долго сопротивляться…), а для этого надо… надо… признаться ей в любви, девчонки это любят! Она тут же прибежит ко мне в спальню, а там… а там… я ей скажу, что она ни в коем случае не должна приходить ко мне, потому что… потому что… это не интересно! Я сам приду к ней, влезу в ее окно, сожму в объятьях и нежно прошепчу… прошепчу… «Мы не должны это делать!!! Мы должны… мы должны… делать это, это и еще вот это!». Потом я положу ее в постель… в постель… накрою одеялом и скажу: «Спите, принцесса, а я… а я… буду спать вместе с вами!» Ее одежда… ее одежда… останется на ней… на ней… целых секунд пять… секунд пять… я пробуду у ее кровати, чтобы уйти от нее… от нее... под утро, сказав на прощанье… на прощанье…на прощанье… «Я люблю тебя!»

Уф! Я перевел дыхание. Борьба с самим собой – самый трудный вид борьбы. Но, к счастью, все пришло в норму… Я обнял прижавшуюся ко мне и дремлющую Ану. Ничто вам больше не угрожает, ваше высочество… Уж остаться девственницей вам точно не грозит. После того, что мы с вами проделаем этой ночью!… А ведь впереди еще две недели! Обещаю, Ани, они станут для тебя незабываемыми!

С мечтами о там, что мы будем вытворять с принцессой уже сегодня ночью, я поерзал, пристраивая спину поудобнее (ствол был какой-то жесткий и неудобный), расслабился и сам не заметил, как уснул.


ЭПИЛОГ.

Я проснулся.

В душе поселилось огромное, разъедающее чувство горечи и сожаления о потерянном, о том, что не вернуть, о том, чего не случилось. Но жило оно недолго. Видимо, моя родная планета решила в этот раз меня пожалеть. Воспоминания быстро гасли (а обычно я еще долго вздрагиваю, припоминая некоторые моменты своих приключений), превращаясь в смутные расплывающиеся образы… Вместе с ними уходила и горечь и грусть… Еще несколько секунд и ничего, кроме милого, самого прекрасного личика не осталось в памяти… но кому оно принадлежит я уже не помнил…

Однако сколько можно лежать, закрыв глаза и сожалея о том, чего почти не помнишь? Впрочем, просыпаться окончательно особенно и не хотелось. Под спиной мягкая трава, которая пахнет просто одуряюще, теплый ветерок шевелит волосы, тишина… даже кузнечиков не слышно… Последний раз такую тишину я слышал… Тут мне стало нехорошо.

Последний раз я такую тишину слышал перед битвой при Курзени, за пять минут до начала артобстрела. Что было дальше, лучше и не вспоминать… Честное слово, в аду лучше, уж я-то точно знаю.

Настроение сразу испортилось. И ветерок стал раздражать и в запахе трав почему-то начала ощущаться нотка дегтя… Ядреного такого дегтя… Я чихнул и открыл глаза.

Прямо у моего носа висело небольшое стальное колечко с темнотой внутри… Мама!! Да ведь это же дуло винтовки! А поверх него на меня смотрят глаза, в которых ясно видно, что тебя ждет смерть и даже можно разобрать какая…

Господи, куда я вляпался на этот раз?!


Конец.

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Константин Тарабанько planet of chaos роман… или повесть? Нет, все же роман. Да, роман! Да повесть это. Повесть! Не, ребята, это рассказ-сказка…
3492.11kb.
20 стр.
Рассказа Ги Де Мопассана «Мадемуазель Кокотка»
175.57kb.
1 стр.
Исследовательская работа наполеон: искусство быть звездой и звезда искусства
282.22kb.
1 стр.
Рассказы и повесть Благовещенск 2007 г. Прости, брат рассказы и повесть. Благовещенск
1181.88kb.
7 стр.
Вопросы для беседы по повести Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке»
16.84kb.
1 стр.
Итало Кальвино Паломар
1058.24kb.
6 стр.
Аннотация Роман
6221.59kb.
24 стр.
Клайв Стйплз Льюис
24.44kb.
1 стр.
А сказка б повесть в рассказ г быль
82.42kb.
1 стр.
Английский роман 2-ой половины 19 века
37.41kb.
1 стр.
Исторический роман во Франции
75.35kb.
1 стр.
Семен гольдберг повесть о друге мариуполь 2005 ббк 63. 3
1041.03kb.
7 стр.